Oбозрения

Культобзор: об информационных граблях, литературном флёре, и о чуде, которое сказкой не испортишь

21.10.2011 18:04|ПсковКомментариев: 16

За двадцать дней октября в Пскове и в Псковской области прошло множество событий, так или иначе соотносимых с понятием «культурная жизнь». Замечательно живое выступление «Бурановских бабушек» и концерт «Тридцать световых лет» от почти что уже легендарной группы «Пикник», конкурс сказителей и вечер памяти пронзительного, интеллигентнейшего псковского поэта Александра Гусева…  Одних художественных выставок в Пскове при желании можно было насчитать больше дюжины, а при ещё большем желании – посетить.

Явка наше всё?

Только в выставочном зале псковского отделения Союза художников России в октябре можно было познакомиться с двумя экспозициями. Практически незамеченную горожанами традиционную выставку псковских художников «Осенний вернисаж» сменила экспозиция, составленная из работ петербургских художников – преподавателей и студентов Смольного института (среди молодых, кстати, есть и псковичи). Пёструю выставку назвали «Фрагменты»: дескать, из всяких и всяческих остановленных мгновений и складывается полная картина каждой отдельно взятой и неповторимой жизни, и открыли с музыкой: на вернисаже выступили преподаватели и учащиеся школы искусств, что автоматически прибавило публики главным, казалось бы, «действующим лицам» произведениям изобразительного искусства.

Выставка

Не случилось паломнического потока благодарных зрителей и на «альтернативный» фестиваль современного изобразительного искусства «Псковская галерея», который организовал неутомимый псковский художник Илья Сёмин. Решив взять псковичей не только качеством, но и количеством тоже, Илья с товарищами затеяли теоретически грандиозный проект, анонсировав 18 выставок, в течение месяца, автоматной очередью: вернисаж, плюс пару дней для тех, кто не успел на открытие, потом снято, всем спасибо, и следующий вернисаж.

Основной задачей, как её формулировал Илья Сёмин, было привлечь публику к художникам псковским и сочувствующим, самобытным и ярким. В первый же день проекта в выставочный зал Областного центра народного творчества, где проект «Псковская галерея» воплощают в жизнь, открылось три выставки разом: офорты Игоря Иванюка 80-х годов, живопись Валентина Решетова (работы 1997–2010 годов, где автор следует методу Филонова) и 11 графических листов Ильи Сёмина – выставка-книга 2006 года. Присутствовало при этом порядка 30 зрителей. Немногим больше любителей живописи пришло на эти три мини-выставки и в следующие дни их работы. Через неделю, когда публике должны были представить новые экспозиции (Тамары Рейн, Дмитрия Яблочкина и  Эдуарда Шарипова), не вернисаж даже авторы выставочных работ – два из трёх – не прибыли…

На вопрос о причинах такого отношения публики к творчеству наших художников у каждого, наверное, свой ответ. Разговор об уровне мастерства и оригинальности художественных идей вынесем здесь за скобки – в конце концов, то, насколько хороша и нова каждая из работ для каждого конкретного зрителя, зависит не только от живописца, то и от того, кто пришёл увидеть его полотно. Если пришёл, опять же.  Возможно, Сёмина со товарищи подвело ещё и крайне неудобное время, выбранное для вернисажей: в рабочий день, у большинства заканчивающийся в шесть вечера, открывать выставку в восемь – мало рационально, мягко говоря. Возможно, организаторы вновь встали на «информационные грабли»: о фестивале в городе всё же знали недостаточно. С другой стороны, собирала же приличную аудиторию «Галерея на Бастионной» – без клипов на ТВ и без афиш на каждой автобусной остановке…

Ещё один момент, который художники, претендующие на гениальность и непонятость, вероятнее всего, сочтут второстепенным. Однако, должен же хоть кто-то сказать организаторам всех этих художественных событий, что не только театр начинается с вешалки. Стойкое ощущение деревенской самодеятельности (а порой и хуже – неуважения к рядовому, массовому зрителю, которому, наверное, «и так сойдёт») остаётся от выставки, буклет которой отпечатан с орфографическими ошибками, а таблички с обозначением названия картины и имени автора косо приклеены к стенке скотчем…

Углы: четыре и больше

Отдельным пунктом – о выставке, которая открылась в Пскове вчера. Небольшая формально, экспозиция эта составлена из работ, которые художники выставили на первый за несколько последних десятилетий в Пскове конкурс графических работ «Книжный знак плюс».  Смелость организовать такой конкурс памяти псковского художника Александра Шершнёва – при поддержке областного комитета по культуре – взяла на себя Центральная городская библиотека Пскова, что «на четырёх углах»: Саша был здесь больше, чем художник, – друг, застрельщик и участник многих акций. Да, собственно, и знак для библиотеки он разрабатывал…

Председательствующий в жюри конкурса искусствовед и музейщик Владимир Галицкий начал свою речь с того, что конкурс – от латинского «столкновение» – на самом деле вещь ужасная. Оговорив, что каждое соревнование определяется поставленным в титул именем (конкурс имени Чайковского требует от участников иных качеств и талантов, нежели, например, конкурс имени Бенждамина Бриттена), Владимир Михайлович «перешёл на личность» Александра Шершнёва: говорил о его высочайшем профессионализме и о том, как высоко художник ценил тщательную, мастерскую отделку в любой работе, о его чувстве юмора и неком литературном флёре, который так или иначе, но непременно присутствовал в его графике.

Неудивительно, что в свете этих качеств «титульного имени» из представленных на конкурс работ 20 авторов, победившими жюри признало две пушкинские, Михайловские «царапки» псковско-петербургского художника Игоря Шаймарданова. Владимир Галицкий упомянул и оригинальную, собственно Игорем Шаймардановым изобретённую технику, когда в основу ложится рисунок, процарапанный иглой по листу. И  высокую – пушкинскую – тему, поданную с юмором и безупречным тактом. Отметил он и то, что Игорь Шаймарданов – лёгкий, светлый человек, а эти качества, преломляясь в творчестве, сегодня воистину дорогого стоят. «Он умён, при этом обаятелен и высокопрофессионален», - охарактеризовал победителя другой член жюри, историк Михаил Зуев. Призом от спонсора была отмечена на конкурсе и ещё одна работа – графический лист, почти классически чистый рисунок «Псков индустриальный» Ивана Богданова, выпускника псковской художественной школы, студента Псковского педуниверситета.

Впрочем, можно было только снять шляпу перед жюри: сложная задача сравнивать выполненный в милой, в духе журнала «Весёлые картинки» плакат «Игра в четыре угла» – эдакий реверанс в адрес библиотеки устроительницы с, например, пьяным римейком на плакат Моора «Помоги!»,  призывавший помочь жертвам страшного голода в Поволжье в начале 1920 годов…

Экзамен на волшебника

Пока взрослые решали свои художественные и прочие проблемы, малышня аплодировала железному капкану, который гнался за лисой, щёлкая зубами и завывая: в минувшие выходные в Псковском областном театре кукол открылся новый, предъюбилейный, 49 сезон. Первым спектаклем сезона стала премьера – сказка Либуши Лопейской и Ганки Крчуловой «Аистёнок и чучело», которая с давних пор, с разной степенью убедительности шла и идёт в детских театрах по всей стране.

Кукольный спектакль

Режиссёр театра, заслуженный артист России Александр Заболотный впервые за много лет, а может и впервые в жизни взялся сделать «лирический спектакль». Самому «Сан Санычу» – с непривычки – результат этой попытки не нравится, но когда это артист относился к себе объективно?

Несмотря на внешне благополучный финал, «Аистёнок и пугало» –  очень грустная сказка. Брошенное чучело, аистёнок с подбитым крылом… Неспособного на перелёт птенца взрослые сородичи должны заклевать – закон стаи. Бездомное чучело принимает ответственность за судьбу заморыша на себя: спасает от лисы, помогает перезимовать, а потом – уже окрепшего, вставшего на крыло – отпускает назад, всё в ту же стаю. И опять остаётся в одиночестве.

Наверняка детям нужны и такие, вполне себе из нашей современной жизни  сказки. Если они, став взрослыми, и не станут подражать страшненькому, но доброму пугалу, то, по крайней мере уже будут знать, что вполне могут оказаться в любой из жизненных ситуаций аистёнка – одна другой жёстче. А предупреждён, – значит, защищён, как известно. 

В театре же готовятся к очередным постановкам. Для своих студентов, которые в этом году уже – ни в сказке сказать, ни пером описать! – на последнем курсе, Александр Заболотный, например, будет ставить «Золушку». «Посмотрели мы с художником Андреем Севбо на эту… близкую мне команду, – чуть ли не былинным зачином начинает рассказывать Сан Саныч о новой работе, - и придумали спектакль, который между собой называем «экзамен».

– В сказке, если помнишь, есть персонаж, который говорит, что не волшебник, а только учится, – напоминает Александр Заболотный. – Так вот, у нас – много волшебников. Которые, кроме всего, ещё и плохо учатся. Главный герой всей нашей сказки – волшебник-экзаменатор, который делает вид, что он учитель, что всё знает и умеет. Но, посмотри, никто же из нас по правде свой экзамен так и не сдал! Мы все немножко лукавим, мы все немножко неудавшиеся волшебники. Примерно об этом мы и делаем спектакль, ну, а сказка… Сказка идёт своим чередом, в ней трудно что-либо изменить, потому что нельзя, невозможно испортить чудо.

Тем более, если ты хочешь, чтобы оно свершилось.

Алина Егорова, специально для Псковской Ленты Новостей

 

 
опрос
В России вновь спорят о возможности захоронения тела Ленина. Ваше мнение на этот счет?
В опросе приняло участие 804 человека
Лента новостей
Последние новости