Сегодня: Четверг, 17 Августа    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Непогода нынче в моде Аренда Scandinavia приглашает на «Черный четверг» Новая школа Пскова готовится к приему детей 1 сентября Здоровье в движении! Руки вверх! Скидка в 3% всем вновь зарегистрированным пользователям Шансон Квартиры от муниципального застройщика Фестиваль Псковские автосервисы выбирают запчасти из Интернет-магазина «Глэдис» Лучшая интерьерная печать в Пскове Жаркие дебаты «Лошадиное дело». Без масок и хлыстов



Еще одна премьера – в поисках аутентичности

13.03.2006 15:07 ПЛН, Псков

Не каждый день в Пскове случаются театральные премьеры, поэтому новая постановка Елены Шишло – спектакль «Касатка» по малоизвестной пьесе Алексея Толстого вызвал заметный и слегка ажиотажный интерес. Впрочем, два-три премьерных показа, в таком небольшом городе, как Псков, неизбежно обречены на зрительский успех. Что касается записных критиков, то здесь все несколько сложнее, ведь всем известно, что на сцене Псковского Академического накануне столетнего юбилея сложилось как бы две «партии»: условно говоря, тех, кто «за Радуна», и тех, кто «против». И - наоборот.

Ситуация в творческом отношении вполне понятная, долгожданная, в хорошем смысле провокационная (на то оно и закулисье), то есть в чем-то для театральной жизни города в целом - даже выгодная. Вольно или невольно, но идет творческое соревнование двух художников, двух режиссеров, и при всех чисто человеческих, - а порой и слишком, - человеческих издержках, местному зрителю хочется увидеть и сравнить, если уж не испытать удовольствие, скуку или катарсис. Кто-то, быть может, и позлобствует, и позубоскалит, либо захлебнется от восторга, - не без этого. Во всяком случае, утверждать, что на псковской сцене сегодня наблюдается застой, - никак нельзя. И премьера «Касатки» только подтверждает эти предварительные выводы.

Начнем с выбора пьесы: она, как указывалось выше, малоизвестна широкой публике. Жанр – мелодрама из полубогемной жизни начала века. В двух словах сюжет таков. Несколько друзей, люмпен-интеллигентов, так сказать, (среди которых и главная героиня, давшая произведению название - Касатка), устав от суеты и неудач разгульного и неправедного образа жизни, приезжают в дворянское поместье к тетушке одного из них, - обозначим его как сожителя героини . Там, кроме доброй женщины их ждут отдохновение от невыносимой пошлости бытия и любовные мелодраматические переживания. Собирающийся вот-вот жениться молодой и вполне добропорядочный человек вдруг узнает в Касатке страсть юных лет, когда он учился в Санкт-Петербурге, а по вечерам ходил глядеть на некую артистку. Зрителю понятно, что первая любовь не ржавеет. Начинаются терзания и заламывания рук. Невеста, само собой, - по боку, подавай (уже бывшему) жениху Касатку. Намечается побег. Отставленная девушка, в свою очередь, тоже времени зря не теряет, закрутив роман с воспрявшим от эмоциональной спячки племянником тетушки. Эскалация эмоций и взаимного обмана. Некоторая «как бы чеховская» нота вперемешку с добрым юмором. Хэппи-энд! Все складывается наилучшим образом. Влюбленные находят друг друга. Как оказалось, неискренние чувства – в прошлом, персонажей ждет новая жизнь. Занавес.

Алексей Толстой, вне сомнений, был прекрасным литератором, очень талантливым, настоящим профессионалом своего дела. В принципе, мог написать что угодно. Поэму, драму, роман. Хорошо знал художническую жизнь в ее любых проявлениях. Отменно чувствовал конъюнктуру. И сочинил историю «на потребу». Нелишенную нежности, изящества, остроумия. Эффектных штучек в атмосфере показного модернизма.

Но Алексей Толстой все-таки не Чехов с его смысловыми разрывами и трагическими подтекстами. «Касатка» - это такой мэйнстрим на закате Серебряного века. Некоторое подобие современных телесериалов. Выверенная и точная драматическая поделка  (и подделка) в модном стиле. Что ж? И такое искусство имеет право на существование. А режиссер имеет полное право выбрать литературную вещь по своему вкусу, и - преобразить материал, оживить, сделать актуальным и нужным зрителю.

Ведь для чего человек идет в театр? Здесь есть несколько вариантов. Кто-то: просто отвлечься, получить порцию эстетического комфорта, приобщиться к культурному продукту. Эта функция искусства востребована большинством населения, начиная от поклонников попсовой группы «ВИА Гра» и заканчивая любителями оперного пения и хэви-металл.

А кто-то втайне надеется на эстетический шок, на арт-откровение, на мировоззренческий ответ. Так вот, «Касатка» - это, конечно, никакой не Ван Гог и не Врубель (если можно позволить себе такие визуальные аналогии). Скорее это – некий сплав «салонного бытописательства». Тут вам и «красиво», и «жизнеподобно». Вроде и - «реализм», и - «так не бывает». Искусство – иллюзия, в которую следует поверить. Поэтому, никакого вам абстракционизма и «последних вопросов». Заметьте, я говорю исключительно о качестве литературы. О пьесе.

Но и  о - тенденции.

Елена Шишло, как художник, сознательно (а как иначе?) ищет успеха, приглашает в театр зрителя. Ей кажется, что оптимальный путь – такие пьесы как «Касатка». Вот, собственно, и все. Остальное – дело вкуса. Мне, например, понравилась декорация и впечатлил авторский замысел финала с паромом. В уме возникли некоторые реминисценции. Что до актерской четы Суриковых, то здесь, по-моему, сугубо субъективному мнению (заявляю осторожно и, видит Бог, не хочу никого обижать) повторилась та же печальная история, что и с «Мюнхгаузеном». Мое восприятие расщеплялось на «нестыковки». Я постоянно ловил себя на несоответствии, грубо говоря, материала, пьесы и рисунка игры, воплощения на сцене.

Существует даже такая  штатная зрительская придирка: «Не точно играют».

Вот Геннадий Золов был верен в своем персонаже. Уж какими средствами он этого достигает, только ему одному известно. Может, и не самыми оптимальными, кто знает? Но актер так увидел своего героя и так сыграл. Более или менее удачно, но точно по тексту, по логике персонажа. Я не ратую за буквалистское прочтение. Я ищу аутентичности всякого художественного события. Если на сцене ругаются матом и оголяются, это должно быть мотивировано сверхзадачей, или даже более простыми посылами, допустим, стремлением эпатировать, привлечь внимание, прогреметь. Если же спектакль рассчитан на слезливых старушек, то режиссер уже не вправе «мешать коня и трепетную лань».   

Попытаюсь объяснить еще на одном примере, если предыдущий абзац звучит невнятно. В спектакле имеется сцена, когда главные герои-любовники обнимаются и целуются друг с другом. И что же я увидел? Батюшки светы! Я узрел как муж обнимает жену. То бишь реальный муж (не артист!) целует реальную жену. Мне было приятно увидеть, как люди любят друг друга. Однако, по моим скромным понятиям, такого именно эффекта на сцене быть не должно. Я должен видеть искусство, подлинную, так сказать, условность, обрести некую дистанцию между актером и человеком, который играет роль. Мы же в театре, а не в церкви, где таинство свершается «на самом деле». Ведь я же, как зритель, не кидаюсь на сцену спасать Дездемону, когда Отелло ее душит?

Словом, в результате картина распадается на фрагменты, на мизансцены, на диалоги. Мое внимание утрачивает связь с происходящим на сцене, и я как-то тихо засыпаю… А девушка, сидящая рядом, коситься на меня недобрыми глазами.

                                                                                                                      Саша Донецкий                          

                 

  





 

Беспокоит ли вас продление Западом санкций против России?












Loading...


Голосование

Беспокоит ли вас продление Западом санкций против России?












Календарь

«« 2017 г.
«« август
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31