Сегодня: Понедельник, 26 Сентября    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Кинокайф День советов Пикник 35 лет Версия ПЛН для слабовидящих Лучшая интерьерная печать в Пскове Интерактивную карту доступности объектов городской среды для инвалидов в Пскове собирается разработать депутат молодежного парламента Пять причин поехать на «Мой-КУ» Фестиваль Сергея Довлатова «Заповедник» пройдет в Пскове и Пушкинских Горах Трезвый город



Артем Верле: Нужно удивляться миру

27.09.2013 15:54 ПЛН, Псков

В прямом эфире радиостанции «Ретро ФМ-Псков» (102.6) в программе «Феличита» выступил кандидат философских наук, блогер Псковской Ленты Новостей Артем Верле. Речь шла о том, почему в Пскове нет современной культуры.

- В нашей студии гость, это кандидат философских наук, доцент кафедры философии Артем Верле. Помимо прочего, он - автор многочисленных статей на сайте ПЛН, которые начинаются со слова «философия». Тема нашей программы неоднозначная: почему в Пскове нет современной культуры? Если мы принимаем за аксиому, что в Пскове маловато современной культуры, то, по вашему мнению, с чем это связано? Это потому, что никто нам ее не привозит, или она не приживается на Псковской земле?

- Не знаю даже, с чего начать, но мне кажется, что проблема эта не столько региональная, а, скорее, мировоззренческая. Может быть, российская, может быть, глобальная. Я не думаю, что в Пскове будет развиваться искусство, если кто-то его будет к нам привозить, потому что для любого искусства нужен потребитель, нужен взгляд, который сможет это принять, понять и видоизмениться в пользу этого восприятия.

- То есть все-таки мы не готовы к этому?

- Я бы так тоже не сказал. Я думаю, что мы готовы, все готовы ко всему, просто нужна смена взгляда, смена позиции. В этом отношении я бы больше заботился не о том, кто у нас будет воспринимать, а о том, кто у нас будет это делать. Ведь не только в аудитории дело, а дело еще в том, кто нам преподносит образцы современного искусства, каким образом оно у нас живет. Я не думаю, что какие-то административные ресурсы способны повлиять на формирование какого-то пласта современного искусства в Пскове. Искусство - это такая практика свободы. Но одновременно и неудовлетворенность, опустошенность, необузданность, это то, на основе чего порождается действие творческое. И у нас полно неудовлетворенности, опустошенности, разного рода желаний, но все это не выливается в искусство, видимо из-за отсутствия какого-то внутреннего освобождения. У нас недостаточно внутренней свободы. Мне кажется, что наша социальная действительность социально типизирована, она не индивидуальна. У нас нет индивидуального человеческого опыта. У нас есть социальные типы. И они предъявляют запросы на то, чтобы их желания были удовлетворены посредством искусства. Скажем, мыльная опера — это продукт, потребляемый определенным социальным типом. То же самое касается боевика, поп-музыки. А современное искусство очень индивидуально. Я приведу пример: когда следователь расследует какое-то дело, он находит след преступника на земле, отпечаток ноги. Его этот след интересует не сам по себе, как художественное нечто, его это интересует, как след конкретного человека, то есть, того, кто оставил этот след. Современное искусство в этом отношении нам интересно как след действия некого человека, как последствия того, что он переживал, как личность. И если мы не готовы воспринимать личность, а готовы воспринимать только социальные типажи, то и искусство у нас не получает распространения.

- То есть, чтобы воспринимать личность, нужно больше внутренней свободы, чем есть у нас?

- Да, ведь соседа мы воспринимаем не как обладателя каких-то личностных качеств, а как тип соседа. То есть, сосед априори не может быть личностью. Он шумит не потому, что он художник или он имеет на это право, а потому что он просто сосед, он плохо себя ведет и нужно его приструнить. Также мы приструним и современного художника, когда он делает что-то такое, что нам не нравится. Мы не готовы воспринять личность, мы не готовы принять личностное поведение. А современное искусство, к сожалению, или к счастью, держится именно на этом. Оно очень экзистенциально, апеллирует к личному опыту. Если ничего подобного социальному типу мы не видим, то мы и не воспримем, это вызовет отторжение.

- Мы говорим о Пскове, можем ли мы сказать, что жителям Пскова, каждому, не хватает какой-то личной истории, чтобы воспринимать лучше опыт другого человека, и соответственно, лучше проникать в искусство.

- Возможно. Хотя, я не стал бы утверждать, что это имеет сугубо региональные причины, что именно на этой земле, на этой территории так сложилась какая-то геомагнитная аура, что мы не способны на что-то. Просто обстоятельства разного порядка сложились так: экономического, политического, культурного, поведенческого. Так складывается наша повседневность, что она нас скорее типизирует, чем индивидуализирует. Не думаю, что это особенность исключительно псковская. Можно, конечно, посыпать голову пеплом, что Псков - такое гиблое место для искусства, но нам нужно заняться не этим, а личным раскрепощением. Это дело каждого: появится один, придет и другой.

- Один из моих следующих вопросов как раз был связан с конкретным географическим положением Пскова как города. У нас есть несомненные плюсы, которые возводятся в высокую степень: у нас рядом две столицы, рядом Европа, и считается, что это очень хорошо. Но это же еще и очень плохо. Потому что всем людям думающим здесь немножко тесновато, и у них под боком города, в которых они находят более достойное, на их взгляд, применение.

- Конечно, это большая беда, что мы так расположены! Мозги туда утекают! Есть этот момент, и здесь без какого-то даже политического участия не обойтись. Нужно поддерживать некую атмосферу, но она, кстати, определяется и тем, что люди сами думают о своем месте. Ведь наше социальное существование определяется тем, что мы думаем о нем, а не тем, чем оно является на самом деле. Мы можем уезжать, можем не уезжать. Основная причина уехать - больше возможностей для общения, для представления своего творчества, ближе находишься к основному мейнстриму. Но что касается Москвы и Санкт-Петербурга, то здесь ситуация тоже неоднозначная. Конечно, есть и там современное искусство, но в сравнении с тем, что оно представляет из себя в каком-то маленьком городке в Германии, это пока что недобор свободы. Конечно, большие города, наподобие Москвы, уже предлагают возможности для этого освобождения, там много чего положительного осуществляется, но многие жалуются, что им не дают высказываться, обижаются, на кого-то казаки нападают... Не готовы принимать всех этих вещей. Москва большая, и люди, которые там открыты в том смысле, в котором я говорил, не так часты. Поэтому и в Москве я многих знаю, кто занимается киноискусством и так далее, тяготеют к тому, чтобы уехать из Москвы. Для них это тоже культурная провинция, потому что они не находят там отклика. Поэтому я и не хочу говорить о том, что это чисто наша проблема. Тем более, современные средства коммуникации позволяют не зависеть регионам от их положения.

- Да, географическая широта перестает иметь значение.

- Кирпичные стены, которые можно фотографировать, как это делают многие художники их Нью-Йорка, есть и в Пскове, и красота их не меньше, а то и зашкаливает по эстетической составляющей. Ну и люди встречаются интересные. Есть такая американская фотохудожник Диана Арбус, которая занимается фотографированием обычных людей, чем и прославилась. Я думаю, она нашла бы в Пскове таких людей, хоть Нью-Йорк и обширнее. Если в Пскове появится такой человек, почему нет? Проблема в том, что он не появляется. Может быть, если бы он появился, то в музее современного искусства в Нью-Йорке тоже были бы выставлены его работы. Художник ориентирован не столько на конкретного зрителя, псковского или московского, он ориентируется на гипотетического зрителя, на идеального зрителя. Он сам представляет такого идеального зрителя, для себя. И ограничивать регионально тоже не стоит. Конечно, люди уезжают, но они и появляются. Кто знает, может, Псков ждет большое будущее, все культурные предпосылки к этому есть.

- По поводу потенциала: почему у нас так слабовато все с современной культурой, если у нас такой огромный исторический потенциал? Тянет ли он вперед, или, наоборот, немножко оттягивает назад?

- Мне кажется, оттягивает.

- История давит?

- Очень сильно давит. Простого посещения Псковского музея-заповедника достаточно для того, чтобы понять, насколько давит. Это традиция, ничего против нее, кстати, сказать не хочу, но так как мы обсуждаем другую проблему, которая не менее актуальна, чем сохранение культурного наследия, я этот вопрос здесь и затрагиваю. Политика музея-заповедника в этом смысле не совсем удовлетворительна, поскольку можно было бы как-то больше себя переориентировать, в частности, на современное искусство. Особенно важно: оно тотально доступно, не обязательно стоит миллиарды. Есть какие-то возможности для предоставления площадок современным авторам, которые просто ищут эти площадки и не могут найти. В общем и целом, я ответственно заявляю, существует проблема перепроизводства современного искусства, не то, что его не хватает. Я имею в виду не только Псков, хотя и в Пскове этого много.

- А много у нас людей, которые жаждут выставить себя на какой-то культурной площадке, но никто их не пускает и никто о них не знает?

- Да, есть такие, я знаю несколько человек. Ну, если потребуется, я готов выступить. Ну вот мы говорили об аудитории, а выступить, ну, я готов, вы готовы, еще кто-то, кто нас слушает, готов. Это уже неплохо! Учитывая численность населения в Пскове, три человека - это уже аудитория. Те события, которые у нас происходят в последнее время, тоже говорят о том, что аудитория есть. Конечно, люди по-прежнему смущены, напуганы чем-то, закрыты, закупорены в себе, но они раскрываются! Мне кажется, за последнее время произошли какие-то изменения в этом направлении. Люди более восприимчивыми становятся, они уже пресытились традиционностью, они воспринимают это как должное, но хочется и еще чего-то.

- Всех утомила история, нужен свежий взгляд?

- Да, и если мы развиваем туристический сектор, на это тоже нужно обращать внимание. Конечно, есть еще на земле люди, которые не видели икон, или каких-то крепостных сооружений, но их уже не так много на свете, нужно привлекать новыми формами активности, в частности, художественной активности. Что касается традиции: у нас есть очень мощная советская традиция, и современное искусство в значительной степени от нее отталкивается, ее пародируя, иронизируя, или воспринимая серьезно. Развиваются новые формы, которые существуют за счет эксплуатации советского типичного опыта. У нас это не используется, в Пскове мы не можем наблюдать никаких музейных объектов, которые свидетельствовали бы о нашем советском прошлом.

- Ну, в общем, да, тут провал. Все заканчивается революцией 17-го года. На последнем русском царе…

- Есть всплеск интереса к Второй мировой войне, это тоже специфический и очень интересный период, но потом провал, как будто ничего не происходило. Я ведь еще помню времена, когда все парки, около церквей, или просто на улице, были утыканы мольбертами, и за ними сидели бородатые художники, которые рисовали.

- Где же все эти люди, и где их творчество?

- А вот как-то это рассосалось, развеялось. А оно было! И сейчас мировым трендом является советская живопись 60-х-70-х гг., когда-то активно представленная в Пскове и отсутствующая сейчас. Мы никак не можем ее увидеть, чтобы воспринимать, чтобы опираться на нее. То есть, мы говорим о культурной традиции, но на самом деле она очень прерывиста. И эта прерывистость возникла в силу того, что кто-то ее таковой сделал, не представляя в общем объеме. Любой муниципальный музей любого города предлагает историю этого города от зарождения до сего дня. А у нас та же самая экспозиция заканчивается прикладным искусством, три зала, посвященные средневековой истории Пскова и его роли в истории России, иконопись и Великая Отечественная война. Вот, что мы имеем.

- Так, а с чем это связано? Потому что начинаются какие-то сравнения, мол, зачем мы поставим какую-то картину, какого-то современного для 60-х гг. художника, если у нас есть такая великая и могучая история, что с ней рядом ничего и поставить нельзя?

- Ну, основная задача - динамизм. Необходимо постоянно находится в поиске чего-то нового, и в прошлом, в частности. То есть, необходимо хотя бы перетасовывать то, что у нас есть, чтобы предлагать новый взгляд на имеющееся. Нужно более активно вести себя в этом отношении. Сейчас в европейских музеях принята такая практика: отсутствие постоянных экспозиций. Посетив этот музей в 2002 году, в 2003 вы уже не найдете эти картины. На их место повешены другие. Картины располагаются тематически, например, тема меланхолии. И все картины, посвященные этой тематике перепозиционируются в соответствии с этой идеей. Или тема детства. То есть, музеи живут, постоянно меняясь, они не могут быть законсервированы. И даже то, что в арт-практике нет динамики, сказывается на том, что динамики нет в арт-производстве. Потому что единственное, что у нас предлагают из области современного искусства - это искусство 60-х-70-х гг., это русская пейзажная живопись советской школы, которую можно купить в магазине «Находка» или посмотреть в выставочных залах на тех немногочисленных выставках, которые у нас проходят. Это резко стопорит развитие искусства. Нужно задавать сам темп, чтобы появлялось что-то новое.

- А вы расскажете нам, как, по-вашему, задавать темп?

- Надо делать что-то! Я не могу посоветовать людям заняться живописью, хотя, это было бы очень интересно. Например, у меня, когда я еще жил в Санкт-Петербурге с одним моим другом, был очень интересный проект, на который нам не хватило денег, и мы его забросили. Мы не нашли людей, которые смогли бы его поддержать. Состоял он вот в чем, мне кажется, для Пскова он бы мог сработать. Мы арендуем выставочное пространство, небольшую галерейку, или зал, и предлагаем в ней выставлять все, что угодно. Совершенно любых людей. Это необязательно должны быть какие-то художники. Кто-то что-то нарисовал, пускай даже в соседней комнатке, и мы предлагаем ему выставлять свои произведения на протяжении недели. Любой человек, что бы он ни сделал, может рассчитывать на неделю славы. Это может не быть славой, конечно, но, по крайней мере, он что-то сделал!

- И кто-то это увидит!

- Да, может быть, его друзья, семья, сослуживцы. Мы даже договорились с одним милиционером, что он будет там выставлять свои картины, посвященные описанию заключенных в камере предварительного заключения. На мой взгляд, это было бы интересно. Люди разные, у них разные интересы. Конечно, минимальная цензура в рамках закона была бы вполне естественна, но, в принципе, основным содержанием должна быть тотальная свобода непрофессионального творчества. Рассчитывать на то, чтобы привлечь профессиональных художников, мы не могли, а непрофессиональных очень много. И мне кажется, что даже возможность для людей показать что-то свое, даже выставить детские рисунки своей дочери в выставочном реальном пространстве, с названием «Галерея» - это уже что-то. Ведь галерейная деятельность, она тем и специфична, что это некое специальное, сакральное место, где люди должны вести себя особым образом. И все, что там выставлено, автоматически окружается аурой художественности, элитарности. И это могло бы сработать. Если найдется человек, который осмелится, в рамках Пскова осуществить такого рода проект, он уже сможет привнести новизну.

Это прекрасная идея! Я предлагаю всем нам ее обдумать. А мы озвучим вопросы, которые к нам пришли. Артем, здесь есть недовольные процессом, тем, что на нашу землю привносит наш новый режиссер театральный Василий Сенин, и, в частности, почему-то есть недовольные спектаклем «Послеполуденный отдых фена», и даже говорят, что не нужно тратить на это время, покажите что-нибудь другое, пользы будет больше. Насколько я знаю, вам понравился этот спектакль?

Да, мне понравился. Не знаю, плохо это, или хорошо, но я абсолютно искренен в данном случае в своей позиции. Ну, а то, что есть недовольные, - это вполне естественно. Было бы странно, если бы все были довольны. Это значило бы, ну, например, Стас Михайлов. Ну, такая уж судьбина у современного искусства: оно резко разделяет людей. Причем более резким является это разделение на приятие и неприятие, тем ближе это искусство к слову искусство.

- И тем лучше это для искусства?

- Да. В конечном итоге. Но мне, кстати, довольно странна эта позиция неприятия этого спектакля, потому что он достаточно красив, прост и достаточно популярен.

- А как вы думаете, что могло так настроить? Если с виду ничего такого. Мне вот тоже кажется, что там нечему не нравится.

- Трудно сказать, я не знаю этого человека. Есть люди, которые вообще против всего, и никакого «за». Может быть, это человек из этого разряда. Может быть, ему еще что-то не понравилось. Может быть, ему привычны какие-то другие формы искусства. Ведь все дело в том, что есть нечто привычное, а есть непривычное. Я, например, готов принимать непривычное. А есть люди, которые все непривычное воспринимают, как отрицательное. Любая новизна, не входящая в то, что мы считаем нормальным, воспринимается как некое зло, профанация. Долго люди боролись с современными постановками «Евгения Онегина», хотя это никого уже не шокирует! Кто хочет смотреть современную, тот может посмотреть, кто не хочет - есть другие возможности. Дело в том, чтобы эти возможности были! Если они есть, то кого-то они будут раздражать, кому-то нравиться, это естественный процесс. Ну, я не думаю, что нормальным является тот человек, который стремится к тому, чтобы всем нравиться. Если он всем нравится, значит, что-то не то уже, это что-то из тоталитаризма.

- Вы говорите о возможности: вот мне кажется, что у нас в области появляется возможность, особенно в городе Пскове, в последнее время, благодаря таким людям, как Василий Сенин, и другие, я не хочу о личностях, просто так получилось, раз такой вопрос. Может быть, это связано с потенциалом, который как-то начинает выявляться?

- Конечно! Конечно, есть потенциал! Мы уже давно живем в свободной стране, правда, в последнее время эта свобода не абсолютная, не знаю, хорошо это, или плохо, но, в любом случае, это должно дать эффект, мы не можем оставаться в советском прошлом в отношении сознания, потому что во многом мы остаемся там. Некоторым это нравится. Мне — не очень. Нужно избавляться от какой-то зашоренности в отношении восприятия нового. Нужно удивляться миру, я говорю это своим студентам, своим друзьям, они соглашаются, но пока что удивляющихся не так много, или люди удивляются стереотипно. Они готовы удивляться изображению дерева на картине художника, но не самому дереву.

Говоря о событиях, которые начали проявляться в регионе, культурных событиях. Да, они есть, но их не так много, как хотелось бы...

- В вашей статье «Философия хорошего настроения» вы как раз говорите о спектакле. Так как вы считаете: это значимо для региона? Или это пока капля в море.

- Нет, ну, и капля значима. Сначала капля, потом вторая. Люди пришли. Я так понял, что организаторы даже удивились тому, что так много было людей. Очень много их не могло быть, там 50 человек на спектакль по формату. Но каждое представление прошло в присутствии даже большего количества людей, и в последний день билеты были проданы. Что-то происходит, это уже немаловажно, капля камень точит. Если мы опустим руки на том, что это капля в море, то она и останется каплей в море. Если мы будем продолжать дальше, если это будет кого-то интересовать, если кто-то будет организовывать, то люди найдутся. У нас возможен и обратный приток, хотя бы гастролеров из Москвы и Петербурга, хотя бы тех людей, которые туда уехали. Они могут возвращаться, хотя бы для того, чтобы показать нам, что они там сделали.

- У нас еще один вопрос, прямо к вам: Артем считает себя культурным и современным человеком?

- Я не знаю, какой ответ ждут от меня, но вообще я считаю, конечно. Я считаю себя современным и культурным. Может быть, я претенциозен в своей позиции, но что сделаешь!

- Наш разговор подходит к концу, а это значит, что пришло время кульминации. И, раз уж мы в начале заявили тему, то сейчас может быть вы ответите на вопрос: так почему же в Пскове нет современной культуры?

- Попытаюсь извлечь зерно истины. Во-первых, я хочу обнадежить людей: мне кажется, что у Пскова шансы велики для того, чтобы быть площадкой для современного искусства, а не только традиций, если будут предоставляться возможности для этого, а я думаю, что они будут предоставляться, потому что люди, которые хотят, чтобы эти возможности были, существуют в нашем регионе, работают и даже могут что-то решать. Поэтому я оптимистично смотрю на эти процессы. Я знаю, что в Пскове есть хорошие художники, хорошие поэты, есть замечательные музыканты, и сбрасывать это со счетов нельзя. Просто не нужно вставлять палки в колеса. Конечно, административный ресурс способен подавить все, что угодно, и вставить любые палки в самые прочные колеса, а если они не прочны, то любая веточка способна сломить напор современного художника и погрузить его в пучину отчаяния. Поэтому, если все срастется, с административной, организационной и творческой стороны, то все будет в порядке. Тем более, что уже есть подвижки, жаль, что они запаздывают. Только сейчас я начинаю замечать, что что-то происходит, но этого очень мало. Это хорошо, что приезжают люди, что люди приходят. Они готовы приезжать, я сам готов приглашать. У меня есть много знакомых поэтов из Москвы, из Санкт-Петербурга и даже из более отдаленных регионов.

- Да, но, к сожалению, из Москвы - это еще не значит...

- Само собой! Но мы не можем вот так взять и оценить. Были? Были! Приезжали? Приезжали!

- Ну да. Здесь огромное значение имеет вкус, это очень существенно. В современности много что происходит, и не все это ценно. Тут дело личной позиции человека и просто позиция вкуса. Если люди с такими достоинствами у нас будут множиться, то будет все хорошо.

- Ну, как и в любое время, есть гении и все остальные творцы.

- По-моему, Ван Гог не продал ни одной картины?

- Одну.

- Спасибо вам большое, я думаю, что на этой ноте большого потенциала Псковской области мы и завершаем наш разговор.

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Удовлетворены ли вы итогами выборов депутатов Госдумы и Псковского областного Собрания?
















Голосование

Удовлетворены ли вы итогами выборов депутатов Госдумы и Псковского областного Собрания?














Календарь