Сегодня: Четверг, 21 Сентября    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Ниже не будет! У ребенка мерзнут ноги: что делать? Фит-модель Театр кукол Свободный участок охотхозяйства Сделай подарок любимой учительнице Творог «Прасковья Молочкова» признан лучшим Аренда «Охота на свалки» «Авентин-Псков» приглашает на День открытых дверей Лучшая интерьерная печать в Пскове 26 августа



Роман Романов о «свежих головах» в социологии, предвыборной гребенке «единороссов» и секретном плане коммунистов

19.05.2017 15:29 ПЛН, Псков

17 мая проректор ПсковГУ, руководитель университетского Центра социологии и региональной политики Роман Романов стал гостем программы «Особое мнение» в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM). Ведущие Максим Костиков и Александр Савенко обсудили с ним первые месяцы его работы в новой должности и актуальные вопросы общественно-политической повестки страны и региона. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Александр Савенко: Добрый день, уважаемые радиослушатели, в прямом эфире программа «Особое мнение». В студии Александр Савенко и мой коллега Максим Костиков.

Максим Костиков: Добрый день.

Александр Савенко: А в гостях у нас сегодня со своим особым мнением «человек и пароход» Роман Романов. В настоящее время это проректор ПсковГУ, руководитель университетского Центра социологии и региональной политики, ну а в недавнем прошлом - куратор внутренней политики в администрации губернатора Андрея Турчака. Также Роман Романов - писатель. Здравствуйте.

Роман Романов: Добрый день, коллеги. Приветствую вас.

Александр Савенко: У нас очерчен достаточно большой круг тем, которые мы собираемся обсуждать.

Максим Костиков. Но перед тем, как мы перейдем к основным вопросам общественно-политической повестки, у меня вопрос к Роману Романову, как ему ощущается в новом амплуа. Еще вчера это был «солдат Турчака», один из руководителей политического блока, человек, относящийся к высшим эшелонам власти, а сегодня перед нам простой бюджетник, сотрудник образовательного учреждения. Это как раз та категория людей, которые обычно от власти зависят, а иногда перед ней преклоняются, всячески пытаются получить от нее какие-то преференции. Как вам самому ощущается в этом амплуа? Еще вчера вы руководили региональной политикой, а сегодня смотрите на это с другой стороны (не буду называть это амплуа "преподавателя-ботаника") - в большей степени со стороны исследователя-наблюдателя.

Роман Романов: Спасибо за вопрос. Потрясающая совершенно картина нарисована про бюджетников. А вообще надо сказать, что я все-таки нахожусь в федеральном учреждении. Чувствую себя комфортно, мне интересно и, конечно же, я гляжу и на политику в том числе с развязанными руками, смотрю со стороны и, надо сказать, этот угол зрения достаточно интересный и для меня комфортный. Что касается университета, я очень рад, и по прошествии...

Максим Костиков: Ста дней...

Роман Романов: Я бы не говорил про сто дней. Это, скорее, политическая привязка... По прошествии первых месяцев хочу сказать, что это очень интересная, перспективная работа, в которой я не разочаровался. 8 лет меня не было в системе высшего образования и, когда я туда вернулся, были опасения и страхи, но мне там очень интересно, и я бы сказал, что нахожусь в начале пути освоения этой среды, и мне нравится.

Александр Савенко: А чего это вам не нравится политическая привязка? Вы сами когда-то говорили, что политическая подоплека есть всегда и во всем...

Максим Костиков: И Андрей Турчак говорил, что «мы делегировали нашего солдата в университет, но он продолжает шагать в нашем строю»....

Роман Романов: Я ни в коем случае не "соскакиваю". Но сто дней - это всегда априори привязка к человеку в политике, когда он взял какие-то погоны, какое-то кресло и становится в позицию политического субъекта. А я, конечно, смотрю за политикой, но не со стороны политического субъекта, а со стороны политического эксперта, и это большая разница.

Максим Костиков: Отлично. Ну тогда мы к вам обратимся именно как к эксперту, который изучает политический процесс. Как бы вы оценили общественно-политическую ситуацию весной 2017 года на старте муниципальной кампании с прицелом на будущие президентские выборы, губернаторскую кампанию, и контексте общественно-политических событий, которые мы наблюдаем? Я имею в виду рост протестной активности, активизацию основных партий, усиление профсоюзов, непростые процессы, которые идут внутри «Единой России». Плюс волна слухов о том, что эпоха Андрея Турчака заканчивается, и он скоро покинет наши пенаты. Это я просто несколькими мазками набросал вам набор фактов и тенденций. Как бы вы, в связи с этим, оценили общественно-политическую ситуацию в регионе? Насколько она стабильна, устойчива? Вот господин Виноградов, известный политолог, в своем обзоре сказал, что потеряли мы устойчивость. 0,2%...

Роман Романов: Мы не оцениваем в 0,2 процентов - это точно, методикой этой не пользуемся и работаем не так, как наши коллеги. По поводу протестной активности, надо здесь точно разделять. Есть протестная активность населения, которая может расти или падать, а есть протестная активность политических игроков. Когда мы говорим о возросшей протестной активности, я, базируясь на предварительных исследованиях, не могу такого сказать о населении. Есть скачки недовольства по разным темам...

Александр Савенко: Садоводы, дальнобойщики и так далее...

Роман Романов: Да. Но если брать общий процент населения, готового и не готового выйти на протесты, то он значительных изменений не претерпевает. Возможно, это дело будущего, но сейчас я бы говорить об этом не стал. Что касается роста активности объединений, партий, садоводов, профсоюзов и прочая, это все-таки политическая активность, которая стимулируется, скорее, не снизу, а подогревается сверху. Потому что в разных сообществах есть такие же лидеры, которые точно так же следят за политическим процессом. Город входит в период предвыборной кампании, впереди выборы президента, поэтому совершенно разные политические и околополитические субъекты наращивают свою активность. В том числе работают с населением, что вполне естественно. Я сам как садовод, например, не могу сказать, что у нас люди ходят и точат вилы. При этом я вижу массу интервью и акций, где активно пытаются внушить, что садоводы вот-вот... на грани изнеможения. Во многом это нормальная ситуация, где активность провоцируется, либо созидается, либо активизируется для тех или иных собственных расчетов и политических траекторий собственного движения.

Александр Савенко: А правильно ли я понял: вы не считаете, что эти векторы, заданные политическими верхами и общественностью, которая выходит на акции, совпали этой весной?

Роман Романов: Что ситуация нетипична, это совершенно точно. Мы живем в пространстве инфоповодов, связанных с протестной активностью. Вспомните Исаакий в Петербурге, реновацию в Москве. Это говорит о том, что политические силы активизированы.

Максим Костиков: И наши местные смотрят на то, что делается в Москве и пытаются сделать какую-то реплику.

Роман Романов: В том числе. Плюс у нас есть специфические особенности в регионе, связанные в том числе со слухами об уходе губернатора, что массово на кухнях обсуждается. И по такому же тренду идут. Это не значит, что у людей все хорошо и их ничего не касается. Безусловно, если посидеть в очереди и поездить в автобусах, можно услышать массу недовольства по самым разным темам. Но то, что эти два движения будут пытаться соединиться, это очевидно.

Александр Савенко: Возможно, в ближайшее время известный оппозиционер Навальный приедет в Псков. Кроме того, он 12 июня собирается провести очередную акцию, своего рода продолжение той, что была в конце марта. Насколько я знаю, в ближайшее время Псков собирается посетить и новый лидер «Открытой России» Александр Соловьев, ну и, опять же, проявляют заметную активность наши представители системной и несистемной оппозиции. Какие в этом смысле у вас ожидания и прогнозы?

Роман Романов: Именно здесь строить прогнозы - неблагодарное дело. Зачем все эти визиты нужны? Перебор разных ситуаций и настроений нужен для того, чтобы нащупать тему, которая может стать резонансной. Это, грубо говоря, разведка боем. Оттого, как на эти темы быстро будет реагировать власть и общественные институты, будет зависеть, получится ли увенчать эту разведку боем генеральным наступлением или нет.

Максим Костиков: У меня тогда к вам вопрос. А как вы сами (теперь уже не чиновник - вам посвободнее дышится) считаете, насколько объективно, оперативно и адекватно реагирует на общественно-политические вызовы, проблемы, информацию о реальных фактах коррупции наша власть, в первую очередь, области и Пскова? Как я понимаю, миссия в том числе и вашего центра — подсказывать властям, где есть точка напряжения, рост протестной активности (не искусственный, а реальный). Как, на ваш взгляд, губернатор и его команда, конкретные чиновники на это реагируют? Накосячили с ОДН - какие последствия? Видим мы, что происходит в городе с дорогами и как разыгрываются муниципальные контракты по дорогам... Насколько, на ваш взгляд, власть адекватно понимает эту ситуацию и реагирует на нее в публичном поле? Как нам, журналистам, кажется, власть в основном отделывается какими-то ритуальными фразами типа «ну да, произошла ошибка, постараемся исправить». Сначала замалчиваем, замухлевываем, потом ошибку признаем - и на этом все заканчивается. Или другой вариант ответа: «правоохранительные органы разберутся». Не кажется ли вам, что у действующей власти выработалась некая закрытая манера - замолчать, слить?

Роман Романов: Ни критиковать, ни хвалить администрацию точно не буду. Это не очень корректно - выйти из администрации и на следующий день или через пару месяцев критиковать, что они делают что-то неправильно.

Максим Костиков: Но ведь вы могли бы сказать, что и вы делали что-то неправильно.

Роман Романов: Я об этом говорил неоднократно. Но, чтобы у вас было реальное понимание, совершенно точно во власти (не только региональной), судя по тому, что я вижу, нет ситуации шапкозакидательства или ситуации «а-а, само рассосется». Всегда проблемы мониторятся. Если вы читаете в "Фейсбуке" какую-нибудь гадость про ситуацию с каким-нибудь конкурсом, точно так же ее читают в администрации области и точно так же обсуждают. Другой вопрос с инструментарием. Что-то сделать можно сразу, а что-то нельзя, и это людям уже совершенно не интересно. Люди, прежде всего, журналисты, спрашивают результат, а он может быть и через полгода, потому что, например, прокуратура проводит проверку несколько месяцев. И вот к этому, как мне кажется, наша власть уже привыкла. Можно, конечно, торопить, поддерживать тему, говорить, что «мы расследуем», но сколько ни говори «халва», а во рту слаще не станет. В этом смысле администрация стала спокойнее. Могу привести пример другого рода. Когда у нас поднимались темы о разрушенном одном, закрытом другом, о закрытых школах, а потом проходило время и оказывалось, что школы целы, никто их не оптимизировал, и дороги начали ремонтировать. То есть в смысле процедуры администрация стала более спокойно реагировать. Ну а что тут кричать? Бесполезно. «Мы написали в прокуратуру или сделали такие-то движения, послали заявку в бюджет — на это нужно время».... Может быть, и да. Но с точки зрения адекватной оценки ситуации невозможно махнуть рукой на то, что происходит и не видеть то, что обсуждают люди.

Максим Костиков.: Роман Николаевич. Судя по вашим комментариям, вы еще недалеко ушли от администрации области. Это так, ремарочка.

Радиослушатель: Роман Николаевич, скажите, чем возглавляемый вами Центр социологии и региональной политики отличается от псковского Института регионального развития?

Максим Костиков: Достаточно классический вопрос. Потому что все помнят историю с ИРР и как он потом прекратил свое существование. Поэтому возникает у многих вопрос, зачем было воссоздавать эту структуру и воссоздание ли это?

Роман Романов: Это абсолютно не воссоздание. Ключевая разница между этими учреждениями состоит в том, что ИРР существовал на бюджетные деньги области. Это учреждение областного подчинения, а мы находимся в университете. Волка ноги кормят, и нам нужно крутиться. Самое главное - университет напрямую от администрации области не зависит, и именно это подчеркивал губернатор, когда с ним обсуждалась идея открытия Центра — чтобы в регионе либо петух с кукушкой были, либо волк с овцами. Других форматов оценок ситуации практически не бывает. Действительно, голос не политизированный, не зависящий от тех ли иных бюджетов в регионе — такого экспертного голоса у нас нет. Это первое и главное отличие. Второе — мы своей задачей видим не только анализ ситуации в регионе и социологические исследования (жить на одной социологии, оказывая только услуги политическим партиям, было бы сложно), но и выполнение университетских функций. А именно реализовывать проекты по интеграции университетских и региональных проектов и практик, сшивать университет с региональной повесткой и добиваться того, чтобы лучшие выпускники ПсковГУ имели ситуацию успеха до трудоустройства в Москве и Петербурге и оставались в нашем регионе. В ИРР такой функции никогда не было.

Александр Савенко: Хотел бы вернуться к вашим словам о том, что волка ноги кормят. Эксперты высказывали сомнения на этапе начала этой истории по поводу того, понесет ли бизнес в эту структуру. Не прошу вас называть конкретные примеры юридических или физических лиц, а хотел бы узнать в целом: сомнения на этот счет оправдались? Можно ли уже говорить о том, что Центр привлекает внимание и зарабатывает?

Роман Романов: Нет, сейчас я этого точно не скажу. По большому счету, наша структура сейчас находится в стадии развития. Какие-то контракты и договоренности уже есть. Есть соглашения о намерениях с конкретными псковскими большими предприятиями и бизнес-группами. Мы эти переговоры ведем, но в том ключе, чтобы наши региональные операторы, потенциальные заказчики, смогли найти интерес в университете. Жить на одной социологии, оказывая, например, услуги партии, действительно было бы сложно.

Александр Савенко: Ну, честно говоря, сложно себе представить, что к вам пришли, например, коммунисты и заказали опрос.

Роман Романов: Но если у предприятия есть необходимость в маркетинговом исследовании или разработке нового программного обеспечения системы охраны, которое университет может быстро и недорого сделать, он это сделает. По большому счету, мы на этом особого внимания не акцентировали, но это, мне кажется, большой потенциал для того, чтобы Центр был, как минимум, самоокупаем.

Максим Костиков: А у меня другой вопрос из серии скептического набора. С одной стороны, задумка хороша - когда есть экспертный центр, когда он дает рекомендации той же региональной власти... Но есть ли политическая воля и реальный запрос — не церемониальный, а реальный запрос со стороны действующей власти, готовность прислушиваться к мнению экспертов? Например, решается вопрос градостроительной политики в Пскове или вопрос изменения системы оплаты труда, и к вам обращается действующая администрация. Уже не как начальник к ИРР, а как заказчик проведения опроса общественного мнения, чтобы вы поговорили с местным сообществом, с лидерами общественного мнения и выдали рекомендации. Мы когда-нибудь к этой цивилизованной модели придем? Или у нас все как обычно - власть живет сама по себе, а ботаники в университете - сами по себе, гербарии собирают?

Роман Романов: Максим, это очень важная тема. Это не вопрос скепсиса, а вопрос стратегической задачи. Ради именно этого мы все и замышляли, между прочим, и с вами в том числе. Это задача ,которую мы будем решать. С другой стороны, я уверен, что любая система всегда самодостаточна. Как болото — нам и так хорошо. Система не может вдруг подумать: «о, а давайте спросим чье-то мнение?». Оно и так существует в сложившейся системе отношений. Есть активные акторы, активные звенья системы, и чтобы система начала делать то, что вы говорите (возьму в данном случае на себя эту ответственность), нужны такие несистемные элементы и пространства, которые бы заставили ее шевелиться. Это как амеба в хорошем смысле. Амеба - одноклеточное животное, лежит, и пока ты ее...

Максим Костиков: Электрошокером...

Роман Романов: Пока ты ее пинцетиком не тронешь, она не шевельнется. Прежде всего, нам самим надо выходить с предложениями и своей оценкой.

Максим Костиков: Дорогу осилит идущий.

Роман Романов: Мы сейчас пытаемся создать пул «свежих голов», которые уж точно не ангажированы ни с какими партиями и бюджетными организациями.

Радиослушатель: Добрый день, у меня вопрос к Роману Романову. Скажите, кто работает в вашем центре? Насколько я знаю, в Пскове не так много социологов, а все, кто были, работали в ИРР. Вы опять с ними сотрудничаете или кто-то другой уже работает в Центре? Второй вопрос, насколько сотрудники Центра профессиональны, чтоб этим заниматься? Кто делает отчеты, планирует деятельность? Или вы привлекаете студентов за «зачеты»?

Александр Савенко: Насколько светлые эти «светлые головы»?

Роман Романов: То, что делал ИРР, нарабатывал в смысле технологической, методической базы, все это используется. Более того, я не могу сказать, что у меня есть целый коллектив сотрудников (мы же не областное предприятие с набором штатного расписания), но у меня вот уже неделю как есть заместитель, профессиональный социолог, который работал в ИРР.

Александр Савенко: А вы специально не называете конкретных фамилий?

Роман Романов: Я ж не спрашивал у человека, можно ли обсуждать ее в эфире. Второй момент. В университете на разных кафедрах есть специалисты, которых большинство наших политиков просто не знают. Есть когда-то приехавшие из других регионов, с опытом проведения экспертных сессий в разных муниципалитетах, с опытом проведения социологических исследований. Такие специалисты, которые тихо и незаметно сидят у себя на кафедрах и работают, тоже есть. Мы проводим аудит, вытаскиваем, выискиваем их. Третья, важнейшая задача, которая осложняет работу нашего центра в целом: нам нужен какой-то период, когда мы сможем найти не просто студентов, работающих за «пятерки», а найти людей из числа студентов и аспирантов, которым это было бы интересно, которые за короткий срок стали бы профессионалами и которым можно было бы доверить проведение социологических исследований.

Максим Костиков: Давайте вернемся к общественно-политической повестке дня. Праймериз «Единой России» идет, прошла «Школа кандидата», в которой, как я понимаю, вы принимали участие в качестве лектора. Как вы оцениваете процедуру праймериз, набор участников в этом году? Насколько конкурентна борьба? Наши коллеги-журналисты любят скептически оценивать эту процедуру, говоря, что это все постановочный спектакль и нет никакого обновления. Что происходит, на ваш взгляд? Реальная ли там битва титанов и политических программ?

Роман Романов: Я слежу за ситуацией. Что касается «Школы кандидата», мы эту методику разрабатывали - саму технологическую цепочку этой школы. Могу сказать, что не во всех муниципалитетах эта технология была реализована на должном уровне.

Максим Костиков: Для «галочки»?

Роман Романов: Я бы не сказал, не для «галочки», но... проблема в том, что задач у этой школы было две — наработать массив для содержания, найти новые интересные идеи, наработать язык, чтобы на праймериз быть более качественным участником, а также, благодаря этой предварительной гребенке, попытаться затащить в это пространство выборов еще больше новых людей. Проблема новых людей, мне кажется, стоит. И во многом это будет одной из ключевых проблем партии власти на предстоящих выборах. Потому что борьба есть, внутрипатийная конкуренция есть, кто бы что ни говорил, и она очень высока в том же Пскове и Великих Луках.

Максим Костиков: А в районах?

Роман Романов: И в районах тоже. Посмотрите, как дебаты проходят в Палкино, в Печорах, посмотрите на политическую жизнь в Острове. Конкуренция, сейчас, прежде всего, внутрипартийная, а будет еще и межпартийная. А вот сможет ли партия власти явить новых, сильных, интересных, лиц? Эта проблема, мне кажется, остается. Не потому, что старые лица всем надоели, а потому, что баланс новых и опытных лиц должен быть соблюден. Возможно, эта работа будет проведена в будущем, но сейчас я за этот момент опасаюсь.

Александр Савенко: А вы согласны с мнением, что в ходе предстоящей кампании основным соперником «Единой России» будет не оппозиция, а она сама?

Максим Костиков: Это губернатор сказал в одном из интервью.

Роман Романов: «Единая Россия» - это та политическая сила, в которой и врагов не надо — своих членов много. Это нормальная ситуация для любой партии власти, любой ведущей политической силы. Но все будет зависеть от того, какую тактику, технологические приемы и идеологию возьмут себе на вооружение оппоненты. Если кампании со стороны КПРФ, «Родины», которая постоянно дует на свежую волну в регионе, и других политических сил будут содержательны и идеологичны, а не как обычно.. У них такая же проблема - проблема новых лиц, ротации, и если бы у них не было таких проблем, думаю, «Единая Россия давно уже не была бы партией власти в некоторых муниципалитетах.

Максим Костиков: Роман Николаевич, мы поговорили о партии власти. Давайте теперь перейдем к оппозиции. Вы сказали, что основные силы системной оппозиции имеют те же проблемы. Как вы оцениваете наиболее активную, на мой взгляд, кампанию господина Брячака?. Его действия более заметны, хотя бы потому, что у нас в городе вот уже который месяц проходят пикеты за отставку губернатора. Насколько это эффективно? Насколько это вредит власти и сказывается на рейтинге «Единой России»?

Роман Романов: Кампания «Справедливой России» зиждется на том основании, на той платформе, которую можно выразить короткой фразой «вода камень точит». Неважно, что говорить - лишь бы говорить и чтобы всегда эта тема звучала. Эта ключевая идея...

Максим Костиков: Весьма экстенсивна, а не интенсивна...

Роман Романов: Эта работа весьма сомнительна и очень дорогостояща. У нас же есть опыт прошлого года - предвыборная кампания, когда «Справедливая Россия» получила результат меньший результат, чем за долгие годы разных избирательных кампаний.

Максим Костиков: Хотя вела очень активную кампанию.

Роман Романов: Вы посмотрите, за столько созывов самый минимальный процент у «Справедливой России» именно в той кампании, которая велась с такими деньгами и с такой сильной риторикой. Не вижу никаких оснований предполагать, что сегодня ситуация изменилась. Это невозможно не понимать, и они это понимают.

Максим Костиков: Зачем же тогда они это делают? Хотят переговоров?

Роман Романов: Может, они питаются слухами о скором уходе губернатора? Не знаю, как это еще объяснить.

Максим Костиков: Если вы говорите, что в электоральном плане это неэффективно, значит, должна быть какая-то другая цель — вынудить губернатора и администрацию к переговорам и получить какие-то преференции для находящегося в розыске Михаила Гавунаса...

Роман Романов: Вполне возможно, что такие цели преследуются, тем более я вот сейчас вспоминаю... Вы же помните модель поведения «Справедливой России»: «все негодяи, кредитов понабрали...», а через месяц хвалим идеальную финансовую политику, и все это из одних и тех же уст. Судя по истории отношений, вполне возможно, что эта попытка о чем-то договориться. Но, давно зная Андрея Анатольевича, считаю, что они находятся в ситуации «где сел, там вокзал». Но ловить там нечего в плане соглашений и договоренностей.

Максим Костиков: То есть коллеги из «Справедливой России» перешли красную черту, поэтому не может быть никаких договоренностей и «до свидания»?

Роман Романов: Там красное, белое. Не вижу даже прагматичных, циничных оснований вообще как-то сесть с ними за один стол после всех этих бассейнов, кредитных историй, с повешенными кредитами на людей...

Александр Савенко: Там еще и друга мысль звучит: что с Олегом Михайловичем говорить не о чем, а если бы Михаил Васильевич вернулся, другое дело — можно было бы продолжить.

Роман Романов: Нет, такой риторики, что Михаил Васильевич приедет и у своего сына в партии порядок наведет, я не слышал ни разу в администрации.

Александр Савенко: А что касается коммунистов с их многолетними проблемами — короткая кадровая скамейка, убыль числа сторонников... Сейчас эти проблемы усугубляются в Псковской области рядом субъективных факторов. Еще один штрих к портрету коммунистов - недавний поход нынешнего первого секретаря Петра Алексеенко к губернатору. Тоже на это многие обратили внимание и посчитали, что он «присягнул». Вы разделяете такую точку зрения?

Роман Романов: Я считаю, что это очень мудрый и правильный ход со стороны коммунистов хотя бы уже потому, что отличаться от всей остальной, вечно одинаковой оппозиции. Что я думаю про коммунистов? Думаю, что в сегодняшней ситуации в регионе КПРФ - та сила, которая при желании могла бы интересно «выстрелить» именно на этих выборов. Либо они сами недооценивают свой потенциал, либо нет волевого начала и все идет как обычно...

Максим Костиков: Да не как обычно. Обычно было хоть как-то заметно, а сейчас, после смерти товарища Александра Рогова в прошлом году создалось впечатление, что они находятся в каком-то летаргическом сне. Единственное более менее заметное событие — что новый лидер КПРФ сходил к губернатору. Не кажется ли вам, что коммунисты сейчас теряют электоральную базу и выпадут из протестного мейнстрима?

Роман Романов: Ни в коем случае. Если б вы говорили про ЛДПР, я б еще согласился — очень похожая ситуация. Но про коммунистов - мы ж не знаем, с какой риторикой они выйдут на выборы. Ведь смерть лидера — это не только повод оглянуться назад и сказать: «эх, были времена...», а, наоборот, вариант для перезагрузки, сюрприза. Это толчок для того, чтобы стать интересными для электората, и этот шанс у них сохраняется.

Максим Костиков: Только вот времени мало остается.

Роман Романов: Согласен. Но, мне кажется, если у них есть какой-то секретный план, он может «выстрелить» именно сегодня. Я, к сожалению, не владею информацией об их планах, но по раскладу на сегодняшний день они могли бы не падать дальше, а вернуть свои утраченные позиции. Но время покажет.

Александр Савенко: Предлагаю обсудить еще одну партию в псковском регионе - партию «Яблоко». Не так давно ее лидер Лев Шлосберг выступил с инициативой возвращения выборов Пскова и Великих Лук. Мы уже знаем реакцию руководителей городов...

Максим Костиков: Но дело даже не конкретно в этой инициативе. Лев Шлосберг, в отличие от коммунистов, либерал-демократов и других оппозиционных партий, порождает по три инициативы в неделю. Это я как раз к тому, что, в отличие от остальных представителей системной оппозиции, у господина Шлосберга и фантазия работает, и энергии предостаточно. Это не просто поставить пикет «Долой Турчака» - и сидим, ждем. Как вы оцениваете, насколько эффективна работа «яблочников», несмотря на то, что их электоральная база крайне узкая и сегментированная в псковском регионе? Почему у нас есть такой парадокс, что именно в Псковской области «Яблоко» набирает очки? По сути, из 80 с лишним регионов их позиции усиливаются только в нескольких регионах, в том числе в Псковской области. В чем парадокс-то?

Роман Романов: Парадокса нет. Партия «Яблоко» в Псковской области и все ее результаты — это фактор личности в истории.

Максим Костиков: Это результат одного человека.

Роман Романов: Да. Это партия одного человека. Это и слабость, и сила, это и бесперспективность, и в то же время устойчивость данной модели. Долго можно говорить об отношениях с администраций. Но я согласен с тем, что все ключевые успехи Льва Марковича (и это факт) - это успехи, достигнутые при губернаторе Турчаке, а не в предыдущие годы, хотя он тогда был не менее активен — можно посмотреть все, что он издавал до прихода Андрея Анатольевича в регион. Поэтому роль сыграл фактор личности и определенные условия, сложившиеся в регионе. Сама ситуация раскрытия региона, которая произошла именно при Турчаке, была максимально благоприятна для старта всех, кто ловит этот момент. Лев Шлосберг его ловит. При этом я считаю, что, возможно, какой-то успех у этой партии в Пскове есть, но говорить о том, что это потенциально ведущая политическая сила практически нереально по целому ряду обстоятельств, начиная с культурного аспекта, связанного с историей, с тем, что это город военных, регион пограничный, и заканчивая политическим бэкграундом «Яблока» и его федерального лидера. Что-то «Яблоко» наберет, безусловно, останется важным элементом политической палитры региона, но говорить о больших успехах, думаю, преждевременно.

Александр Савенко: В ходе сегодняшнего разговора мы раз за разом называем политические объединения, которые уже давно известны и являются основными элементами политической системы. Как вы прогнозируете, смогут ли в эту муниципальную кампанию о себе заявить какие-то новые политические силы, которые раньше в основную «обойму» не входили?

Роман Романов: Есть шансы у партии «Родина». Минимальные, но есть. Хотя бы в силу того, что они уже второй год активничают. Но вообще, ключевая проблема в политическом пространстве региона — кадровая, и с ней сталкиваются абсолютно все политические силы.

Максим Костиков: Мы видим. Половина ЛДПРовцев перебежала в «Родину».

Роман Романов: Проблема подготовки новых кадров — не только проблема времени, а проблема на самом деле стратегическая для региона. Поиск, выявление и подготовка новых лиц — выход для всех сил региональной политики. А пока у нас будет блок Краснова, «Родина» с бывшими ЛДПРовцами (какие там у нас еще есть волшебные партии...) это будет дискредитировать политическую систему и делать ее смешной.

Максим Костиков: Ну да, уже появилось понятие об этих людях как о политических фриках. Не обо всех, но о части из них. А как вы оцениваете потуги нашей несистемной оппозиции, появление в Псковской области «Открытой России», деятельность группы будущего штаба Навального, если он вообще появится здесь?

Александр Савенко: Появится-появится.

Максим Костиков: Появятся ли новые персонажи либо те персонажи, которые длительное время проявляли какую-то активность, но не были причастны к действующим партиям? Может ли все это влиять на общественно-политическую ситуацию в регионе? Или это буря в стакане воды?

Роман Романов: Что касается «Открытой России», нет там никаких новых лиц. Не знаю там ни одного знакомого деятеля, у которого не было бы никакого политического бэкграунда. Неважно, националисты это, ИРР или еще что-то.

Александр Савенко: Или «Свободный берег».

Роман Романов: Если у них не будет финансовых средств, они обязательно передерутся и вряд ли смогут одной командой качественно отработать.

Александр Савенко: А если будет?

Роман Романов: А если будет, то тем более передерутся.

Максим Костиков: А почему? Их, в первую очередь, интересует осваивание ресурсов?

Роман Романов: Их, в первую очередь, интересуют и ресурсы, и средства. Не секрет, что люди идут в политику, думая, что депутатство дает мегавозможности и кучу денег.

Александр Савенко: Ну, кто-то идет в политику, чтобы сделать этот мир лучше и получить власть...

Роман Романов: Наверняка есть и такие. Но дело не в этом. Если б там были люди действительно начинающие, свежие, более менее монолитные в своей совместной биографии, я б еще понял. Но когда приходят люди с разным бэкграундом, которых объединяет факт того, что они не в системе, желание всех растолкать плечами, эта мотивация, как правило, не долговременна. У меня большие сомнения, что в этом году мы увидим интересного, нового политического игрока.

Максим Костиков: А штаб Навального?

Роман Романов: А что штаб Навального?

Максим Костиков: Будет власть как-то им противодействовать?

Александр Савенко: Зеленку кто-нибудь закупать будет?

Роман Романов: В Пскове уж точно зеленкой кидаться не будут. Если только казаки. Но они в этом должны быть, надеюсь, воспитанными. Вообще не понимаю, зачем зеленкой кидаться. Когда на Украине кидались, все смеялись и пальцем показывали, а тут и у нас тем же самым стали заниматься. Не понимаю, зачем. Насчет Навального. Допустим, кандидат в президенты открывает свой штаб во всех или не во всех регионах. И тут чистая математика. Не думаю, что сам Навальный сможет сконцентрироваться на работе в Пскове или прислать сюда качественных помощников, которые бы серьезно занялись здесь делом.

Максим Костиков: И здесь реальных менеджеров он не найдет.

Роман Романов: Да. А в силу того, что у нас в регионе проживает минимальный для президентских выборов процент избирателей...

Максим Костиков: … значимость нашего региона для него ничтожна.

Роман Романов: Поэтому здесь я тоже не вижу перспективных сложностей у областной власти.

Александр Савенко: Приходит время прощаться. Спасибо огромное, Роман Николаевич.

Максим Костиков: Теперь мы будем вас чаще приглашать в студию как эксперта и надеемся, что вы будете, как Антон Павлович Чехов говорил, «выдавливать» из себя чиновника и с каждой программой будете все открытее.

Роман Романов: А я уже выдавливаю.

Максим Костиков: Спасибо, до свидания.

Роман Романов: Спасибо.

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Устраивает ли вас, как в Пскове справляются с последствиями сильных дождей?












Loading...


Голосование

Устраивает ли вас, как в Пскове справляются с последствиями сильных дождей?












Календарь

«« 2017 г.
«« сентябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30