Новости партнеров
Блоги / Александр Донецкий

Соло на клавиатуре: Мы - нация воров?

21.02.2011 13:08|ПсковКомментариев: 45

Страну буквально сотрясают коррупционные истории: крупные и резонансные, о которых с утра до вечера трендят в телевизоре - вроде крышевания прокурорами игорного бизнеса в Подмосковье и мэров, попавшихся на взятках, и мелкие типа пойманного за нечистую руку врача или незадачливого профессора. Заголовки один другого скандальней: «Супруга бывшего мэра столицы Лужкова украла 13 миллиардов рублей и прячется с ними за границей!», «Однорукий бандит ищет новую крышу… Прокурорскую», «Уволенный начальник московского метро наживался на сувенирах». И понятно, что это только верхняя часть гигантского айсберга, на который наткнулся неповоротливый корабль под названием «Россия», рискующий повторить печальную судьбу знаменитого «Титаника».

О коррупции у нас всерьез заговорили с началом горбачевской Гласности. Стоит полистать подшивки прессы конца 80-х, чтобы убедиться: понятие, которое при развитом социализме отсылало к язвам исключительно «загнивающего» Запада, в годы Перестройки вошло в активный словарь применительно уже к отечественным реалиям. Да так и осталось на устах электората, соседствуя с жаргонными словечками вроде «отката» да «распила».

Но что такое та, советская, коррупция по сравнению с ее нынешним, актуальным размахом?

Псков

СССР давно в учебниках истории, а коррупция, признанная уже чуть ли не официально, на уровне первых лиц, продолжает омрачать существование миллионов жителей. И обогащать правящий класс, если отнести к таковому классу всех тех, кто так или иначе кормится за счет своих «доходных мест», будь то комфортный кабинет чиновника или погоны очередного оборотня.

Согласно социологическому опросу, проведенному накануне нового года, 80% россиян оценивают коррупцию в стране как «высокую», 9% считают ее «средней», и только 1% опрошенных полагают, что коррупция в России – «низкая». Что касается будущего, то здесь перспективы по мнению населения еще не утешительней. Почти половина опрошенных уверены, что через год уровень коррупции останется прежним, а 27% полагают, что это зло только вырастет.

Справедливости ради заметим, что данный опрос проводился еще до инициативы президента Медведева внести в Госдуму законопроет о стократном штрафе за взятку.

Нельзя сказать, что карательные органы не пытаются бороться с позорным явлением, напрямую угрожающим самому институту государства, разъедающим властные структуры подобно ржавчине. Но эта борьба почему-то очень напоминает детскую игру на выбывание «Кто ловчее», когда ее участники бегают цепочкой по кругу и по сигналу должны успеть сесть на стул. По правилам стульев меньше, чем участников, и кто-то один всегда вылетает из игры: «Не повезло».

Все, так или иначе, повязаны круговой порукой, скованы одной коррупционной цепью, достаточно сравнить официальные зарплаты и стоимость припаркованных у казенных офисов автомобилей, не считая загородных особняков на здешних аналогах «Рублевки».

В стране создана уродливая система чиновничье-государственного капитализма, ржавые шестеренки которой кое-как шевелятся, только если их как следует подмазать. В качестве смазки выступает пресловутая «коррупционная составляющая», то есть все те же «распилы» и «откаты», схемы осуществления которых становятся все изобретательней и разнообразней.

Иные публицисты, стараясь постичь феномен, договорились уже до того, что называют коррупцию чуть ли не чисто русским движителем прогресса, мол, там, где испокон веков закон – тайга, а прокурор – медведь, и нечего надеяться на силу закона, который, опять же, что дышло. Доходит до ссылок на хрестоматийные тексты русской литературы, на Гоголя или Островского, дескать, в России ничего не меняется.

Другими словами, коррупцию, а если выражаться по-русски, тотальное воровство и взяточничество, нам предлагают считать некой неотъемлемой частью экономики, имманентным (то есть, внутренне присущим) свойством национального менталитета.

Интересно, многие ли граждане страны априорно готовы согласиться с утверждением, что они – нация воров? С латыни слово «коррупция» переводится как «растление». Значит, мы – растленный народ?

На самом деле, разумеется, ничего сугубо национального в коррупции, разумеется, нет, и быть не может. Человек – социальное животное, подчиняющееся общественным нормам, обусловленным эффективностью правовой системы, и для того, чтобы искоренить пороки, необходима только политическая воля, бескомпромиссность силовых ведомств и торжествующий принцип неотвратимости наказания.

Да, возможно понадобились бы своего рода «антикоррупционные эскадроны», наделенные сверхполномочиями, но если бы высшие лица в государстве действительно возжелали «уничтожить гадину», не взирая на чины и лица, подобная «чистка» была бы вполне осуществима.

Да, пришлось бы формировать «черные списки» тех, кто не может объяснить, откуда при месячной зарплате в шестьдесят, допустим, рублей, он «непомерными трудами» нажил пять квартир, загородный особняк и круглый счет в банке. И государство, при отсутствии внятных объяснений, должно было бы виновных покарать. Причем не единицы «избранных», тех, «кому не повезло», а буквально всех поголовно, без исключений.

Понятно, что подобный сценарий сейчас кажется просто фантастическим. Потому что ситуация зашла столь далеко, что в первую очередь коррупция в сознании большинства людей как раз и ассоциируется с государством, которое давно утратило образ «единственного в России европейца», превратившись в мурло азиатской деспотии самого низкого пошиба. Повсеместно, сверху до низу, властвует стократная ложь. Жить честно в стране не то чтобы не модно, не принято, а просто-напросто неимоверно трудно, а подчас и невозможно. Те, кто живет по совести, - лохи и неудачники. Вот и пускается русский человек во все тяжкие, из коих желание выгодно использовать свое служебное положение - еще не самый гнусный грех, есть вещи и пострашней.

Разумеется, в истории России достаточно примеров того, как можно бороться с коррупцией. Скажем, при товарище Сталине ее уровень уж точно был минимальным. Торжествовала, при всех трагических издержках, социалистическая законность. За три колоска с колхозного поля – сажали, а за махинации по-крупному вообще расстреливали.

Получается, что с нашим народом только так и можно? И как тогда быть с порочным государством?

Саша Донецкий

 

 
опрос
Каким должен быть проектируемый «Народный парк» в Пскове (в границах берега Великой, застройки по ул. Подвишенской, ул. Кузбасской дивизии и стадиона «Электрон»)?
В опросе приняло участие 897 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.