Блоги / Александр Донецкий

Политик в «бане»

12.02.2018 19:28|ПсковКомментариев: 73

Не так давно в Пскове при участии ПЛН впервые за многие годы были организованы политические дебаты, на которые явился чуть ли не весь политический «бомонд» города. И что? По признанию многих, настоящих дебатов не получилось.

Разучились люди публично, рот в рот, дискутировать. Зато чуть позже, как говорят французы, «на лестнице», «засев в фейсбуках», задним умом те же дебатеры оторвались по полной. Тут уж нашлись и нужные формулировки, и запоздалое остроумие, и даже на личности немного перешли. Бамбарбия киргуду!

Вот как так? Вживую не могут или не хотят, а в сети разят друг друга недюжинным «интеллектом» вперемешку с убийственным сарказмом. Я сам вчера зарубился с оппонентами по поводу исторической роли Сталина. Отвечал на реплики, приводил аргументы. Потом понял, что разговор в Фейсбуке - это «страна глухих». Удостоверившись в непроходимой тупости собеседников, плюнул и забыл. Они наверняка решили про меня то же самое. И все это всерьез называется у нас «общественным мнением», «реакцией общественников».

Раньше они трендели на кухнях, в узком кругу, под водочку и немудреную закуску. Иногда сочиняли анонимки и слали их в обком или местную прессу. А теперь высказываются в социальных сетях или на форумах. Кто-то, кому духу хватает, режет «правду-матку» открыто, под своей фамилией, а кто-то, опять же, по привычке — трусливо и анонимно: строчи, губерния! Город маленький, мало кто рискнет говорить неприятные вещи в лицо, ведь завтра можно встретить обиженного оппонента в реале и получить по сусалам.

И все-таки приходится признать, что в последние годы сетевая субкультура, интернет-комьюнити превращается в реальный инструмент политической манипуляции. (Я сейчас употребил слово «политический» в его изначальном смысле - «городской», от греческого «πόλις» - город, городская община). Это феномен XXI века: информация передается за несколько секунд, и если у персонажа много подписчиков, то быстро создается виртуальный хайп, что по справедливости - ни хорошо, ни плохо, а просто такая данность. Мы живем в новой политической реальности, насквозь прозрачной и проницаемой медиа-среде, и с этим фактом необходимо считаться.

Пусть так называемых общественников у нас... Давайте прикинем... Ну, максимум человек двести: и оффлайн, и онлайн, и публично, и анонимно, и это в основном почти одни и те же люди. Причем многие из них пишут преимущественно с ай-пи адресов по улице Некрасова.

Здесь важно, что соцсети сегодня связаны с медиа, как сообщающиеся сосуды, по сути, это единое информационное пространство. Я бы даже употребил такую метафору: водопровод, напрямую соединенный с канализацией, отчего из кранов иногда хлещут фекалии.

И если репортажи, написанные профессиональными журналистами, успешно перетекают в интернет, то вполне продуктивен и обратный процесс: сообщения «в фейсбуках» зачастую превращаются в полноценные новости в профессиональных СМИ. Этот «круговорот дерьма» происходит как в столицах, так и в провинциях.

Самый наглядный пример - секс-скандал с Настей Рыбкой, как икру, мечущей свои признания в инстраграме и делающей топ-новостей на самых посещаемых информ-сайтах. Нечто подобное, пусть и в несравнимо меньшем масштабе, происходит в псковском сегменте интернета. Гуляет, допустим, некий активный гражданин, видит, как пилят деревья где-нибудь по улице Профсоюзной. Он быстро фиксирует процесс и выкладывает фото на своей странице, или в какой-нибудь из публичных групп, допустим, «Контроль. Псков».

Ладно, если это простой чел, а если известная персона? Внимание СМИ обеспечено. Ушлые журналисты тут же подхватывают новость и размножают ее, увеличивая шанс на то, что власть «увидит» проблему. И власть не всегда, но проблемы замечает. Более того, иногда постинги об уличных безобразиях выкладывают в сеть сами чиновники, как это в начале января случилось с врио губернатора Михаилом Ведерниковым, написавшим про упавший на улице Ленина фонарный столб. И ведь сработало! Практически мгновенно. Фонарь поправили. Вот что значит «инстаграм, кого надо инстаграм».

Все это я к тому, что игнорировать электронное «общественное мнение», значит, безнадежно отстать от жизни. Посмотрите на президента США — Дональда нашего Трампа. Вот кто превратил интернет в своего коммуникатора, в индивидуальное средство массовой доставки контента. Из первых уст и рук. Минуя многочисленных посредников и интерпретаторов. А у нас? Президент Путин недавно признался, что у него нет смартфона. И правда, зачем он ему? Ведь еще раньше Путин признался, что не пользуется интернетом.

В наших палестинах все не так откровенно «запущено», и чиновники гораздо более продвинутые. К примеру, когда молодой да ранний Андрей Турчак занял губернаторское кресло, то довольно споро создал нечто вроде «электронного правительства», сайт своего имени с обратной связью. Обещал даже регулярно вести интернет-дневник. С блогом не задалось, не писучий оказался губернатор, зато получилось с коллективной «жалобной книгой».

Многие публичные персоны прямо на наших глазах пережили искушение интернетом. Набил шишек и перестал радовать соленым непричесанным словцом глава Пскова Иван Цецерский. Не то чтобы «самовыпилился», нет, страница в Фейсбуке вроде на месте, но глава города перестал полемизировать с оппонентами, замолчал в тряпочку.

Из чего можно сделать малоутешительный вывод: испытание простым народом, его едкими комментариями Иван Цецерский не прошел. Сам себя отправил в «бан». А вот лично я скучаю по его искрометным комментариям, хотя отказ от публичности прекрасно понимаю. И одновременно констатирую: самовыпилиться, особенно действующему политику, - отныне вряд ли получится. Интернет все равно догонит и даст волшебного пинка. Не сегодня, так завтра.

Вопрос, впрочем, остается: «А, действительно, как относиться ко всей этой общественной активности? Сортировать чужой базар, банить грубиянов?». На этот вопрос каждый политик, общественник, публицист отвечает сам. В конце концов, «бан» никто не отменял. «Бан» позволяет модерировать дискуссию, ограждать себя от троллей и вандалов.

Кто-то, как писатель Эдуард Лимонов, вообще отключает режим комментариев. Кто-то, напротив, дискутирует чуть ли не со всеми подряд и весьма лоялен даже к «злым языкам». Зайдите, к примеру, на страницу кинокритика Антона Долина в Фейсбуке. Важно, что и для Лимонова, и для Долина интернет не просто праздная опция, а рабочий инструмент пропаганды, живой канал ежедневного, почти круглосуточного общения с реальными читателями. Долину интересна обратная связь, постоянная толкотня на форуме, а «гуру» Лимонову - не очень, писатель предпочитает вещать в гордом одиночестве. Однако и тот, и другой из социальных сетей не «сливаются», видимо, понимая, что каждый конкретный подписчик на ресурсе, надежней и зримей, чем гипотетическая аудитория любого интернет-медиа, которое сегодня есть, а завтра его нет.

Наши местные политики в большинстве своем, видимо, пребывают в иллюзии, что они «выше» каких-либо форумов, общаются с общественниками через губу. Сословная иерархия и предрассудки действуют и здесь. Но я уверен — лишь до поры, до времени.

Информационный «большой взрыв» не загонишь обратно в болванку. Вполне возможно, что лет через десять мы и голосовать начнем по мобильнику. И тогда тотальное отсутствие какого-либо деятеля в «друзьях» большинства просто вычеркнет политика из «списка живых». Это и будет торжество новой демократии, зависящей исключительно от технологии, от нажатия кнопки.

Пусть пока это выглядит как фантастический фильм. Но кто из нас еще лет пятнадцать назад предполагал, что бумажная газета превратится в ненужную роскошь?

Саша Донецкий

 

 
опрос
Подаете ли вы деньги «на благотворительность» молодым людям с прозрачными ящиками на улицах Пскова?
В опросе приняло участие 699 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.