Сегодня: Понедельник, 18 Декабря    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Доверие клиентов TeleTrade Европа Плюс бьет рекорды «Псковские Коммунальные Системы» получили Благодарность от замминистра энергетики РФ Топ-3 зимней обуви Что купить к Новому году и где отметить - 2018 идей Лучшая интерьерная печать в Пскове



Партийная борьба за голоса: что видно социологу Андрею Гаврилову

30.10.2011 16:14 ПЛН, Псков

Пропорциональную систему выборов в представительные органы власти в России можно уже считать привычной. Законодательно закреплённая роль партий на выборах выводит на первый план старания политических организаций в борьбе за власть. Те, кто следил за политической жизнью страны в последние годы, считают этот процесс необратимым. Это значит, что с объективной точки зрения на российский политический процесс, время одиночек уходит, наступает время партий. Это подтверждается целым рядом индикаторов.

Для избирателя это значит, что выбор на избирательном участке, в основном, осуществляется голосованием за конкретную партию. И с точки зрения социологии, голосование за кандидатов просчитывается по партийным предпочтениям. Голосование за непартийных, независимых кандидатов уже, как правило, не просчитывается статистически. Говоря профессиональным языком, это те данные, которыми можно пренебречь.

На снимке: автор статьи - псковский социолог Андрей Гаврилов

Мы, на протяжении ряда лет изучая исследовательские данные и результаты голосований, должны отметить, что уже сложился достаточно закреплённый образ типичного поведения групп избирателей на выборах, который свидетельствует об устойчивых электоральных предпочтениях, относящихся именно к партиям, которые мало меняются от одной кампании к другой.

Теперь о партиях. Первая мысль, которую считаем нужным донести до читателя, это то, что в целом российское политическое поле двоичное. Есть партия власти, а есть остальные партии: есть партия власти, которая занимает более половины электорального пространства и есть остальные партии (парламентские и нет), которые борются за место под солнцем, и каждая претендует на что-то (это что-то  - около власти). Эти партии не дружат, по существу, не способны на совместные проекты, самостоятельно и без оглядки они, по большому счёту, способны только на сепаратные действия. Отсюда, деятельность партий не у власти сводится к одному – к оппозиции партии власти. Это понятно и верно. Но! Когда присутствует партия власти, все остальные партии подчёркивают свою оппозиционность к ней, но одновременно подчёркивают свои отличия от других таких же.

Второе. В течение ряда лет электораты партий сложились. Практически каждая парламентская партия имеет если не черты, то очертания своего электорального портрета. Российское партийное поле уже сильно сегментировано. Это достаточно узкие электоральные сектора. Общественно-политические блоки, гарантировавшие достаточно непротиворечивое перетекание голосов под разными знамёнами остались в прошлом. В целом, мы имеем достаточно жёсткие партийные матрицы, предлагаемые избирателям. Они собирают в свои корзины именно своих избирателей.

Третье. За пределами чисто партийных предпочтений остаётся весьма значительная доля потенциальных голосов. По разным оценкам есть от трети до половины избирателей, кто не намерен целенаправленно когда-либо поддерживать ту или иную партию. Вообще-то, в той или иной мере, это и показатель явки. Нам неоднократно удавалось зафиксировать зависимость электоральных намерений участия в выборах  от партийных предпочтений. Это значит, что выраженная поддержка избирателем партии увеличивает вероятность участия в голосовании, и наоборот. С другой стороны, есть факт, что значительная часть избирателей ориентируется не на устойчивые стороннические партийные предпочтения (как правило, электоральное ядро составляют от 30 до 60% избирателей), а на текущие (вялотекущие, сформированные и пр.) предпочтения, которые, к слову, могут меняться от выборов к выборам. Очень часто эти люди не приходят на участки. Этот электорат называют по-разному, мы назовём его неустойчивым. На участие таких избирателей как раз направлены любые мобилизационные действия со стороны партий.

Четвёртое. Кроме неустойчивого электората, заметную долю занимает так называемый протестный электорат. Это те, кто «против». Этот электорат не является какой-то устойчивой статистической или электоральной группой. Его объединяет ситуация «против» объекта раздражения, будь то партия (любая), будь то лицо (вспомним, например, выборы псковского губернатора в 2004 году). Эти люди в обычной ситуации, как правило, демонстрируют либо абсентеизм, либо выраженную активную неподдержку конкретных политических сил. В крайних случаях речь идёт о порче бюллетеней и т.п. В целом за ряд лет эта группа в Псковской области никогда не превышала 10% от общего числа избирателей. С неустойчивым электоратом протестный объединяет ослабленная мотивация посещения избирательных участков.

Пятое. В условиях сложившейся электоральной системы партии борются не за электораты других партий, даже не за неустойчивый и протестный электорат, а за «какой-то», пытаются людей вывести их на выборы, играя на явке. А на самом деле скрывают за этим попытки вывести на выборы свой собственный электорат. Всегда интересно обратиться к тем,  кто «их» поддерживает, но «глухо» сидит дома.

Что об этом хотим сказать. Во-первых, о действиях партий. А сначала немного о них самих. У нас есть три сегмента. Левые: КПРФ, «Справедливая Россия», «Патриоты России»; центристы-консерваторы: «Единая Россия»; социал-либералы: «Яблоко»; и ещё есть ЛДПР, описать которую в терминах классической политологии мы не берёмся, но отметим существующий её оттенок в сторону русского национализма. Правые как заметный кластер отсутствуют на текущих выборах.

Попытаемся сопоставить партийные намерения, действия и электоральные ожидания. Что сразу бросается в глаза, это то, что на «левом» поле «топчутся» сразу три партии. Далее. Говоря не об идеологии, а о предвыборной стратегии, видим клоны: типа «детей войны» у эсэров и коммунистов; борьбу по болевым точкам (социальная сфера) выражено у эсэров, ЛДПР, «Яблока»; пикеты и сбор информации у эсэров, коммунистов, «русский вопрос» у КПРФ и ЛДПР. С точки зрения стратегии (по поводу победы) для любой из этих партии, это ошибка. Да и по программам…  Спрашивается, что изменилось за 4 года в их риторике? По нашему мнению, концептуально здесь ничего не изменилось: политические messages остались однотипными; действия остались схематичными, к тому же, у людей (больше у тех, кто не верит в любые обещания) нет уверенности в их реальности.

Концептуально изменили свою стратегию и тактику только «медведи». Их праймериз и народная программа  и пр. настолько выпукло отличаются от того, что мы видели 4 года назад, что даже непонятно с чем мы на самом деле имеем дело. С предвыборным ходом или с реальным делом. По крайней мере, их намерения звучат в последнем ключе.

По нашему мнению, в условиях отсутствия политической интриги в масштабе страны, нет оснований надеяться на какие-то радикальные изменения, как минимум,  в федеральном парламенте нового созыва. Если год от года на оппозиционном политическом поле ничего не меняется, откуда можно ожидать революций? Оппозиционные партии еще раз переделят свой собственный электорат, а те избиратели, кто не ходят на выборы опять не придут.  И с чего бы им идти, если снова обещается то же что и 4 года назад. Стратегии оппозиционных партий несут мало конструктивизма с точки зрения власти, а противопоставления, противодействия вряд ли прибавят им очков.

Даже не великий сторонник «Единой России» может заметить ещё одну важную вещь, что особенно касается невластных парламентских партий. Действия этих оппозиционных партий ещё нужно квалифицировать. С точки зрения хотя бы здравого смысла можно выделить несколько подходов для такой квалификации. Самый простой, это, думается, идеи и практика. Со стороны стороннего наблюдателя, здесь большое поле для критики и размышлений.

С точки зрения моделирования предстоящих выборов, считаем нужным отметить, что протестный электорат, неустойчивый электорат (а главным образом электорат «з.о.») в таких условиях теряет всякую ценность как ресурс для оппозиции. Он будет разделён, разрезан и мало даст каждой конкретной оппозиционной партии. Это значит, что в силу своей узкосекторности каждая из оппозиционных партий взамен своих предложений получит некоторую прибавку доли голосов, которые мало отразятся на их рейтинге.

Андрей Гаврилов, социолог

«Псковские выборы-2011»

Источник: Псковская Лента Новостей





 

На одном из федеральных телеканалов в юмористической программе вновь нелицеприятно пошутили о Пскове. Оскорбляют ли вас такие шутки?













Loading...


Голосование

На одном из федеральных телеканалов в юмористической программе вновь нелицеприятно пошутили о Пскове. Оскорбляют ли вас такие шутки?













Календарь

«« 2017 г.
«« декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31