Сегодня: Вторник, 24 Октября    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
7 причин платить за газ вовремя Концерт памяти Резиновые сапоги осенью? Ниже не будет! Аренда Широкий выбор масел Бизнес-решения вне рамок МеdEХРО.PRO-SPORT Будь в форме-7 Балтийский лизинг «Охота на свалки» «Авентин-Псков» приглашает на День открытых дверей Врачевание не просто работа Лучшая интерьерная печать в Пскове



Николай Рассадин о потребительской корзине псковичей, ложном доносе и азартных играх с государством

25.09.2017 11:23 ПЛН, Псков

Директор гипермаркета «Империал» Николай Рассадин 19 сентября стал участником программы «Эхономика» в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM). Разговор был посвящен обсуждению текущей ситуации с розничными ценами в соцсетях. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Андрей Федоров: Добрый день, дорогие друзья, в эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове и я, Андрей Федоров. Представляю вам программу «Эхономика». Потребительскую корзину могут «заморозить» на три года. Законопроект об этом разработал Минтруд. Сейчас проходит общественное обсуждение. Потребительская корзина должна пересматриваться раз в пять лет. «Срок действия» текущей заканчивается 31 декабря этого года. Ранее в Минтруде предполагали ее пересмотреть и наполнить новым содержимым. Но решение довести МРОТ до уровня прожиточного минимума в два этапа до 1 января 2019 года скорректировало эти планы, ведь цена потребительской корзины - это и есть прожиточный минимум. Сделать это планируется в рамках трехлетнего бюджета на 2018-2020 годы.

Ожидается, что минимальная зарплата за эти годы вырастет на 53 процента, в том числе с 1 января 2018 года - на 21,7 процента, а с января 2019 года - на 22,2 при прогнозируемом росте цен за три года на 12,5 процента. Есть вопросы и к продуктовому набору, предусмотренному корзиной. Эксперты считают, что в нем должно быть больше мяса, овощей и фруктов, а хлеба и макарон – меньше. В действующую сейчас потребкорзину входит набор продуктов питания на год. Если пересчитать эти нормы на месяц, то получится, что за 30 дней человек трудоспособного возраста съедает 10,5 килограмма хлебных продуктов, макарон и круп, 8,4 килограмма картофеля, 16,5 килограмма овощей и фруктов, два килограмма сахара и кондитерских изделий, около пяти килограммов мяса и мясопродуктов, полтора килограмма рыбы. Что происходит с розничными ценами в торговых сетях и как выглядит потребительская корзина псковичей? Сегодня мы обсудим эти и другие темы. А в качестве эксперта и соведущего выступит Николай Рассадин, директор гипермаркета «Империал».

Николай Рассадин: Добрый день, уважаемые слушатели.

Андрей Федоров: Вот такие у нас приятные цифры - меня очень порадовало, что минимальная зарплата за эти годы вырастет на 53 процента. Сегодня поговорим о потребительской корзине псковичей и о том, как обстоят дела у ритейлеров - розничных сетей. На ваш взгляд, насколько корзина соответствует реальности? Вроде все есть, а вроде и не очень.

Николай Рассадин: Реальности она вообще не соответствует. Для меня потребительская корзина - это то, что человек покупает. Все, о чем вы говорили, - это виртуальная реальность, это тот мир, в котором живет наше правительство.

Андрей Федоров: И в первую очередь мы руководствуемся кошельком.

Николай Рассадин: Да.

Андрей Федоров. У нас еще один хороший повод для встречи - в этом году гипермаркет «Империал» отмечает...

Николай Рассадин: ...отметил.

Андрей Федоров: ...отметил 12 лет с начала деятельности, вообще обычно в течение года принято отмечать под разными соусами. Как я понимаю, вы - одна из региональных сетей, которые остались в нашей области.

Николай Рассадин: Одна из немногих.

Андрей Федоров: То есть под тяжелой поступью федеральных сеток вы противостоите этому влиянию глобализации. Как успехи на этом поприще?

Николай Рассадин: Пока предпосылок для сдачи позиций нет, мы продолжаем работать. Нет предпосылок к тому, чтобы мы ушли с рынка.

Андрей Федоров: Когда начинался период активной экспансии федеральных компаний - 4-7 лет назад - вы преодолели кризис и вышли на стабильный уровень.

Николай Рассадин: Ну, говорить о стабильности не приходится, потому что мы живем в эпоху экономического кризиса, достаточно сложного и тяжелого, поэтому есть проблемы у всех ритейлеров - у нас в том числе. За счет чего мы держимся? У нас формат изначально был выстроен таким образом, чтобы мы не попадали в один сегмент с теми федералами, которые работают в области. И пока мы выделяемся форматом. Нам пока ничего не грозит.

Андрей Федоров: То есть это своя ниша, своя продукция, свой круг покупателей, свой ассортимент, который в других местах не найти. Как вам удается удерживать покупателя в тесном контакте с магазином?

Николай Рассадин: А нам ничего другого не остается делать - только держать марку, оказывать услугу качественно, красиво для наших покупателей.

Андрей Федоров: Николай Юрьевич, в последнее время активно обсуждается так называемый «пакет Яровой» - пакет поправок в законодательство о торговле, и одна из основных линий, которую пытаются провести, - возврат нереализованной торговыми сетями продукции производителю. Насколько подобная схема правомочна? С одной стороны, сеть заинтересована в том, чтобы более четко просчитывать свой спрос, у продавца-производителя появились более четкие линии, как рассчитывать производство...

Николай Рассадин: Для меня вмешательство государства в частный бизнес - неприемлемая тема, это должно быть табу для государства. На рынке есть два субъекта - продавец-поставщик, или производитель, и покупатель. И они между собой договариваются. Если продукция поставщика-производителя пользуется спросом, он может диктовать любые условия. И если я понимаю, что я без этого товара в магазине не проживу, - покупатели не поймут, - то меня можно как угодно крутить, вертеть и нагибать. Некоторым поставщикам товара я могу диктовать свои условия - как мы будем работать, на каких условиях, в каком формате. Государство берет на себя роль такого ментора - «это я буду диктовать вам, как вы будете работать». В нормальных рыночных условиях это неприемлемо.

Андрей Федоров: И если не будут возвращать эти нереализованные остатки, то получится...

Николай Рассадин: Будут пустые полки. Я закажу ровно столько, сколько нужно мне. И вечером, идя с работы, ни молочка, ни хлебушка вы уже не купите. Новым наименованиям будет трудно попасть в реализацию. Конечно, ассортиментная линейка ужмется. Все помнят магазины в Советском Союзе - с унифицированным набором продуктов: два вида хлеба, один вид колбасы. Мы к этому и придем. Я неоднократно говорил: мы живем в эпоху реставрации Советского Союза в самом отвратительном его понимании. Государство делает все, чтобы загнать нас в плановую экономику, где государство будет диктовать - сколько калош выпускать и в какие регионы их отправлять. Так у нас и было: дожди идут в Гадюкино, а калоши отправляют в Сочи. Снег лежит на Ямале, а валенки отправляют в Узбекистан. Будет то же самое.

Андрей Федоров: В связи с этим можем обсудить интернет-торговлю - тут тоже идут попытки ввести дополнительные пошлины и налоги, сузить перечень товаров...

Николай Рассадин: Да, это опять же - стремление государства контролировать все и вся.

Андрей Федоров: Или извлечь дополнительный налоговый доход?

Николай Рассадин: И это тоже. Да, налоги должны быть, но вы сделайте систему налогообложения прозрачной и долгосрочной. У нас проблема не в том, что неправильно выстроена система, а в том, что правила игры меняются постоянно. Захотелось депутатам, или дали команду из администрации президента, - и правила переворачиваются с ног на голову. Самое страшное для предпринимателя - это неопределенность. Мы живем в стране, в которой засыпаешь с одними законами, а просыпаешься с другими. Проснулся, а в «Российской газете» напечатано - «с сегодняшнего дня будете жить по-новому». Кто будет нормально работать в таких условиях?

Андрей Федоров: С другой стороны, наши предприниматели и бизнесмены, те, кто выживает на этом рынке, - самые закаленные и психологически устойчивые.

Николай Рассадин: Предпринимателей должно быть много. У нас их мало. У нас много чиновников и госслужащих. У нас есть госпредприятия, на которых держится экономика, и все. Потому что люди не могут работать в таких условиях. Вы дайте им стабильность - на 10, на 25 лет. Тогда люди поймут, как им строить свой бизнес и как его развивать.

Андрей Федоров: Если будет плановая экономика, то будет стабильность - все понятно и прозрачно?

Николай Рассадин: Да, но тогда вы не обманывайте людей и не говорите, что мы свободное демократическое государство, живущее в рыночной экономике. Скажите - «мы тоталитарное государство, живущее в плановой экономике», зачем людям вешать лапшу на уши?

Андрей Федоров: В рамках этих поправок актуален вопрос о контрольно-кассовом оборудовании. Эта реформа, которая сейчас стартовала и активно идет, введение новой системы - зачем это нужно? Кто-то хотел заработать, или мы, опять-таки, хотим повысить отчисления в бюджет? Как это сказалось на вашем бизнесе и какие затраты пришлось понести? Я поясню: теперь весь объем денежных средств, проходящих через кассу, может контролироваться в налоговой в режиме онлайн. Можно ли тут декларировать прозрачность?

Николай Рассадин: Первое - это тотальный контроль государства на бизнесом. Прозрачность и так была обеспечена, просто мы сдавали эту отчетность на носителях раз в месяц. Теперь это постоянно доступно онлайн. Это что - сидит налоговый инспектор и в режиме онлайн смотрит, сколько я продал хлеба? Пусть смотрит, но есть вопрос. Государство хочет нас контролировать. Но ты тогда свои хотелки за свои деньги и реализовывай, что ж ты нас-то нагружаешь? Я продаю товар, у меня есть покупатели, у нас хорошие отношения. Он у меня купил - я ему продал. И тут государство лезет в эту кухню. Это желание государства, пусть оно и платит за эти нововведения. Я этого не хочу, мне это не нужно, я и так продам человеку товар и с этого заплачу налог. Но у нас все, что хочет государство, должен оплатить предприниматель.

Андрей Федоров: Тем не менее, кассы вы поставили.

Николай Рассадин: Конечно, мы законопослушные граждане. Это обошлось в весомую сумму - у нас много касс. К счастью, нам не пришлось покупать целиком кассовые комплексы - мы их только слегка модернизировали, поставили специальные блоки для передачи информации онлайн. В общем, потратились.

Андрей Федоров: Вы крупное предприятие, а если это небольшой магазинчик - в сельской местности, с одной-двумя кассами, - насколько сильно это ударило по малому бизнесу?

Николай Рассадин: У нас вообще по малому бизнесу и индивидуальным предпринимателям сильно бьют. Если вы вспомните, года 3-4 назад, как говорится, его высокопреосвященство нам обещал на небе райское блаженство: если ты займешься бизнесом, откроешь ИП, то будешь жить как человек и зарабатывать деньги. Все ломанулись регистрироваться, поверив его высокопреосвященству. Они поработали год, и им дали большой лопатой по хребту, повысив налоги. Люди поняли, что их в очередной раз поимели, и позакрывали свои ИПшки.

Андрей Федоров: Это звенья одной цепи.

Николай Рассадин: И к развитию малого и среднего бизнеса это никакого отношения не имеет. У нас просто выделяют деньги на программы развития малого и среднего предпринимательства, их успешно осваивают, но это - не развитие предпринимательства.

Андрей Федоров: А вы не участвуете в этих программах?

Николай Рассадин: Я стараюсь вообще с государством в азартные игры не играть. Как только ты взял у государства хоть одну копейку, считай, что бизнес пропал. Все с тебя же потом и спросят.

Андрей Федоров: Есть у нас такое понятие как МРОТ и потребительская корзина, и от их величины зависит и успешность вашего бизнеса - это покупательная способность населения. Мы с вами встречались примерно полгода назад. Как изменилась за это время покупательная способность населения, если изменилась?

Николай Рассадин: Кризис продолжается, денег у людей становится все меньше и меньше, поэтому изменений в лучшую сторону нет.

Андрей Федоров: И перспектив, несмотря на радужные прогнозы по поводу роста МРОТ, вы не видите?

Николай Рассадин: Чтобы поднять минимальные зарплаты, нужно где-то взять деньги. Это экономика. Можно отпустить ее в свободное плавание и жить в свободном экономическом пространстве, либо регулировать, сделать ее плановой. А этот симбиоз ужа с ежом, который мы наблюдаем в нашем государстве, как правило, к хорошему не приводит.

Андрей Федоров: И ручное управление, как я понимаю, в том числе.

Николай Рассадин: Да. При этом понятны цели руководства страны. Общество находится на грани социального срыва, и они хотят донести до людей, что они заботятся о нас. И повышают МРОТ. Ну, повысьте.

Андрей Федоров: На сайте ПЛН вопрос к вам по поводу МРОТ: «Почему директор «Империала» отказался поднимать МРОТ для своих сотрудников до среднего по региону для малого бизнеса - до 11 тысяч рублей?» Вы же вроде за повышение, а сотрудников оставили без оного.

Николай Рассадин: Я считаю, что правила для всех должны быть одинаковыми Не должно быть никаких дискриминационных мер. Если вы - я говорю о руководстве области, о профсоюзах и представителях предпринимателей, - хотите улучшить жизнь в регионе, давайте делать это единообразно. Почему вы повышаете МРОТ для одной категории и оставляете прежние 7,5 тысячи для остальных? Ведь было дельное предложение от бывшего депутата городской Думы Валерия Лесникова: повысить минимальный уровень оплаты труда до 8,5 тысячи рублей, но всем. Так сделали, например, наши соседи-новгородцы. А у нашей «большой тройки» почему-то родилась такая мысль - пусть бизнесмены платят своим сотрудникам 11600, а мы своим чиновникам, социальным работникам и всем остальным будем платить 7500.

Андрей Федоров: Судя по всему, у бизнеса есть деньги?

Николай Рассадин: Самое смешное в этом всем, особенно лукавство состоит в том, что это касалось только квалифицированных работников, технические работники получали те же 7500. Я могу сказать, что у меня и так все квалифицированные специалисты получают больше, чем 11600. Играть с ними в эти популистские игры я не собираюсь. Со мной никто не посоветовался как с предпринимателем, господин Козловский не счел нужным. И это соглашение не только я один не подписал - таких предпринимателей гораздо больше. Если вы не советуетесь, то играйте сами в свой закрытый клуб. Профсоюзы тоже подписали это, и тут же стали бегать к губернатору - «давайте мы индексируем зарплаты». А что ж они не предложили поднять зарплаты всем? Не играйте в эти игры, если не умеете играть по-честному.

Андрей Федоров: То есть вы за открытость и готовы поднимать зарплату?

Николай Рассадин: МРОТ и так и так поднимут, и поднимут всем.

Андрей Федоров: Мы заговорили про властный эшелон. В этом году вы впервые участвовали в выборах в Гордуму. Зачем вы туда пошли? Вы человек бизнеса, и есть мнение, что бизнес делится на две категории: «хорошо бы, чтобы меня никто не видел и не слышал, я буду заниматься своим делом», - и те, кто идет во власть. И довольны ли вы результатами выборов?

Николай Рассадин: Естественно, недоволен - идя на выборы, рассчитываешь победить, и я считал, что у меня есть шансы. Что касается бизнеса и его деления, то либо он теневой, либо ты всегда на виду. У меня бизнес достаточно прозрачный. Я привлекаю к себе внимание своей повседневной жизнью. Есть бизнес и есть жизнь вне бизнеса, ее часть занимает публичная деятельность. Я занимаюсь социальным программами - мне это интересно, мне вообще интересны всякие движения политические и социальные. Я уже был готов к тому, чтобы поработать в городской Думе. Не получилось. Но я получил опыт, и это само по себе было интересно.

Андрей Федоров: С точки зрения чистоты процесса - было много жалоб на то, что выборы грязные, что идут постоянные передергивания. Вы как представитель бизнеса достаточно уязвимый человек - можно провести проверки, мешать работе. Вы почувствовали какое-то влияние, связанное с выборами?

Николай Рассадин: Да, я почувствовал это на себе. В последние дни перед голосованием в мой офис пришла целая делегация сотрудников правоохранительных органов, начиная от участковой службы и заканчивая сотрудниками ДПС. Их было очень много, они все были серьезные, на мой вопрос - в чем причина, ничего не объясняли. Сказали, что на меня написано заявление и что я нарушаю какое-то законодательство. Я сказал - «ищите», они искали и ничего не нашли. Теперь будем разбираться, что это за доброхот написал заявление, и, видимо, будет встречное заявление о заведомо ложном доносе. Каждый за свои слова должен отвечать. Это было чисто политическое давление на меня и моих сотрудников, которые баллотировались, чистая политика. Я думаю, что это дело рук партии власти, которая больше всех кричит о грязных выборах и в то же время занимается такими делами.

Андрей Федоров: Еще один вопрос с сайта - ваш прогноз по главе города и сити-менеджеру. Сейчас у нас новая интрига - господин Брячак переходит...

Николай Рассадин: ...уже перешел.

Андрей Федоров: ...в городскую Думу, такой неожиданный ход. Может, для вас ожидаемый - как для участника выборного процесса. Изменится у нас ситуация, появятся ли новые люди?

Николай Рассадин: Я искренне надеюсь, что изменится, и мне бы хотелось, чтобы произошла ротация. Когда нет ротации власти, она начинает превращаться в нагрузку на общество. Власть перестает работать, бронзовеет, считает, что никто ее не может подвинуть. Поэтому я за ротацию.

Андрей Федоров: Может, конкретные кандидатуры назовете? Олег Брячак?

Николай Рассадин: Я не готов отвечать на 100%, но насколько мне известно, партия власти выдвигает старого главу города Ивана Цецерского. Он депутат шестого созыва, но, насколько мне известно, его выдвинули еще до того, как он получил мандат депутата в новом созыве. То есть он был депутатом пятого созыва, а его уже выдвинули. Я не юрист, но мне кажется , это неправильно. Надо было сначала получить мандаты. Еще даже не были обозначены списочники. Например, по спискам прошел Валерий Тюменцев. Почему ему было отказано, чтобы он мог выдвинуться на главу, если кандидатура уже была названа до определения списочников? Нужно было сначала получить мандаты, потом провести свой внутренний праймериз, если уж они с этим праймериз носятся как курица с яйцом, и тогда уже выдвигать кандидатуру. Или, например, Елена Александровна Полонская - взяла больше всех голосов на своем одномандатном округе среди коллег по партии. Как сказал кто-то из политических обозревателей, кто набрал больше всего голосов по одномандатному округу, того и было бы логично выдвинуть на эту должность. Думаю, борьба развернется между Иваном Николаевичем и Олегом Михайловичем.

Андрей Федоров: Это основные претенденты?

Николай Рассадин: С моей точки зрения - да.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте, меня зовут Мария. А будут ли еще открывать «Макдональдс» в Пскове - например, на Запсковье?

Николай Рассадин: Я не знаю, я не вхожу в руководство компании «Макдональдс».

Андрей Федоров: Но у вас есть интерес к развитию этого проекта? Несмотря на все сложности и подводные камни, «Макдональдс» появился в Пскове, как я понимаю, не без вашего участия.

Николай Рассадин: Спасибо, но я не занимаюсь развитием «Макдональдса». У меня были партнерские отношения с руководством «Макдональдс», они захотели открыть здесь свой ресторан быстрого питания, мы предоставили им такую возможность.

Андрей Федоров: То есть инициатива от них?

Николай Рассадин: Да, конечно. Они давно хотели зайти в Псков и зашли, мы помогли им реализовать этот проект. С ними работать сложно, но интересно. И если будет предложение по работе… Мы работали потому, что у нас была площадка. Получить в городе что-то под проект достаточно сложно.

Андрей Федоров: А та площадка на четырех углах, которая обсуждалась первоначально, за серым забором с афишами - какова ее дальнейшая судьба? У многих горожан и гостей города возникает вопрос, что это вообще такое, и что за одинокая гирлянда наверху.

Николай Рассадин: Могу рассказать, это история, достойная детектива. Мы с этой площадкой в 2009 году пытались войти в приснопамятный проект создания туристического кластера. Понятно, что в центре города должно быть что-то красивое...

Андрей Федоров: Кроме забора.

Николай Рассадин: Да, и мы пытались объединить весь участок и сделать там хороший проект. Он был прорисован, но позиция власти поменялась, и мы не смогли его реализовать. От меня там ничего не зависит. Земля принадлежит КУГИ - комитету по управлению государственным имуществом, мы ведем судебные споры, чем это закончится - не берусь предсказать. Помните, как в том фильме: раз лишний день весны в этой области никому не нужен, пусть это будет так.

Андрей Федоров: А эта земля не в вашей аренде?

Николай Рассадин: Парадокс - они мне даже аренду там не дают, я написал уже несколько заявлений - я хотя бы деньги буду платить, но нет. Они пытаются ее делить, обложить какими-то актами, что угодно, только чтобы меня там не было. Хотя у меня там есть недвижимость.

Андрей Федоров: В этом точка соприкосновения - иначе она ушла бы в другие руки?

Николай Рассадин: Но она бы ушла частично - у меня там есть собственность, у земли есть собственник, там получится каша, чересполосица.

Андрей Федоров: Николай Юрьевич, давайте к прикладным темам. Активное внимание уделяется розничной продаже алкоголя. В вашем магазине алкоголь тоже продается. Для всех супермаркетов это нормальная стезя. Сейчас Министерство промышленности и торговли прокомментировало идею запрета продажи алкоголя в мелкой таре на кассах торговых центров. Это одно из предложений правозащитной организации «Коллективная защита», так как это провоцирует покупателей на приобретение алкоголя.

Николай Рассадин: У нас на кассе такой товар не стоит.

Андрей Федоров: То есть у вас уже сформирована своя позиция по этому вопросу. В то же время у нас активно идет обсуждение о том, чтобы повысить минимальную розничную цену на водку, у нас многие вещи водкой меряются. Повысят акцизы с 205 рублей до 300, и это приведет к чему? Как вам эта инициатива и какая цена на водку адекватная в нынешних условиях?

Николай Рассадин: Политика правительства в алкогольном секторе ужасающая. Ни производители алкоголя, ни поставщики, ни розница не знают, что завтра выкинет правительство относительно алкоголя. У них нет внятной политики относительно алкогольного сектора, они не понимают, что с этим делать. С одной стороны, они хотят получить как можно больше денег, с другой - они должны делать красивую мину для населения, вроде как «мы боремся с алкоголизацией страны». И отсюда нет понимания, что делать. Сегодня они повышают минимальную цену на водку, завтра понижают. И эта чехарда ни к чему хорошему не ведет. Что касается запретов - запретить продавать на кассе чекушки. Ну, поставят чекушку в алкогольный отдел. Если у человека есть деньги на чекушку, он пойдет туда и ее купит. Поэтому говорить, что будет завтра с водкой и алкогольными напитками, никто не берется. Что бы ни говорили аналитики, они не дадут объективной картинки, нет плана развития алкогольной отрасли у государства. Они шарахаются от идеи государственной монополии до идеи полностью свободного рынка. И пока не будет осознанной политики в этой сфере, это будет продолжаться. Завтра какая-нибудь «Трезвая Россия» скажет, что все плохо, и алкоголь станут продавать с 14 до 16. Потом поймут, что это не приводит ни к чему хорошему, производители алкоголя включат свое лобби, период продажи опять будет увеличен. У меня есть непроверенная информация - о том, что в Новгороде увеличили временной коридор продажи алкоголя, и наши руководители склоняются к тому, чтобы последовать этому примеру. Но с другой стороны, прорабатывается вопрос для использования нашей области в качестве пилотной площадки для продажи алкоголя с 21 года. Как можно в таких условиях говорить о чем-то?

Андрей Федоров: А сама ситуация, когда на уровне регионов определяется алкогольное законодательство? Может, проще было бы спустить с федерального уровня эти нормативы, или везде есть своя специфика?

Николай Рассадин: Есть специфика. Я сторонник того, чтобы как можно больше вопросов местного значения отдавались на места. Мы должны децентрализировать страну, если за нас все будут решать в Москве- это будет беда. Надо самим принимать решения.

Андрей Федоров: И губернатор, и глава города выступают категорически против рюмочных, расположенных в жилых домах. Губернатор отдал распоряжение «душить на корню», цитирую, эти рюмочные. И Иван Николаевич тоже переживает, что «спиваются целыми домами». Чего тут больше антиалкогольной политики или помех для развития малого бизнеса?

Николай Рассадин: Любой жилой многоквартирный дом - это ТСЖ или совет жильцов. Это жильцы должны решать, быть или не быть в их доме рюмочной, парикмахерской, ресторану. Логично было такие заведения делать отдельно стоящими. Ресторан или рюмочная, пельменная - неважно, это должно быть вынесено отдельно.

Андрей Федоров: Но в рамках политики по ограничению продажи алкоголя ни для кого не секрет, что рюмочная - это только прикрытие, на самом деле стоит один столик, а на деле просто осуществляется круглосуточная продажа алкоголя.

Николай Рассадин: Я за свободу предпринимательства. Кто ищет, тот всегда найдет. В этой связи меня волнует другой вопрос. У нас есть сети разливных напитков, куда можно прийти после девяти часов вечера и купить в розлив пиво, сидр и так далее. А мне как розничной сети продавать этот товар нельзя. Опять получается что кто-то ровный, а другие ровнее. Почему им можно круглосуточно торговать пивом, а мне нет?

Андрей Федоров: Поставьте два столика, повесьте вывеску...

Николай Рассадин: Зачем, мне это не нужно.

Андрей Федоров: Я к тому, что при желании обойти закон можно. А как вы относитесь к таким заведениям - положительно, отрицательно?

Николай Рассадин: Я не готов сказать. Я сам такие заведения не посещаю.

Андрей Федоров: Может, сделать в этот режим послабление, чтобы люди после девяти вечера не бегали в поисках рюмочных?

Николай Рассадин: Я за то, чтобы вернуться к нормальному графику продаж. Работает магазин круглосуточно - круглосуточно продается алкоголь, как и другой товар.

Андрей Федоров: А как же борьба с алкоголизацией?

Николай Рассадин: А вы думаете, это борьба? Люди не найдут, где купить? Запреты никогда не приносят положительного результата, а лишь загоняют проблему в тень. Зарабатывают бутлеггеры, самогонщики, производители суррогата,а мы наступаем на одни и те же грабли.

Андрей Федоров: Перейдем к другой сфере. Недавно в Нидерландах в магазинах обнаружили большое количество яиц, зараженных фипронилом. Содержание этого токсичного вещества, как выяснилось, многократно превышает европейские нормы. И выяснилось, что они долгое время поставлялись в Европу, все эти яйца кушали, вроде ничего особо страшного нет, но тем не менее. Может ли на полках наших магазинов найтись такой продукт, который не соответствует нормам и ГОСТам?

Николай Рассадин: Наверное, может быть и такое.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте, хочу задать вопрос. В городе много предприятий - крупных, красивых, хороших, а люди зарабатывают копейки. И вот он, ваш герой, хочет взять землю в аренду, открыть еще что-то. А зачем плодить предприятия, в которых люди нищенствуют?

Николай Рассадин: Давайте вообще все закроем, зачем плодить какие-то предприятия. Тогда людям вообще будет негде работать.

Андрей Федоров: Но людям надо давать достойную зарплату.

Николай Рассадин: Зарплату формирует рынок труда. Давайте сделаем нашу страну привлекательной для развития экономики, и люди будут зарабатывать деньги.

Андрей Федоров: Это вопрос непростой. Что бы вы сделали в масштабах отдельно взятого областного центра?

Николай Рассадин: Я бы начал с ревизии бюджета, постарался бы увеличить доходную часть и сократил бы расходную. Постарался бы сделать так, чтобы в город пришли новые предприниматели, которые открывали бы здесь предприятия и платили налоги. Я постарался бы решить вопрос об использовании земли с областью, потому что сейчас город не распоряжается землей.

Андрей Федоров: Кстати, сейчас идет активное обсуждение проекта размещения нестационарных торговых точек, по которому было принято решение 80 объектов закрыть на исторических территориях. Как вы оцениваете эту ситуацию?

Николай Рассадин: Сегодня не время для того, чтобы закрывать что-то. В период экономического кризиса людям нужно дать возможность зарабатывать деньги. 80 предпринимателей просто выкинуты на улицу.

Андрей Федоров: Возможно, им предложат какие-то альтернативы.

Николай Рассадин: Надо посчитать, сколько там работает людей. Это как минимум 160 человек, оставшихся без работы. Мне уже задавали вопрос, что делать с «палатками», с малыми нестационарными объектами. Ничего не надо делать.

Андрей Федоров: Может, унифицировать, чтобы они были в одной стилистике, не резали глаз этими полосатыми матрацами.

Николай Рассадин: Наверное, да, хозяин должен содержать свой объект в надлежащем виде, но только не закрывать. А в период кризиса резать по-живому, даже в угоду Ганзе, которая в 2019 году три дня у нас будет проходить... Этим надо было заниматься в тучные годы - когда был большой бюджет, шли дотации и субвенции в область.

Вопрос радиослушателя: Добрый день, меня зовут Валентина. Совсем недавно стала подумывать о том, чтобы заняться предпринимательством. У нас есть РСПП - Российский союз промышленников и предпринимателей, есть «Опора России», «Деловая Россия», бизнес-омбудсмен даже есть. А толк от этих организаций есть? Если понадобится помощь, куда обращаться?

Николай Рассадин: Да, у нас много организаций, которые работают на то, чтобы оказывать помощь предпринимателям. Не знаю, как насчет РСПП - там малого и среднего бизнеса нет, в основном крупные предприниматели. Наверное, «Опора России» - та организация, куда действительно можно обратиться, и там подскажут, с чего начать, каике документы нужны, что вас ожидает, когда вы войдете в это экономическое пространство. Я с ними не сотрудничаю, я сам по себе. Если бы я видел, что это сотрудничество может к чему-то привести, - может быть. Но что дает, например, РСПП - я не вижу.

Андрей Федоров: На этой ноте мы закончим нашу программу. Спасибо, что нашли время и возможность ответить на наши вопросы.

Николай Рассадин: Спасибо, что пригласили, до свидания.

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Чем, на ваш взгляд, должен заняться Михаил Ведерников на посту врио губернатора Псковской области в первую очередь?











Loading...


Голосование

Чем, на ваш взгляд, должен заняться Михаил Ведерников на посту врио губернатора Псковской области в первую очередь?











Календарь

«« 2017 г.
«« октябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31