Сегодня: Вторник, 12 Декабря    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Масло со скидкой! Европа Плюс бьет рекорды «Псковские Коммунальные Системы» получили Благодарность от замминистра энергетики РФ ЖК «Спортивный квартал» от группы компаний «Стройиндустрия» Псковичи могут встретить Новый год в новой квартире Топ-3 зимней обуви Что купить к Новому году и где отметить - 2018 идей Доверие клиентов TeleTrade Лучшая интерьерная печать в Пскове Врачевание не просто работа



Актерский дневник: Новая режиссура – молодые имена…

30.04.2011 20:22 ПЛН, Псков

Уходящий театральный сезон вполне можно считать парадом новой режиссуры. Командует парадом директор театра Татьяна Комиссаровская, принимает зритель. Из знакомых по прошлому сезону имен остались Михаил Мокиенко со сказкой «Морозко» и Семен Верхградский со спектаклем «Человек и джентльмен», остальные новенькие. Напомню: Екатерина Максимова, С.-Петербург (сказка «Волшебное кольцо»), Андрей Трусов, С.-Петербург («Королева красоты»), Анджей Садовски, Краков («Валентинов день»).

Список продолжили три молодых режиссера и два новых спектакля: «Уходил старик от старухи» Семена Злотникова – дипломная работа  выпускницы Уфимской академии Искусств им. Исмагилова Евгении Лебедевой (руководитель курса – профессор, заслуженный деятель искусств Башкирии Татьяна Хайбуллина, педагог – Юрий Заяц) и «Афинские вечера» Петра Гладилина в постановке москвичей Алины Гударёвой и Андрея Малашкина. Оба спектакля замечены, приняты и уже получил первые отзывы.

Прежде всего, их объединяет то, что наконец-то получили новые достойные роли ветераны псковской сцены – заслуженные артистки России Мирра Горская и Лариса Крамер, заслуженный артист Дагестана Юрий Аранович, с чем я их от души поздравляю! Каждое поколение несет неповторимый, только ему свойственный опыт и творческий потенциал, и театр просто обязан находить возможности для его реализации.

Зритель спектакли принял. Но ни один успешный прием не похож на другой. Скажем, всегда хорошо принимается комедия положений «Страсти по-испански», с каким-то даже энтузиазмом. В двух же последних премьерах первую встречу со зрителем хочется назвать, прежде всего, теплой и доброжелательной. Однако за премьерным волнением актеров чувствовался и непростой путь, пройденный ими и режиссурой в процессе репетиций.

Пьеса Семена Злотникова «Уходил старик от старухи» написана в 1986 году, еще в СССР, и достойно выдержала испытание сценой во множестве российских и зарубежных театров. И как драматургическая модель непростых отношений супругов со стажем остается живой и по сей день. Автор определяет пьесу как трагифарс. В данном случае определение предельно точно еще и потому, что подтверждает старую истину: история повторяется дважды – сначала как трагедия, потом как фарс.

Псков

Герой пьесы старик Дмитрий Порогин (Юрий Аранович), известный литературовед, много лет пишет монографию о Толстом. Уход великого писателя и его кончина на станции Астапово до сих пор не дают покоя человеческой совести и остаются предметом множества исследований. Последний пример – недавняя захватывающая книга «Лев Толстой: бегство из рая» Павла Басинского, получившая одну из самых престижных литературных премий России - «Большая книга – 2010». Совпало: 100-летие ухода и смерти Льва Толстого, одного из самых заметных событий минувшего года, и – спектакль на Малой сцене Псковского театра.

Порогин – честный человек, но чтобы быть честным до конца, он должен последовать за своим кумиром. И тут начинается фарс. Поводы ничтожные, мушиные, но в глазах старика и на глазах зрителя они вырастают в слонов. Возникает драматургия. С одной стороны конфликта – старик Порогин с его «Мы всю жизнь лгали друг другу!» и чемоданом в руках, с другой – нежно любящая жена Вера Максимовна (Мирра Горская) с ее «Как же мне без тебя-то, миленький?..»

Зритель смеется. И правильно делает. И чем серьезнее уходит старик – тем смешнее зрителю, который поначалу вроде и не замечает настоящей, совсем не смешной боли старухи. Фарс возникает там, где нормальный во всех отношениях человек, вполне адекватно ориентирующийся в жизненных ценностях, пытается вдруг начать жить чужую жизнь. Как у Высоцкого: «Попал в чужую колею глубокую…» Фарс разрастается, встает в полный рост, но оборачивается подлинной трагедией – Вера Максимовна умирает. И становится страшновато: вот так за свои заблуждения и ложные ценности мы расплачиваемся жизнью. Ладно бы своей, но нет – жизнью близких.

Псков

Вроде бы бесхитростная режиссура Евгении Лебедевой сумела создать условия для главного в театре – жизни человеческого духа. Спектакль получился человечески теплым благодаря естественному, органичному существованию актеров в пространстве Малой сцены. Должен сказать, пространстве весьма непростом, не терпящем фальши. Но хотелось бы и большей решительности от режиссера: во многом она пошла на поводу у опытных актеров, удержавшись от более четких акцентов, оценок событий. Если, к примеру, есть в квартире стариков аквариум с золотыми рыбками, должен быть найден и сценический образ разбитого корыта, с которым остался закрывший глаза жены старик. Результат – оценка события оказалась не равна событию.

Иногда рвется и действенная нить персонажей, особенно у старика, когда он погружается в себя, бросая партнера. Есть в этом знакомый актерский кайф, когда мне с собой хорошо и никто не нужен. Но сцена бездействия не терпит. Собственно, как и жизнь: человек постоянно что-то делает, чего-то добивается. Даже когда расслаблен: в болезни он борется с болезнью, в скуке преодолевает скуку.

В целом же первый профессиональный опыт начинающего режиссера Евгении Лебедевой может быть признан вполне удачным. Юрий Аранович заговорил об этом даже на конференции Псковского регионального отделения Союза театральный деятелей РФ, состоявшейся через неделю после премьеры:

- Женя Лебедева приехала к нам из Уфы очень подготовленной. Она смогла хорошо разработать пьесу – по сквозному действию, сверхзадаче. Но больше всего меня поразило: откуда она может так знать психологию стариков?! Я – другое дело, мне восьмой десяток пошел, но и я был удивлен точностью ее подсказок. Девочка, на мой взгляд, справилась со своей работой просто великолепно.

Псков

Актриса и режиссер. После премьеры

Совсем другой спектакль – «Афинские вечера» Петра Гладилина. Тут и сцена большая, и персонажей побольше, и режиссеров двое – молодая супружеская чета – Алина Гударёва и Андрей Малашкин, выпускники ГИТИС-а, москвичи. На репетициях не был, как работали – не знаю, судить могу только по премьере, состоявшейся почему-то, вопреки сложившейся за последние лет двадцать традиции, на Страстной. Тем не менее, публика, решившаяся посвятить Великий Четверг театру, хоть и заполнила зал едва наполовину, встретила спектакль с воодушевлением.

Безусловный центр спектакля – Лариса Крамер в роли Анны Павловны Ростопчиной. Работает Лариса Ивановна, как всегда, с предельной самоотдачей, - на радость зрителю. Непредсказуемая, умеющая заполнить собой все пространство сцены, несломленная, непобедимая. Когда-то лучший, на мой взгляд, ее спектакль так и назывался – «Победительница» (пьеса Алексея Арбузова), поставленный Вадимом Радуном. Там она, успешная, уверенная в себе деловая женщина, готовится с блеском отметить свой 40-летний, кажется, юбилей, но вот пришлось пересмотреть жизнь… Тогда еще подумалось: вот актриса только на главные роли. То же, видимо, подумалось и молодым московским режиссерам, когда после премьеры они выразили намерение поставить с Ларисой Крамер моноспектакль.

Драматургически Анне Павловне (по сюжету – тёще) противостоит неудавшийся музыкант, выродившийся в музыкального критика и семейного деспота, Борис Олегович (Эдуард Золотавин), отец Наташи, из-за которой и весь сыр-бор. Противостоит, надо сказать, вполне достойно и почти так же энергично но, по воле автора и Ларисы Крамер, оказавшийся все же побежденным. К финалу Наташа (Наталья Петрова) против воли отца, рожает и выходит за нежеланного папой жениха Антона (Руслан Джурабеков), а Ростопчина-Крамер вновь выходит в победительницы. Роль актрисой сыграна ярко, эксцентрично, непредсказуемо, с множеством находок в костюмах, пластике, играющем реквизите, мизансценах. Сыграно и главное – судьба русской аристократки, чья юность совпала с серебряным веком,  а зрелость закалена сталинским ГУЛАГ-ом. Жаль только, что остальные персонажи, включая дочь Анны Павловны Людмилу (Валентина Банакова) оказались в тени всех затмившей бабушки.

Псков

Есть в спектакле и другие трудно объяснимые несоответствия. Сам Петр Гладилин жанр пьесы не определяет – просто «пьеса» и все. Даже сняв по ней в 1999 году одноименный фильм, обозначил его как лирическую комедию, не более. Режиссеры же ставят в программке «трагифарс». Но ничего трагедийного не просматривается, перед нами скорее эксцентрическая комедия. Иначе как объяснить, что постель бабушке стелют на столе (как будущему покойнику, что ли?), что подающий надежды композитор Антон ходит во фраке и полукедах. Актер эксцентричен, но – снова вопрос – где тогда любовь к Наташе, - та самая, неподдельная, настоящая? Или она авторами спектакля не предполагается?

Да и мера условности сбита, не сведена воедино. В программке указан художник – Галина Плехова (тоже Москва), но впечатление, что художника в спектакле нет вовсе. Условные элементы оформления – сложная функциональная огромная дверь в центре, большие нотные листы, разлетающиеся над сценой – соседствуют с реально тяжелым роялем и искусственно приставленным к порталу стеллажом с кубками и грамотами, с виду спортивными, но, надо полагать, завоеванными будущей великой пианисткой Наташей на многочисленных конкурсах.

Псков

Жаль, что ни режиссеры, ни партнеры не помогли молодой героине найти более-менее выразительные приспособления, хотя бы какое другое-второе платьишко (может быть, шокирующее побежденного папу), когда она выходит – «Я готова!» – проводить бабушку в аэропорт. Самой актрисе не хватило на это ни опыта, ни, видимо, смелости. А ведь по ней, по тому, как меняется именно ее персонаж, Наташа, мы видим сквозное драматургическое развитие. В результате роль однообразна, монотонна, стоит на месте. Это театр, тут одного голого текста маловато будет. Тем более есть же пример на той же сцене, в этом же спектакле, - вооруженная до зубов актерскими приспособлениями Лариса Крамер.

Все эти деформации разрушают художественную целостность спектакля, принижают его достоинства, ослабляют зрительское восприятие, которое, при всей доброжелательности нашего зрителя, могло бы быть несравненно сильнее.

Вик. Яковлев

Источник: Псковская Лента Новостей





 

За кого вы проголосовали бы на выборах президента?



















Loading...


Голосование

За кого вы проголосовали бы на выборах президента?



















Календарь

«« 2017 г.
«« декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31