Культура

Игорь Соловьев: Не бывает некрасивых женщин, бывают плохие фотографы

20.09.2010 18:55|ПсковКомментариев: 62

Разговор в студии «LiS» с известным псковским фотохудожником Игорем Соловьевым мы начали с выяснения обстоятельств весеннего скандала, когда фотовыставка, организованная Игорем в экспозиционном зале Двора Подзноевых, была подвергнута обстукции со стороны некоторых псковских фотографов и объявлена «порнографической». Тогда, если помните, на некоторых сайтах, в том числе и на Псковской Ленте Новостей, развернулась целая дискуссия. «Порно» в самом центре Пскова, там, где могут быть дети! – таков был клич тех, кто против. Главным инициатором развернувшейся дискуссии стал фотограф Евгений Клюев.

Псков

- Просто этот человек, Женя Клюев, захотел привлечь к себе внимание хотя бы таким способом. - Не сомневается Игорь Соловьев в истоках конфликта. – То есть, если не своими фотографиями, не своими работами, так скандалом. Там ситуация была такая: он с утра пришел на выставку, и наша смотрительница-девушка была очень удивлена, как он фотографировал мои работы.

- Как?

- Он не фотографировал всю работу  целиком, а фотографировал крупно гениталии, хотя прежде чем ее, эту работу, вывесить, я много думал. Я ведь не просто так эту работу показал. Взял вот и гениталии вывесил. До этого я четыре раза снимал женские роды. И для меня рождение новой человеческой жизни подобно явлению жемчужины из раковины. Философия такая. Если на работу внимательно смотреть, то внизу вы увидите тени. Это – жизни, которые ушли. Планеты, которые вокруг летают, это жизни, которые есть сейчас. А вот жемчужина – свежая, новая, только что родилась, это то, что самое красивое и ценное в этой жизни человеческой. И эту работу, кстати говоря, приобрел молодой человек девушки, которую я фотографировал, и вот сейчас эта девушка ходит беременная, так что эта работа для них имеет символический смысл. Никакой пошлости, никакой порнухи! И вообще – все мои работы концептуальны, все со смыслом, за каждую я могу ответить. Организовывал выставку лично я, и я так объясняю атаку Жени Клюева: он просто обиделся, что его не пригласили в выставке участвовать.

- Какова была ваша главная цель, когда вы занимались организацией экспозиции?

- Нынешнее поколение фотографов не видит своих работ в бумаге. Я собрал 15 человек, и из этих 15-ти только два человека раньше печатали свои фотографии на бумаге! Прикинь! И для них это событие стало просто творческим шоком. Одно дело смотреть фотографию на мониторе, и совсем другое – на бумаге. Это абсолютно разные вещи. На мониторе можно что-то укрупнить, рассмотреть, а здесь мы видим изображение целиком, как картину. И как раз на этой самой выставке мы познакомились с нашими латышскими друзьями. В Пскове была делегация фотографов из Латвии, из города Руена. И благодаря торгово-промышленной палате, и компании «Авто-Альянс» Леши Севастьянова, их безвозмездной помощи, у нас стали развиваться отношения и сотрудничество. Мы вместе поехали на остров Белов. После этой поездки мы и решили задружиться. Айгарс Лапиньш, очень известный фотограф в Латвии, пригласил нас, и наша выставка в Руене состоялась! Нам полностью отдали Центральный Дом культуры: на первом этаже – выставка Айгарса Лапиньша, на втором - наша. Свои работы представили: Екатерина Колесникова, Ольга Балобейко и я. Выставка прошла с большим успехом. Плюс были мастер-классы в Латвии. Пять дней мы там были, и вот теперь по правилам безвалютного обмена, к нам официально с 18 сентября приехали наши друзья из Латвии. Тоже на пять дней. Будем осуществлять совместный проект.

Псков

- Мастер-классы - это вообще, что?

- Мастер-классы - это обмен опытом в процессе совместной съемки. Так, в Латвии мы преимущественно снимали обнаженную натуру. Здесь у нас будем снимать природу, фольклорную тему, пушкинскую. Поедем в Пушкинские Горы, в Михайловское. Актеры в костюмах будут нам позировать. Программа очень насыщенная, а по результатам мы сделаем совместную выставку сначала ко Дню города в Пскове, а через две недели перевезем ее в Руену, уже на их городской праздник. Руена – это вообще город мастеров, художников. Там и художественная школа, и школа танцев, и кузнечный двор. Мэр Руены – сам известный фотохудожник. Я думаю, что нам вообще пора налаживать более активные контакты с городами-партнерами. Я, например, стоял у истоков сотрудничества с немецким городом Нойсом. Нельзя забывать про французский Арль, где находится крупнейшая в Европе фотошкола. было бы очень интересно туда попасть. Потому что люди, закончившие эту школу работают в журнале «Vogue», например, в крупнейших рекламных агентствах, становятся достаточно известными фотографами. Так что новое поколение подрастает. Я имею в виду прежде всего нашу студию. Пора двигаться вперед. Сейчас в Пскове жесткой конкуренции нет. Биться за место под солнцем не надо. Фотоаппаратов - много, только фотографов настоящих мало.

- То есть у многих людей есть деньги на хорошую аппаратуру, но снимать они не умеют?

- Да, люди, купив аппаратуру, думают, что они уже профессиональные фотографы. Но мне импонирует фраза Александра Яковлева, мною уважаемого фотографа, и я даже эту фразу сейчас повторю: «На любом фотоаппарате кнопки «шедевр» не существует. Нужна еще голова». И это правильно. Потому что, если нет видения, нет любви к тому, что ты снимаешь, у тебя ничего не получится. У нас сейчас много фотографов ушло в коммерцию, но деньги-то тоже зарабатывать надо. Ничего страшного: жизнь есть жизнь.

- В смысле – рекламу снимают?

- Нет. Рекламу тоже нужно уметь снимать. Вот лично у меня такой принцип: «Если я делаю рекламную съемку, и она не возвращает денег, потраченных на меня, то, значит, я плохо сработал». А то ведь как получается? Фотоаппарат у человека что-то отснял, он это что-то отдал, и свалил. У меня не так. Ко мне заказчик всегда возвращается.

- Игорь Соловьев – больше художник или ремесленник?

- Те деньги, которые я зарабатываю на рекламе, я трачу на свое творчество. Свет, аппаратура стоит десятки тысяч долларов. И для ремесленничества все это не нужно. Третье тысячелетие, технологии идут вперед. Я все это понимаю и принимаю, но я, наверное, консерватор, как меня называют некоторые: «неприкольный фотограф из прошлого», молодежь так меня окрестила, но я минимально использую фотошоп. Техника идет вперед не семимильным, а семнадцатимильными шагами. Скоро 3D-фотографии у нас в быт войдут. И сейчас мы с трепетом смотрим на фотографии начала 20-го века. Я не хочу от этого уходить. Редко, но я до сих пор снимаю на пленку. Потому что есть заказы. Цифра, пленка – это все таки очень разные вещи, кто бы что не говорил. Сейчас с пленкой вообще сложнее, трудно хорошую пленку найти, бумагу, химикаты. В Чехии, в Германии, во Франции приходится покупать. У нас в России ничего не осталось. Технологии разные и, в конце концов, в цифре все сводится к деньгам. Время, опять же, играет роль. С цифрой - все быстрее. Я освоил все техники и все жанры. Последнее, что освоил, был фоторепортаж. Три года я проработал в газете. Пикассо прежде чем перейти к абстракции, освоил все реалистические техники. Фотоаппарат можно сравнить с кистью художника, а творчество – оно, в голове художника.

- И все-таки главная любовь – обнаженная натура...

- Да, обнаженная женщина. И я объясню, если хотите, свою философию. Сначала фотограф всегда делает пробные отпечатки. Так вот. Господь сначала сделал пробный отпечаток, - Адама. А потом Он убрал все лишнее и сделал Еву. И я с Богом полностью согласен. Сам, являясь мужчиной, я вижу, что женщина – это бесконечный кладезь идей, эмоций, чувств. Мужикам так не дано чувствовать, а фотографу остается только ловить эти совершенные моменты. Женщина – настолько сложный объект, что вне зависимости от возраста или внешности, из нее можно сделать красавицу. Не бывает некрасивых женщин, бывают плохие фотографы.

Беседовал Саша Донецкий

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 879 человек
Лента новостей
Последние новости