Сегодня: Среда, 28 Июня    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Квартиры по 1 млн рублей Аренда Супер Фитнес - 16 лет! Шансон Ярмарка-выставка проектов и продуктов социальных предпринимателей Что обуть ребенку дождливым летом? 22-я встреча воздухоплавателей  «Стрижем друзей» в Пскове На благо региона Лучшая интерьерная печать в Пскове Псковские автосервисы выбирают запчасти из Интернет-магазина «Глэдис» 7 июня



Владимир Панченко о нестабильности бизнеса, кризисе в «Евро-Керамике» и популистских лозунгах власти

13.04.2017 12:59 ПЛН, Псков

11 апреля в гостем радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) стал генеральный директор ООО «Евро-Керамика» Владимир Панченко. Ведущий программы «Эхономика» Андрей Федоров побеседовал с бизнесменом о жизни градообразующего печорского предприятия и возможностях для развития в современных реалиях. Представляем вашему вниманию стенограмму эфира.

Андрей Федоров: Добрый день, дорогие друзья. Рад приветствовать всех слушателей радиостанции «Эхо Москвы в Пскове». Председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев в ходе заседания коллегии Минпромторга России отметил рост промышленного производства. Он сообщил, что на поддержку отдельных отраслей в этом году планируется направить 107 миллиардов рублей. По его словам, в 2016 году рост производства составил около 1,5%. Среди лидеров - оборонно-промышленный комплекс: здесь увеличение составило 10%. Кроме того, в полтора раза выросло производство сельхозтехники.

В то же время, по данным Росстата, по сравнению с февралем 2016 года промышленное производство в стране сократилось на 2,7%. В январе рост промпроизводства равнялся 2,3%.

Иными словами, все заводы и прочие предприятия не смогли показать даже прежних значений. Сократилось практически все: производство пластмассы, одежды, медицинского оборудования. По сути, рост или стабильность показывают только крупные госкорпорации, которые работают на экспорт и имеют колоссальные возможности.

Эксперты указывают на три основных проблемных фактора - высокие ставки, высокие налоги и слабый потребительский спрос. Чем выше ставки, тем сложнее показывать прибыльность, а значит - не остается денег на инвестиции в модернизацию и новое производство. Получается замкнутый круг: дорогие кредиты, отсутствие прибыли, отсутствие инвестиций, отсутствие конкурентной продукции и, как следствие, отсутствие спроса на нее.

Какие изменения происходят в псковской промышленности, почему закрываются крупные предприятия и выгодно ли сегодня заниматься производством? Сегодня мы обсудим эти и другие темы вместе с гостем нашей программы. В качестве эксперта и соведущего у нас сегодня выступит Владимир Панченко - генеральный директор ООО «Евро-Керамика». Владимир Юрьевич, добрый день. Спасибо, что нашли время к нам сегодня заглянуть.

Владимир Панченко: Здравствуйте.

Андрей Федоров: Начнем сначала. Вроде как у нас премьер-министр говорит о том, что промышленность развивается, несмотря на все внешние вызовы. С другой стороны, статистика говорит об обратном. Вы, как руководитель достаточно крупного по меркам региона предприятия, что можете сказать по этому поводу? У вас увеличивается производство или падает?

Владимир Панченко: Если мягко, то я бы, наверное, сказал, что премьер-министр немножко лукавит. Импортозамещение, все эти высокие лозунги немножко не соответствуют действительности. Если на примере нашего предприятия, то я не скажу, что производство у нас падает, но скажу, что рентабельность и возможности развития - в плачевном состоянии. Объясню почему. Производство у нас круглосуточное, уменьшить объемы производства и выпускаемой продукции мы не можем. Это связано с технологией. Это печи, это круглосуточное производство. Остановить печь – это катастрофа. Остановить легко. Запустить – это огромные финансовые вложения, огромные ремонты, это убытки. Технология этого не позволяет, поэтому мы вынуждены работать без остановки. Но рынок диктует свои условия. Мы не можем, мы не «Газпром», мы не какая-то энергетическая компания и даже не ЖКХ...

Андрей Федоров: Не те крупные госкорпорации, о которых мы говорили.

Владимир Панченко: Мы не можем диктовать условия на рынке, устанавливать свои цены, которые были бы приемлемы для дальнейшей работы. Мы вынуждены считаться с рынком, покупательской способностью. Наше производство – это керамическая плитка. Наши потребители – физические лица. Это ремонты квартир, это какие-то муниципальные предприятия, производственные помещения, цеха и т.д. На сегодняшний день объем в этих сферах падает. Какие-нибудь муниципальные заказы, государственные, выполняются, но насколько я знаю от наших клиентов (мы непосредственно сами не занимаемся ремонтом и строительством, мы поставляем), они раз взяли - что-то отремонтировали под обещания, два взяли – отремонтировали под обещания, а бюджет с ними не расплачивается.

Андрей Федоров: Эта проблема у нас очень часто возникает.

Владимир Панченко: И эти предприятия банкротятся или еле-еле выживают. Соответственно, третий раз им уже не на что брать. Мы кого-то кредитуем, опять же по ситуации, когда есть возможность кому-то пойти навстречу или дать какую-то отсрочку. В чем особенность предпринимательского сообщества и бизнеса? Я слышал на какой-то вашей передаче, что у нас очень плотное взаимодействие граждан и власти. По-моему, оно отсутствует. Здесь есть полное понимание людей бизнеса, людей производства, которые стараются идти друг другу навстречу, даже с отсрочками платежей, не требуют никаких процентов, а понимая, в какой мы все ситуации находимся. Если мы друг другу не будем помогать, то исчезнем с рынка. Мы вынуждены работать круглосуточно и выпускать продукцию, которую позволяют наши мощности, уменьшить мы не можем. Почему мы находимся в данной ситуации, в критическом положении? Потому что мы весь объем продукции ставим на склад.

Андрей Федоров: Происходит затоваривание?

Владимир Панченко: Да, происходит затоваривание складов. Когда наступает критическая масса, когда мы не в состоянии не оплатить поставщикам, потому что у поставщиков тоже возможности не безграничны - они ждут, терпят, но у всех наступает критический момент. В этот момент мы вынуждены освобождать склады. Грубо говоря, то, что мы, может быть, могли бы заработать, мы положили на склад. Наступает критический момент, мы вынуждены сбрасывать цены, демпинговать на рынке - лишь бы не остановить производство, потому что остановка смерти подобна. Запустить потом будет невозможно. Это как доменные печи. Они работают, пока работают.

Андрей Федоров: Принцип понятен.

Владимир Панченко: Остановив печь, выключив газ, посыпется все. Восстанавливать это будет очень дорого и сложно. В данной ситуации этого никто и не захочет делать.

Андрей Федоров: Получается, что с госзаказами на конкурсах, например, работать сложно. Это направление для вас нестабильное и неустойчивое. Получается, что тогда? Розничная торговля?

Владимир Панченко: Розничная торговля, мелкий бизнес, какие-то ремонты. Как-то люди выкручиваются. Мы таким образом пытаемся. Как они? Не знаю. Если коснуться какой-то поддержки, каких-то высоких лозунгов, вот элементарный пример: новая школа. Плитка - не наша. Ни одного квадратного метра нашей плитки там не присутствует.

Андрей Федоров: Поддержки местного производителя здесь не наблюдается?

Владимир Панченко: Поддержки местного производителя не наблюдается. В чем причина? Не знаю. О каких-то тендерах не слышал. Элементарная позиция власти должна быть, если ты знаешь, что на твоей территории находится, какое производство. Очень много высоких лозунгов звучит, как мы все заботимся друг о друге, но вот элементарный пример.

Андрей Федоров: А с точки зрения участия в каких-нибудь проектах? Сейчас на слуху больше помощь государства сельскому хозяйству, фермерскому хозяйству и прочим предприятиям. С точки зрения промышленности, я так понимаю, что у вас тоже похвастаться особо нечем.

Владимир Панченко: Не особо нечем, а просто нечем. Ничем похвастаться не можем. Ни копейки в нашем предприятии нет бюджетных средств, никакой поддержки, ничего. Были немножко послабления по инвестиционным проектам, но на сегодняшний день их тоже нет, потому что нет инвестиций, нет той же поддержки. Даже последние мои попытки участия в заседаниях инвестиционных комиссий с господином Перниковым. Больше меня не зовут, и я больше не хожу. Чтобы получить какую-то поддержку, нужно потратить нервы, тебя будут всячески пытаться как-то склонять не понятно к чему. Никакой поддержки от государства нет.

Андрей Федоров: Владимир Юрьевич, а вот такое игнорирование со стороны власти, несмотря на лозунги, как мы с вами выяснили, с чем это связано, такое отношение к вашему предприятию, несмотря на то, что вроде сейчас мы делаем акцент на развитие местных производителей и на их поддержку?

Владимир Панченко: Я могу только сказать свое мнение, видение своей ситуации. Я не могу заглянуть в голову нашего руководства, но то, что я вижу, меня очень не радует. В этом же вопросе мы опять же затронем тему с инвестициями.

Андрей Федоров: Пожалуйста. Для нашего региона это очень актуальная тема.

Владимир Панченко: Я не знаю, может, какая-то черная метка поставлена на наше предприятие. За последние 5 лет у нас не было ни одного общения с органами государственной власти, помимо налоговых, следователей, прокуроров и всех надзирающих органов. С администрацией области у нас никакого вообще контакта, взаимодействия нет. У нас есть один контакт - он состоит в том, что нас обвиняют в чем-то, непонятно в чем. 5 лет это происходит, а воз и ныне там. Мне непонятна позиция администрации области в конкретном вопросе, даже в инвестициях, в привлечении. С вашего позволения я обращусь к администрации и к депутатам областного Собрания по последней теме, которая на слуху. Баннеры развешаны, Михаил Савельевич требует передать свое дело в суд.

Андрей Федоров: Да, видели.

Владимир Панченко: Это имеет прямое отношение к «Евро-Керамике». 5 лет назад, 4 года назад, 3 года назад, каждый год у нас что-то арестовывают, что-то делают…

Андрей Федоров: В смысле счета, да?

Владимир Панченко: Были попытки арестовывать и счета. В данном случае я говорю об аресте имущества в так называемую задолженность в бюджет Псковской области в размере миллиарда с хвостиком. На «Евро-Керамике» арестована доля в размере 800 млн рублей, арестовано имущество у Михаила Савельевича, частное, личное, какие-то организации. Если кто-то думает, что это мимо меня проходит, это как бы к власти и к депутатам, то глубоко люди ошибаются. Вопрос инвестиций в этом тоже есть. Обязательства перед инвесторами, которые участвовали в поставке импортного оборудования, которое на «Евро-Керамике» работает, сегодня не выполняется. А проектов было очень много: дополнительная линия, энергоустановка, переход на собственную выработку электроэнергии. Очень много было проектов, которые сегодня не работают. Инвесторы, которые вкладывают деньги, пытаются за своими деньгами следить. Они видят сложившуюся ситуацию на предприятии. Сегодня ни у кого нет желания продолжать дальше данное производство. Я даже скажу больше: сегодня у инвесторов, акционеров и у собственников стоит вопрос о переносе производства…

Андрей Федоров: За пределы региона?

Владимир Панченко: Они год думали - сейчас все разрешится, два думали – все разрешится, три – надеялись на какое-то развитие ситуации. А происходит какое-то, даже не знаю, какое подобрать слово, но догадаются радиослушатели и все остальные, что я имею в виду…

Андрей Федоров: А если рассмотреть перенос предприятия. Это мы теряем налоговые отчисления в бюджет, рабочие места.

Владимир Панченко: Это мы теряем. Отчисления в бюджет, похоже, никого не интересуют.

Андрей Федоров: Сколько у вас налогов, по прошлому году если смотреть примерно?

Владимир Панченко: Общее отчисление всех налогов, если даже не брать подоходный налог с граждан, НДС, имущество, где-то порядка 10 млн в месяц. 

Андрей Федоров: Около 100 млн в год получается.

Владимир Панченко: Где-то так. Основной момент, что «Евро-Керамика» является градообразующим предприятием в Печорах. На «Евро-Керамике» трудятся 1200 человек.

Андрей Федоров: По нынешним меркам – это весьма существенная цифра.

Владимир Панченко: Люди останутся без работы. А в чем причина? Я уже до этого говорил, что оборудование не новое. Правда, мы начали развитие предприятия где-то в 2007 - 2008 годах. Все изнашивается. На сегодняшний момент есть необходимость замены прессов, серьезного ремонта печей, линий и т.д. Встает вопрос: нужно ли это все новое везти сюда? Может, надо поменять дислокацию? Где, может быть, какие-то другие условия для развития бизнеса и предпринимательства, а не только лозунги, а на самом деле больше ничего.

Андрей Федоров: Понятны ваши опасения. Владимир Юрьевич, та ситуация, которую вы сейчас описали, в чем-то напоминает ситуацию вокруг предприятий группы «Технологии металлов». Она на слуху, наверное, у какой-то части наших слушателей. Речь идет о том, что ряд предприятий, которые относились к этому холдингу, был закрыт в связи с серьезными финансовыми проблемами, из-за задолженности по кредитам. Сейчас на одном из последних предприятий «Псковгеокабель», которое достаточно успешно работало в последнее время, тоже сменилось руководство. Перспективы этих предприятий холдинга достаточно туманны. Есть нечто общее, по-моему, с вашей ситуацией. Как вы считаете, это звенья одной цепи или это какие-то другие события, может быть, связанные с политикой , идущей из федерального центра по отношению к достаточно крупному бизнесу в регионах?

Владимир Панченко: Мне сложно сказать. Я не знаю нюансов, которые сложились в «Псковгеокабеле» и «Технологии металлов», поэтому их ситуацию я пояснить не смогу. Но если посмотреть со стороны, то задолженность, кредиты, банки, наверное, знакомо. Это, наверное, общая ситуация сегодня, которая складывается, в которой не хочет, опять же, или не может участвовать государство, а люди какие-нибудь более предприимчивые этим пользуются. Кредиты банка и выживание в сегодняшней ситуации – это как снежный ком. У меня такая ситуация была зимой в прошлом году. В этом году мы как-то более или менее даже зиму без скандалов прожили. А в прошлом году у меня была такая же ситуация. Газпром мне отключал газ, присылал уведомление, что все останавливают за долги… Мы вовремя не могли расплачиваться за газ. Задолженность была 2-3-й месяц, наверное. Я встречался с руководством нашего псковского представительства и объяснял ситуацию: ребята, так не бывает, зимний период, сложности, вся страна в одном месте, грубо говоря, всем тяжело, вы государственное предприятие, как вы можете таким образом поступать, это же не игрушка, не конфорка - включил газ, выключил газ - это предприятие.

Андрей Федоров: Это технологический цикл.

Владимир Панченко: Это технологический цикл, да. На что мне говорят: да ничего страшного, найдете деньги, идите в банк, берите деньги. Банк, проценты, кредиты. Вместо того, чтобы помогать в каком-то вопросе, нагрузку эту облегчить, предлагается выход из ситуации, еще больше загоняющей тебя в долговую яму. Банки же не дают бесплатно кредиты, а еще и проценты у нас вы знаете какие, 18-20% - я вообще не знаю, кто это придумал. Как можно работать с такими процентами? Какое нужно иметь производство, какой нужно иметь процент рентабельности, чтобы обеспечивать такие кредиты, такие процентные ставки. Это снежный ком. Я не знаю, какая ситуация сложилась у «Технологии металлов», почему они оказались в такой ситуации. Ну, может быть, заложники ситуации. Сегодня кто-то пытается прибрать к рукам это. Я не знаю. Но если ты связался с банкирами..

Андрей Федоров: Хорошего не жди..

Владимир Панченко: Да. Мне очень нравится, когда докладывается о прибыли, как сработал здорово сегодня Сбербанк, ВТБ. Я очень рад за вас, ребята. А если вот честно посмотреть в глаза, вы за счет чего заработали эту прибыль? За счет неподъемных кредитов? За счет арестов имущества, за счет продавания с торгов и т.д. Вы за счет чего заработали? Я считаю, что государственные предприятия, имеющие какое-то отношение, как тот же «Газпром», банковская система, государственные банки, они вообще не должны работать с какой-то прибылью. Потому что за счет чего прибыль? За счет тарифов? Что вы сделали? Какой вы продукт произвели, реализовали? Вы – монополисты. Вы должны работать для поддержания штанов, грубо говоря. Я понимаю, должно быть развитие, как в нефти и газе, - разработка чего-то где-то, я это все прекрасно понимаю, но сверхприбыли, зарплаты - это уже верх цинизма. Когда нам рассказывают, как здорово сегодня сработал «Газпром», вы специально издеваетесь что ли? К чему мне эта информация? Как последняя информация, когда на сессии областного Собрания губернатору задают вопрос: 1 млрд 200 должны, есть возможность, есть виновные, требуйте, как-то чего-то делайте. А губернатор отвечает Брячаку: «Вы со своими долгами разберитесь». Подождите, мы что - в детском садике? У него отношения свои, коммерческие, с коммерческим банком, это его отношения. А здесь бюджетные деньги. Вы за бюджет отвечаете. Вам вопрос задают по бюджету, а не по отношениям Брячака с коммерческим банком. Он разберется сам как-нибудь. Он не взял в бюджете ни копейки. Это отношения личные. Ты за бюджет отвечай. Было бы все здорово вокруг, были бы у нас ухоженные дворы, да мне без разницы, сколько заработал Сбербанк, Роснефть, Росгаз и все остальные вместе взятые, вообще не интересно. Я в чужие карманы не заглядываю. Но когда я вижу, как это все происходит, когда мне за малейшую неуплату пени выписывают штрафы. За выборку газа, за перевыборку с коэффициентом, за недовыборку штрафы с коэффициентом. Что вообще происходит?

Андрей Федоров: Сложно, я понимаю, руководить таким крупным предприятием, особенно в современных условиях. Владимир Юрьевич, мы начали с вами обсуждать, что предприятиям в регионе выживать сложно. Мы видим, что они частично закрываются. Вы тоже находитесь в кризисе, насколько я вас понял. В то же время крупные корпорации, о которых мы вначале говорили, развиваются, расширяются, в том числе и за счет регионов. В этой ситуации как можно спасти, выровнять нашу промышленность, потому что ее не так много-то и осталось. Мы с вами перед эфиром считали по пальцам двух рук, если получится. Где вы видите варианты для изменения ситуации? Перед тем, как вы на мой вопрос ответите, давайте пообщаемся с радиослушателем.

Радиослушатель: Добрый день. Иванов Михаил. Вот я слышу этого бедного директора, какая у него обстановка на предприятии. Но никого это не интересует. Вот, как говорят, большая бы была прибыль до миллиона. А зачем заниматься такими предприятиями, если взять кадастровую стоимость земли поднять и с народного бедного налоги драть. И такое творится по всей стране. Услышишь, как говорит «Эхо Москвы» , а все говорят, мы до сих пор на дне. Один только хорошо Медведев говорит. И такая обстановка будет до тех пор, покуда правительством будет руководить Медведев.

Андрей Федоров: Спасибо, Михаил, за ваше мнение. Владимир Юрьевич, созвучно тому, о чем мы с вами говорим?

Владимир Панченко: Созвучно. Но опять же я, может быть, скажу свое мнение.

Андрей Федоров: Прокомментируем ситуацию с садоводами, допустим: лучше налог взять, чем заниматься развитием.

Владимир Панченко: Я даже, может, не хотел в работу правительства вникать. Чтобы давать оценку той или иной деятельности, нужно понимать, о чем ты говоришь. Я всегда критику, например, в свой адрес выслушиваю, киваю головой. В руководстве государством, если взять в миниатюре, и руководстве предприятием есть общие основы.

Андрей Федоров: Механизм общий.

Владимир Панченко: Я могу абстрактно сказать: что-то не так. Не знаю нюансов, как происходит там, в правительстве, мне сложно давать оценку, но что что-то не так, это я вижу. Мне бы было без разницы, как живет Медведев, какие там замки, на каких курортах отдыхает, если бы люди вокруг меня тоже бы жили достойно. Я 4 года не могу поднять зарплату. У меня на предприятии зарплата на том же самом уровне, которая была 4 года назад. Никакой индексации. Просто не в состоянии. Стоит вопрос, я со своими сотрудниками беседую и объясняю: ребята, я могу вам поднять зарплату, но это на полгода. У меня возникнут проблемы с платежами, я не смогу завезти сырье, я не смогу заплатить за газ, за свет. И мы с вами остановимся. Вы полгода пополучаете зарплату побольше на 10-20%, хотя это вообще сказочная цифра 20%. Процентов 5 и то бы, наверное, люди были бы очень довольны. Но даже эти 5% я не могу поднять, потому что у меня выбор: поднять зарплату и через полгода остановить предприятие или пытаться и надеяться на что-то. Мы продолжаем на что-то надеяться. Надежда умирает последней.

Андрей Федоров: Владимир Юрьевич, к вопросу о зарплате вернемся, еще один звонок в студию.

Радиослушатель: Здравствуйте. Меня зовут Иван. Владимир Юрьевич, наши августейшие с восторгом утверждают, особенно будучи в Пекине, что наш товарооборот с Китаем вырос в миллиарды долларов, что средняя зарплата в Китае почти на 10% выше, чем в России. Это наши августейшие, которые втолкнули Россию в ВТО. У меня такое впечатление, что никто не в курсе. Ребята, вы политики. Наш город Псков, когда-то в советские времена промышленный город, превратился в магазин импортных, в основном китайских товаров. Вот я на днях купил очередной китайский чайник и сварочный аппарат. Я согласен заплатить в 1, 5-2 раза дороже, но зная, что наши земляки работают. Владимир Юрьевич, как вы считаете, есть хотя бы один человек в нашем министерстве, который переживает за состояние экономики в нашем государстве?

Владимир Панченко: Спасибо за доверие, за возможность дать оценку. Не знаю. Судя по движениям, которые происходят, наверное, нет. Купили бы вы в 2 раза дороже, если бы это было наше? Сомнения есть у меня по этому поводу. Экономика – это такая вещь, тут недостаточно патриотизма, чтобы покупать свое.

Андрей Федоров: Качество должно быть как минимум…

Владимир Панченко: Должно быть как минимум качество, и должно быть функционально, чтобы использовать. Зачем платить в 2 раза больше за чайник, если его можно купить в 2 раза дешевле? Мы должны добиться того, чтобы мы были конкурентны, а не просто «давайте наше». Так просто не бывает. Нужно что-то менять и нужно больше внимания уделять производству, технологиям, инновациям, поддержке. Это однозначно. Как в начале передачи было сказано - развивается военно-промышленный комплекс. Есть госзаказы, есть деньги. Все здорово. Но сколько у нас людей занято в этой сфере? Есть очень большой потребительский рынок, та же плитка, те же чайники, которые мы могли бы делать. Сегодня мы не можем сделать. Даже у нас в студии, думаю, тут ничего нет российского. Все импортное.

Андрей Федоров: Я не смогу вам помочь.

Владимир Панченко: Микрофоны, даже вот эти стоечки и то сделаны не в России. Почему это происходит? Расслабились в каком-то моменте, сырьевая держава, достаточно. У нас сегодня весь кабинет министров и все приближенные члены правительства вдруг внезапно стали акционерами, собственниками сырьевых государственных корпораций. У них все хорошо, я так понимаю, смотря сюжеты, эпизоды. Не понимаю, почему они вдруг стали великими управленцами с таким уровнем доходов. Что такого сделал Якунин? Какие-то там у него доходы РЖД… Он что, построил эту железную дорогу? Что он сделал? Какой он великий управленец? Как говорил Владимир Владимирович, что эффективный менеджер должен получать… Как-то у меня сомнения есть по этому поводу.

Андрей Федоров: Владимир Юрьевич, у нас еще один звонок в студию.

Радиослушатель: Добрый день. Меня зовут Николай. Я хотел попросить гостя рассказать, как его предприятие доводит до конечного потребителя свою продукцию. Есть ли у него посредники, перекупщики. Как ведет себя торговля? Какие торговые наценки: большие, маленькие? Есть ли в этом для него какой-тот резерв?

Владимир Панченко: Спасибо. Наша система реализации построена таким образом, что мы выбрали партнеров в разных регионах страны, в ближнем зарубежье, в дальнем зарубежье, в наших бывших союзных республиках. Это компании, которые работают на строительных рынках. Они занимаются не только плиткой, а всем сегментом строительного ассортимента. Это оптовые базы строительные, оптовые плиточные базы, которые в каждом регионе работают самостоятельно. Мы можем только предложить нашим клиентам какую-то рекомендованную цену, чтобы на регион 2-3 оптовые компании между собой не ломали рынок, а согласовали. Сегодня невозможно установить свою цену, все диктует рынок. Сегодня ничего не зависит от предприятия. Мы не единственные производители плитки. Плитки очень много: и импортной плитки, и российской. Опять же на всех заводах импортное оборудование, никакого импортозамещения. Все линии из Европы, сложившийся рынок. Чтобы заинтересовать наших партнеров и клиентов, мы у себя можем только ужаться до минимума, чтобы они у нас взяли продукцию.

Андрей Федоров: То есть уменьшается ваша наценка, да?

Владимир Панченко: Наша наценка, наша рентабельность уменьшается, чтобы остаться в рынке. Рынок диктует цены. Сверхприбыли у нас нет. Ее вообще на сегодняшний день нет.

Радиослушатель: Добрый день, Алексей. То, что вы затронули вопрос производства и сбыта продукции, отчасти глубинные проблемы. Поддержка на местном уровне производителей. Во-первых, на сегодняшний день местные власти, как и в других регионах, не заинтересованы в развитии производства по той простой причине, что деньги, переведенные в виде налогов и сборов, отправляют в центр, а удобнее ходить в центр, как вы знаете, в Москву, и клянчить определенную сумму денег для поддержки и затыкания дыр в бюджете. Что касается большого присутствия импортных производителей, то во всем виноваты на сегодняшний день, я бы сказал, и соотношение нашего рубля к европейской и американской валюте, скажем так, рубль на сегодняшний день переоценен. Таким образом, себестоимость производства намного выше, чем в той же Европе и в Китае. Если убрать нефтегазовую составляющую, благодаря которой наш рубль сегодня находится на этих отметках, то, думаю, мы увидели бы и за сотню и больше курс рубля. Это один из стимулов был бы. Еще один момент, вопрос к вашему гостю. Почему не пробовали выйти на хорошие федеральные сети, которые имеют сети гипермаркетов? В качестве примера, не буду рекламировать название, но просто дам наводку - французская сеть, она работает в Питере, в Москве, довольно успешно развивается, показатели очень сумасшедшие по росту продаж стройматериалов.

Андрей Федоров: Я понял, какую сеть вы имеете в виду, Алексей. Спасибо за ваше мнение, спасибо за ваш вопрос. Владимир Юрьевич, вот вам схема, куда развиваться.

Владимир Панченко: Работа с сетями – это очень сложная работа. Сети очень требовательно относятся к поставщикам. Может быть, мы сегодня не готовы работать с сетями. Я знаю все условия, как можно с кем работать, мы это все знаем. Сети очень требовательны, это товарные остатки, это запасы. Очень много требований, которые выдвигают к производителю. Ты не можешь подвести сеть. Это огромные штрафы и т.д.

Андрей Федоров: Жесткий регламент.

Владимир Панченко: Очень жесткий регламент. В стабильной ситуации это возможно. В сегодняшней ситуации - просто невозможно. Я сегодня меняю план выпуска продукции в ручном режиме, онлайн-режиме. Я расширил ассортимент на сегодняшний день до такой степени, что физически не готов брать на себя обязательства. Меня спасают сегодня розничные продажи. За 4 года я ввел 4 формата. У нас было 2 формата: облицовочная плитка 20х30 и полы 33х33. Сегодня я выпускаю и 20х20, и 27х42, керамгранит 60х60, 33х33, беру заказ 30х30. Для чего? Это вынужденная ситуация. Я вижу выход из ситуации только в том, чтобы захватить как можно больше потребителя ассортиментом. Я не могу выпускать какой-то один вид продукции и выполнять заказ сети. Сеть у меня не возьмет весь объем производства, а я потеряю какую-то нишу своего потребителя в другом сегменте. Это сегодня тоже проблема. Это не так просто с плитки 20х20 перейти на плитку 30х30.

Андрей Федоров: Технологический процесс..

Владимир Панченко: Это сутки простоя, переход с одного вида плитки на другой. Но я вынужден сегодня этим заниматься, чтобы охватить, повторюсь, как можно больше потребителей. Разнообразие выпускаемой продукции: фасады и стены, полы и улица, и помещения, и что угодно. Это вынужденная мера. Я бы с удовольствием выпускал один вид продукции, поставлял в сеть и не заморачивался ни о чем. Но сегодня это невозможно.

Радиослушатель: Здравствуйте, уважаемые участники передачи. Ваш постоянный слушатель - пскович Александр. Владимир Юрьевич, я сочувствую вам глубоко и как человеку, и как директору, который за свой коллектив болеет. Скажите, пожалуйста, сколько у вас людей работает?

Владимир Панченко: 1200

Радиослушатель: Я рекомендую вам: напишите открытое письмо от имени всего коллектива не областному Собранию, там одни единороссы сидят, это будет запущена «дурочка» наверх и «дурочка» придет оттуда. Постарайтесь, чтобы ваше открытое письмо прошло через средства массовой информации и дошло до президента РФ. Вот тогда, я уверен, будет какая-то помощь. Без этого бесполезно. Премьер-министру, хороший ли он, плохой, не пишите, потому что экономист из него плохой, вы сами видите, что ни одного экономического проекта нет без того, чтобы не залезть к труженику или к пенсионеру в карман, ни одного! Спасают что? Нефтегазовую отрасль и банки. Спасли банки, а они вас же, руководителей предприятий, хватают за горло вместо того, чтобы оказать вам помощь. Местная власть тонет в экономическом болоте, в которое сама себя туда и завела. И пока они из этого болота не вылезут, никакой вам помощи не будет. Вот поверьте, мне 71 год скоро будет. Я 44 года прожил при советской власти и 27-й год живу при этом капитализме. Я вижу, как из года в год нормальные люди, руководители предприятий, мучаются, не видя никакой поддержки и помощи. Будьте здоровы, здоровья вашему коллективу. Всего хорошего.

Андрей Федоров: Спасибо вам, Александр, за ваше неравнодушное мнение. И вот практический вам совет. Царю-батюшке донести…

Владимир Панченко: Спасибо. Писали всем.

Андрей Федоров: Но воз и ныне там…

Владимир Панченко: Куда мы только не писали. Возвращается все. Ваше обращение рассмотрено и отправлено для разборки. Это как я 4-5 лет назад был на приеме у Бастрыкина, председателя Следственного комитета. Рассказываю ему ситуацию, когда вот все это крутилось, обвинения поступили в наш адрес о каком-то хищении государственного имущества, о пропаже каких-то акций. Я пришел к нему с документами, подтверждающими легальность покупки через комитет госимущества, через оценку, то есть все, ничего нигде не было продано и украдено, все на глазах. Он мне говорит - так обратитесь к местному руководителю. Я говорю: «Так он же инициатор. Вы зачем организовали прием граждан: пообщаться с вашими подчиненными? Я с ними общаюсь каждый день. Я для этого и записался к вам на прием, чтобы довести до вас информацию». Он мне сказал: «Вы в таком тоне со мной не будете разговаривать, я сейчас попрошу, чтобы вас вывели». Я говорю: «Подождите минуточку, то есть вы не хотите меня выслушать? Вы мне рекомендуете пообщаться с вашими представителями здесь?» Он говорит: «Да». Я говорю: «Тогда я с вами разговаривать не буду. Тогда я вынужден вас покинуть, видя бесполезность».

Андрей Федоров: То есть такая схема тоже не работает?

Владимир Панченко: Не работает. Были у нас выборы полгода назад. Нас считают какой-то непонятной оппозицией. То есть если ты критикуешь власть, говоришь о недостатках… Как недавно мне очень понравилось высказывание Виктора Васильевича Антонова, что легко оппозиции сегодня критиковать, потому что у нас есть бедные, у нас есть нищие и другие, пятые, десятые…То есть вы сами подтвердили, что они есть. Так давайте что-то делать с этим, если мы говорим об этом.

Андрей Федоров: То есть основания имеются.

Владимир Панченко: Да. Что значит «легко»? Мне очень нравился лозунг на прошлых выборах. Вот мы построили 5000 кв. метров жилья, мы построили садик. Кто «вы»? Это построили все мы вместе взятые. Дороги, школы, газ провели. Это все на налоги построено. Кто мы? «Единая Россия»? Кроме «Единой России» все враги? Все против? Я очень «за». За новую школу. Я только хочу сказать, почему за 25 лет только одна школа построена? Я за садики, за обеспечение учебниками, я за дороги, я за палисадники. Все зависит от нас, от людей. Когда мы перестроимся, то, наверное, будет результат. Пример из личной жизни. Я ставил машину за гипермаркетом «Империал» и видел, как сделали газончики, положили брусчаточку, посеяли травку, попытались сделать красиво и аккуратно. Наверное, местные жители этого района считали меня каким-то местным сумасшедшим. Когда я ставил машину, шел домой, я делал замечания людям, которые ходили вот так по прямой и топтали эти газоны. Останавливался, иногда даже в грубой форме говорил: «Вы что? Для кого положили тротуар и брусчатку? Вы ж не животные - по газончикам ходить и травку щипать. Для кого это все делается?» Пока сами люди не будут беспокоиться о себе, о своих близких, воспитывать детей, наверное, ничего не поменяется. На выборы надо ходить. Нам как говорят? «Народ нас поддержал. Что вы нас критикуете? Мы идем правильной дорогой. Все всех устраивает». Со внушительной победой можно поздравить. До сих пор висят плакаты «Спасибо за поддержку!» Не те люди не на тех местах. Кто это должен поменять? Я против революции, я за стабильность, но мне кажется, какой-то должен происходить отбор, не естественный, но какой-то должен. Кто-то должен начать отбирать людей, которые попадают в правительство, которые делают такие предложения утопические, а иногда просто популистские. Что для этого нужно сделать? Для начала – ходить на выборы.

Андрей Федоров: Будем надеяться, что здравомыслие и развитие все-таки у нас победят все сложности. Спасибо, Владимир Юрьевич.

Владимир Панченко: Хочется надеяться.

Андрей Федоров: Напоминаю, что у нас в гостях был Владимир Панченко, генеральный директор предприятия «Евро-Керамика». В эфире была программа «Эхономика». Спасибо вам. Увидимся, услышимся в следующий вторник в это же время. До свидания.

Владимир Панченко: Спасибо, до свидания.

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Собираетесь ли вы принять участие в выборах органов местного самоуправления в сентябре 2017 года?













Loading...


Голосование

Собираетесь ли вы принять участие в выборах органов местного самоуправления в сентябре 2017 года?













Календарь