Политика

Гражданский максимум

20.02.2013 12:43|ПсковКомментариев: 18

Общественная палата Псковской области в конце прошлого года попросила у регионального парламента права иметь возможность выступать с законодательной инициативой. Как отнесутся к этому власти и какие условия общественникам в подобном случае поставят, покажет время, однако сама инициатива подталкивает к размышлению, сможет ли это право сделать из Общественной палаты реальный институт гражданского общества.

«Уважаемые» и «амбициозные»

Критика деятельности Общественной палаты – не только в Псковской области – последние пару лет звучит с завидной регулярностью. Нельзя сказать, что Палата резко выбивается на фоне других общественно-политических институтов бездействием – нет, однако ожидания от её работы оказались явно завышенными.

Чем были мотивированы эти ожидания? Во многом, тем, что сами члены Общественной палаты декларировали: мы станем этакой «прослойкой» между обществом и властью. В состав Палаты, как на федеральном, так и региональном – псковском – уровне вошли достаточно уважаемые люди, зарекомендовавшие себя на ниве общественной деятельности.

Конечно, было немало скептиков: институт, навязанный обществу «сверху», не мог стать полноценным. Тем более что в России невозможны два независимых друг от друга органов управления: один – государством, другой – обществом. Очевидно, что реальным источником управления была и будет исполнительная власть. И в случае «самоуправства» со стороны той же Общественной палаты, она в кратчайшие сроки будет «приведена в чувство». Это понимают и чиновники, это понимают и члены Общественной палаты. К сожалению, это понимают и простые граждане.

В свое время идею Общественной палаты раскритиковали даже авторы резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы по России: «...трудно понять, почему возникла необходимость в создании нового органа, выполнение функций которого обычно осуществляет избранный парламент с одной стороны, и независимое и свободное гражданское общество, с другой». Конечно, здесь очевидна ирония европейцев над «свободным гражданским обществом» России: построение демократических институтов в России идет «своим путем». Общественная палата формально стала одним из таких институтов, в первую очередь как попытка уравновесить взаимоотношения власти и общества, ввиду явного «перевешивания» первой. Однако до сих пор не понятно, на какую чашу весов на самом деле Общественная палата легла.

Первые годы работы Палаты можно было назвать притирочными, однако после серьезных протестных выступлений в конце 2011 года её роль в общественно-политической жизни возросла. В Псковской области, например, Общественная палата стала возможностью для власти продемонстрировать готовность идти на уступки. По сути, именно вхождение в состав Палаты ряда независимых и оппозиционных деятелей стало единственным достижением протестного движения. В состав Палаты вошли оппозиционно настроенные лидер «Свободного берега» Игорь Батов, другоросс Елена Демченкова и председатель общественной организации «Семья» Станислав Мишаков. Достижением можно назвать и присутствие в составе Палаты директора Центра лечебной педагогики и дифференцированного обучения Андрея Царёва и председателя ВООПИиК Ирины Голубевой (хотя её с трудом ввели в состав от одного из районов). К условно независимым членам Палаты можно отнести ещё 3-4 человек, однако при численности в 36 человек, 10 независимых представителей не могли сыграть ключевой роли в работе Общественной палаты.

Если говорить о нынешнем составе «оплота псковской демократии», то её достаточно чётко можно разделить на 4 группы. В первую входят деятели консервативного плана, цементирующие деятельность Палаты: их возглавляют секретарь Палаты Валерий Павлов и Михаил Жихаревич. Не меньший пласт занимают так называемые «уважаемые люди»: раздача «каких-нибудь» постов тем, кому – по разным причинам – не достались более значимые выборные должности, обычная для российской политики традиция. Так в Палату вошла, например, экс-депутат областного Собрания Татьяна Игнатенкова. Нельзя оставить без внимания таких значимых (и, безусловно, опытных и авторитетных) людей, как Александр Бологов, Юрий Демьяненко или Георгий Василевич.

К третьей группе относятся активные деятели, общественно-политические амбиции которых простираются за пределы деятельности Общественной палаты, а сама Палата является, скорее, инструментом для достижения больших целей. Эта группа достаточно невелика и наиболее ярким её представителем является Игорь Батов. Четвертая группа – «рабочие лошадки», члены Палаты, работающие в рамках своей сферы деятельности – тоже, к сожалению, невелика.

Кроме заметной разницы целей каждого из участников Палаты, бросается в глаза и значительная разница во взглядах (вплоть до полярных) и сферах деятельности. С одной стороны, это позволяет Общественной палате быть более репрезентативной, с другой – не даёт возможности настроиться на слаженную работу и выстроить диалог. В новом созыве Общественной палаты и вовсе чуть не разгорелся конфликт поколений: уже на установочном заседании «старейшины» раскритиковали молодежь за излишнюю прыть. Однако, по словам членов Общественной палаты, сейчас о конфликтах подобного рода речи не идет.

И экспертом погоняет

Функциональных проблем у Общественной палаты хватает и без внутренних конфликтов. Среди объективных факторов, о чем давно говорят и сами «общественники», странная система выборов, по которой члены Палаты должны набрать большинство голосов депутатов областного Собрания. То ли парламентарии крайне привередливые, то ли с общественными лидерами в Псковской области проблема, но укомплектоваться окончательно Палата смогла только через год. Сейчас рассматривается вариант введения рейтингового голосования – когда в Палату войдут те, кто просто набрал наибольшее количество голосов. Конечно, на авторитете Общественной палаты это скажется отрицательно (можно выбирать лучших, а можно – лучших из худших), однако работа в неполном составе вряд ли весьма эффективна.

Еще одной весомой проблемой является уже упомянутое отсутствие права законодательной инициативы. На сегодня Палаты 9 регионов России его имеют или вот-вот получат. Общественная палата Псковской области с просьбой предоставить ей право законодательной инициативы выступила в конце прошлого года, но пока никаких комментариев по этому поводу ни от законодательной, ни от исполнительной власти не поступало. Впрочем, их отношение к подобной инициативе вполне понятно: де-юре Общественная палата не является законотворческим органом, также как и не является партийным органом, имеющим политическую программу и т.д. Вряд ли депутатам захочется иметь дало с проектами социальной направленности, которые априори не будут реализованы из-за отсутствия денег. Таким образом, инициатива может обернуться продолжением парламентских игр между властью и оппозицией.

Насколько эффективно Общественная палата области сможет воспользоваться правом законодательной инициативы, если получит его? Можно ли ожидать шквал законопроектов от представителей общества? Вряд ли. За год с небольшим, что работает второй созыв Палаты, она провела экспертную оценку (это один из важнейших аспектов деятельности Палаты) всего лишь одного законопроекта – о митингах. Стоит ли, при этом говорить, как отреагировали на проведенную оценку псковские депутаты, прислушались ли к ней? Так вот: одна экспертная оценка за год. Сравнение не совсем корректно, и, тем не менее, федеральная Общественная палата за 2012 года произвела оценку более 30 законопроектов (подготовила масштабный доклад о развитии гражданского общества в России и т.д.). Получается, в Псковской области не рассматриваются общественно-значимые проекты, вызывающие вопросы? При этом сайт pskov.ru сообщает, что в распоряжении Общественной палаты Псковской области числится 39 экспертов (не членов Палаты) по различным направлениям. Немой вопрос: зачем?

А ведь по статусу у членов Общественной палаты еще есть и помощники. Идет разговор и о формировании аппарата Палаты, но многие её члены сами выступают против бюрократизации.

С другой стороны, проблема демократического института не только в инертности и отсутствии идей, но и в банальной оперативности: по закону, пленарные заседания Общественной палаты проходят раз в квартал. Рассылка необходимых документов и повестки, по признанию самих деятелей, оставляет желать лучшего. Но она хотя бы начала осуществляться. Создание сайта Палаты, о котором заговорили в новом созыве, не одобрили «старейшины». Конечно, полупустой сайт будет выглядеть непрезентабельно.

Раскольники

Наибольшей проблемой для Общественной палаты был и будет статус, а также осознание каждого из её членов, что сама Палата фактически ничего не решает и не может решать. Этот факт деморализует и парализует большинство общественников, которые работают там. Те, кто попробовал что-то сделать, столкнулись с типичной проблемой «бюрократической машины»: можно сколь угодно давить на газ, но машина, стоящая на «ручнике», не поедет. Общественная палата не может выносить решения, а все её документы носят рекомендательный характер. В России понятие «рекомендательный» является синонимом «необязательный».

Псковская Общественная палата в 2012 года «порекомендовала» властям немало: увеличить заполняемость мест для публичных мероприятий с одного до двух человек на кв. метр, создать действенную программу по улучшению экологии водных объектов, предложила создать некий культурный Фонд местных сообществ, призывала «обратить внимание на проблемы инвалидов и пожилых людей».

Общественный резонанс вызвали, пожалуй, лишь три темы: достаточно утопичная, но более-менее раскрученная кампания с «борьбой за трезвость» в Псковской области: одному из идеологов кампании члену Палаты Елене Демченковой в январе даже удалось выступить на заседании администрации области. Та же Демченкова стала инициатором создания «ёлочной комиссии» - когда в Пскове возникла проблема с новогодней ёлкой. У вопроса появился комично-политический подтекст, однако какой-то прообраз общественного контроля был создан. Наибольший резонанс получило обращение Палаты (а, точнее, всего 11 её членов), инициированное Игорем Батовым, к губернатору по поводу строительства в Корытовском лесопарке. Канцелярия главы региона, правда, документ не приняла, секретарь Палаты Валерий Павлов якобы передал собственноручно незарегистрированный документ в руки вице-губернатору Максиму Жаворонкову. Кстати, сам Павлов документ не подписал, а остальные – «не успели».

Что говорить о более громких инициативах? Тот же Валерий Павлов присутствовал на сессии областного Собрания, когда «одобрялся» «Закон Димы Яковлева», но позиции Общественной палаты не высказал. Три (!) члена Общественной палаты подписали письмо к членам Совета Федерации с просьбой не принимать закон: всё та же Елена Демченкова, Станислав Мишаков и Алина Чернова. Опять же, справедливости ради надо заметить, что некоторые члены Палаты в кулуарах называли позицию по «Закону Димы Яковлева» не региональной тематикой и философствованием на тему «глобальных проблем современности».

Впрочем, еще один член Палаты из команды «молодого поколения», председатель комиссии по молодежной политике, развитию физической культуры и спорту Константин Калиниченко уверяет, что взаимоотношение с властью у общественников только наладилось и начинает приносить плоды: «Власть нас полностью поддерживает в направлении придания Палате законодательной инициативы, есть поддержка в проведении в этом году форума молодежных проектов, есть договоренность о продвижении создания в Пскове досуговых центров: так называемого «Батут-центра» (типа таллинского Скайпарка), детского научно-развлекательного центра опять же по относительной аналогии с таллинским центром: проект у нас уже есть», - заявляет Калиниченко.

Чем, как говорится, не результат, особенно на фоне разного рода круглых столов? Правда, для чего нам тогда городской молодежный центр и молодежный парламент, не совсем понятно. И на таком ли уровне общественники должны строить гражданское общество и взаимоотношения с властью? На сегодня, это, кажется, наш гражданский максимум.

Денис Камалягин

 

 
опрос
Каково ваше отношение к традиции купания в проруби во время праздника Крещения Господня?
В опросе приняло участие 539 человек
Лента новостей
Последние новости