Сегодня: Пятница, 18 Августа    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Фестиваль Аренда Scandinavia приглашает на «Черный четверг» Скидка в 3% всем вновь зарегистрированным пользователям Шансон Квартиры от муниципального застройщика Непогода нынче в моде Руки вверх! Новая школа Пскова готовится к приему детей 1 сентября Выставка «Здравствуй, школа!» За школьные парты со здоровой спиной! «Лошадиное дело». Без масок и хлыстов Лучшая интерьерная печать в Пскове Псковские автосервисы выбирают запчасти из Интернет-магазина «Глэдис» Жаркие дебаты



A la recherche du temps perdu*

20.10.2009 16:58 ПЛН, Псков

Соло на клавиатуре

Псков

Утро впопыхах не задалось,  тут еще незадача, эта «историческая» пресс-конференция: некто Шахов, долгожитель псковской политики, его недавняя отставка, «три чемодана компромата», тихий финал любопытной эпохи под названием «жириновщина на Псковщине».

В общем, накатил 150, и отправился, мучаясь животом.

Парадокс, но этого самого Шахова я живьем ни разу не видел, ни в телевизоре, ни на газетной картинке: «Что за чувак?».

Как выглядит «политический труп», инкогнито из прошлого?

Я пришел, снял куртку, поздоровался с коллегами, сел в кресло на первом ряду, приготовил к работе свой старенький кассетный диктофон: «Щас откроют все тайны мадридского двора».

На экране надпись: «Дмитрий Шахов – 13 лет в исполнительной власти региона».

Ждали недолго.   

Тут появился наш персонаж, невзрачный мужичонка с глубокими печальными глазами, и авторучка выпала из моего рта: «Так это и есть тот самый «загадочный и всесильный Шахов», лучший друг и советник губернатора Михайлова, а затем и аппаратчик Кузнецова?

Очевидец и участник всех событий в новейшей псковской истории за последние 13 лет? Хранитель бесценного архива документов и летописец новых хроник? Последний из могикан ЛДПРовской команды образца 1996-го года?

Облик Шахова никак не намекал на недавнее высокое положение в кабинетном лабиринте «Желтого дома». Лощеные рожи иных проходимцев порой светятся таким обаянием власти, что у девчонок от журналистики на брифингах намокают трусы. А Шахов напоминает скромного бухгалтера какой-нибудь маленькой фирмы, или школьного учителя, преподающего детям арифметику.

Внешний вид не обманул. Дмитрий, - как бишь, его по батюшке? - Шахов тут же, не сходя с места, решил поведать журналистам всю политическую подноготную  региона за 13 лет, и тихим, монотонным голосом принялся рассказывать в подробностях: «Ты помнишь, как все начиналось? Все было впервые и вновь».

Минут двадцать я, как мог, напрягал внимание.

А потом впал в спиритический ступор, и между мной и Шаховым разверзлась бездна, под названием утраченное время. «Боже мой! – подумалось, - так ведь это не только «чертова дюжина» исполнительной власти, но и моя собственная, сокровенная жизнь!»

Так совпало, что именно 13 лет назад я по-случайности пришел в журналистику, и тоже стал свидетелем, пусть и на расстоянии, со стороны, не рот в рот, всех тех скандальных событий, которыми была богата наша Псковщина на рубеже веков. 

Пока «люди при исполнении», обманывая и предавая друг дружку, бились за имидж и бизнесы, я пачкал бумагу (во всех смыслах), бухал с нищебродами, страдал, надеялся и верил. Отчего страдал, на что надеялся и во что верил – в данном контексте не имеет особого значения.

Тут вдруг происходит неожиданное.

Я слушаю рассказ Шахова, а мои глаза, между тем выпадают из глазниц, и скачут,  катятся по полу двумя магическими хрусталиками, в которых отражаются рваные и причудливые (от неизбежного искажения) картины прошлого.

Итак, 1996-й год. Тревожная осень. Первые региональные выборы за губернаторское кресло. Михайлов против Туманова. ЛДПР рвется во власть. На телестудии, где я подвизался репортером программы «Вести», появились вальяжные пиарщики. Они сидят в монтажной комнате и ваяют пропагандистские ролики.

«Таракан – таракан - тараканище». Таким мультипликационным героем предстает усатый Евгений Михайлов, в свою очередь, демонстрирующий нам свет в конце тоннеля. Тараканы в черных костюмах и пальто, на черных же катафалках, во главе со своим главным живым оружием – Владимиром Вольфычем, разъезжают по псковским городам и весям, где Жириновский личной харизмой убеждает народ, что в случае победы сделает из Псковщины образцово-показательную область, которой позавидуют в Твери и Новгороде.

Наоборот, Туманов возникает на экране, простым и милым, присевшим где-то на бревне, и мудро-беседующим с журналистом Владимиром Васильевым (иных уж нет, а те далече) о грядущих перспективах благословенного края, где Святая княгиня Ольга установила свой животворящий крест.

Псков

Помню дискотеку в Доме Офицеров накануне дня Икс, в пятницу. Те, кто устал танцевать, и хочет оттянуться, с недоумением всматриваются в экран телевизора: там транслируют дебаты между претендентами.

Ну и ну, было же такое! Как будто в дурмане.

Живые демократические дебаты, от которых, как казалось, зависели итоги голосования. Не нынешняя профанация по полдникам. Тогда накал страстей был таким, что, казалось, еще минута, и уральский мужик Туманов кинется с кулаками на субтильного интроверта Михайлова, и размозжит его ненавистную голову.

Тут же, опять, мультики про таракана и тараканщину, которая должна заполонить бедную, беззащитную скобарскую землю.      

И – шикарный презентационный фильм, вместо программы «Аншлаг, аншлаг». Опять Туманов во всех позах. Народ в баре недоволен: «Достали».

Странно, почему я все это запомнил?

То, что было вчера, не помню, а эти воспоминания застряли в памяти, как осколки? Даже помню, что вмазал тогда, тремя дозами, 300 грамм «Кровавой Мэри» с водкой «Абсолют» и томатным соком «Валио».

«Абсолют» и сейчас можно купить в алкомаркете, а вот «Валио» - нет.

И нет той дискотеки в ДО и той музыки, «Скутер» и «Продиджи», и тех девушек с фенечками, и той крикливой моды, и меня самого, юного и наивного, еще не изведавшего всех разочарований, которые приготовила удушливая, как тюремная подушка, сука-жизнь.

Потом, сутки спустя, хмурое утро. Я пью инстант кофе и рассматриваю помойку с бомжом, вид на которую открывается из моего окна. По радиоприемнику знакомый голос ди-джея радио «Пилот» зачитывает результаты выборов: «Михайлов одержал верх».

Кнопка «рекорд»: 13 лет начали отматывать свою нестираемую ленту.

Я прислушиваюсь к звуку, глухо доносящемуся, сквозь плотный туман, от хроникера Шахова.

О чем, бишь, это он шепчет?

А! Противостояние Михайлова со Гавунасом главному милиционеру области Щадрину. Был такой эпизод, о котором сегодня вряд ли кто и вспомнит. Крутые ребята собственность делили. Мент Щадрин вступился за своих и своё. Дошло до того, что Гавунас спасался в кабинете у своего друга-губернатора от зарвавшихся силовиков.

А тогда – информационное пространство вспучилось, словно на лицо красавицы плеснули из склянки соляной кислоты. Но мало кто узрел возникшие в результате шрамы. Все захавали под сукно.  

И ярком пятном: отвязная компания скинхэдоподобной молодежи под предводительством Гоши-арийца, главаря полувоенизированной организации «Союз венедов Псковщины». По призыву губернатора эти ребята собрались в «Желтом доме» и охраняли его кабинет от возможного нападения ОМОНа.

В одном из залов Кадетского корпуса был разбит бивуак, лежал на столах камуфляж, спали и ели тоже на столах, там же, как поговаривали, разложили девчонок, и употребляли их в перерывах между приемами водки, в общем – местный вариант картины «В ожидании штурма».

Напряг и сопутствующая вакханалия не продлились и трех дней.

Года три назад встретил Гошу в магазине. То ли в качестве грузчика, то ли мясника.  

А моя память уже уносится в 2000-й, когда более-менее предсказуемое течение политической истории прервалось внезапным разрывом между Михайловым и Кузнецовым.

- Ни с того, ни с сего два человека расходятся. Все это было неоднозначно воспринято. Команда поделилась на две. Михайлов был подавлен, - бубнит очевидец Шахов.

Когда переехал, не помню, наверное, был я бухой. Вдруг звонок из ниоткуда в никуда:

- Саша, зайди в архив, что на улице Гоголя.

Прихожу: в кабинете трое очков – Толкачев, Биговчий, Бланк. И мои – четвертые.

Формулируют задачу.

- Поступило предложение: делать информационно-развлекательную программу. Пусть называется «Другие новости». Главное – чтоб зрители смотрели. А когда нужно – сюжеты с политическим подтекстом. Точечные удары.

Сервильный журналист с повадками хамелеона настрочил заказуху в «Псковскую правду». Другой, в предвкушении событий, представил анализ в «Псковской губернии»: «Как, мол, поссорились Евгений Эдуардович с Михаилом Варфоломеевичем?»

И понеслось.

Развернулась полугодовая предвыборная кампания, о которой до сих пор с ностальгией вспоминают некоторые журналисты, своими талантами и мозгами участвовавшие в битве за «Желтый дом»:

- Веселое, фееричное было время! – Заявит, бывает, какой-нибудь гость из прошлого.

- Да уж. Отимели друг друга по полной программе, - только и остается добавить мне, волею судьбы очутившемуся на переднем крае схватки за чужую и, в принципе, чуждую власть.

Но авангардном видео в формате «эсвиэйч» под заголовком «Другие новости» исправно поступало в дома псковичей, где между репортажами с рок-концертов, видеоклипами и стендапами вкраплялись пара-тройка убойных художественных концепций, вплоть до презентации сатанизма.

В почтовых ящиках пахли резкой типографской краской вперемешку с серой газетки для растопки печек «Так надо!» и «Пересмешник». Рейтинги дергались, как в конвульсиях, а оппоненты уже перешли на собственных детей, кидая их в топку будущего успеха.

Ближе к финалу компании я узрел себя самого, в блаженном сне, запечатленном на листе грязной газетной бумаги, частная фотография, уносящаяся в кротовую нору, и понял, что мой персональный творческий вклад достиг искомой кульминации.

Да и новый день Игрек настал.

После «штурма» телецентра пиарщиками Кузнецова, когда старейший диктор телерадиокомпании Клара Дыкленко буквально легла на пульт своим завидным бюстом и не дала воткнуть кассету, делать было нечего. Газетчики дружно обосрали друг друга, прихватив с собой телевизионщиков, и почапали отмечать: кто – победу, а кто – поражение.

Мы еще выпустили в эфир последний выпуск «Других новостей», где я произносил свои тексты, демонстративно куря сигарету и прикладываясь к стакану, а потом вышел из студии и поехал на банкет в честь переизбравшегося Михайлова.

При этом в голове вращалась одна формула – название рассказа Чарльза Буковского «Политика сродни отдрючить кошку в жопу».

Пусть другие дрючат, коли им за это платят, а я лучше буду сочинять похабные стишки и найду развлечение по вкусу. Например, напишу сценарий фильма про Довлатова.

- ...Доверчивость Михайлова в жизни приводила к курьезам, - тем, временем не унимался «терминатор времени» по фамилии Шахов, и с какой-то обидой в голосе стал рассказывать про поддельные дипломы чиновников, которые принимались на работу в «Желтый дом», про странно-голубые отношения одного из них со своим охранником, про гипнотизера Яциновича, сыгравшего с Михайловым злую шутку. - Михайлов для меня стал абсолютно другой... Резко поменялась команда... Появились фирмы-присоски...

« Дескать,  он сам виноват», - устало подумалось мне, и вся эта шатия-братия превратилась в тени на стене.

Всё, слушать больше было нечего, а довспоминать, отмемуариться можно и в другой раз.

Глаза вернулись на место. Фигура «последнего из могикан»обратилась сначала в жирную кляксу, а потом в тугую точку, затягивающую в себя мозг.

Соло на клавиатуре исполнил Саша Донецкий

*   À la recherche du temps perdu(фр.) -  «В поисках утраченного времени». Общее название цикла романов французского писателя-модерниста и философа Марселя Пруста (1871 - 1922).   

Источник: Псковская Лента Новостей





 

По вашему мнению, следует ли ужесточать наказание за подкуп избирателей на выборах?











Loading...


Голосование

По вашему мнению, следует ли ужесточать наказание за подкуп избирателей на выборах?











Календарь

«« 2017 г.
«« август
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31