Сегодня: Среда, 18 Января    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Для экономных мам Полититоги года Легкий переход Оригинальные подарки на 23 февраля и 8 марта «Отпечаталось в сердце»: фразы, которые запомнились в 2016-м Лучшая интерьерная печать в Пскове Купи у фермера



Мемуары политического долгожителя

19.10.2009 13:11 ПЛН, Псков

Псков

16 октября в Общественном пресс-центре Псковской области состоялась пресс-конференция Дмитрия Шахова - одного из немногих долгожителей в исполнительной власти региона, который отдал работе на посту заместителя главы администрации региона 13 лет. Он рассказал о своей биографии, подробно остановился на 13-летнем периоде своей работы в администрации при трех губернаторах и ответил на многочисленные вопросы, которые касались как его планов на будущее после ухода из администрации, так и его видения на конкретные события, произошедшие в этот период.

Представляем полную стенограмму пресс-конференции.

Дмитрий Шахов:

- Добрый день, уважаемые друзья. Тема достаточно непростая, потому что 13 лет – не так много, но оказалось, что собрать свои мысли и коротко прокомментировать важные события, которые произошли в нашем регионе за эти годы, не так просто. Хватит на целую книгу. Только период губернаторства Евгения Михайлова занял семь страниц убористого почерка. Хотелось бы немного пройтись по прошлым событиям. Думаю, вам будет интересно и вопросы задать. Потому что сегодня уходит из власти последний очевидец призыва михайловской команды 1996 года. Многие факты и данные, которые сегодня остались за кадром, вы можете спокойно спросить у меня, потому что я был реальным очевидцем многих событий, которые по-разному интерпретировались и уходящими политиками, и действующими… Мне бы хотелось больше рассказать о фактах, дать свои личные оценки. Конечно, они могут быть субъективными, поэтому это все, наверное, основано на жизненном опыте, персональных данных. Хочется сказать то, что не было обсуждено ни вами, ни другими лицами. Конечно, готов отвечать на все вопросы, какими бы они ни были. Тот дух демократического романтизма 1996 года остается у меня, поэтому любые вопросы приветствуются.

Коротко расскажу о себе, потому что не все этапы моей биографии официально известны. Родился я 26 марта в Москве в семье военнослужащих. Мои родители работали на оборонных предприятиях Москвы. Отец работал в конструкторском бюро, мама занималась вопросами, связанными с оборонной электроникой. Семья у нас по советским законам считалась многодетной. К сожалению, родители ушли рано, и пришлось взять весь груз ответственности за воспитание братьев и сестер на себя. К 22 годам получилось так, что главным в семье оказался я. Благодарен своим родителям, так как они дали мне хорошее образование – окончил я известную в Советском Союзе физико-математическую школу №444, уклон на программирование. Эту школу закончили известные люди, которые сегодня занимают высокие посты в крупных корпорациях, в администрации президента, и то базовое образование, которое я получил, помогло мне в дальнейшей жизни и трудоустройстве. По крайней мере, меня научили думать, оценивать ситуации. Прошел службу в армии, будучи студентом, по окончании службы перешел учиться в Московский институт управления. Благодарен преподавателям, которые научили меня науке управления. Ну и переломный этап моей биографии – 90-е годы. В 1990 году я вошел в пятерку молодых студентов, которые вошли в состав Моссовета. Моими оппонентами были известные в Москве руководители предприятий, партийные и комсомольские функционеры. То, что я жил в своем округе и хорошо знал его людей, такой опыт и новые веяния в современном СССР позволили стать депутатом известного и демократического и регионального парламента, который назывался Моссовет. Наверное, с него и началась моя активная политическая карьера. Нравилось то, что, одновременно изучая науку управления в институте, удавалось многие вещи реализовать на практике. Удалось стать участником двух значимых по московским меркам комиссий – комитета по финансовой политике и комитета по социальной политике. В свое время, когда начали вводиться рыночные экономические механизмы, в Москве остро стоял вопрос с безработными, и мы активно приняли участие в формировании московской биржи труда. Это было новшество в Советском Союзе, и разработанный нами проект Московской биржи труда потом тиражировался в других регионах. Конечно, опыт работы в Моссовете, особенно планирование бюджета столицы, - тот опыт, который не приходит с книжками, а приходит с годами. Это та база, которая позволила мне быстро освоиться на Псковской земле. После расстрела Верховного Совета будущий губернатор Псковской области Евгений Михайлов пригласил меня поработать своим помощником. В мои функции входили вопросы, связанные с оценкой и дачей ему заключений по законопроектам, которые проходили в Госдуме. Он тогда работал в бюджетном комитете. В Госдуме большие задачи стояли, связанные с выездами депутатов в регионы. Большой объем материалов касался анализа корреспонденции, поступающей от избирателей, и дачей юридических заключений, оказания помощи гражданам. С этого момента начались мои поездки в Псковскую область, ежемесячно, от семи до десяти дней. Вместе с депутатом Госдумы Михайловым я посетил практически все районы Псковской области. По стечению обстоятельств первое мое знакомство с этим регионом было еще в школьные годы. Очень были тогда популярны поездки советских школьников по регионам страны, и я впервые посетил город Псков и Пушкинские Горы в 1982 году. Конечно, остались такие детские впечатления о городе. Путешествуя, я отметил высокое качество псковской сметаны, которую мы ели в столовой общепита. Надо отдать должное, что, хоть в те годы кормежка была делом сложным, но псковский общепит запомнился хорошо. Поездки в Псковскую область при Михайлове подтвердили, что регион очень интересный, люди здесь живут, которые готовы и работать, и сотрудничать, и делать свой регион более процветающим. Отношение к людям и взаимоотношения с псковичами, которые тогда вошли в круг Михайлова (Юрий Кусов, руководитель местного отделения ЛДПР, Вячеслав Сукманов и Виктор Яшин) сформировали положительное отношение к возможности поработать здесь намного больше. Хотя тогда я не планировал здесь работать 13 лет. Выборы 1996 года, как вы помните, прошли интересно. Напомню, что тогда Михайлов не смог избраться по одномандатному округу, потому что здесь появился господин Невзоров. Но партийные списки позволили ему получить депутатский мандат. Очень непростое решение для Михайлова: поменяться с Кузнецовым должностью зампреда бюджетного комитета Госдумы, и было принято решение поучаствовать в выборах, которые проводились в Псковской губернии. Я не присутствовал на первом туре, потому что, когда мы собирались в Москве и обсуждали вопросы участия в выборах, с легким романтизмом решили опробовать. Надо отдать должное Михайлову, потому что сформированная им парторганизации была одной из лучших в России, и по своей организационной структуре была боеспособной партийной организацией, которая могла решить многие задачи. Столько времени, сколько вкладывал Михайлов в ее формирование, не вкладывал никто. Там были потрачены не только личные силы, но и средства. Иметь работоспособные ячейки в каждом районе Псковской области, считаю, - его большая заслуга. После того, как стало известно о проходе Михайлова во второй тур, был брошен клич активизировать работу, так как стало понятно, что шанс победить у Михайлова есть. В этот период времени мы собрали свои вещи и переехали сюда для ведения агитационно-пропагандистской работы. Итоги второго тура оказались неожиданными для Псковской губернии, как и для нас. Сегодня  могу сказать, что победа Михайлова была заслуженной. Человек вложил много сил и средств в работу не только партийной организации. Еженедельно приезжая в регион, мы принимали по 30-40 избирателей, проводили встречу с местными депутатами, процентов 70 проблем, поднятых в письмах, нам удавалось разрешить. По крайней мере, избиратели ходили к Михайлову как к последнему, кто мог те или иные проблемы решить. Когда были объявлены итоги, стал первый вопрос, как управлять регионом, как команду сформировать, и в тот период времени, который я оцениваю как годы демократического романтизма в политике, было создано политическое ядро, в которое вошли соратники Михайлова – я, Гавунас, Кусов, Христофоров, Сукманов. Отмечу и роль Виктора Васенькина, потому что он в тот период времени помог нам понять нюансы управления регионом со стороны исполнительной власти и показать связующие звенья в работе региона с федеральным центром. Нельзя сказать, что мы не понимали, как управлять регионом, потому что все-таки у людей было и хорошее образование, и пятилетний опыт работы в органах государственной власти. Хотим мы этого или не хотим, но работа с бюджетом любого региона позволяет до нюансов определить, как функционирует любой региональный институт. За плечами эта практика была, причем, когда ты не просто просиживаешь штаны, а реально принимаешь участие во всех процессах законодательной деятельности, и как депутат, и как лицо, принимающее решение в этой части. Такой справ молодости и опыта плюс реальная поддержка со стороны старых грамотных кадров позволил и в эти годы не сделать существенных провалов по управлению регионом, спокойно выстоять. Потому что, скажу честно: то, что будет непросто управлять в регионе и взаимодействовать с федеральным центром, выяснилось сразу же после первого общения в ночь после победы Михайлова с одним из кураторов нашего региона в федеральной власти. Мы поняли, что следовало внимательно относиться ко всем своим действиям.

Конечно же, формирование власти, понимание, как работают механизмы управления, как идут деньги, - была непростая задача. Для новой команды, которая пришла в регион, были определены следующие цели: Гавунасу было поручено заниматься всем, что связано с экономикой и пополнением доходной части областного бюджета, который был дико дефицитный. Мы обратили внимание, что географическое положение Псковской области, наличие границы никак не сказывается на доходах области. Мы надеялись, что федеральные власти выполнят свои обещания, данные предыдущей администрации, о том, что часть таможенных платежей поступят в бюджет. Но до сих пор все таможенные платежи поступают только в федеральный бюджет. Поэтому приграничные регионы до сих пор ничего от таможни не имеют. И только в последнее время таможенники как работники военизированной организации стали платить подоходный налог, что повлияло на пополнение доходной части бюджетов приграничных регионов. Евгению Елфимову было поручено заниматься взаимодействием со СМИ. И Михайлов, и Елфимов закончили МГУ, истфак, оба ясно понимали, что без создания положительного имиджа администрации и правильного разъяснения политики никакого влияния на население и поддержки политической элиты, которая напряглась с появлением новых людей, не достичь. Правильными были решения о привлечении местной политической элиты к управлению регионом – Виктора Васенькина и Анатолия Тулькина. Это достаточно известные люди в регионе, они знали свое дело и могли работать в команде, выполнять задачи, которые ставит губернатор. Конечно, поскольку победа была достигнута в соглашении с КПРФ, появились и политические назначенцы, в том числе прекрасный человек Анатолий Копосов. Он развеял первое впечатление о себе как о политическом функционере. Он очень опытный, один из представителей компартии, который олицетворяет собой очень правильный образ хорошего коммуниста. Конечно, когда делятся властью, не обходится без курьезов и проблем. Такой проблемой стал вопрос, кто же будет взаимодействовать с правоохранительными органами Псковской области, и здесь возникла жесткая дискуссия. Был вариант отдать эти функции Михаилу Гавунасу, компартия предлагала полковника милиции Джемала Малышева. Для нас эта фамилия ничего не говорила. В итоге курировать взаимоотношения с правоохранительными органами стал Михаил Савельевич. Сегодня, спустя годы, могу сказать, что это было правильное решение, хотя было и не таким простым. Поскольку годы были молодые, мы ставили перед собой установку за четыре года сделать так, чтобы запомниться людям, помочь стабилизировать положение, оставить о себе добрую память и сделать жизнь в регионе более процветающей. Личных интересов в этом вопросе не было. Наверное, такая тенденция сохранялась до года 2001.

Поскольку мы работали с Михайловым достаточно близко и тесно, его друзья говорили, что Шахов является чуть ли не личным адвокатом Михайлова, потому что приходилось заниматься и личными его проблемами, и оказывать помощь в профессиональной деятельности. Моя задача заключалась в формировании административного аппарата, в анализе кадров чиновников, которые работают в администрации. Конечно, ставились задачи обеспечивать неукоснительное соблюдение законов администрацией области. Мы понимали, что любые ошибки и нарушения законов стали бы лишним поводом подумать о непрофессионализме нашей команды и федеральному центру принять меры по отношении к оппозиции, прошедшей во власть.

Что касается характеристики стиля Михайлова как управленца, я бы сказал, что он был человеком коллегиального управления. Мне это нравилось, потому что любое решение принималось после глубокого коллегиального обсуждения. Находились им оптимальные решения. Всему окружению Михайлова импонировали его хорошие человеческие качества. Он никогда не рубил с плеча, он – человек глубокого обдуманного компромисса, у него была хорошая интуиция к изменениям на политической арене нашей страны. Но, конечно же, у него были и свои недостатки. Многих, например, возмущала и поражала в нем неторопливость в принятии решений, а порой и резкий отказ от ранее принятых решений.

Первые проверки исполнения бюджета Псковской области, общение с псковскими политиками показали, что к псковскому бюджету прилипло много присосок – фирм, которые качали из него деньги. Эффективности не было никакой, надо было от них отказываться. Действительно, многие фирмы, которые тогда работали по договору с администрацией, вызывали у нас сомнения с точки зрения ценовой политики. Нас поражал и тот факт, что в период между первым и вторым туром значительные средства были разбросаны по этим счетам, заключались разные договоры экзотического характера, например, договор о безвозмездной и безвозвратной ссуды. Поэтому в первый год пришлось побороться с таким явлением. Мы такие договоры пресекали и  старались не допускать в будущем. Стоит обратить внимание, что тогда зародилась идея о подъемной экономике Псковской области. Эта практика использовалась в передовых цивилизованных государствах, когда государство создавало корпорации, которые вытягивали отдельные сферы экономики на передовые позиции. Потом они выходили в небытие, тем не менее. Экономика нормально функционировала, создавались бизнес-структуры. Такую же идею мы заложили в формирование государственных предприятий. К сожалению, опыт моей работы за 13 лет показал, что это все-таки не простой процесс, и, несмотря на дотации, финансовую помощь от государства таким предприятиям, так и не удалось создать условия для эффективного управления предприятиями со стороны. Во многих случаях личные интересы директора, желание работать на себя все перевешивали, и многие госпредприятия так и не стали локомотивами экономического развития. Немаловажный фактор – отсутствие политической воли в привлечении руководителей, которые допустили грубейшие нарушения в управлении предприятием, к ответственности. Еще один минус – нечеткое понимание, где же государственное предприятие может сыграть  свою роль того объекта, который понесет социальную функцию в виде создания дополнительных рабочих мест, пополнит доходы областного бюджета и даст возможность повлиять на ценовую политику в той или иной сфере. Для меня всегда была непонятна ситуация с ценами на бензин в Псковской области. Уже стало притчей, что бензин здесь всегда на полтора рубля дороже, чем в других регионах. Здесь можно было спокойно создать государственное предприятие и чисто административными мерами понижать цены на бензин на заправках, чтобы понизить сложившийся монопольный рынок, который существует в Псковской области на эти вещи. Потому что нет никаких убедительных факторов, оправдывающих, почему у нас бензин всегда дороже. Читая отчеты антимонопольной службы по этому поводу, не перестаю удивляться: либо существует скрытый сговор, либо отстраненность от возможности эти вещи отрегулировать. Все мы прекрасно понимаем, что цена на топливо – это опосредованная цена на все продукты питания и услуги. Тем не менее, пока ни одной администрации не удавалось привести цены нашего нефтяного рынка хотя бы к уровню средних регионов, таких как Тверская область.

Большую роль в псковской политической элите я отвел бы Юрию Анисимовичу Шматову. Это политик, который действительно много сделал для псковского региона. Я бы даже сказал, что он – эталон политического эстеблишмента Псковской губернии, который во многих случаях помогал новой администрации, но, в то же время, в нем прослеживались убеждения, что политика должна осуществляться только во благо жителей региона. И эта его позиция человека, болеющего за регион, государственники, тоже повлияла на работу новой администрации Михайлова.

Первый сильный удар на прочность последовал в деле, связанном с начальником УВД Щадриным. Я не буду на нем подробно останавливаться. Многие факты об этом деле уже озвучены в СМИ. Дело действительно было непростое. Конечно же, можно было бы все предотвратить и не доводить дело до такой степени напряженности. Но все стороны в этой части оказались не совсем готовы к такому силовому противоборству. Все-таки, не совсем профессионально работники милиции подошли к своим обязанностям, и это очень отчетливо было зафиксировано на съемках, которые есть в их оперативной деятельности. Мы посмотрели, как все это делалось и поняли, что подготовка все операции была недостаточно проработана в этой части. А варианты развития событий могли быть в этой части еще хуже. Стороны потом постарались разойтись с миром. Как получилось, так и получилось в итоге, но удар по репутации администрации Михайлова был достаточно серьезный. Потом этот процесс сильно сказывался на деятельности по формированию нового Псковского областного Собрания. Прекрасно все понимали, что без слаженной работы исполнительной и законодательной власти в вопросах реализации политики нормальной работы администрации быть не может. В тот период времени пришлось много уделять внимания взаимодействию с Собранием. В комитеты высаживались целые десанты исполнительной власти, чтобы доказать правильность того или иного решения. Решения были непростые, но эта такая рутинная работа на грани выслушивания разных точек зрения приводила к положительным результатам. При Михайлове была полностью преобразована вся законодательная база, были более четко распределены полномочия между исполнительной и законодательной власти, вопросы использования госимущества и финансовых средств в этой части. Конечно, выборы 1998 года в областное Собрание прошли не совсем удачно с точки зрения влияния на него, но Михайлов был человеком большого компромисса, и даже несмотря на то, что Собрание было ему неподконтрольно, впоследствии именно оно позволило Михайлову стать главой исполнительной власти второй раз подряд, изменив законодательство и планку победы на выборах до 25%.

Наверное, не открою большой секрет, но события, произошедшие в 2000 год, явились неким шоком и для окружения Михайлова, и для политической элиты региона – когда произошел разрыв между Михайловым и Кузнецовым. Они долгое время плодотворно сотрудничали, Михайлов уступил ему место в бюджетном комитете, и вдруг мы слышим в кулуарах, что два человека расходятся, причем  будущим кандидатом от Михайлова будет выдвинут Михаил Кузнецов. Конечно же, это очень было неоднозначно воспринято не только руководством местного отделения ЛДПР, но и всем окружением Михайлова. Потому что все поняли, что команда будет развалена надвое. В тот период времени наша позиция была однозначна: поскольку мы Михайлова знали больше, чем Кузнецова, нам было предпочтительнее, чтобы главой региона выдвигался Михайлов. Мы за четыре года работы с ним знали, что он хочет, был создан механизм работы в этой части. Возник вопрос, что сделать. Решили сходить к Михайлову и точно выяснить, что случилось. Позвонили в его кабинет, предупредили, что сейчас зайдем. Конечно, такого Михайлова мы не видели – человек был подавлен происходящими событиями, чувствовалась нервозность. Заели разговор, что случилось. Не помню, насколько были вразумительные сведения, полученные от него, но мы ему категорично сказали: «Евгений, поскольку мы с тобой уже долгое время работаем, времени до выборов достаточно, как минимум шесть месяцев – можно еще перестроить работу. Ты попадал в еще более худшие ситуации. Поэтому предлагаем тебе бороться за пост губернатора дальше». После таких слов глаза у Михайлова загорелись, мы почувствовали, что человек начал возвращаться в ситуацию. Сказал, что подумает и обозначил проблему финансирования избирательной кампании. Мы сказали, что главное – это люди, а деньги – дело наживное. В итоге мы узнали, что произошел жесткий развал команды. Мы попытались эти вещи приостановить, надеясь, что люди договорятся о совместной работе. Но этого не получилось. Очень болезненным был процесс расставания с людьми, с которыми мы уже долго проработали – Ефимовым и Морозовым. Мне казалось, что все мы были на полголовы выше интеллектуальнее, чем наши оппоненты. К сожалению, увольнение этих людей из администрации лично дл меня были вещью неприятной, так как именно мне приходилось решать эти вещи, как руководителю аппарата. Я думал, когда расходятся друзья, можно разойтись полюбовно, но оказалось все непросто. Были жесткие команды, вплоть до отстранения от должностей. Конечно, это вызвало перепалку между уходящими сторонами. Я получил в свой адрес порцию  возражений по своим действиям и где-то полгода Ефимов со мной просто не разговаривал, когда пришлось расстаться. Потом мы постарались эти вопросы нивелировать разговорами, но все равно груз остался тяжелый. Второй квартал 2000 года вообще поразил – появились новые люди в администрации, которые должны были заниматься выборами. Мне было сказано, что сейчас назревает такая ситуация, что методы управления аппаратом надо изменить, у нас будут люди со стороны, поэтому просьба оказать им максимальное внимание. Летний период прошел спокойно, я успел еще отдохнуть в отпуске, но вернувшись, испытал еще один шок: увольнение Гавунаса – человека, который много положил сил и в победу Михайлова, и в управление региона, который входил в такое близкое окружение Евгения Эдуардовича. Я подумал, не многовато ли шоков для одного года. Попытались выяснить, в чем проблема. Было много нареканий к работе Гавунаса со стороны местной элиты, но человек действительно вложил все знания и силы, чтобы постараться поднять экономику псковского региона, дополнительно добавить денег в казну, много времени проводил за работой. Поэтому решение о его уходе было для меня непонятным. Через пару дней я получил звонок от Михайлова: зайди. Пришел в кабинет, где мне было сказано, чтобы я сходил в кабинет Гавунаса, забрал заявление об увольнении и принес Михайлову. Считаю, что такие вещи, которые происходят в администрации, тем более между близкими друзьями, должны делаться более гуманно. Гавунас не ожидал моего появления, спросил, чье это указание, я предложил ему позвонить Михайлову по прямому телефону, сославшись, что являюсь в этом вопросе только исполнителем. Гавунас набрал Михайлова и ушел, его не было минут 15 – 20. После чего он пришел, спросил, что где подписывать, подписался, и так из администрации был выведен достаточно сильный политический игрок и  интересный человек. Потом была тоже непонятная отставка Владимира Бланка, укрепление позиций нового человека в администрации Дмитрия Дервоеда, и какие-то странное отношение в части допуска меня к информации выборного характера. Я почувствовал, что что-то здесь не так. Потом выяснилось, что решили Шахова не использовать в выборных технологиях, но, как оказалось, много было совершено нечеткостей и нарушений. За две недели до окончания выборов приходит Дервоед и сообщает, что поговорить с Михайловым, потому что наше участие в выборах и возможность победы стоят серьезно. Много исков подано в суды, и защищать нас некому. Очень тяжело прошел разговор с Михайловым, потому что события 2000 года не создавали уверенность в правильности сделанного. Тем не менее, Евгений Эдуардович сумел признать свои ошибки, извинился, и на следующий день я защищал его интересы в суде как в отношении исков, поданных его оппонентами, так и в отношении исков, поданных против них. Мы с Дмитрием Константиновичем Хритоненковым успешно отстояли интересы нашей стороны, и у населения появилась возможность выбрать достойного человека на выборах. Завершая разговор о 2000 годе, могу сказать, что такая доверчивость Михайлова порой приводила к курьезам в системе исполнительной власти, особенно в кадровом вопросе. Например, Евгений Елфимов, курируя информационную политику, выявил, что один из руководителей комитетов поступил на работу с поддельным дипломом (уточнить). Тогда была мода покупать дипломы в подземных переходах метро, но то, что человек спокойно щеголял и занимал высокую должность в администрации региона, было достаточно серьезным ударом по нам, потому что такого никогда не было. Тем не менее, позиция губернатора в этой части меня поразила. Когда мы пришли к нему и указали, что человек работает по поддельному диплому, он сказал, нет, вы ошибаетесь. Честно говоря, обычно по манере разговора по человеку чувствуется, учился человек или нет. Тем не менее, тема была на время закрыта. Через две недели мы получили доказательство своей правоты, а воспринято это было на уровне: ну ладно, спасибо. Мы отправили заявление в прокуратуру, где факту появления в администрации человека с поддельным дипломом тоже подивились, возбудили уголовное дело и подготовили к отправке в суд. После этого Ефимов получил жесткий нагоняй от Михайлова с требованием забрать заявление, но сделать это отказался. В результате было возбуждено уголовное дело, и человек был привлечен к уголовной ответственности за поддельный диплом. Второй интересный случай, который я условно называю «Сын азиатского народа». К нам пришел устраиваться на работу достаточно интеллигентный, смущающийся человек. Я предложил сесть, поговорить, взял у него документы – все в копиях – копия паспорта, диплома об образовании, диплома о среднем специальном образовании и такая же трудовая книжка. Спросив, где оригиналы документов, я услышал ответ, что они будут месяца через полтора, так как этого человека якобы обокрали, когда он ехал на поезде. Хорошо. Вначале меня поразило то, что первоначальное образование у него было музыкальное. Потом он вдруг перешел на инженерную специальность, работал руководителем предприятия в одной из среднеазиатских республик бывшего Советского Союза. Я дал поручение кадровой службе запросить все, что можно, в том числе документы о гражданстве РФ. Две недели работы в администрации области показали, что этот человек, как рассказывали уборщицы, вместе с охранником проводил ночи в своем кабинете. Было видно, что люди даже не уходили домой, в кабинете находились их личные вещи. Такое поведение чиновника, занявшего достаточно высокое положение в администрации, вызывало удивление. О сомнениях в этой части доложено губернатору. Человек исчез через три недели так же неожиданно, как и появился. А после того, как пришли документы, оказалось, что все документы он представил поддельными. Этот челочек никогда не являлся руководителем предприятия, диплом о высшем образовании тоже был липовый. Действительным оказался только диплом об окончании музыкального училища. Так что метаморфозы новой власти везде были.

Ну и теперь давайте перейдем ко второму сроку правления Евгения Михайлова. Это было смутное время. Потому что в этот период он был совершенно для меня уже другим – и как руководитель, и как управленец регионом. Чем было это вызвано, сказать сложно. Может, и окружение сыграло свою роль, но процесс управления регионом пошел в другом ключе. Стали возникать фирмы-присоски к областному бюджету, резко стала меняться его команда, тем не менее, функционирование администрации было еще стабильным. Нам удавалось сделать значимые вещи – одни из первых в РФ мы приняли решение о выборах по партийным спискам. Учитывая то, что такая ситуация была на федеральном уровне, когда власть пыталась активизировать процесс политической жизни в обществе и свести людей по интересам, я предложил Михайлову подумать о возможности проводить выборы по партийным спискам. Он с этим согласился, и потом оказалось, что Псковская область была одним из первых регионов в этой части. Он даже получил благодарность от администрации президента за то, что псковское законодательство было базовым, в котором не маленькая толика депутатов избирается по партийным спискам, а большое количество.  

Опять-таки здесь был компромисс между Михайловым и областным Собранием, потому что областное Собрание не очень хотело избираться по партийным спискам. Депутаты решили, что они победят в своих округах, и получился такой симбиоз – 22 по мажоритарной системе и 11 - по партийному выбору. К сожалению, только треть депутатов, которые были в предыдущем созыве, победили по округам, и перманентный рост Собрания мною не приветствовался, так как это ухудшало функционирование законодательного органа и взаимодействие с исполнительными органами. В этот период на политической арене достаточно отчетливо появляется образ неоднозначного Михаила Хоронена. Думаю, момент его выхода на региональный уровень  наступил с его победой на выборах мэра, когда администрация Псковской области находилась в противостоянии с предыдущим мэром Прокофьевым. Наверное, это стало следствием того, что в период фактического отстранения Хоронена от власти, когда он был первым замом Прокофьева, нашлись два депутата городской Думы – Левченко и Цецерский, которые не смогли позволить Прокофьеву уволить своего зама. Если бы увольнение Хоронена состоялось, думаю, такого успеха он все равно не достиг бы. Cодной стороны, он тогда был обиженным властью, что очень приветствовалось избирателями, а с другой – сохранил статус, который позволял ему общаться в разных организациях и политической элите региона. На волне противостояния областной власти и тогдашнего мэра Прокофьева триумфальная победа Хоронена на выборах мэра дала дополнительные очки в его дальнейшей карьере. У Михаила Яковлевича было много качеств, которые располагали избирателей. Время показало, что он не смог четко проанализировать те ситуации, в которые он попадал, и принять наиболее верные решения по выходу из них. Это и притормозило его карьерный рост и вызвало ряд метаморфозов, произошедших в его политической жизни. Хоронен часто со мной встречался, пытался пообщаться и проконсультироваться по важным вопросам его будущей жизни. Году в 2001 он спросил у меня, а не поучаствовать ли ему в выборах в областное Собрание на стороне оппозиции. Я высказал мнение, что не стоит этого делать, потому что позиции Михайлова на тот момент была достаточно уверенные. Тема закрылась. Потом выяснилось, что это оказались выборы в блоке «Вместе ради будущего», когда Хоронен должен был стать вторым номером в одном списке с Кузнецовым и Савицким. За три дня он отказался от участия, и срочно приходилось этому блоку искать нового кандидата, которым оказался Борис Полозов. Эти выборы были очень жесткие, тем не менее, Собрание было сформировано и с политической квотой, появилась оппозиция. Нам удалось добиться снятия одного из кандидатов, победившего по этому блоку, и лишить его статуса областного депутата – это был Виктор Васенькин. Наступал 2003 год. Михайлов задумался о том, чтобы баллотироваться на третий срок. Если помните, законодательство запрещало это. В России тогда была большая дискуссия по этому поводу, но решение Конституционного суда, которое было принято в отношении всех действующих губернаторов, позволяло Михайлову баллотироваться на следующий срок. Степень противостояния между Михайловым и оппонентами была серьезна. Все помнят дело Комиссарова, когда он имел одновременно и статус вице-губернатора, и статус начальника областного МЧС. Как показала практика, это совмещение позволяло наиболее эффективно выполнять функции по защите населения от чрезвычайных ситуаций. У меня с Виктором Комиссаровым были хорошие отношения. Он был порядочным человеком, настоящим полковником, для которого долг, честь и мужество были незыблемыми понятиями. Это один из людей, кто при любых обстоятельство подставлял Михайлову свое плечо, защищал его всеми способами, порой пусть и не вполне адекватными для ситуации. Но прокуратура добилась через суд признания невозможности совмещения двух должностей Комиссаровым. Он должен был уволиться из службы МЧС, но он остался в команде Михайлова просто как вице-губернатор. Но мы решили отстоять свою правоту в суде, и он поддержал нашу позицию. Я знаю позицию МЧС – оно было против того, чтобы реализовывать такую практику на территории всей РФ. Помимо Псковской области такая ситуация, при которой вице-губернатор еще возглавлял МЧС, была только в Курской области. Для нас эта практика тоже показала свою эффективность, так как МЧС Псковской области тогда занимало лидирующие позиции в России. Когда мы пришли к Михайлову и сказали, что есть возможность восстановить репутацию Комиссарова и сходить для этого к министру МЧС и поговорить, чтобы он вернул его на старую должность. Но положительного решения в этой части мы не добились. А это было неправильно. Думаю, если бы Комиссарова восстановили в должности, это было бы хорошим уроком для оппонентов. Они получили бы реальный знак того, что Михайлов отстаивает свое окружение до конца.

Давайте поговорим о ситуации, которая складывалась с выборами 2004 года. Потому что роль личности в истории настолько бывает серьезной, что приводит историческое движение в интересное положение. Когда команда Михайлова готовилась к новым выборам, встала дилемма, когда их проводить – в марте или ноябре 2004 года. Аргументы, которые были высказаны всеми заместителями губернатора и известными политиками – Виктором Антоновым и Валентином Каленским, указывали на март. На наш взгляд, все шансы для успешного проведения выборов в марте, были. Тем более, мы исключали из борьбы такого мощного игрока как Михаил Хоронен. Было понятно, что амбиции его как мэра были достаточно серьезны, а покорение Олимпа губернаторства он задумал еще давно. В наших с ним личных встречах  понял, что он усиленно следит, не будет ли Михайловым принято решение перенести выборы на март. Ему попадать в такую ситуацию было нежелательно – приходилось выбирать или выборы в губернаторы, или выборы в мэры. Одновременно идти на и те, и другие выборы означало бы подписать себе капитуляцию. Никто бы этого не понял. В декабре на сессии я сидел и ждал звонка от Михайлова, который прошел все инстанции и в Питере, и Москве для получения согласия на перенос выборов. Законопроект о переносе сроков находился в руках у Виктора Антонова. Проходила последняя сессия, когда можно было это решение принимать. Меня уже теребили из зала с просьбой дать команду, принимаем закон или нет, но звонка не последовало. Сессия закончилась. Однако еще оставалось два дня, в течение которых можно было бы назначить внеочередную сессию. Но когда позвонили Михайлову, спросили у него мнение, и он сказал: нет, будем баллотироваться в ноябре. Оказалось, что такое же мнение о том, что Михайлову будет легче победить на выборах в ноябре, было всего у одного человека – у Яценовича. Ему удалось неведомыми нам способами убедить Михайлова в том, что выборы 2004 года необходимо проводить в ноябре. Несмотря на нашу взвешенную позицию, как нам тогда казалось, один человек решил судьбу переноса выборов на ноябрь. Итоги выборов вы знаете, и, переходя к следующему этапу моей деятельности, могу сказать, что ошибки в выборной компании ноября были в неправильной позиции в отношении выборов мэра Великих Лук. Думаю, надо было настаивать, чтобы Мигров оставался на своей должности. Потому что это был классный руководитель, компетентный, который спас город в трубные годы 90-х. Однако итоги выборов были совершенно плачевны.

Конечно же, снятие Хоронена, приход к власти Кузнецова – я бы назвал этот этап моей деятельности работой в системе жесткого прагматизма и авторитарного управления. Для меня было неожиданным предложение Кузнецова занять место в его команде. У меня никогда не было с ним дружбы, редко мы встречались – только на официальных церемониях, поэтому я не был особо осведомлен о личностных качествах Кузнецова. Мы с ним поговорили, он объяснил, чего хочет от меня, я выяснил его позицию. На том и порешили – давай попробуем. Потом некоторые его качества меня просто поразили, причем в лучшую сторону. Неожиданным для меня было то, что Михаил Варфоломеевич очень любит детей и трепетно к ним относится. Поэтому многие вещи. Совершенные им в Псковской области в отношении детишек я считаю правильными, так как они были направлены во благо. Я не говорю уже о своей шахматной федерации. Потому что нам удалось подойти к тому этапу, что в каждом районе были созданы досуговые центры, где дети могли бы заниматься шахматами, а также был введен всеобуч по шахматам. Это означает заботу губернатора об интеллекте нации, псковичей. Я не раз уже говорил, что, если мы хотим вырастить интеллектуальную нацию, мы должны заниматься интеллектуальными играми, особенно в детском возрасте. Ну и совершенно неожиданным для меня был тот факт, что Кузнецов умеет играть в шахматы. Я всегда представлял его прыгающим с парашюта. Как говорят десантники, удар о землю лишнего не прибавляет. Но когда в конце избирательной компании мне позвонил Морозов и спросил, не хочу ли я сыграть в шахматы с Кузнецовым, я подумал, что это шутка. Я посмеялся и предложил, чтобы он приехал ко мне в администрацию. Но тот предложил сыграть по интернету. Я говорю: слушай, я по интернету не играю. Он научил меня, как все это сделать, и мы сыграли партию. Честно говоря, я не знал, что парашютист играет в шахматы, поэтому играл несколько фривольно и даже подарил ему две фишки, а потом понял, что зря. Потому что в итоге я проиграл. Потом я спросил у Кузнецова, откуда он умеет играть в шахматы, а он сказал, что занимался с детства. Потом мы провели впервые в России чемпионат органов власти. И тут проявились качества Кузнецова как борца, человека команды. Наша команда администрации Псковской области стала первой благодаря именно успешному выступлению Кузнецова на своей доске. Я тогда посмотрел, насколько он хорошо играет в шахматы и, можно сказать, что уровень хорошего перворазрядника у него есть. Понятно, что у каждого человека есть свои недостатки. Мне по разным поводам приходилось с ним ругаться и спорить. В частности, по поводу его отношения к системе государственного аппарата. Кузнецов его рассматривал с позиции бизнесмена. Он попытался внедрить в систему госуправления принципы управления бизнесом. Я как мог это нивелировал, тем не менее, получился какой-то симбиоз. Особенно это сказалось в разрыве зарплаты руководящих работников и обычных госслужащих. Причем отличалось это в разы. Замначальник управления, к примеру, получал зарплату ниже, чем начальник этого управления, в два – три раза. Это противоречит основам деятельности власти. Тем не менее, аппарат сохранил свою работоспособность после таких реформ, работал неплохо, но, к сожалению, дикая диспропорция в зарплатах чиновников существует и сейчас. Когда я спрашивал губернатора, в чем причина, он отвечал: я горжусь тем, что теперь учитель получает, как чиновник. И действительно, так и было: чиновник получал столько, сколько учитель, потому что зарплата учителя постоянно росла, а зарплата в аппарате администрации она года два не поднималась. Порой доходит и до такого, что директор муниципальной школы получает больше, чем глава района. Поэтому не так-то легко найти кадры на муниципальную службу из-за объема их денежного содержания. Также я отметил бы еще одну интересную идею Кузнецова – введение института социальных участковых. Эта идея заключалась в том, чтобы за каждой семьей Псковской области, нуждающейся в государственной поддержке, закрепить куратора, который бы в комплексе следил за тем, чтобы семья могла получить и материальное пособие, и трудоустроиться, и чтобы решались вопросы семейного воспитания. То есть все социальные функции легли бы на этого социального участкового. Сегодня эта система была разодрана по разным ведомствам: безработицей занимается один орган, оказанием помощи – другой. Поэтому в семью приходила куча чиновников, целостного подхода не было. Можно было ребенка спасать из асоциальной среды, а, когда его родители не работали, это ничего не давало. Поэтому институт социального участкового, как мне кажется, имеет хорошую перспективу. Стоит задуматься о его реализации в Псковской области. Семья – это ячейка общества, и от нее зачастую зависит функционирование всего государства. Еще один важный аспект деятельности Кузнецова – налаживание эффективного функционирования финансовой системы Псковской области. За годы его губернаторства заметно рассосались очереди из глав районов в кабинет вице-губернатора – начальника финансового управления Псковской области. Бюджет муниципалитеты получали регулярно, все знали, в какое время и в каком объеме придут деньги. Это позволяло главам районов вдумчиво планировать жизнь на своих территориях.

Если говорить об отставке Кузнецова, для меня эта новость стала окончательно известна 19 января 2009 года, когда мне позвонили мои друзья и сказали, что у нас появится новый губернатор. Сроки никто не говорил. Первое появление информации о новом губернаторе Андрее Анатольевиче Турчаке появилась у меня где-то в конце августа 2008 года. Ну и, переходя к новому губернатору, хочу рассказать о нашем  разговоре во время приема меня на работу. Я спросил о его позициях как главы администрации региона на будущее, то он планирует сделать. В этой части у меня вызвало симпатию, что он более социализированный человек, который будет проводить социально ориентированную политику. Второй важный фактор, у человека есть жизненные принципы, которые он старается реализовать. Например, он считает, что визитной карточкой любого региона являются дороги. Это и является визитной карточкой нашего нового губернатора. Этот разговор и сподвиг меня поработать в его администрации.

…Оглядываясь на прошедшие годы, могу сказать, что жизнь была наполнена интересными, поучительными и знаковыми событиями. Конечно, каждый чиновник отвечает за те полномочия, которые на него возложены. Уходя из исполнительной власти, могу с уверенностью сказать, что за время моей работы, участия в системе власти, создана добротная законодательная база управления нашим регионом, функционирует компетентный государственный аппарат, который нуждается лишь в тонкой настройке в зависимости от пристрастий того или иного лица, руководящего регионом. Конечно, необходимо вернуть утраченные функции административного контроля. Потому что система исполнительной власти должна основываться на жестком исполнении всех нормативных актов, которые принимает власть, и нужно контрольное подразделение, которое будет за этим следить. За годы преподавания юриспруденции в академии государственной службы удалось более чем 300 студентам привить уважение к нашей конституции, ее знанию и возможности правильного применения. Часть своей жизни я отдал общественной работе – шахматам, и могу сказать, что ситуация в развитии шахмат в Псковской области сегодня одна из лучших в стране. В районах и городах существуют шахматные кружки, в которых занимается порядка 700 детишек, на постоянной основе шахматным всеобучем охвачено около 4 тыс. детей. Созданы нормальные условия, чтобы взрослые и дети проводили свой досуг в хороших помещениях, играя в шахматы. Если еще пару лет такой интенсивной работы, шахматы вернут себе тот образ, который был создан в лучшие годы советской власти, когда это была игра миллионов. Думаю, советское общество было одно из самых интеллектуально развитых в мире, хотя сегодня видно, что с интеллектуальным развитием современного населения видны проблемы. Спасибо, что выслушали. Готов ответить на ваши вопросы.

- В какой администрации вам было комфортно работать – в администрации ЛДПР или администрации «Единой России»?

- Самые лучшие годы, когда удалось многое реализовать, - годы первого правления Михайлова – 1996 – 2000 годы. Они были самые комфортные, продуктивные и самые интересные.

- Дмитрий Владимирович, вы проработали в трех администрациях Псковской области. Если бы вам предложили создать команду администраторов, управленцев, кого бы из трех администраций вы взяли в нее?   

-  Вопрос достаточно непростой, учитывая, что многие и так сегодня находятся у власти. Но я бы сказал, что это была бы команда, которая представляла бы собой все три администрации, в которых я успел проработать. Ряд сотрудников я взял бы из команды 1996 – 2000 года, ряд перешедших в команду 2000 – 2004 года. И руководящий состав администрации Кузнецова был тоже подобран достаточно эффективно. Наверное, к трети этих руководителей у меня возникали вопросы. А так кадры серьезные. Сегодня у руля власти стоят компетентные власти, которые могут решать задач. Главное, правильно их формулировать и правильно разъяснять, что ты хочешь от чиновников. Потому что многие вопросы, которые ставились ранее, были сформулированы расплывчато – приходилось додумывать. Поэтому есть актив, который сегодня может эффективно управлять регионом. Как любой губернатор, глава региона может привезти людей со стороны, потому что тот 1996 год показал: люди, которые приехали со стороны, быстро адаптировались к местной политической элите. Даже не буду говорить, что роль Гавунаса в сегодняшней политической и экономической системе – это нормальный уровень псковского эстеблишмента. Сегодня никто не хочет уезжать с региона – сроднились с ним. И сегодня, если обсуждать дальнейшее мое время препровождения, я отчетливо себе представляю, что сегодня город Псков является тем городом, в котором можно создать нормальную комфортную жизнь для проживания, тем более в 50 км от Европы. Единственная проблема, которая существует в Пскове, - это питьевая вода. Мне вообще казалось, что можно еженедельно привозить людям чистую воду и сделать тарифы на воду из водопроводов в два раза ниже, и проблемы бы закончились. Столько денег было брошено на программы, а воз и ныне там. Много люди берут воду для приготовления пищи из источников за пределами города. Это позор для власти любого города.

- Вы уже закинули удочки по поводу своего будущего после ухода из администрации. А чем именно вы планируете теперь заняться?   

- Месяц я решил отдохнуть. С детства привык отдыхать летом не меньше месяца. Многие люди берут отпуск по две недели, но регулярно, я же привык летние месяцы посвящать отдыху, а потом весь год работать с полной отдачей сил. Поэтому месяц отдохну и потом определюсь, чем буду заниматься. Сегодня, к сожалению, есть предложения вернуться в Москву. Они были мне сделаны еще после отставки Кузнецова. Но я уже как-то сроднился с Псковским регионом и считаю, что жизнь в Пскове комфортна, несмотря на то, что Москва – мой родной город, я там родился, вырос, и у меня там много друзей. Все-таки Псков сегодня более предпочтительнее для гармоничного развития  личности. У меня дети ходят здесь в школу, причем получают хорошее образование. Образование здесь качественное, потому что дети спокойно поступают в московские вузы. Сужу по своей дочке – обучившись в псковской школе, она спокойно поступила в вуз с конкурсом 8 человек на место, причем в группе в основном приезжие, которые своими знаниями спокойно делают московских абитуриентов. Словом, в Пскове для комфортной цивилизованной жизни есть все.

- Есть ли у вас наметки работы в Пскове? 

- Об этом пока сильно не думал. Предложения есть. Осталось только выбрать те, которые будут мне по душе, и где я могу сделать больше полезного для региона.

- А какие предложения поступали из Москвы? 

- В основном это бизнес. Я себя считаю человеком больше государственным, работающим в системе власти. В Пскове поступают разные предложения – и бизнес-предложения, и предложения работы во властных институтах. Но пока я решил немного отдохнуть. Оценив 13 лет работы в исполнительной власти, многое надо проанализировать. Возможно, я вернусь к своей идее написания книги. Личный архив достаточно весомый: после каждого губернатора у меня осталось по три коробки документов. До сих пор остались не разобранными фотографии тех событий. Думаю, много было таких фактов, которые не были публично озвучены, заслуживают интереса и оценки, чтобы потом пришедшие после нас политики не совершали тех ошибок, которые делали мы.

- А у вас остались с каждого губернатора по три коробки документов или три коробки компромата?

- Коробки личного архива. Память – вещь не очень устойчивая, а бумага есть бумага.

-  Дмитрий Владимирович, где-то в конце 2007 года вы одно время ходили с охраной. Меня всегда интересовало, почему. 

- Это было чисто предложение Кузнецова. В то время мы достаточно усиленно боролись с возвратом незаконно отчужденного имущества как в городе, так и в области. И по ряду оперативных материалов очень нелестные отзывы об этой деятельности были, и желающих настучать по голове было достаточно. Мне пришлось сначала просить у Кузнецова помощи в защите отдельных чиновников администрации, потому что порой доходило о того, что милых хрупких женщин встречали в подъезде дома и ненавязчиво предлагали закончить эти действия, причем с намеками: вы же девушка, тем более живете в неосвещенном подъезде. Все-таки, понимая ответственность за людей, выполняющих политическую волю руководства, я посчитал, что это никак не должно сказываться на их личных жизненных обстоятельствах, и власть обязана обеспечить безопасность этих людей. Что касается уходом имущества, и в городе, и в области много не эффективно отторжения имущества прошло, и ни город, ни область от этого не выиграли. Можно было все эти решения принять более справедливо, честно и эффективно. 

- Я знаю, что вы были одним из разработчиков системы местного самоуправления Пскова, которую сегодня часто называют системой двоевластия. Как вам кажется, та схема, которая сегодня действует, - это то, к чему вы стремились?

- Меня часто приглашают в регионы помочь создать систему местного самоуправления. Недавно я помогал формировать систему исполнительной власти в Карачаево-Черкесии. Конечно же, специфика управления не должна зависеть от личности, которая управляет муниципалитетом или регионом. Могут быть нюансы, но общие базовые научно обоснованные принципы должны стоять на первом месте. Система построения власти во всех предыдущих администрациях была интересной, но можно было ее чуть-чуть оптимизировать, хотя, в общем схема управления регионом была экономически эффективной и нормально выстроенной. Сегодня новая администрация придерживается другой схемы управления регионом, но она тоже научно обоснована. Что касается управления муниципальной власти, те подходы, которые формируются на уровне федеральной и региональной власти просто неприемлемы. По конституции в муниципалитете должен быть один орган – выборный представительный орган. Остальное – это его производные. Поэтому схема, которая сегодня заложена в городе, эффективна при грамотном подходе и четком соблюдении законодательства. Поскольку есть глава города, который на себе несет представительские и политические функции, есть представительный орган, в котором представлены депутаты. Им легче решать трудные проблемы избирателей, если глава исполнительного органа – это человек, который профессионально относится к своим обязанностям, знает не понаслышке вопросы управления ЖКХ  и вопросы, связанные с формированием муниципального бюджета. Сегодня у депутатов появляется выбор избрать на должность главы администрации достойного человека и ежегодно контролировать выполнение им своих обязанностей. Причем сегодня появляется возможность представительного органа ставить задачи, что должен сделать муниципалитет на определенный период времени и поставить четкие задачи социально-экономического развития – сколько должно быть введено жилья, отремонтировано дорог и так далее. Сегодня проявляется реальная власть, которая может спросить и привлечь к ответственности. Допустим, если глава администрации не исполняет требования представительного органа и план социально-экономического развития, нормальным будет освобождение его от должности. Все-таки мы выбираем главу администрации Пскова, чтобы он не просиживал штаны, а что-то делал для города, развивал его, вкладывая свой опыт и силы. Поэтому у человека, который возглавляет администрацию города, не должно быть политических пристрастий – кто первый в городе. Сегодня все функции распределены – социально-экономическая жизнь в руках главы администрации, а задать стратегию развития города обязан делать представительный орган и глава муниципального образования. Они отвечают за развитие города непосредственно пред избирателями, которые на выборах могут либо вновь оказать им доверие, либо сказать: за время вашего депутатства мы не увидели никаких изменений. Мое мнение: муниципальные власти должны избираться года на три: наверное, населению всегда хочется чувствовать гораздо более быстрые изменения в своей жизни, нежели чем оттягивать это на пятилетний период. Сегодня, раз уж мы перешли на партийные рельсы, это еще больше создаст напряжение в партийных структурах, чтобы за эти годы сделать как можно больше полезного для населения, чтобы на следующих выборах победила опять партия, сделавшая много. Пять лет – срок длинный. На пятый год можно забыть, что ты сделал на первом году своего правления. А население и подавно видит только то, что касается его жизни сегодня. Три года – это не тот срок, за который все можно разрушить до основания, а пятилетний срок, когда разрушаешь до основания, потом очень сложно поднять. Раз уж мы перешли на партийное управление страной, партии сегодня должны идти на выборы с благими целями и отвечать за свои предвыборные обещания. Механизм партийного правления выгоден и для самих избирателей. Ту партию, которая сейчас сработала великолепно, они выберут и в следующий раз.

- Дмитрий Владимирович, намерены ли вы остаться в Федерации шахмат Псковской области, каким видите шахматное будущее нашего региона с губернатором Турчаком? 

- Несколько дней назад мы встречались с губернатором, обсудили это вопрос. Он мне четко сказал, что намерен продолжать программу развития шахмат в регионе. Думаю, что не умеет власть, пусть и новая, разрушать что-то созданное, причем созданное для массового потребления, для нашего будущего – для детей. Если власть откажется от поддержки такого социального проекта, это будет большой ошибкой. Это ведь самый дешевый вид спорта – ребенку нужен стол, доска и помещение. Больше затрат не нужно. Остальное дети сделают сами. То, что нам удалось сделать за несколько лет, есть, с чем сравнить. Если первенство Калужской области по шахматам собирает 82 воспитанника, то первенство Псковской области – порядка 160 игроков. Московская область – 172 игрока. Но какое там население. Такие факты говорят о том, что интерес детей заниматься шахматами есть. У детей есть перспектива, есть увлечение, которое оторвет его от улицы и ненужных компаний. Почему бы не поддерживать такой социальный проект, который нормально функционирует. Во время визита в Новгородскую область я поразился: в этом году новгородский губернатор дополнительно выделил на шахматы 10 млн. рублей и по нашему псковскому принципу в каждом районе организовал кружок, чтобы дети занимались шахматами. То есть наш опыт при грамотном подходе востребован у соседей. Пока нам удается удержать кадры в районах. Правда, в одном районе встал кадровый вопрос - не найти человека, который возглавил бы шахматный кружок.

- Продолжится ли традиция проведения шахматных чемпионатов между органами власти Псковской области?      

- Вне зависимости от того, что я уже не в администрации, эти соревнования включены в план соревнований на следующий год. Они намечены на апрель. Сегодня тем более и в администрации Турчака появились люди, которые достаточно неплохо играют в шахматы. Думаю, команда областной администрации свою команду сформирует. Посмотрим, как она будет играть. С каждым годом количество команд от органов власти прибавляется.

- Можно узнать, кто у нас в органах власти хорошо играет? 

- Мы впервые постарались провести глобальную работу по выявлению всех лиц, которые играют в шахматы. У нас официально около 200 человек вошли в реестр шахматистов, играющих регулярно. Причем в список 50 сильнейших входит 15 политиков нашего региона. Возглавляет этот список Анатолий Копосов, затем Вячеслав Суров. В пределах 40 ведущих вместе с профессионалами нахожусь я и еще ряд работников областной администрации. Я бы сказал, что в числе сильных игроков Каленский, Федулов, из бизнеса хотел бы выделить Игоря Голобородько. Из муниципальных руководителей я бы отметил главу Пыталовского района Сергея Баранова, начальника одного из отделов администрации Великих Лук Виктора Фролова, который является моим заместителем по федерации. Так что интересная команда от органов власти сегодня существует. На следующий год мы вновь получили приглашение поучаствовать в турнире среди субъектов в Дагомысе. При поддержке областного Собрания мы попытаемся провести на нашей территории турнир парламентов Прибалтийских государств и Псковской области. Есть подтверждение об участии Латвийского парламента и Совета стран Балтийского моря. Ведем переговоры с литовским и эстонским парламентами, чтобы определиться по делегациям. Впервые в этом году в Госдуме прошел турнир, где парламенты разных регионов соревновались в разных видах спорта. Одной из дисциплин были шахматы. И в российском парламенте, и в правительстве есть много людей, кто серьезно играет в шахматы. Мои встречи с Жуковым и Дворковичем пока мне победы не приносят. Потому что Жуков мастер спорта по шахматам СССР, возглавляет федерацию. Надеюсь, с их поддержкой шахматы в политике тоже получат свое достойное продолжение в будущем.        

Источник: Псковская Лента Новостей





 

По вашему мнению, как изменится жизнь псковичей в 2017 году?
















Loading...


Голосование

По вашему мнению, как изменится жизнь псковичей в 2017 году?
















Календарь

«« 2017 г.
«« январь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31