Новости партнеров
Культура

Дмитрий Goblin Пучков о российском кинобизнесе, цензуре, фильме «Матильда» и режиссере Говорухине

20.11.2017 22:05|ПсковКомментариев: 23

Культовый переводчик и сетевой деятель Дмитрий Пучков, также известный как Goblin, приехал в Псков вместе с историком Егором Яковлевым, на презентацию книг, для которых написал предисловие. В небольшом читальном зале Историко-краеведческой библиотеки имени Василёва случился аншлаг, пришло много псковичей, поклонников ютуб-канала «Разведопрос», и разговор с публикой получился более чем содержательным. Видеооператор «Разведопросов» Дмитрий Павлуш (Дементий) вел съемку мероприятия и обещал, что вскоре на канале появится подробная видеоверсия. По окончании встречи авторы подписали всем желающим книги, а у меня появилась возможность побеседовать с известным видеоблогером о его творчестве.

- Дмитрий Юрьевич, честно признаюсь, вот уже года два, как я «подсел» на ваши исторические ролики на ютубе. Как этот проект вообще возник и организовался? Ведь раньше вы, насколько я понимаю, специально историей не занимались?

- До лета 2014 года я по большей части переводил кино для проката. И этим зарабатывал деньги. Но гражданин Говорухин пропихнул в Госдуме закон, который запрещает использование нецензурной лексики в кино, театрах, на телевидении. Соответственно, на этом мой переводческий бизнес кончился. И захотелось заняться чем-то своим, не связанным с кинопрокатом, чтобы не надо было ни с кем договариваться. А про что я могу делать ролики? Только про себя и своих друзей, знакомых. И поскольку среди друзей много интересных людей, вот Егор Яковлев, Клим Жуков, Борис Юлин, мы начали записывать ролики на исторические темы. Все это высокообразованные, вменяемые люди, которые логично излагают про нашу историю. Идея была такая — донести знания до широкой общественности. Дошло до того, что мы с некоторых пор сотрудничаем даже с Министерством культуры России, размещая ролики на сайте «Российского исторического общества». Помогаем им поднять посещаемость. Денег мне за это не платят.

- Тем не менее, такая деятельность требует привлечения больших ресурсов. Я имею в виду прежде всего время, которое требуется на создание таких роликов. А время — деньги.

- Да, но деньги я зарабатываю другими способами. Имея некоторую популярность, я могу делать рекламу в таком, знаете, режиме «что бы ты не потрогал и что бы не сказал, это все получается реклама». Есть такое представление. Я рассказываю о книжке, которая мне нравится, - заплатили. Я рассказываю о книжке, которая мне не нравится, - тоже заплатили. Уже за то, чтобы я обругал. Сходил в кино — заплатили. Железку потрогал — заплатили. Машины, фотоаппараты — за все мне платят деньги. Так вот, это не так. Не за все. Тем не менее, существуют обзоры разнообразных вещей, к примеру, компьютерных мониторов, видеокарт, железок всяких — тут да,  я сотрудничаю с рядом контор, ведущих, серьезных, которые платят нормальные деньги. На этом и зарабатываю. И это уже позволяет мне заниматься, например,  историей, заниматься безвозмездно.

- А за обзоры кино платят?

- Нет. Но зато их очень много смотрят. То есть обзоры приносят популярность, которую при наличии определенного количества серого вещества в мозгу потом можно конвертировать в деньги. Напрямую за обзоры не платят, но в целом они нужны для нашего бизнеса.

- Как раз этим летом в СМИ была популярна тема молодежных видеоблогеров, которые якобы собирают миллионы просмотров и зарабатывают на этом какие-то бешеные деньги. Что вы можете по этому поводу сказать? Вы ведь тоже видеоблогер в своем роде, хотя и для более старшей аудитории.

- Тут следует понимать, что когда аудитория старше, то и возможностей больше. Просто потому, что у этой аудитории есть деньги. Если люди смотрят обзор  видеокарты стоимостью в две тысячи долларов, то очень многие эту видеокарту могут купить. Люди, которые окучивают детей, пусть даже их десять миллионов, рассчитывать на такое не могут. Просто потому что у детей денег нет, а мама не всегда, как вы понимаете, даст. И на завтраках не сэкономишь. Ребенок в любом случае видеокарту за две тысячи долларов сам не купит. Но влияние на свою аудиторию эти блогеры все-таки оказывают. С этим не поспоришь.

- И что это за влияние?

- Как правило, отрицательное. В большинстве своем видеоблогеры — неадекватные личности, несущие такой бред и нецензурщину, что хоть стой, хоть падай. Детям такое смотреть нельзя. Зарабатывают ли эти блогеры на своем бреде деньги? Да, зарабатывают.

- На рекламе?

- Вы вывешиваете ролик на ютубе, и ютуб сам вставляет туда рекламу, за которую вам денежка капает. Бывает, капает так много, что далеко не каждый взрослый столько зарабатывает. Даже по столичным меркам, это весьма и весьма солидные деньги.

- В ваши ролики тоже внедряется много рекламы. Это значит, что и вам капает?

- А как же! Я не буду вам рассказывать сколько именно, но скажу так, что это приличные деньги.

- То есть, получается, вы сейчас можете не задумываться над финансовыми вопросами, а просто творить для души?

- Нет, это не совсем так. Уж извините за цинизм, но даже для того, чтобы овладеть женщиной, которая готова дать даром, все равно нужны деньги. Вот такая неизбежность! Лично мне деньги нужны только для того, чтобы делать что-то еще.  Просто сидеть на деньгах и пухнуть, мягко говоря, - странно. Извлекать удовольствия? Все это ведет к ожирению и другим нехорошим вещам. Поэтому я предпочитаю сделать что-нибудь ценное. Да, деньги приходится зарабатывать. Так устроен мир. И, только заработав денег, можно создать еще что-то полезное.

- Вы входите в состав общественного совета по кино при министерстве культуры. Чем вы в этом совете занимаетесь?

- Мне присылают сценарии, которые я читаю на предмет оценки для государственного финансирования. Поймите, я там не один. В совете много народу, и мы все хором эти сценарии читаем. Каждый высказывает свое мнение: «Достоин ли этот сценарий того, чтобы ему выделили государственные деньги?».

- И много вам приходится читать сценариев?

- По-разному. Бывает, много, бывает, совсем нет.

- Я заметил, что в роликах про кино вы постоянно критикуете отечественные сценарии. Мол, кто такую чушь пишет?

- Вот закончился Советский Союз, и, заметьте, ни один советский творец не создал ничего выдающегося. Ни Никита Михалков, ни Эльдар Рязанов. Их упрекнуть в отсутствии профессионализма нельзя. Но почему-то после краха СССР ничего  кассового они снять так и не сумели. И из молодых тоже никто не появился, за исключением, пожалуй, Звягинцева. Балабанов помер, теперь Звягинцев — наш самый обсуждаемый режиссер. Но это мало для ста сорока миллионной России. Один толковый режиссер на такую большую страну.

- Ну, почему? Есть молодые режиссеры...

- Какие? Расскажите!

- Быков, Хлебников...

- Никакого общественного резонанса! Во всяком случае, по сравнению с фильмами Звягинцева. Это — печально. Тем не менее существует кузница кадров под названием телевидение, которое клепает сериал за сериалом. Большинство наших сериалов — дрянь, но надо признать, что год от года они становятся все лучше и лучше.

- То есть какой-то прогресс вы все-таки видите?

- Просто потому, что прекратилось дикое воровство, которое было раньше. Есть бюджет, на основе которого ты должен выдать результат. Люди тренируются, обретают профессиональные навыки. С этого конвейера уже можно запрыгивать в большое кино. Не просто ж так в Голливуд тянут специалистов со всего мира? Техническая часть там отработана на все сто, а таланты собирают по Европе и Азии. Не просто же так нашего Тимура Бекмамбетова завлекли в Голливуд? Так что постепенно и мы расти начнем. Созидательного пока не очень видно.

- Подытоживая: вы работаете экспертом. По каким сценариям, одобренным лично вами, уже было снято кино?

- Про это нельзя рассказывать.

- Ах, нельзя?!

- Это секрет. Но вот о чем расскажу с удовольствием. Фильм «28 панфиловцев» я одобрил. Собрал на него 35 миллионов рублей. Это рекорд в отечественном кинематографе. Министр культуры дал еще тридцать. Министерство культуры Казахстана добавило еще девятнадцать. Частный бизнес вложил семьдесят миллионов. И еще «Фонд кино» добавил. В итоге бюджет вышел таким: 150 миллионов на кино и 100 миллионов на раскрутку. Кино — очень дорогое занятие, даже если работают одни бессребреники, за идею, за еду. Все это очень дорого, очень! Поэтому, и хотелось бы деньги не на ветер бросать, не на повышение благосостояния известных персонажей, а на искусство. Делайте так, чтобы кино деньги зарабатывало. А то вы снимаете какую-нибудь дурацкую «Матильду» стоимостью полтора миллиарда рублей. Это чудовищные деньги! Давайте посчитаем. Кинотеатры забирают половину. Для того, чтобы отбить полтора миллиарда, надо в кинотеатрах собрать три миллиарда! Но физически это невозможно. У нас ни один фильм столько никогда не собирал. А тут бредовая лента о якобы имевшей место любви между балериной и императором. Неужели это всех так волнует? Что детям интересней и полезней? Вот на кино о 28 панфиловцах, о подвиге наших предков нашлось 30 миллионов. А на «Матильду» - полтора миллиарда!

- А как вы сами объясняете этот «сдвиг»? Здесь просто разные каналы финансирования?

- Не знаю. Есть такой «Фонд кино». Деньгами они там распоряжаются, как хотят. Перед министерством культуры не отчитываются. Разоблачить я их для вас не смогу. Я имею только общие представления. Откуда они финансируются, по какой статье бюджета, сказать точно не могу. Но работают они абсолютно неправильно. Так быть не должно! Должны существовать экспертные советы, которые определят, можно такой-то компании под такой-то фильм давать деньги, или нельзя. Если ваша «Матильда» такая замечательная, то где гарантии, что деньги вернутся? Есть гарантии? Вот вы поделили бюджет на зарплаты, порвали его на кусочки. Вы-то счастливы, никто не спорит. Прекрасно! Вы три года творили. Хочется творить? Вот вам компьютер, принтер. Творите, пишите. Но если вам дают полтора миллиарда, то верните эти деньги! Вот вам, как налогоплательщику, нравится, что ваши полтора миллиарда бухнули куда-то? Это даже не гора родила мышь. Это мышь родила непонятно что!

- А вам возразят, что кино — это часть нашей культуры, и не все измеряется тупо прибылью.

- Пусть возражают. Но надо же как-то соблюдать приличия! Соизмерять затраты и конечный продукт. Вот если вы можете снять русских «Трансформеров», которые соберут пять миллиардов, то мы вам дадим миллиард. Берите! А если хотите снимать «Матильду», то нате вам миллион. Камерно снимайте, как в театре. Скромные декорации. Делайте акцент на актерской игре, на диалогах, чувствах и так далее. На это не надо полтора миллиарда рублей. Вы «Матильду»-то посмотрите.

- Я смотрел.

- Про что она? Про любовь? Нет. Про любовный треугольник? Нет. Про Россию? Нет. Так о чем? Да не о чём! Вообще! Там обсуждать нечего. Надо же как-то соотносить затраты и результат. Если это дорого, то это должно приносить прибыль. А если изначально на прибыль не рассчитано, так давайте как-то поскромнее подойдем. Наши советские фильмы, за редкими исключениями типа «Войны и мира», не были дорогими. Это были фильмы в первую очередь про людей. А для того, чтобы  раскрывать человеческие отношения, не нужны декорации за сто миллионов. Не корректно сравнивать, но в театре Шекспира стояла табличка с надписью «Лес», и этого хватало. Пьесы Шекспира ставят во всем мире до сих пор. Почему? А потому что хорошо написано, и каждый художник может найти в его пьесах что-то свое.

- Ваше отношение к закону, который поставил крест на вашей работе переводчика? Мое мнение — этот закон корежит замысел художника, и, по существу, массово убивает произведения искусства.

- Совершенно точно! Этот закон не нравится не только вам. Как к нему можно относиться? Пошел дождь, открывай зонтик. На мой взгляд, в прокате должны существовать возрастные рейтинги, как в Америке. Есть фильмы, на которые детей пускать нельзя, и всё. Что касается взрослых, то, наверное, в свои 56 я способен разобраться, за что хочу платить деньги, а за что — нет. Напиши мне на афише, что в фильме содержится нецензурная брань, а уж я сам подумаю, идти мне или не идти на этот фильм? Это мое решение, а не ты мне объясняешь, что мне можно, а что нельзя. Мне исполнилось восемнадцать лет, и вот тут, у вас в Пскове, мне в руки вручили автомат Калашникова, заставили бегать и учиться людей убивать. А теперь в пятьдесят лет мне вдруг сообщают, что мне нельзя слышать, как люди матом разговаривают! Ну, что это такое?! Вы идиоты? Объявляют, мол, у нас свобода слова, и одновременно вводят цензуру. Вот есть такой Говорухин, замечательный режиссер, ему за это всё скажите спасибо!

- Вроде в последнее время он сдал назад? Какие-то письма подписывал об отмене этого закона?

- Да кому теперь какое дело!  Нагадил уже всем, или обгадился — я не знаю, как правильно тут сказать. Если он какие и хочет ограничения снять, то только для себя, любимого. Остальным — нет.

- Вы как переводчик американского кино, что можете сказать о их фильмах? Много там мата?

- В разных фильмах — совершенно по-разному. Надо же понимать, что как только в сценарии возникает нецензурная брань, так сразу же появляются возрастные ограничения: 75% зрителей — это подростки, от 13 до 17 лет. Это они несут в кинотеатры основные деньги. Поэтому «Индиана Джонс», «Звездные войны», еще какой-нибудь бред — там никогда не будет никакой крови, никаких отрубленных голов, ушей, никаких наркотиков, никакого мата. Всё! Ничего этого быть просто не может. Потому что это кино для детей, и мы тут бабки стрижем. Как только вы вводите в фильм мат, кассовые сборы сразу — под откос. Первый фильм с рейтингом «R» (дети до 17 лет не допускаются без сопровождения взрослых — Авт.), который собрал действительно много денег, это был «Мальчишник в Вегасе», первая серия. По историческим меркам — совсем недавно. Если фильм с матом, девчонку с собой на сеанс не возьмешь. Маму — тем более. Папу — далеко не всякого. Большинство такое кино не смотрит. Кассовые сборы автоматически схлопываются. Мне неоднократно говорили: вот ты переводишь фильмы с матом, и к тебе бегут все дегенераты смотреть кино. Это категорически не так! Надо понимать, что на самом деле кино с матом — это резко ограниченная аудитория.

- Получается, что кино с матом — это сугубо авторское кино, как говорится, «кино не для всех»?

- Да. И в Америке то же самое. Это всегда рисковый для продюсеров шаг, в рамках которого они заранее просчитывают, сколько потеряют денег.

- Выходит, Квентин Тарантино — андерграундный художник?

- Так и есть! В смысле мата он вроде сантехника. Но он настолько оригинален как художник, что матерщина в его фильмах — не главное, хотя она и добавляет колорита, является специфической краской. Мастер, что тут можно сказать! Внешне, конечно, он похож на психического больного, но ему это только помогает.

- Выходит, то, что мы видим в наших кинотеатрах, совсем не то, что видят американцы? Мы смотрим какие-то другие фильмы? С неадекватными, неправильными, кастрированными переводами? Разве это хорошо? И настоящий, оригинальный фильм может посмотреть только человек, хорошо владеющий английским языком, к тому же посмотреть не в кинотеатре, а на видео?

- В наших кинотеатрах показывают сугубо цензурированные версии американских фильмов. Откуда убрано все, что можно. Не только мат. Это все зрители должны понимать, когда идут в кино. В последнее время, к примеру, стало модно выкидывать упоминания о России. Вставляют какую-нибудь Польшу. Ну, что это такое? Что они пытаются заштриховать? То, что американцы нас не любят? Разве это для нас новость?

- Как вам показалась наша публика, которая пришла на встречу?

- Хорошая публика. Взрослая. Детей не было. Идиотов, извините за прямоту, - тоже нет. Пришли взрослые люди, которым интересен предмет. Не я интересен, а история. Мне вопросов мало задавали, и это правильно. Автор книг — Егор, а я здесь для рекламы. Я не в первый раз участвую в подобных встречах, а слушать все равно было интересно. Потому что вопросы умные.

Беседовал Александр Донецкий 

На фото из социальной сети «ВКонтакте»: Дмитрий Goblin Пучков и видеооператор Дмитрий Павлуш (Дементий) в Пскове 

 

 
опрос
Каким должен быть проектируемый «Народный парк» в Пскове (в границах берега Великой, застройки по ул. Подвишенской, ул. Кузбасской дивизии и стадиона «Электрон»)?
В опросе приняло участие 694 человека
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.