Сегодня: Вторник, 12 Декабря    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Топ-3 зимней обуви Псковичи могут встретить Новый год в новой квартире «Псковские Коммунальные Системы» получили Благодарность от замминистра энергетики РФ Доверие клиентов TeleTrade ЖК «Спортивный квартал» от группы компаний «Стройиндустрия» Европа Плюс бьет рекорды Масло со скидкой! Что купить к Новому году и где отметить - 2018 идей Врачевание не просто работа Лучшая интерьерная печать в Пскове



Георгий Василевич о юбилее заповедника, конкуренции Пушкина с Довлатовым и грузовиках наказов Путину

02.03.2012 18:59 ПЛН, Псков

Сегодня гостем студии радиостанции «Европа плюс» стал директор Государственного музея-заповедника А.С.Пушкина «Михайловское», член Совета по культуре и искусству при президенте России Георгий Василевич.

- Георгий Николаевич, давайте начнем с темы для вас очень близкой, а для слушателей, надеюсь, интересной и познавательной: что происходит в Пушкинском музее-заповеднике? Меняется ли «Михайловское»? Чем вы привлекаете людей - ведь такая задача, я думаю, по-прежнему стоит перед сотрудниками музея…

- Нынешний год - это год 90-летия Пушкинского заповедника. Но все-таки история музея началась не в 1922 году, началась она гораздо раньше: с момента приобретения в государственное владение имения Пушкиных-Ганнибалов Михайловское, произошло это в преддверии празднования 100-летия со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина в 1899 году.

А после революции, когда сама страна возрождалась заново, в 1922 году было принято решение о том, что музей под названием «Пушкинский заповедник» появится на карте нашей страны, как место хранения памяти об Александре Сергеевиче Пушкине. И с тех пор история посещений «Михайловского» проходит в русле общей культурной политики нашего государства. Хотя сказать, что после отъезда Александра Сергеевича в двадцатых годах XIX века имение не вызывало интереса и внимания со стороны современников, было бы неправильно. Поэтому, наверное, можно говорить о почти полутора веках известности пушкинских мест, псковской пушкинской земли. Хотя бы уже потому, что с выходом одного из самых известных и тогда, и сегодня произведений Александра Сергеевича - романа «Евгений Онегин», который, если помните, Белинский оценил как «энциклопедию русской жизни», появилось устойчивое соединение в представлении общества этих мест из «деревенских» глав романа с имением Пушкиных Михайловское.

Все, что происходит в музее, связано  с тем, чтобы рассказать, как и почему Александр Сергеевич очутился в Михайловском, что с ним произошло там, отчего легкий и веселый повеса вдруг за два года превратился в почти классика, несмотря на то, что возраст совершенно юный, 26 лет - даже для поэта это не так много. Рассказ обо всем этом, о том, что ожидало Михайловское после отъезда Пушкина, как в судьбе России сегодня существует заповедник - это наши темы.

Хотелось бы вернуться к тому времени, когда любой гражданин нашей страны мог представлять свое большое Отечество не только по наименованиям на карте (сегодня у нас с этим вроде бы все хорошо), но и мог бы представлять зримо. Вот этого хочется пожелать всем слушателям, поскольку мест, похожих на «Михайловское», - мест литературных, мест исторических в нашей стране много. Как правило, эти места хранят музеи-заповедники, и мы – один из них.

- Увеличивается ли в последние годы поток туристов?

- Поскольку история большая – смотря, с чем сравнивать. Самыми посещаемыми годами были 1970-е, когда и в школе изучение Пушкина проходило не только за партой, но и во время поездок в Пушкинский Заповедник, и имя нашего замечательного легендарного директора Семена Степановича Гейченко было известно всем, выходили книги и альбомы – все это создавало не только всероссийскую, но и всемирную известность. Тогда праздники поэзии привлекали десятки тысяч людей. В 1970-е количество посетителей приближалось к миллиону человек…

С тех пор количество людей, которые приезжают в «Михайловское», стало меньше. В принципе стал менее обильным внутренний туризм. Какое-то время это связывали с тем, что есть много мест за пределами Отечества, которые прежде были недоступны нам, и их тоже хотелось бы повидать: известные города и места привлекали и привлекают внимание. Но я думаю, что дело даже не в этом. Сам внутренний туризм, как таковой, может опираться на несколько вещей, одна из них – транспортная доступность. Вы знаете, что из-за цен на билеты и состояния дорог не так-то просто добраться. Развиваются гостиничные услуги, появляются новые кафе, но тем не менее транспортное ограничение существует. В год у нас триста тысяч посещений музея. Исходя из этого, можно сравнивать, что было и что стало.

- С какими проблемами сталкивается музей-заповедник?

- Одна из самых сложных и серьезных проблем музеев-заповедников связана с введением в нашу повседневную практику продажи земли. Большинство музеев-заповедников, когда они только образовывались, только часть своей земли получали в постоянное распоряжение и пользование. «Михайловское» тоже имеет только часть земель, которые хранит, как чисто музейные. А все самые знаменитые виды, хотя и входят в охранные зоны и большую территорию Пушкинского заповедника, тем не менее являются землями частными. С распадом колхозов и совхозов, которые прежде ухаживали за этими землями, распахивали их, снимали урожай, создавали облик, который напоминал о «следах довольства и труда», о чем Пушкин писал в стихотворении «Деревня», земля раздробилась на мелкие участки. И в силу того, что пусть небольшая, но плата за землю существует, многие собственники продали свои паи более крупным держателям земли. А сегодня наиболее доходным является не сельхозиспользование земли, а перепродажа земли под застройку. Более того – на уровне государства такой вид деятельности считается до известной степени улучшением качества земли. Но пушкинский пейзаж как раз и состоит из тех территорий, которые сегодня выставляются на продажу. Если застроить неправильно и неграмотно вместо того, чтобы использовать их как сельхозземли,  они просто утратят свой смысл. Если не будет пушкинского ландшафта, то, по большому счету, музей не справится со своей работой. Дело не только в домах-музеях и даже не столько в домах-музеях; дело в пейзажах, которые Пушкин создал в своих произведениях и которые представляют собой всемирно известный литературный пейзаж.  

- А как вы относитесь к предложениям поклонников творчества Сергея Довлатова организовать в Пушкиногорье еще и музей этого писателя, в 1970-е годы работавшего здесь экскурсоводом и затем написавшего свой знаменитый «Заповедник»?

- Ну, во-первых, он уже фактически существует. И с моей точки зрения, это совершенно естественное состояние, потому что однажды появившись как литературная Мекка, как литературный пейзаж, музей и в 1960-е, и в 1970-е, и в 1980-е годы был местом, куда стремились писатели и поэты – тогда неизвестные, сейчас получившие известность. Упомяну, помимо Довлатова, Андрея Юрьевича Арьева – одного из ведущих наших журналистов, который многие годы руководит журналом «Звезда», и до сих пор этот журнал является примером высокого качества литературной журналистики. Так вот, с моей точки зрения, это абсолютно естественно, когда за одним поэтом в его литературную мастерскую, его литературный кабинет приходят писатели или другой поэт. И уж тем более, если говорить о «Михайловском», появление там разных музеев – это абсолютно естественно. Поэтому я считаю, что это правильно и, наверное, так и должно было случиться.

Если говорить о том, есть ли какие-то приоритеты, то, полагаю, что сегодня в силу специфики языка, специфики юмористического, порой сатирического взгляда на жизнь Довлатов очень многим людям близок. Поэтому в какой-то мере существует преобладание Довлатова в сознании тех молодых людей - студентов и школьников, которые приезжают в Михайловское и ищут сначала довлатовские места, потом - пушкинские. Но я полагаю, что и сам Александр Сергеевич, и место совершенно спокойно с этим справляются и справятся.

Еще раз повторюсь: мне кажется абсолютно правильным, что здесь появляются и будут появляться краеведческие, художественные, литературные музеи – это совершенно естественный процесс умножения и повышения качества культуры и культурного места. 

- Георгий Николаевич, в последние два месяца, кроме основной работы, у вас появилась еще и серьезная общественная нагрузка. Вы возглавили народный штаб поддержки Владимира Путина в Псковской области. Расскажите, пожалуйста, почему вы приняли такое решение, что это за структура, кто в нее вошел, и чем вы там занимаетесь?

- Насколько я понимаю, мы уже близки к завершению работы этого общественного объединения. И сегодня уже можно взглянуть на историю деятельности в рамках штаба общественной поддержки Владимира Владимировича Путина. Для меня, сразу скажу, было большой неожиданностью, когда Андрей Анатольевич Турчак обратился ко мне с этим предложением. Я совершенно о другом думал. Предполагал, что наш разговор, о теме которого мы не успели заранее договориться, будет идти о вещах чисто музейных. Поэтому вначале, кроме удивления, было понимание того, что я не политик, в этой области никогда не работал и не сильно понимаю, чем я мог бы пригодиться в принципе. Сегодня, когда уже второй месяц существует это явление – Народные штабы, я могу сказать, что итогом для меня является несколько принципиально важных вещей.

За эти два месяца я встретился с профессионалами в совершенно разных областях, каждый из которых в своей области состоялся и имеет очень интересный опыт – и не только профессиональный, но и опыт общения. Общаться пришлось с людьми глубокими и знающими вещи, с которыми я до этого в меньшей мере сталкивался. Поэтому за это я, безусловно, благодарен Андрею Анатольевичу Турчаку и кандидату в президенты Владимиру Владимировичу Путину. За то, что появилась возможность вот таким образом взглянуть на нашу работу: у каждого - свою, и в то же время работу неизбежно общественную, которой является наша деятельность. Это очень широкий круг специалистов – от врачей, учителей, библиотекарей, чью жизнь я знаю лучше, до управленцев предприятиями, заводами, профессионалов-военных, с которыми я меньше общался до сих пор.

Нас объединяют вещи, скорее, не политические, а связанные с нашим восприятием Родины, ее прошлого, настоящего и будущего. Нас объединяет еще и то, что в условиях революционной политической борьбы вся наша работа в большинстве случаев – кроме, может быть, работы врачей, которые приходят на помощь по специфическим обстоятельствам - не может осуществляться и не имеет смысла. Любая созидательная работа не предполагает наличия потрясений и революций. Это спокойная работа с продолжением, которая берет свою основу в сложившейся традиции и продолжается как развитие этой традиции.

Вот музей существует по сути 150 лет, еще при жизни Пушкина в Тригорском стал складываться небольшой музей – семейный, усадебный. И все эти годы музейный разговор шел о том, что неизбежно общество меняется, приходят новые поколения со своими взглядами, но дважды в истории нашей страны музей ставился на грань исчезновения. Даже трижды, если считать боевые действия 1941-1945 годов. Но дважды - по внутренним, социальным причинам. Это было во время революции и Гражданской войны, когда осталось пепелище. И когда люди, вчера еще превозносившие Пушкина, объятые какой-то невероятной духовной болезнью, участвовали в разграблении усадеб, посвященных его памяти, и в отрицании культуры, как таковой. С 1917-го по 1922 год музей переживал глубочайший кризис – кризис распада. Еще одно время, когда казалось, что музею уже ничем не помочь, и он в принципе не нужен обществу, - это время 1990-х, когда страна на глазах разваливалась, когда рвались человеческие связи, и когда количество посетителей упало ниже 30 тысяч. Казалось, что никогда уже это место никому не пригодится.

Я принадлежу к тому кругу людей, чья работа может осуществляться только в том случае, если общество внутренне устойчиво. Мне хотелось бы, чтобы мы пришли от революционных потрясений к планомерной, тяжелой, порой неблагодарной работе – но работе, которая продолжалась бы не на принципах революции, а на принципах эволюции и взаимной ответственности. Это и есть та главная связь, которая объединяет всех нас.

Задача, которая была поставлена перед общественным штабом, - это не профессиональная задача политиков, это не задача агитации. Это попытка довести до власти те реальные проблемы, без решения которых ничего, кроме революций, нас ожидать не может. И в таком случае ничего, кроме отрицания культуры, как таковой, у нас впереди нет.

Позавчера была встреча с кандидатом в президенты Владимиром Владимировичем Путиным. И профсоюзы, и мы, общественные представители, передавали десятками, порой грузовиками наказы избирателей, которые принимались. Я понимаю, что это невероятно тяжело сделать одному человеку, но, надеюсь, наказы будут приняты в расчет при организации государственной деятельности - в том случае, если наш кандидат победит.

Слышит ли власть собственный народ, нужно ли власти участие людей в управлении государством, если да – то в чем это выражается, - это главные стержневые вопросы, на которые мы пытались получить ответы. Мне представляется, что власть слышит, хотела бы и готова к тому, чтобы социальной базой нашего государства были не только верховные властные институты управления, но чтобы формировалось нормальное гражданское общество. А оно начинается, как это ни странно, с территорий, на которых находится музей-заповедник, которые примыкают непосредственно к Пушкинскому заповеднику. Потому что вопрос о земле стоит сегодня остро, почти как шекспировский вопрос: «Быть или не быть Пушкинскому заповеднику?» Не быть – в том случае, если мы не справимся сами с собой. Если отнюдь не на уровне высокой власти будет нежелание справляться со своими небольшими проблемами, со своей жадностью, со своей недальновидностью. Вот если мы это не победим, то боюсь, что вести речь о таком специфическом явлении как музеи-заповедники, музеи-усадьбы, будет крайне тяжело, потому что уже сейчас и под Москвой, и под Петербургом видно, как русский ландшафт, русский пейзаж – специфичный, ценный, уникальный – становится предметом откровенных спекуляций. А это тоже государственное управление, это тоже государственная память. Бородинское поле едва не было уничтожено перед празднованием юбилея 1812 года - наверное, это говорит об очень многом.

- Вернемся к теме президентских выборов, которые состоятся уже в это воскресенье. Как вы думаете, будет один тур или два?

- В политических прогнозах я специалист никакой. Исходя из бесед, могу только предположить. Мой опыт не охватывает какую-то большую статистическую базу для оценки, но мне показалось, что есть желание стабильности в государстве и надежда на то, что власть в лице президента справится с задачами, которые перед ней ставятся. Поэтому я думаю, что тур все-таки будет один. И, думаю, нам придется по итогам выборов не только требовать перемен от власти, но и самим почти по-чеховски пытаться выдавливать из себя раба. Вспоминать, что мы - граждане, не только во время голосований и выборов, а помнить об этом в нашей повседневной жизни…

Источник: Псковская Лента Новостей





 

За кого вы проголосовали бы на выборах президента?



















Loading...


Голосование

За кого вы проголосовали бы на выборах президента?



















Календарь

«« 2017 г.
«« декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31