Сегодня: Воскресенье, 17 Декабря    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Европа Плюс бьет рекорды Что купить к Новому году и где отметить - 2018 идей «Псковские Коммунальные Системы» получили Благодарность от замминистра энергетики РФ Топ-3 зимней обуви Доверие клиентов TeleTrade Лучшая интерьерная печать в Пскове



Панельная дискуссия бизнес-омбудсмена Петра Слепченко и представителей псковского делового сообщества: СТЕНОГРАММА

11.10.2012 19:02 ПЛН, Псков

9 октября в Общественном пресс-центре Псковской области состоялась панельная дискуссия с участием уполномоченного по защите прав предпринимателей по Псковской области Петра Слепченко и представителей делового сообщества региона в присутствии СМИ. Тема дискуссии была обозначена следующим образом: «Барьеры, вызовы и угрозы для регионального бизнеса и инструментарий уполномоченного по защите прав предпринимателей».

Основные участники:

Уполномоченный по защите прав предпринимателей по Псковской области Петр Слепченко

Председатель госкомитета Псковской области по экономическому развитию Дмитрий Равикович

Президент Торгово-промышленной палаты Псковской области Владимир Зубов

Руководитель регионального отделения организации «Деловая Россия» Виктор Почернин

Генеральный директор холдинга «NPN» Игорь Савицкий

Директор завода «Псков-Полимер» Юрий Сорокин

Глава холдинга «Псковская инвестиционная компания» Ян Лузин.

Представляем вашему вниманию стенограмму мероприятия:

 

Модератор: Мы начинаем панельную дискуссию в Общественном пресс-центре Псковской области при поддержке Псковской Ленты Новостей, Центра Деловой Информации и Торгово-промышленной палаты Псковской области. Заявленная тема: «Барьеры, вызовы и угрозы для регионального бизнеса и инструментарий уполномоченного по защите прав предпринимателей». Среди спикеров уполномоченный по правам предпринимателей Псковской области Петр Слепченко и представители бизнес-сообщества региона.

Сегодняшняя встреча будет построена не в виде традиционной пресс-конференции, а в виде панельной дискуссии. По регламенту, сначала выступит Петр Михайлович Слепченко - он расскажет о том, каким инструментарием обладает уполномоченный по правам предпринимателей для защиты бизнеса. Во второй части слово будет предоставлено другим представителям организаций, которые оказывают поддержку бизнесу. Мы попросим их рассказать о возможном взаимодействии с бизнес-уполномоченным и способах решения проблем, которые они готовы предложить ему прямо сейчас. В третьей части мы предоставим слово предпринимателям, которые расскажут о вызовах, угрозах и барьерах для бизнеса, а также о том, как им сможет помочь бизнес-уполномоченный. В четвертой части дискуссии мы перейдем к форме свободных вопросов-ответов, так как Общественный пресс-центр предусматривает возможность общения любых СМИ и представителей общественности со спикерами. В конце мы попросим Петра Михайловича подвести итоги встречи и, возможно, озвучить первостепенные задачи, которые он, надеемся, вынесет из этой дискуссии.

Также, предваряя начало дискуссии, хочу поздравить Петра Михайловича с Днем рождения.

(аплодисменты)

А теперь я предоставляю слово для выступления Петру Михайловичу. Предполагаемое время – 10 минут.

Петр Слепченко: Коллеги, для меня форма панельной дискуссии несколько новая, не знаю, как для других. Я пока не совсем понимаю, что это такое, но буду исходить из того, что умею.

В качестве преамбулы могу сказать, что, проработав три года в государственных структурах и в муниципальной власти, сейчас, окунувшись в более живое и периодическое общение с представителями бизнеса, я чувствую приятную раскованность в плане общения. Те мероприятия, в которых я участвовал в последние месяцы, позволяют общаться менее сухим языком, более открыто. Действительно, после трехлетнего пребывания вне бизнеса, эта атмосфера оставляет приятный след.

Я хотел бы сделать общую подводку вообще к институту уполномоченного. Недаром люди путаются: то называют бизнес-уполномоченным, то инвестиционным уполномоченным, то уполномоченным по правам предпринимателей…  В принципе, действительно есть предпосылки для такой путаницы, потому что на сегодняшний день фактически не существует четкого механизма разграничения этих институтов. Оно есть на словах, но не в сознании людей. Сейчас мы с вами говорим об институте уполномоченного по правам предпринимателей. Он возник у нас в июне по решению Владимира Владимировича Путина, когда Борис Юрьевич Титов был назначен на должность федерального уполномоченного по правам предпринимателей. После этого пошло формирование самого механизма, самого института.

В какой стадии находится процесс на сегодняшний день? За 4 месяца, прошедшие с назначения Титова, практически сформирован и находится на согласовании в министерствах законопроект о деятельности федерального уполномоченного. В настоящее время такая же работа ведется на региональном уровне. Уже практически в 30 субъектах Борисом Юрьевичем Титовым сформированы региональные уполномоченные по правам предпринимателей и сейчас, в частности, в Пскове готовится региональный законопроект. Думаю, что на октябрьскую сессию, максимум на ноябрьскую, он будет вынесен и, надеюсь, принят. Законопроект уже получил положительное заключение областной прокуратуры.

Конечно, нельзя всю работу сосредотачивать на только законотворчестве, хотя очень важно определиться с понятиями, с тем, как институт будет взаимодействовать с другими органами власти, с представителями бизнес-сообщества, с общественными организациями. Но параллельно нужно вести какую-то деятельность с предпринимателями.

Что за это время удалось сделать? Проведены рамочные, установочные встречи с Торгово-промышленной палатой Псковской области, с «Деловой Росией», с Российским Союзом промышленников и предпринимателей. Почему это так важно? Я могу сказать, что во власти я привык, что все решается таким образом: щелкнули – решили. На самом деле, не совсем так. Были определенные сомнения. Я, например, сталкивался с тем, что представители различных структур на прямой вопрос об отношении к моей кандидатуры на эту должность не давали однозначного ответа. Не могу сказать, что это были сомнения - это было из-за непонимания того, как это будет работать. По ходу дискуссий, которые прошли, все организации поддержали мою кандидатуру и, в общем-то, пришло понимание работы этого института.

На сегодня инструменты в руках уполномоченного есть. Первое – это взаимодействие с органами власти в рамках деловой переписки и «телефонного права». Не могу сказать, что это на сегодня устраивает.

На сегодняшний день ко мне поступило 49 обращений от предпринимателей за три месяца: 6 было решено, по трем отказ, остальные в работе. Безусловно, нужны какие-то механизмы. Здесь не должно быть волюнтаризма, а должно быть правильное экспертное мнение, ведь зачастую бывает, что предприниматели обращаются не по делу. Когда конфликт между какими-то предпринимателями либо какими-то действиями зашел в тупик, никаких оснований нет, но есть институт уполномоченного, то бизнесмен решает к нему обратиться. Здесь очень важно на начальном этапе провести предварительную оценку и решить, попадает ли этот вопрос под рассмотрение.

С учетом того, что на сегодня нет аппарата института уполномоченного, то приходится пользоваться подручными средствами. Хорошо, что коллеги из «Деловой России» помогают тем аппаратом, который есть у них, хотя этого тоже недостаточно. Я веду речь к тому, что необходимо создание экспертных советов, на которые можно выносить такие обращения. То есть сначала отфильтровывать в аппарате уполномоченного, а потом вынести на обсуждение, чтобы решение было максимально взвешенным, профессиональным, грамотным и по существу.

Перед нами стоит задача создания такой структуры, которая взяла бы на себя функцию оценки, вынесения правильного решения. Сейчас такая работа ведется в рамках работы общественной организации «Деловая Россия». От Виктора Ивановича Почернина поступило предложение вступить в ряды этой организации, что и состоялось две недели назад. По образу и подобию федеральной структуры московской «Деловой России» сейчас идет работа по созданию такой экспертной организации, которая смогла бы выносить правильные и максимально взвешенные решения по предпринимателям. Скорее всего, в конце этого месяца по этому поводу уже пройдут определенные организационные мероприятия, и в ведении появится новый рычаг, который можно будет использовать.

Почему я в начале подробно остановился на федеральном законе и региональном? Пока закона нет, я действую на основании должностного регламента в администрации области. Да, большая доля уважения к администрации присутствует и среди федеральных структур, среди бизнес-сообщества, но все-таки на сегодня это больше попахивает телефонным правом. Конечно, важно все это нормативно регламентировать.

Что касается полномочий, то недавно в «Коммерсанте» было достаточно подробно написано, каким образом федеральный закон будет регламентировать деятельность федерального уполномоченного. Среди пунктов закона: возможность приостанавливать действия ненормативных ведомственных правовых актов (предписания Роспотребнадзора, отзыв лицензии до разбирательств), беспрепятственно проходить в следственный изолятор для встречи с подследственным и еще ряд полномочий. В усеченном виде они транслируются на региональных уполномоченных, что обсуждалось по ходу взаимодействия с Титовым Борисом Юрьевичем.

Я принимал участие в разработке проекта закона и думаю, что полномочия в регионах будут уже, и придется (надеюсь, в хорошем смысле) по целому ряду случаев взаимодействовать с федеральным уполномоченным - по тем вопросам, которые находятся в сфере его ведения. В частности, на сегодняшний день нет решения передать право приостановки отзыва лицензии на региональный уровень - все это будет идти через Москву. Другое дело, что это должно быть достаточно оперативно.

Подручными средствами, используя ресурсы «Деловой России», Борис Юрьевич разрабатывает систему обращений предпринимателей, которая носит название: «Дорожная карта – красная кнопка». Подробнее об этом он говорил на инвестиционном форуме, который прошел в Сочи. Эта система фактически представляет собой сайт, который предполагает размещение обращений и получение на них оперативных ответов. Я думаю, что наш региональный сайт заработает в середине ноября и предприниматели смогут обращаться туда как в приемную уполномоченного. Конечно, будут и личные встречи, и такая форма электронного взаимодействия.

Ретроспективно возвращаясь к сказанному и кратко резюмируя, могу отметить, что на сегодня в качестве инструментов, которые заработают, выступают: требования федерального и регионального законодательства; создание экспертного совета, который будет адекватно, быстро и максимально взвешенно принимать обращения предпринимателей; взаимодействие с органами государственной власти и с предпринимателями через личные обращения или интернет-ресурс.

Модератор: Спасибо, Петр Михайлович. В президиуме нашей дискуссии также находятся представители государственных структур, общественных организаций, которые так или иначе взаимодействуют с бизнес-уполномоченным. Это председатель Госкомитета региона по экономическому развитию, промышленности и инвестициям Дмитрий Равикович, председатель «Деловой России» Виктор Почернин и президент Торгово-промышленной палаты по Псковской области Владимир Зубов. Сейчас я попрошу каждого по очереди прокомментировать особенности появления института уполномоченного по правам предпринимателей (максимальное время выступления – 5 минут). До появления этой должности у нас уже были организации, которые так или иначе старались помогать бизнес-сообществу. Каким будет механизм взаимодействия уполномоченного с этими организациями и какова роль бизнес-объединений вообще в схеме «малый, средний бизнес – бизнес-уполномоченный»?

Дмитрий Равикович: Я постараюсь кратко, потому что более важная информация уже представлена Петром Михайловичем и будет представлена Виктором Ивановичем. Я могу сказать, что на сегодня в наших условиях любой дополнительный            инструмент защиты бизнеса, защиты предпринимателей и поддержки их интересов будет востребован. Я понимаю, что сейчас все находится на стадии становления, определяются основные направления, приоритеты работы уполномоченного.

Надеюсь, что помимо функции «пожарной команды», которая реагирует на заявления и гасит какие-то конфликтные ситуации, этот институт возьмет на себя функции системного анализа и выработки предложений по изменению ситуации в тех или иных областях государственного регулирования, с которыми сталкиваются предприниматели.

Это очень важный момент и я вижу посыл президента и федерального центра в этом. Создание агентства стратегических инициатив, создание института уполномоченного по правам предпринимателя, создание института инвестиционных уполномоченных при полпредствах – все это звенья одной цепи, на мой взгляд. Общая концепция – системный подход, анализ системных проблем для того, чтобы иметь возможность решать их не только на федеральном уровне, но и на региональном.

Есть вопросы, которые возникают на региональном уровне, к примеру, связанные с изменением федерального законодательства. Поскольку в моем ведении находится не только тематика развития предпринимательского сообщества, но и, например, вопрос, связанный с лицензированием оборота алкоголя, то я могу сказать, что введенные в законодательство изменения вызывает очень много вопросов не только у предпринимателей, но и у нас. Мы адресуем их в том числе федеральным уполномоченным органам. Эти вопросы сложные, и я думаю, что дополнительные институты, которые позволят решать спорные вопросы – это всегда плюс.

Ну а относительно взаимодействия - я думаю, что никаких проблем с региональным уполномоченным по правам предпринимателей у нас не будет, поскольку есть поддержка администрации, есть общее понимание необходимости работы в этом направлении.

Виктор Почернин: Наверное, инициатива о том, что бизнес сегодня нужно защищать исходила от «Деловой России». Нам удалось выстроить диалог между властью и бизнесом, мы пришли к нормальному пониманию и доверили бизнесу самому защищать свои права. Вы помните наверно, что еще 5 лет назад трудно было защититься от количества проверяющих. Именно диалог, который был выстроен «Деловой Россией» с Путиным и Медведевым, помог практически решить этот вопрос. На сегодня есть порядок, по которому идут эти проверки.

Точно также сегодня страдает бизнес от такого понятия, как коррупция. С ней ничего не произошло. То, что сегодня пришел человек по защите бизнеса, который знает очень хорошо возможность выстроить определенный порядок для ее искоренения, это здорово.

Как мы видим в принципе эту работу? В диалоге мы уже обсуждали это и пришли к тому, что будет создан центр по защите бизнеса «Бизнес против коррупции». Будет ли это отделение «Деловой России» или отдельное юридическое лицо, мы еще не решали.

В центр по защите бизнеса будут входить все желающие. Он будет состоять из двух главных групп: общественного совета и наблюдательного совета.  В первый будут входить бизнес и юридические структуры, которые могли бы правильно оценить обращение предпринимателя. Во второй – государственные структуры в лице замов, которые в пределах законодательства должны четко определять и отвечать на поставленные бизнесом перед исполнительной властью вопросы. На сегодняшний день удалось решить вопрос, и есть письмо о том, что обязательно все федеральные структуры должны участвовать в работе такого координационного центра «Бизнес против коррупции».

Конечно, это новый пока механизм, его нужно будет обсудить и с Торгово-промышленной палатой, и с Союзом промышленников Псковской области и с «Деловой Россией» в Великих Луках, так как это более промышленный город.

24 числа там будет проходить большая встреча по поводу создания такого центра. Наверно будут дополнения и предложения о том, как это должно работать. Я думаю, что информационно-публицистически это будет освещаться и для любого участника бизнеса это будет большим подспорьем. Еще раз повторю, что когда-то от количества проверяющих, которые приходили толпой, не было прохода, сегодня этого нет.  Считаю, что те вопросы, которые существуют сегодня, с помощью такого механизма могут быть если не полностью, то частично решены.

Игорь Савицкий: Виктор Иванович, у меня есть вопросы по выступлению. Если вы говорите, что у нас не стало проблем, то вы соберите съезд «Деловой России» хотя бы псковский, региональный и объясните это предпринимателям. Я думаю, они будут удивлены. Я лично удивлен. Только месяц назад был скандал по поводу внеочередной проверки по поводу литейного производства, которого у меня нет. Приехали люди на джипах, пока я был в отпуске, и упорно проверяли предприятие совершенно незаконно.

Петр Слепченко: Значит, надо было обратиться…

Игорь Савицкий: Обратились уже в прокуратуру. Представляете, это скандал! Предприятие неделю лихорадило. Приезжают на джипах проверять деятельность литейного производства, которого у нас просто нет.  Приезжают люди и кошмарят бизнес целые 4 дня! Я в отпуске, на хозяйстве Пайст, а они – государственные служащие – приезжают к 2 часам дня на джипе, проживают в Гелиопарке, а вы говорите, что все проблемы решены.

Виктор Почернин: Давайте я сразу отвечу. Пять лет назад был создан общественный комитет при прокуратуре. Если вы возьмете сайт прокуратуры, то там написано, кто в течение года может вас проверить. Вы знаете, что вышло постановление правительства и только после согласования с областной прокуратурой…

Игорь Савицкий: У вас никаких проблем нет. Вас, Виктор Иванович, наверно не проверяют, а меня проверяют! Предприниматели стонут от этого дела.

Дальше, про коррупцию. Если ее не будет, мы не сможем вообще ни одного вопроса решить. Если не несешь деньги, ничего не решается. Я вот так 3 года землю покупаю без взяток, хожу по всем инстанциям, судам, хожу, хожу, хожу… Я выиграю суд, может, лет через 10, когда я буду уже на пенсии. Волос ни с кого не упадет по этому поводу! О чем вы говорите?

Модератор: Игорь Николаевич, по регламенту дискуссии у вас будет возможность высказаться позже. Сейчас слово предоставляется президенту ТПП по Псковской области Владимиру Зубову.  

Владимир Зубов: Уважаемы коллеги, тема начавшейся дискуссии как раз предопределяет бизнес-уполномоченных или уполномоченных по правам предпринимателя, потому что действующие законы, как уже справедливо отметил Игорь Николаевич, они, к сожалению, не действуют в отношении защиты бизнеса. Получается, что и органы прокуратуры, и правоохранительные органы не всегда и не в полном объеме выполняют обязательства в отношении бизнеса. Когда надо кошмарить, это вот пожалуйста, а когда защищать – ну это мы посмотрим.

Исходя из этого все объединения предпринимателей, о которых уже говорилось, и Торогово-промышленная палата, и «Деловая Россия», и «Опора России» и Союз промышленников и предпринимателей, зная эту проблему, обращались ко всем вышестоящим инстанциям, чтобы найти какой-то механизм решения этой проблемы.

Если государство называет бизнес главным двигателем экономического благосостояния, тогда нормально нужно этот двигатель защищать и нормально смазывать, чтобы он работал, а не пыхтел и не дымил. Данный ход - это промежуточный момент, чтобы довести данную проблему взаимодействия государства и бизнеса до логического конца и отточенных процедур, которые существуют в других странах.

В данном случае я уподобляю выделение института бизнес-уполномоченных к выделению бизнеса в особую категорию наиболее незащищенных объектов. У нас есть уполномоченные по правам человека, по правам ребенка и теперь по правам предпринимателей. Его задача и задача перечисленных организаций – объединить свои усилия и призвать чиновников, которые не выполняют свои обязательства перед бизнесом, к ответу, заставить их выполнять законодательство Российской Федерации. Больше ведь ничего не нужно.

Здесь нужен механизм силового принуждения в выполнению того, что и так чиновник должен выполнять, но, к сожалению, этого пока не происходит.

Я, например, воспринимаю систему взаимодействия между различными бизнес-организациями и институтом бизнес-уполномоченного как многоканальную систему экстренного торможения ABS. Это когда со всех каналов информация стекается, анализируется и дается нормальное движения бизнеса в том направлении, в котором он должен двигаться без заносов, без завихрений и без всяческих препон и преткновений.

Надеюсь, что в том варианте, в котором все было рассказано, мы сумеем тем или иным образом поставить нерадивых чиновников на место и призвать их к ответу. Если кто-то имеет другое мнение, то скажите, как это можно сделать по-другому.

Модератор:Сейчас мы перейдем к третьей части нашей дискуссии и предоставим слово представителям бизнес-сообщества, которые расскажут, с какими проблемами сталкиваются сегодня предприниматели.

Юрий Сорокин: По тому количеству человек, которое сегодня собралось, можно судить об интересе мероприятия. Мы все входили в различные союзы, палаты, секции, кружки предпринимателей. Мы собирались не для того, чтобы посмотреть друг на друга и рассказать, как мы формируем себестоимость. Мы собирались с одной целью: защититься от всех уровней власти. Сейчас это множество союзов не работает и не эффективно, но везде нужно платить членские взносы.

Мне кажется, что сейчас доверие есть к одному человеку – омбудсмену Слепченко. Он должен представлять наши интересы и не действовать в интересах какого-то одного предпринимателя.

Приведу пример. Всем предпринимателям нужна земля. Уполномоченный должен защищать право на выделение земли и скорейшее оформление земельных споров. Так, сейчас завод «Псков-Полимер» не может оформить землю. Законы есть, но они не работают, так как чиновники просто не выполняют свои функциональные особенности.

Владимир Зубов: Юрий Юрьевич, вы конкретно можете сказать, кто тормозит выделение земли или выполнение тех работ, которые вы запланировали?

Юрий Сорокин: Существует комитет или какой-то департамент, куда нужно подавать бумаги. Зачем мне знать, кто из менеджеров этим занимается? При всем уважении к руководителю нашей палаты, все было красиво сказано, но это все уже известно, мы все это слышали сто раз. Нам нужно, чтобы нам не мешали, остальное все мы сделаем сами. Не мешайте, пожалуйста, бизнесу! А то, что Петр Михайлович придет в камеру, это хорошо.

Петр Слепченко: В качестве посетителя (смеется).

Юрий Сорокин:Как можно штрафовать организацию? Я произвожу продукцию на экспорт. Вся Эстония, Прибалтика – все обуты в нашу резиновую обувь. Мы отправляем туда продукцию и должны направить бумагу в Росфиннадзор. Если не предоставили бумагу (а это делает самый рядовой бухгалтер, которая забыла, потому что у нее ребенок заболел), нудно заплатить штраф в 50 тысяч рублей. Вот чем они занимаются: докладывают в Москву, что собрали штрафы за бумажку. Пусть тогда придумают, что при отправке товара в Эстонию весь коллектив «Псков-Полимера» должен выйти и махать платочками, иначе штраф. До глупости доходит.

Игорь Савицкий: В законе четко написано, что юридическое лицо наказывается только в том случае, когда будет доказано, что по решению руководящего органа (а в случае с ОАО – это собрание акционеров!) были нарушены нормы финансового контроля. Я сам судился по такому случаю. Бухгалтер не сдал куда-то бумажку, где перечисляется перечень документов. Эта бумага абсолютно пустая. Выписали штраф в размере 80 тысяч рублей. Я судье говорю: «Как вы так можете, ведь вам объясняют, что директор даже ничего об этом преступлении бухгалтера не знал, а вы наказываете юридическое лицо!» Такова практика. Таким образом, мы делаем вывод, что где-то на коллегии Верховного суда была команда наказывать юридические лица. Вы закон-то поменяйте, а нам не морочьте голову, тогда все будет понятно. А то на бумаге одно, а на деле – другое.   

Петр Слепченко: С вашего позволения я по ходу ведения все эти реплики обобщу, а потом, чтобы на каждую не реагировать, скажу свое мнение.

Ян Лузин: Можно я тоже выступлю от предпринимателей. То, что все, перебивая и прерывая спикеров, начали выступать, говорит о том, что тема очень злободневная. У нас много организаций, которые должны защищать предпринимателей, представлять, лоббировать их интересы, но проблема легче не становится и, более того, усугубляется с каждым днем.

Здесь много предпосылок. С одной стороны, есть различные надзорные ведомства, которые должны выполнять свои задачи, но очень часто их позиция доходит до гротеска и становится абсурдной. Это так называемая палочная система. Если какое-то надзорное ведомство занимается контролем, то должны быть результаты. Эти результаты могут быть формализованы в виде штрафов, конкретных замечаний вплоть до уголовных дел. Более того, руководство начинает ругать их за то, что показатели падают. Как в анекдоте: то, что падают показатели – это не потому, что предприниматели лучше работать стали, это не их заслуга, это ваша недоработка. 

То, что касается законодательства. Наверно, если бы вовремя все исполняли свои обязанности, очень многое бы решалось. Но не всегда тот закон, который есть, способен решить проблему, отчасти за счет противоречивости. У нас слишком много структур, которые выпускают различные законы, нормативные акты, подзаконные акты и прочие решения. Очень часто они вступают в такие противоречия, что разрубить этот гордиев узел практически невозможно. Администрация области может принять одно, Госдума выпустить другое, администрация области третье… Кроме того, возникают такие ситуации, что и пленум Верховного суда имеет мнение, которое идет вразрез с действующим федеральным законом.

Мне кажется, что очень важно и своевременно появление такого института, который сможет эти гордиевы узлы если не рубить, то хотя бы распутывать. Здесь очень много зависит от личности человека. В день рождения, наверно, можно говорить комплименты, если они будут справедливы. Есть люди процесса, а есть люди результата. Мне понравилось взаимодействовать с Петром Михайловичем. Он умеет выстроить алгоритм действий, правильно на каждом этапе понять, что нужно сделать и дойти до конечного результата. Я думаю, что эти личные качества помогут Петру Михайловичу работать именно на результат, а не на процесс. Но один в поле не воин. Есть приемная партии «Единая Россия», есть приемная Владимира Владимировича Путина. Те голоса, которые получила партия на выборах, говорят об эффективности таких приемных. Очень часто, когда людям некуда идти, когда они запутались в коридорах власти, они приходят в приемную, получают определенную консультацию. Если у уполномоченного появится аппарат, с помощью которого можно будет решать юридические вопросы, делегировать какие-то  вопросы своим коллегам, то эффективность работы должна вырасти. Со стороны предпринимателей могу сказать, что мы готовы принять всяческое содействие в становлении этого института.

Пользуясь случаем, я обращусь с конкретным примером. Это называется «хождение по мукам» или «запутались в коридорах власти». Начали строительство аквапарка, привлекли международную компанию, сделали проект, который прошел госэкспертизу, начали строительство. На участке находится высоковольтная линия. Компания заранее обратилась в МРСК с просьбой о ее переносе, заключили договор, заплатили деньги, но работы, которые должны были быть окончены в апреле-мае, до сих пор не выполнены

Петр Слепченко: А что говорят, Ян Вячеславович?

Ян Лузин: «Пока не можем. Тут очень много своих работ. Если мы в ноябре перенесем конструкции, то есть некое письмо, которое не рекомендует в течение зимнего периода отключать электроэнергию. Поэтому надо дождаться следующего года». И вот так, заключив договор и заплатив деньги, мы уже год не можем начать строительство, потому что под высоковольтной линией по законодательству монтировать конструкции мы не имеем права. Я дал обязательства губернатору, дал обязательства населению, мы готовы начать работы, зарезервированы средства. Но не можем! Что тут решать, и все в рамках закона.

Петр Слепченко: Ян Вячеславович, я принял ваше заявление к сведению, я думаю, что отработаем его в ближайшее время. Будет результат.

Модератор: Уважаемые участники, надо по возможности ответить на вопросы.

Дмитрий Равикович: По поводу общественных объединений и организаций. Все здесь присутствующие понимают, что есть такая проблема - много всего создано и выхода реального нет. Но я все таки хочу обратить внимание, что когда есть необходимость решать какую-то общую проблему - очень сложно найти тех лиц, которые могут  представить сообщество. Я считаю, то, что сказал Юрий Юрьевич о неработающих инструментах, зависит от того, как участники этих сообществ сами относятся к этим инструментам.  Если предпринимательское сообщество не готово выделять экспертов, а это тоже ресурсы, деньги…Если предпринимательское сообщество не готово участвовать в этом, мне тогда сложно занимать экспертную позицию отличную от той, которая вам не нравится. Поэтому, мне кажется, что то, о чем сегодня говорилось – пускай это новое-старое, но здесь есть вертикаль идущая с федерального уровня. А это дает надежду, что это все таки заработает.

Поэтому, на мой взгляд, еще раз, экспертная оценка с участием всего сообщества весьма эффективна. И есть некоторые ассоциации, которые действительно работают. Сегодня здесь нет Семенова, который бы сказал, что АСПО – это реально действующая структура. Я от него, во всяком случае, слышал много раз. Он и на федеральном уровне продвигает и проталкивает те решения, которые необходимы для развития жизни, в том числе и в международных отношениях.

Игорь Савицкий: По поводу так называемых организаций, которые нас организуют. Мы всегда готовы платить взносы - это правильно. Просто ни одна из организаций не была по большому счету услышана. Все наши крики и позывы о помощи кончаются абсолютно ничем. Сегодня я вам предрекаю, что будет то же самое. Хорошо конечно, что у нас будет бизнес-уполномоченный по правам предпринимателей. Это все великолепно, но у меня большое сомнение, что мы сможем решить все те проблемы, которые стоят перед российским бизнесом. Проблемы просто колоссальные.

По так называемым проверяющим организациям. Думается, что Виктор Иванович Почернин немножко неправильно сказал. Вопрос проверок предпринимателей не снят - предпринимателей проверяют более 50 организаций. Как они проверяют предпринимателей, это, наверное, лучше спросить самих предпринимателей - жалоб просто по этому поводу немерено. Но мало того, что многие люди считают, что связываться просто бесполезно, предприниматели настроены решать проблемы по коррупционным схемам – не куда-то идти жаловаться, а отдать взятку и на этом закончить дело. Предпринимателей толкает на протест только то, что уровень взяток стал настолько высок, что уже просто не потянуть. При этом все начинают возмущаться, сбиваться в хоть какие-то ассоциации, общественные организации для отстаивания своих прав.

Что касается проблем предпринимателей: самая большая проблема - это проблема лицензирования и сертификации. Предпринимательству она просто не дает шагу никуда ступить. Дело в том, что после любой проверки вас посылают в организацию, которая имеет лицензию, чтобы получить нужные вам разрешения или нужные вам заключения. Это происходит начиная с проверки МЧС и пожарных служб. Они делают проверку и пишут предписания. Пишут предписания мне на 360 миллионов рублей. Вы представляете что это такое? На 10 миллионов долларов. Из чего это все состоит? Но вообще там по сути ничего нет – монтаж противопожарной системы. Мы посчитали всю эту процедуру - это порядка 300 млн рублей. Представляете? Мы говорим, как вы вообще это видите, где организация, которая сможет выполнить эту работу? На что они отвечают - вы обратитесь к некой экспертной организации, которая напишет вам бумагу, по которой вы сможете жить дальше. Обращаемся к этой организации. Они говорят - мы вам напишем бумагу. Вы типа дальше можете работать год или два, но через год вы опять к нам будете обращаться. Мы опять будем писать новую бумагу. Представляете, что это такое? Это бумага стоит, как минимум, 300 тысяч. А деньги уже надо платить наличными. Нам не жалко приносить доход в бюджет, но все эти деньги идут в карман частных лиц, которые получили, так называемые, лицензии на лицензированные виды деятельности.

По поводу работ, связанных с нашими недрами и недропользованием. Вы знаете, что в Псковской области никто не пользуется скважинами? Все скважины просто заколотили. Потому что экспертиза, которую нужно проводить минимум каждый год стоит от 400 до 800 тысяч рублей. Суть заключается в том, что человек подойдет к скважине и посмотрит уровень воды в ней – так называемый дебет. Эта операция стоит до 800 тысяч рублей! Вода в этой скважине становится просто золотой. Именно поэтому по всей области заколачиваются скважины – ими не пользуются. Кстати, чтобы заколотить скважину опять надо платить деньги – это стоит от 200 до 500 тысяч рублей. Вот так предпринимателей ставят на деньги. Если вы посмотрите перечень работ, которые должны сделать по экспертизе скважины, то это просто смешно – на любом сайте перечень опубликован, но стоит это до 800 тысяч рублей. То есть норма прибыли составляет порядка 1000%. Гражданский кодекс уверяет нас, что все мы должны быть экономически обоснованными и справедливыми. Где эта обоснованность и справедливость?

Что касается того, какую проблему конкретно надо решить. Обращаюсь к вам, как к уполномоченному по правам предпринимателей: пожалуйста, сделайте так, чтобы государство не навязывало нам услуги в виде экспертных организаций, которые являются частными. Мы сами способны выполнить многие работы. У нас очень серьезная система пожарной безопасности - так называемый «водный завес» везде дает 100%-ый результат. Проект стоит совершенно невероятных денег - 3 млн рублей на 10000 квадратных метров. Установка пожарного насоса стоит 500 тысяч рублей. Мы что, не в состоянии установить пожарный насос? Вот такие услуги нам навязываются государством, навязываются лицензирующими организациями. 

Дальше. Сейчас нам грядет энергоаудит. Кто это все придумал? Зачем нам на предприятиях проводить энергоаудит? Мы сами платим за электроэнергию, мы ежегодно уменьшаем количество потребляемой электроэнергии - это видно по нашим платежам. Расценки увеличиваются на 25-30%, а мы платим те же деньги, что платили в прошлом году. То есть мы уменьшаем потребление электроэнергии, мы за этим очень сильно следим. Зачем нам энергоаудит, если мы платим по тарифу, который выше чем в Финляндии? Мы для наших энергетиков просто «дойная корова». Кто вообще это придумал, и почему нам навязывают такие вещи, как энергоаудит? Я понимаю, если бы мы были ГУПом. Частному предприятию зачем энергоаудит?

Дальше - регистрационная палата... Петр Михайлович, Вы, пожалуйста, бумаги, которые касаются сроков регистрационной палаты, положите себе на стол. Посмотрите, сколько договоров они держат незарегистрированными - я считаю, что это будет большое число договоров. Люди говорят – без взятки ничего не решить. Роль регистрационной палаты вообще не понятна. Зачем она нужна? Никто не знает. Тем не менее, любой договор больше года мы обязаны проводить через регистрационную палату, которая не несет никакой ответственности за выполнение данного договора. Например, у меня порядка полутора лет регистрировался договор с одной компаний, который был в конце концов зарегистрирован без всяких изменений, хотя должен был быть зарегистрирован за 3 месяца. Потом этот договор у нас рухнул, компания съехала, и осталась должна была  нам неустойку в 19 млн рублей, которая была вписана в этот договор. Так юристы сказали, что за эту неустойку никто не отвечает, если компания скрывается на территории Финляндии - этих денег мы никогда не получим. Возникают финансовые издержки по поводу законного преследования этой группы. То есть если бы регистрационная палата несла ответственность за этот договор, за то, что она брала с нас деньги и так долго мурыжила, было бы к кому обратиться. И я бы отстоял свои права.

Что касается коррупции. Вы знаете, тут палка о двух концах. Допустим, Почернин, Савицкий, Сорокин могут решить свои вопросы пользуясь свои статусом, опытом…

Юрий Сорокин: Нет, я, пользуясь статусом, не могу отменить энергоаудит. Не слушайте - никакой статус ничем не помогает. И мандат не помогает. Даже гаишнику покажи, так он скажет - засунь его в… задний карман.

Игорь Савицкий: Но, тем не менее, все остальные предприниматели вообще без взяток не могут решить ни одного вопроса. Вот просто никак! Я же разговариваю с предпринимателями – никто свои вопросы решить просто так не может.

Аттестация рабочих мест…  Раньше мы аттестацию проводили сами. Почему нам навешивают  аттестацию рабочих мест? В чем смысл и зачем это надо? Почему мы должны платить огромные деньги за аттестацию каждого рабочего места? Защитите нас, чиновники! Действительно, не мешайте нам работать. Мы сами решим все проблемы, мы сами инженеры. Мы знаем, как смонтировать пожарную сигнализацию, мы знаем, как сделать систему пожаротушения, мы знаем, как аттестуются рабочие места, мы знаем, что такое энергоаудит. Не навязывайте нам посторонние конторы, которые за огромные деньги проводят для нас эти работы. Вот, в принципе, и все.

Юрий Сорокин: Дополнение. Все таки Игорь Николаевич недостаточно четко остановился на энергоаудите, который грядет буквально через 3 месяца. Я не знаю, есть ли здесь еще промышленники, кроме меня и Савицкого (я имею в виду промышленные предприятия, которые являются крупным потребителем энергии). Сейчас звонят организации, которые знают, что скоро придет время «Ч», а наша прокуратура только и ждет, когда кто-то что-то не сделает - штрафы там огромные.

Что предлагают «лиценизированные фирмочки»? Они говорят: «с приходом» столько-то стоит, «без прихода» – столько-то. Вы представляете? Без прихода вы заплатите меньше. Если вы хотите чтобы мы пришли и посмотрели - хорошо. У меня топовое оборудование, там сейфэнерджи, кругом лампы, я смотрю, чтобы везде выключали свет. Кто лучше нас экономит энергию? Но в 2009 году это постановление вышло, сейчас оно вступит – это будет жуть. И никакие нам союзы предпринимателей не помогут – это всем известно. Это федеральное постановление. Вот - надеемся на вас…

Потому что никакой мандат не поможет не заплатить штраф.

Владимир Зубов: Юрий Юрьевич, вы говорите, что никому закон не нужен. Значит, получается, нужен именно тем, которые предлагают вам вот такие условия, что не приду – одна цена, приду – другая цена. Для этого, видимо, и создан закон - чтобы выкачивать дополнительные деньги. Вы об этом прекрасно знаете. Почему такой закон прошел? Почему та же самая прокуратура, которая должна противодействовать коррупциогенности и выискивает это, его пропустила?

Юрий Сорокин: Вот и займитесь…

Владимир Зубов: Вот этим и будем заниматься. Получается, что как бы не смотрели - как там семь нянек за одним дитем, и все равно дитя остается без глаза. В данном случае, мы как раз и стремимся не допустить вот этой «безглазости». Иначе, совершенно некому будет работать, и вы в этом совершенно правы.

Если говорить о том, чтобы кто-то помогал решать какие-то конфликтные ситуации, вы же сами знаете, Юрий Юрьевич и Игорь Николаевич, что если вы это сами делаете и ни к кому не обращаетесь, это остается вашей частной проблемой. А если вы обратитесь к любой организации за помощью – дело со вспомогательными силами сдвинется с места. И если проще платить взятки, как Игорь Николаевич говорит, ну что ж - давайте. Если это вас устраивает – то платите. Но ситуацию этим не изменить. Мы только поощряем все больше и больше этот коррупциогенный фактор.

И я хочу сказать, много организаций-членов ТПП обращались по разным, казалось бы, не разрешимым вопросам. А вот когда присоединяется любая из организаций, когда видишь, что это уходит из частного контроля и обретает общественный контроль – решаются эти вопросы: и по земле в том числе. Какая у Слипченко П.П. была проблема с выделением земли под строительство его завода напротив Игоря Николаевича - 3,5 года решался вопрос. Все таки после того, когда вмешались, довели дело до конца. Сейчас идут строительные работы. Но ведь вода камень точит. Пытались что-то делать теми методами и возможностями, которые реально есть у нас. Но не можем мы быть Богом, и за 7 дней сотворить мир.

Игорь Савицкий: Тот, кто хочет получить не за 3,5 года, а за полгода, тот дает взятку и получает. Мало того, вся земля в городе разворована. Я не помню, какие участки, один из объектов, который был выставлен на свободные торги 2 раза – это ЦУМ: я его купил. Все остальное разворовано за взятки. А вы говорите, что у нас хорошо. Время– деньги: либо 3 года через вас, либо за полгода с помощью взятки.

Меня 5 лет уголовно преследовали - за это понес кто-нибудь наказание? Или звездочку вовремя не получил? Нет! Многие люди на мне сделали карьеру. Получили повышение по службе. Вот пока будет такая ситуация, ничего в нашей стране не поменяется, люди будут уезжать, да и мы заканчиваем бизнес, сворачиваем его. Мы не хотим никуда лезть. А вы нам, Виктор Иванович, говорите, какое у нас благостное время. Уже с проверками разобрались, осталась ма-а-ленькая такая беда – коррупция – сейчас сядем все вместе и решим ее.

Владимир Зубов: Не было этого сказано. Кроме того, в отношении законно возбужденных уголовных дел уже рассматривается вопрос о том, чтобы за незаконное возбуждение уголовного дела, в качестве решения корпоративных споров вообще привлекать тех, кто это дело возбуждает к той же уголовной ответственности. Надеюсь, что это будет.

Игорь Савицкий: Владимир Анатольевич, вот такая вещь получилась – в прошлом году нас всех уверяли, что у нас повышаются тарифы, а 25% идет на развитие энергосетей. Нам администрация это говорила, нам это сказали энергосети. 25% тарифа – это весомая составляющая, это полтора годового бюджета энергосетей. Вы нас всех поставили на деньги, господа. Вы проконтролировали, где эти инвестиции? В течение года должны были быть инвестиции. Полтора бюджета энергосетей должно быть вложено в наши энергосети. И мы должны контролировать освоение этих денег, потому что мы как бы акционеры, потому что должны бурно развиваться энергосети. Где эти инвестиции? Проведите собрание, заслушайте энергосети…  Давайте для начала соберем комитет. Мы в этом деле участвуем своими деньгами - давайте проконтролируем инвестиции! Вот это будет первый хороший шаг.

Юрий Сорокин: Как вырубали электричество во время производственного процесса – так и вырубают. Потом спроси их…

Виктор Почернин: Дополнительный закон внесли, по которому имеют право отключить на не более 20 минут - и при этом не несут ответственности. Вот это и есть на самом деле та коррупция, которая наверху. Мы можем друг другу многое доказывать, но многие предприниматели сегодня знают, что есть определенный график проверок проверяющими органами. И ко мне приезжают. Я прошу - покажите, где согласование с областной прокуратурой? После этого те же джипы разворачивается, и едут в областную прокуратуру.

Модератор: Давайте предоставим слово Петру Михайловичу, чтобы он мог ответить на вопросы.

Петр Слепченко: Надо дать волне народного возмущения выплеснутся. Действительно, много всего по существу. Вот смотрите, я скажу свою оценку всего происходящего. У нас система в стране не бизнесориентирована. У нас никогда после 1917 года система не была бизнесориентирована. Это капитализм, кустарно слепленный на обломках социализма. И вот это все наследие как бы и перешло (социализм все таки был системой административно-командной), и приняло новые формы.

Я попытался категорировать вопросы, которые Игорь Николавич озвучивал. Проблема какая: куча проверок – раз. Второе - затягивание сроков и практически нет никакой ответственности, никого не привлечь. Дальше, вопрос, связанный с разными лицензирующими и окололицензирующими организациями. Да, это нормальная практика кормушки. Когда издается нормативно-правовой акт, обязывающий сделать что-то и что-то, а дальше чиновники через своих аффилированных лиц либо их находят с предложениями давайте делать все вместе, либо оно само создается. Зощенко еще писал, когда посылку надо было правильно упаковать, иначе ее на почте не принимали - человек заранее побеспокоился, упаковал, подходит, ему говорят: «У вас посылка неправильно упакована». «Как неправильно, я же у вас упаковывал?». «Ах, мы сразу не заметили - оказывается, правильно». Вот и тут, такая ситуация. Она на самом деле всегда процветает. Следующее, что касается, энергоаудита. Я не могу сказать, что этот закон лоббистски принимался - мое мнение, что он принимался путем быстрого переложения западной практики на нашу систему, а наши чиновники подсуетились. Энергоаудит с выходом стоит дороже, без выхода – дешевле. Это как цыганочка с выходом. Это то же самое, когда квартиру продаешь. Вызвать инженера, чтобы составить технический паспорт – он придет, а можно заплатить - не знаю сколько там - 10 тысяч рублей – и  он не придет (если ты перепланировки произвел). Это на самом деле действительно есть.

По моему мнению, бороться со всем этим надо с двух сторон. С одной стороны, надо вытачивать, чтобы система работала нормально, но это длительная процедура. Это подразумевает системную работу, анализ, и этим надо заниматься. Безусловно, институт уполномоченных по правам предпринимателей должен вести такую работу по выявлению системных сбоев в работе системы (извините за тавтологию) с тем, чтобы дальше через законодательную, или нормотворческую инициативу эти вопросы решали. Второй путь – это работа по отклонению. Т.е., если есть отклонения – приехали на джипах - та самая красная кнопка (у меня, я думаю, она тоже появится). Пожалуйста, позвоните – это моя работа, делать так, чтобы эти вопросы снимать. 

Когда работа будет организована с одной стороны с земли по конкретным обращениям, с другой стороны - более конституционально и сверху, я думаю, что рано или поздно все таки мы придем к какому-то приемлемому состоянию работы системы. 

Обратитесь к истории: когда у нас были подъемы – промышленные, производственные? Петр I.Как это делалось? Делалось жестко, понятно перегибы всякие были, концессии предоставлялись. Если проанализировать, то если только перед революцией за счет притока иностранного капитала еще был подъем - сделали дешевую ресурсную базу. А у нас даже в дореволюционные времена опыта нет. Мы живем в условиях такой данности, что это не изменится, какая бы инициатива сверху не шла… Здесь вопрос только в том, что в таких реалиях надо постараться организовать работу, чтобы было максимально просто, насколько это возможно.

Поэтому, я все себе зафиксировал. Не буду себе рекламу делать, но я – человек настойчивый. Конечно, все мы ограничены в полномочиях, по всем вопросам не могу пообещать, что все наладится. Но пусть все обращения попадают ко мне.

Могу привести крамольный пример. Вы знаете, что Брячак построил в Убылинке таможенный терминал –  и взяли просто у него и забрали этот терминал. Все, теперь этот терминал можно «засунуть в задний карман» (как сказал Юрий Юрьевич). Стоит хорошее помещение – но никому не нужное. А вложили туда 300 млн рублей, те же самые 10 млн долларов. И не решается вопрос. «А вы знаете, - говорят, - такой высокий уровень задействован – никак». И как не бьются - не решается вопрос. Да, есть такие вопросы, с которыми тяжело. А есть вопросы, что джипы приехали. Я думаю, тут же и уехали бы.

Игорь Савицкий: Конкретное предложение: давайте с вами до нового года выделим 3 законодательные инициативы, чтобы все эти вещи можно было решать только на уровне закона. Я понимаю, что законы мы не принимаем, мы не Госдума. Но, по крайней мере, инициативу законодательную можем подать. И до нового года 3 законодательные инициативы у нас есть: это лицензируемые организации, надо выбрать, либо недропользование, либо что касается проверок и ответственности – давайте подумаем. Это будет 3 шага.

Петр Слепченко: Можно даже не три. Я готов на следующей неделе это обсудить в оперативном режиме. Правильно звучало - проблема не в законах. Есть системный сбой в законах, 261-й, есть перегибы в энергоаудите. Надо делать, но надо делать головой, чтобы на предпринимателей лишнее не ложилось. Но есть законы, которые элементарно не работают.

Основная деятельность уполномоченных по правам предпринимателей должна быть направлена  на практику правоприменения. То есть законы должны начать исполняться. Может быть это лозунг, но у нас есть масса законов, которые не действуют. У нас есть сроки регистрации, почему их налоговая инспекция нарушает – не понятно. У нас есть сроки в регистрационной палате. Почему нарушаются? Ответственности нет. К сожалению, это вызвано тем, что ответственность размазана, нет конкретного исполнителя. Но в принципе, по моему мнению, нужно внести изменения в административный кодекс, для того чтобы у чиновников и руководителей была предусмотрена ответственность. Почему на самом деле ФАС кого-то штрафует на 50 тысяч рублей? А может быть есть смысл 50 тысяч рублей наложить за нарушения сроков руководителям организаций? Вот с этим надо разбираться. Тоже, безусловно, будут перегибы, но методом вытачивания все это можно сделать.

Поэтому, резюмируя, могу сказать, что мою задачу я вижу в том, чтобы вести  работу не отвлеченную - методом проведения конференций и торговли лицом, а все-таки по конкретным обращениям и по той самой системной работе по законотворчеству. Хотя у меня нет и не будет законотворческой инициативы. Но, тем не менее, есть депутаты - всегда можно обращаться в Собрания, Государственную Думу в том числе, и решать вопросы.

Игорь Савицкий: Надеемся, что под вашей эгидой все это будет эффективнее. Понятно, что будет выработана какая-то точка зрения. Надо собраться, обсудить: инициативы есть.

Петр Слепченко: 24-го октября в Великих Луках будет встреча с предпринимательским сообществом, давайте к этому моменту подготовимся. Там будет губернатор и прокурор области. Комитет «Деловая Россия» как раз там занимается формированием списков.  Если это по делу, по существу и подготовлено, то надо там просто это декларировать – то это будет нормальный прорывной вопрос.

Модератор: Давайте перейдем к вопросам из зала.

Корреспондент ГТРК: Вопрос по Моглино. Какие там будут предприниматели - федерального и местного масштаба?  Если федерального, то не ущемит ли это права наших менее крупных предпринимателей в сравнении с федеральными?

Петр Слепченко:  Сразу обозначу – Моглино не совсем моя тема. Но я в курсе и расскажу. Всегда при формировании особой экономической зоны сразу же создается управляющая компания. Сейчас управляющая компания Моглино в стадии формирования. И насколько я владею вопросом – туда входят представители муниципалитета – это Псковский район, но это скорее формальное представительство по причине территориального расположения. Туда также входят представители Псковской области, Минэкономразвития и представители ОАО, которое обеспечивает финансирование особых экономических зон – не помню, как она точна называется. Плюс еще есть партнер (не знаю, подписано соглашение или нет) – это коллеги из Сингапура, которые тоже привлекаются, чтобы привнести опыт успешной организации других стран.

Происходит все так - подается заявка по установленной форме в администрацию области. Дальше эта заявка рассматривается на заседании совета директоров. Затем – получение одобрения – Минэкономразвития утверждает этого резидента экономической зоны. Процедура достаточно длительная. Насколько я знаю, это месяца 4 занимает, может больше. Но есть формальные требования, которые размещены на сайте комитета по инвестициям. И любой желающий, который соответствует этим критериям, может такую заявку подать. Есть ли сегодня порог отсечения, я не знаю. Готов этим вопросом озадачиться, чтобы не ущемлялись права псковских предприятий. Но для псковских компаний есть возможность туда попасть, и я не думаю, что там есть какие-то проблемы.

Модератор: Еще вопросы у зала есть? Нет? Ну – тогда спасибо всем спикерам за участие в нашей дискуссии. И надеемся, что скоро мы сможем написать о каких-то конкретных шагах бизнес-обмудсмена, которые он предпримет по итогам этой встречи.

 

Напомним, что Общественный пресс-центр Псковской области - это совместный проект информационного агентства «Псковская Лента Новостей» и Торгово-промышленной палаты Псковской области. С июля 2009 года проведено более 150 пресс-конференций и круглых столов на базе бизнес-центра «Новая слобода» (Псков, ул. М. Горького, 6-а) с участием всех СМИ (телевидение, радио, печатные и Интернет-СМИ).

 
Среди участников прошедших пресс-конференций - известные политики и руководители органов власти различного уровня, общественные деятели, представители культуры и научного сообщества, руководители крупных коммерческих организаций.

Источник: Псковская Лента Новостей



cюжет:
Дискуссия в Общественном пресс-центре: барьеры, вызовы и угрозы для регионального бизнеса


 

Владимир Путин провел большую ежегодную пресс-конференцию. Получили ли вы ответы на волнующие вас вопросы?












Loading...


Голосование

Владимир Путин провел большую ежегодную пресс-конференцию. Получили ли вы ответы на волнующие вас вопросы?












Календарь

«« 2017 г.
«« декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31