Сегодня: Вторник, 28 Февраля    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Patron - товарная марка, которой можно доверять Ежик в тумане Кинокайф Январский топ продаж в магазинах «Соловьи» Сплошные праздники  Европа Плюс - радио №1 в России Лучшая интерьерная печать в Пскове Кастинг на звание лучшей



Страх и лепет

31.03.2010 18:31 ПЛН, Псков

Псков

Сегодня, 31 марта, вновь прозвучали взрывы. Взлетели на воздух автомобили, начиненные взрывчаткой. Двойной теракт. На этот раз в дагестанском Кизляре. Погибло, по некоторым данным 7 человек, по другим – больше. Если бы ни действия сотрудников ДПС, еще неизвестно, чем бы все закончилось. Может быть, террористы хотели взорвать школу, может, детский сад. Их целям не суждено было сбыться. Взрывы показали, что страна подобна минному полю. Не знаешь, где рванет в следующий раз.

Но Кизляр - не Лубянка, а жители Дагестана – не москвичи. То есть, хотим мы этого или нет, а лимит на шок исчерпан. У информационного общества свои законы. Новость живет три дня, максимум – неделю. Каждая трагедия индивидуальна, остальное – статистика. СМИ отработали тему и забыли. До нового информационного повода. Вот придет воскресенье, Пасха Христова, в итоговых телепрограммах комментаторы сделают тревожащие, либо утешающие, выводы, и… до свиданья.

Для столичных жителей Дагестан (как любая другая провинция, наш Псков, например) не ближе, чем какая-нибудь Турция или Ирак. А ведь Кавказ – это вроде тоже Россия. Или это не так? Пресловутая «территориальная целостность» способна вводить в заблуждение. Глядя на карту, Кавказ – Россия, а по факту – кто его знает?

Ладно, мы привыкли думать, что «на Северном Кавказе все спокойно». Слишком долго и настойчиво нас убеждали в этом тезисе центральные телеканалы. Власть ведь контролирует выпуски новостей. Спасибо Путину с Медведевым: лишний раз никто не потревожит. Посмотришь телевизор, и создается впечатление, что Чечня – чуть ли не земля обетованная. Энергичный президент Кадыров то демонстрирует отстроенные кварталы Грозного, то грозит наркоторговцам, то борется за мусульманскую нравственность. О террористической опасности – молчок. Как же, навели порядок, кого надо замочили в сортирах.

И вдруг – взрывы в метро. Да еще с издевательским подтекстом. Станция метро – Лубянка. Получи, чекист – шахидку.

Оказалось, что не всех замочили?

Что прикажете думать обывателю? Вот уже лет 10 силовые ведомства мочат и мочат, мочат и мочат. Во всех сортирах и на дне любой канализации. Аж, взмокли все от усердия. А среднестатистический россиянин как чувствовал себя мишенью, так и чувствует, - в автобусе, в поезде, в метро. Даже под пристальным взглядом Большого Брата.

Большой Брат наблюдает тысячами видеокамер, но не способен спасти от религиозных или каких-то там иных фанатиков, обвязанных гексогеном.

Нам долго внушали, что «завинчивание», в духе Сталина, государственных гаек в нулевые – плата за стабильность и какую-никакую безопасность. Понятно, что даже обыватель тогда сомневался, что плата сия адекватна, но обывателям – плевать. «Несогласные» не сомневались, выходя на свои малочисленные акции протеста. После взрывов обыватель предсказуемо убедился, что его опять провели. А «несогласные» получили новое подтверждение своей правоты. Так что сейчас на их улице – если не праздник, то торжество справедливости. Оппоненты режима всех мастей бьются в истерике с кличем: «А мы вам что говорили!?».

Если для десятков семей взрывы – это личная трагедия, для миллионов - шок, то для общества в целом - точка в проекте под условным названием: «Свобода в обмен на безопасность».

Грянул кризис, и стабильность оказалась пропагандистским мифом. Грянули взрывы, и безопасность обратилась в пшик. Ни стабильности, ни безопасности, ни свободы. Даже силовики нынче признают, что бороться с терроризмом в мегаполисах почти невозможно.

Что это, - признание бессилия? Не установишь же, дескать, в метро металлоискатели или датчики на взрывчатку. Да и нет таких датчиков.

Оппоненты возразят: мол, с терроризмом нужно бороться не в метро, а там, где он гнездится, где получает ресурсы и человеческий материал.

Но нас ведь убеждают, что как раз там все спокойно. Поговорите с милиционерами, вернувшимися из спецкомандировок, они вам, если не боятся начальства, расскажут про новые детские сады в Грозном.

Вранье зашло так далеко, что террористы воспринимаются как какие-нибудь инопланетяне, фантастические персонажи из фильма «Чужие». В то, что это наши сограждане, трудно даже поверить. Дмитрий Быков вот назвал их в своей колонке «нелюдями». Граница-де проходит не между правыми и левыми, государственниками и либералами, властью и стадом, а между «людьми» и «нелюдями».

Но такое противопоставление лукавое, если не сказать - преступное упрощение. Легче всего уподобить террористов тараканам. А вот иметь мужество признать их согражданами, то есть теми, кто родился и вырос в этой стране, - доступно не всякому представителю власти, или трибуну, эту власть обслуживающему.

Самодовольному толстяку Быкову не понять ту несчастную женщину, которая, возможно, ради будущего благополучия своих детей, соглашается на роль живого носителя заряда.   

Проще всего обозвать террористов «недочеловеками». А вот попытаться понять, что толкает их на смерть, действительно страшно. Вот где подлинный страх, то есть террор. Страшно открыть глаза и осознать, что линия фронта проходит сегодня в людских душах, и никого здесь не жалко, никого: ни себя, ни тебя, ни его.

Все, что мы слышим о причинах террора, больше напоминает детский лепет, чем слова ответственных людей. Нам опять говорят, что прозвучавшие взрывы – дело рук тех, кто хочет разорвать Россию. Но не подменяют ли эти адвокаты режима причину и следствие?

Взрыв и разрыв – слова однокоренные, но взрывы на улицах и в метро являются следствиями тех трагических разрывов, который произошли в стране за последние годы, а не наоборот. Власть предержащим страшно аж жуть признать эту голую правду, вот и лепечут про антирусский заговор, про какие-то мифические группировки, про то, что пора население Кавказа социализировать.

Да у нас, по правде говоря, полстраны нуждается в такой социализации. И социальный непреодолимый разрыв проходит уже между теми, кто каждый день спускается в метро, и теми, кто предпочитает торчать в московской пробке, но остаться на поверхности. Поэтому, когда патриарх Кирилл вдруг призвал к совести водителей, заломивших цену за поездку, он явно забыл, в какой стране живет. А живет он в стране, где обезумивший милицейский чин способен застрелить водителя снегоуборочной машины. 

Масса видимых и невидимых разрывов разрывают атомизированное общество на отдельные куски, которые только в воображении прокремлевских публицистов монолит. И мать, которая готова отдать заведующей детсадом 20 тысяч за возможность устроить своего ребенка без очереди, вряд ли поймет ту мать, которой не на что купить своему ребенку велосипед. Здесь начинается подлинный страх, а не тогда, когда вдруг бабахнет.

Нам говорят, что от терроризма нет спасения ни в Испании, ни в Англии, ни в Израиле. И снова – передергивают. Извините, но эти страны находились и находятся в состоянии войны. У нас же, по последним данным, никакой войны нет. Потому что если признать ее наличие, то грош цена всей политике на Кавказе.

Как и всей политике внутри страны в целом.

Саша Донецкий  

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Как вы относитесь к идее правительства ввести продуктовые карточки для малоимущих?














Loading...


Голосование

Как вы относитесь к идее правительства ввести продуктовые карточки для малоимущих?














Календарь