Сегодня: Пятница, 20 Января    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Полититоги года Легкий переход Скидка от Nordman по прекрасному поводу Лучшая интерьерная печать в Пскове Купи у фермера



«Миссия» не выполнима

31.03.2010 17:43 ПЛН, Псков

Псков

Псковская православная миссия, открытая в 1941 в Пскове с «благословения» немецкого командования, стала в новой России объектом художественного исследования методами игрового кино. Скоро на экранах города появится фильм Сергея Хотитенко – «Поп» с Сергеем Маковецким в главной роли. Не собираясь давать оценку самой ленте и тем историческим фактам, которые легли в основу сценария, скажу лишь, что деятельность этой общественной организации на оккупированной территории Псковской области уже подвергалась анализу.

Псков

Для расследования злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников на оккупированной территории области была создана специальная комиссия. В ее задачу входило учет урона, который нанесла оккупация. И не только экономике. При этом с удивительной скрупулезностью было подсчитано: сколько деревень уничтожили фашисты, сколько человек было убито, угнано в Германию и т.д. Не меньшее внимание комиссия обращала внимание на то, как был организован оккупационный режим. Новый порядок, по замыслу его «архитекторов», должен был решительным образом поменять нравственные ориентиры самих людей. Для этого  в каждом (!) районе создавались специальные, скажем так, идеологические  подразделения, в задачу которых входило соответствующая обработка массового сознания. Будем говорить прямо: не последнюю роль при этом отводилась такому институту, как церковь. Перелистаем это литерное дело №005/5, где можно найти страницы посвященные деятельности, в том числе, и Псковской православной миссии.

Гдовский район.

- В 1942 году в Гдов из Пскова прибыла большая группа белоэмигрантов во главе с Борисом Боровским. Группа развернула активную работу про созданию в самом районе филиала контрреволюционной организации «НТС». Наряду с проведением устной и печатной пропаганды, группа также организовала педагогические курсы, а также религиозно-исторический кружок, занятия которого проходили, как правило, на квартире священника Афанасьевской церкви отца Родиона. Деятельность кружка была тесно связана с местным отделением гестапо, и ее сотрудником Шиллинтоном и его переводчиком Михайловым…В октябре 1941 года в Гдов из Риги прибыл священник отец Иоанн (Легкий), который помимо службы в Афанасьевской церкви, занялся открытием других храмов. Всего было открыто 10 храмов, где богослужение проводили священники, которые приезжали из Пскова. Среди них были, в том числе: Р. Иродионов, В. Соколовский, В. Першев и протодьякон Юдин, которые в последствии бежали с немцами.

Среди верующих священнослужители  проводили антисоветскую агитацию, имели тесную связь с тайной полевой жандармерией (ГФП) и «СД». В проповедях они восхваляли фашистский строй. По окончании молитвы протодьякон Юдин провозглашал многолетие Гитлеру. Гитлеровский закон «О земле» впервые был оглашен в церквях 15 марта 1942 года, а 17 июня в годовщину оккупации Гдова, совершалось молебствие с антисоветской проповедью. Также в городе служители церкви  распространяли антисоветский журнал «Православный христианин», который издавался Псковской православной миссией.

Дедовический район

- В период оккупации в районе было открыто три церкви: Высоцкая, Красногорская и Болчицкая. В самом поселке службу вел священник Н. Стефаносов.  В феврале 1944 года при бегстве с немцами он был схвачен партизанами и расстрелян. В Болчинской церкви (деревня Болчино) служил бывший дьякон псковской церкви, который потом бежал с немцами. В Высоцкой и Красногорской церквях Стефаносов после каждой службы выступал с речами контрреволюционного характера, восхвалял фашистский строй. Инструкции на этот счет он получал из Псковской духовной миссии. Перед отступлением немцев районный церковный совет передал в Дедовическую военную прокуратуру 30 тысяч рублей, собранные  с верующих.

Дновский район

- В период оккупации в городе Дно был открыт «Дом просветителей», где проводились курсы пропагандистов, немецкого языка, семинары волостных пропагандистов. Всем эти руководил зондерфюрер Блюм. В его ведении находилась фашистская газета «За Родину», а также выпуск книг и брошюр антисоветского содержания. В самом Дно располагался и  Дновско-Порховский церковный совет, во главе которого стоял отец Василий (Рушанов), который был привезен немцами из Прибалтики. Получивший церковное образование в Париже, по некоторым данным он был убит партизанами в поезде. После него был прислан священник и фашист Толстоухов, тоже получивший образование в Западной Европе. Надзор за их деятельностью осуществлялся Псковской духовной миссией. Для этого из Пскова приезжали священники Павел Букин и Павел Зубов – оба убежденные фашисты. Зубов также ежемесячно появлялся в приходах и собирал сведения об антифашистки настроенных гражданах. 10 ноября 1942 года в Дно прошел съезд духовенства. При этом все его участники призывали к борьбе с Советской властью и Красной Армией. В частности, священник Рушанов говорил: «При советской власти по всей России церковная жизнь была разрушена, теперь пришла освободительница русского народа – немецкая армия, которая проявляет заботу об открытии храмов». Немцы с помощью церковников проводили антисоветскую агитацию. В частности, в 1942 году оккупанты организовали 10-дневные курсы для учителей. Курсанты прослушали цикл лекцией, в которых призывали бороться с безбожием в церкви, давали практический инструктаж,  как вести преподавание закона божьего. Сами лекции при этом читали священнослужители. После завершения курсанты организованно посетили церковь и провели молебен. Перед учителями выступил отец Стефан (Макаренко), который призывал учителей к решительной борьбе с безбожием и борьбе с коммунистами. В дальнейшем вся деятельность школ была тесно связана с церковниками, которые прививали антисоветские и профашистские взгляды.

При этом следует сказать, что не все служители православной церкви «по велению сердца» встали на путь предательства. В этой связи весьма характерен документ, автором которого был отец Иван (литерное дело № 005/5 по Псковскому району).

- В ночь 8 июля 1941 года звери-фашисты захватили древний город Псков. Свое наступление они ознаменовали все уничтожающими пожарами. В ночь с 8 на 9 июли город запылал со всех концов. И в этом ужасном пламени погибли навсегда главные памятники Псковской древности: храмы Космодемьянский и Богоявлений на Запсковье, Николы со Усохи и Вознесенский монастырь на Советской улице, Ивановский монастырь на Завеличье. Остальные храмы Пскова были заняты под склады, казармы или кино. Во всем городе во время оккупации были открыты только два храма – Троицкий собор и Дмитриевская (кладбищенская) церковь. Одновременно с главным собором была открыта Пароменская церковь, но она проработала не дольше одного месяца – потом немцы переоборудовали ее под склад. В таком состоянии, несмотря на все просьбы верующих перед миссией открыть ее, она оставалась до самого бегства фашистов. Казанская церковь, в которой фашисты потом устроили кино, Михаила Архангела, Варлаамовская, в которых фашисты устроили склады, Алексеевская  - были открыты только в ноябре 1943 года. На короткое время была открыта и Иоанно-Богословская церковь, что на Мишариной Горе, но потом немцы сделали там конюшню. Не лучшая участь храмов выпала на долю людей, преданных своей Великой Родине. С первых же дней захвата города немцами по его улицам  гоняли колонны голодных, полуодетых и почти босых наших военнопленных. Жуткую картину представляли эти несчастные страдальцы, двигающиеся, как тени, держащиеся друг за друга от истощения. Не лучше выглядели и мы - «свободные», когда видели своих братьев, умирающих от голода и не имеющих никакой возможности оказать им посильную помощь. Здесь же на улице избивали палками или прикладами, просто расстреливали тех, кто пытался им помочь, а кто принимал помощь, среди бела дня на глазах всего народа тоже расстреливали. Фашисты не щадили и тех пленных, кто не могли от истощения дойти до лагеря. Можно судить, каково было обращения в самих лагерях. Осенью все мужское население Пскова было отправлено в Эстонию, в лагерь, что располагался под Печорами. От голода, холода и побоев, всевозможных пыток и расстрелов много верные сыны своей Родины не вернулись к своим семьям, а также много их погибло казнью на виселицах, которые были устроены на базарной площади. А какие зверства творились над беззащитными семьями евреев? 

Зимой 1941-го их превратили в рабочий скот, заставляли в мороз и непогоду сгребать снег с тротуаров и дорог и на себе вывозить его, а также все нечистоты города на свалочные места. Но такими жертвами фашисты не удовлетворились, и вскоре евреи начали исчезать из города, и народная молва говорила, что они все были расстреляны. Когда наша доблестная Красная Армия погнала фашистского зверя с нашей родной земли в его логово, то он в припадке бессильного бешенства, свое зло стал вымещать на беззащитном русском населении. Пламя огня, как в первые дни оккупации, начало опустошать наши села и города вместе с населением, которое пряталось от насильственной эвакуации. Люди становились жертвами массовых расстрелов (деревня Ланёва Гора Карамышевского района) динамитных подрывов в церквях (погост Рюха, деревня Добрывитки Псковского района) и пр. и пр. зверства. Те, кто случайно избавлялся от быстрой, но мучительной смерти, попадал в лагеря на медленное, но также мучительное вымирание от холода, голода, сыпняка и других видов болезни. В нашем Псковском эвакуационном лагере, который размещался на окраине военного городка, что на Завеличье, зимой 1941 года, умерла не одна сотня стариков и детей из-за отсутствия пищи и тепла, а сколько их умерло в дороге - трудно учесть. В псковских лагерях, где находился и я со 2 марта 1944 года, мы еще кое-как перебивались взятым из дома, но когда нас 11 марта повезли в Литву и заперли в Шауляйские лагеря на баланду, в дырявые, без отопления и стекол бараки, приспособленные на 500 человек поместили свыше тысячи завшивевших и запаршивевших в дороге, то здесь всякое понятие о смертности по обстоятельствам и условиях жизни превосходило всякие границы.

После эвакуации населения из города фашистские варвары заняли грабежом древних икон, книг и утвари, хранившихся в храмах Пскова и окрестностей. По словам гражданина Алексеева Михаила Алексеевича участие в этой грабительской работе принимал некто Сабуров Николай Дмитриевич, служивший в Псковской духовной миссии, заведующим иконописной мастерской и вместе с ней прибывший в Псков из Латвии. Одновременно с вывозом псковских святынь были сожжены и храмы: подворье Печорского монастыря в Краснофлотском переулке, Успенская и Иоанно-Анненская церкви по улице Калинина, Сергия с Залужья на улице Свердлова и взорвана Никитская на ул.Горной. Вообще зверства фашистов к мирному русскому населению, варварство к памятникам Псковской древности, неописуемы и во время оккупации и жизни в них они проявились в самой ужастно-неизмеримой мере.

Да воздаст им наша родная, непобедимая Красная армия сторицей по делам их.

отец Иван (Иванов), священник

Текст подготовил Юрий Моисеенко (ранее – не публиковалось)

Источник: Псковская Лента Новостей





 

По вашему мнению, как изменится жизнь псковичей в 2017 году?
















Loading...


Голосование

По вашему мнению, как изменится жизнь псковичей в 2017 году?
















Календарь

«« 2017 г.
«« январь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31