Сегодня: Воскресенье, 20 Августа    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Шансон За школьные парты со здоровой спиной! Непогода нынче в моде Руки вверх! Новая школа Пскова готовится к приему детей 1 сентября Квартиры от муниципального застройщика Scandinavia приглашает на «Черный четверг» Аренда Фестиваль Скидка в 3% всем вновь зарегистрированным пользователям Выставка «Здравствуй, школа!» «Лошадиное дело». Без масок и хлыстов Псковские автосервисы выбирают запчасти из Интернет-магазина «Глэдис» Жаркие дебаты Лучшая интерьерная печать в Пскове



Любовь без границ, ненависть без края или бабья осень мэра

25.02.2006 19:11 ПЛН, Псков

В середине февраля в Пскове случился скандал. На этот раз в «высоком собрании». То есть в областном Собрании народных депутатов. Мэр Пскова  «в реальном времени» проигнорировал приглашение народных избранников посетить внеочередную сессию, дабы разобраться в причинах задержки заработной платы работникам образования Пскова, а по существу,  попробовать, с помощью весьма уважаемых в области людей, разобраться в тех непростых отношениях, которые сложились в последнее время между исполнительной властью региона и областным центром. 

Сам по себе, данный факт хотя и удручающий с точки зрения элементарной человеческой вежливости, но вполне предсказуемый с точки той «генеральной линии» которую занял первый чиновник псковской мэрии в отношении областной администрации и собственно ее главы Михаила Кузнецова. Другое дело, что несколько неожиданно подобный демарш выглядел по отношению к депутатам областного Собрания, главам муниципальных районов, председателю Псковского городской Думы и собственным подчиненным которые на этой сессии присутствовали. И если к Леониду Трифонову, мэр Пскова считает возможным по каким-то одному ему ведомым причинам предъявить некоторый счет и не желать его видеть, то остальные перед Михаилом Хороненом уж точно ни в чем «не провинились». Следовало видеть, как в присутствии политической и экономической элиты области и при абсолютном молчании зала пытался дозвониться шефу заместитель мэра Пскова Николай Михайлов. Как краснел уважаемый человек, пробуя максимально тактично донести до присутствующих суть мэрского отказа, и как почти смеялся зал, хотя смешного конечно в этой ситуации было мало.

Пересказывать хитросплетения весьма напряженных отношений возникших в последний год между мэрией Пскова и областным центром не представляется целесообразным. Заинтересованные люди и так все знают, а незаинтересованным этот предмет неинтересен по определению. В рамках данного материала хотелось бы, не вдаваясь в хронологические подробности  выяснить одну, достаточно простую, с человеческой точки зрения вещь. А именно: исходя из каких принципиальных, нравственных, этических и каких угодно соображений чиновник городской мэрии занял такую контрпродуктивную и по существу самоубийственную позицию относительно действующей региональной власти. Что он этой власти хочет доказать и что, таким образом изменить в существующем положении вещей. На что, (или кого) этот чиновник надеется, каким он видит свое административное будущее, и с какими переменами он, собственно, его связывает. Итак:

1) Михаилу Хоронену не нравится действующий губернатор априори, без каких либо оговорок и по существу. Михаил Хоронен возмущен теми морально-этическими принципами, которыми руководствуется глава региона при выполнении своих должностных обязанностей и категорически их не приемлет. Кроме того, Михаил Хоронен помнит не простые отношения, сложившиеся у него с Михаилом Кузнецовым в бытность последнего «рядовым» предпринимателем, и не считает нужным их менять.  

Вполне допустимая постановка вопроса. Однако, вызывающая встречный вопрос. А именно:

- Что, собственно, из того комплекса решений, которые принял губернатор в течение прошедшего года Михаил Хоронен может вычленить в качестве его персональных новаций? Те законодательные акты, инициатором которых глава региона выступил во исполнении 122 –ФЗ и 131 –ФЗ, принятие бездефицитного бюджета, перераспределение полномочий между бюджетами всех уровней или  оптимизация сфер образования и здравоохранения?

Ответить на это, можно лишь поразмышляв на следующие темы: 

а) Как еще мог поступить глава региона в той сложной ситуации, в которой оказался регион в прошлом году благодаря некоторым федеральным законодательным решениям, как не приводить последние в соответствие с действующим региональным законодательством?

б) Как бы поступил бы Михаил Хоронен, будучи губернатором, если бы часть федеральных новелл принципиально не соответствовала бы его экономическим и морально-этическим установкам? (Не стал бы производить изменения, выступил бы с протестом в адрес федерального центра и по существу бойкотировал бы реформы, разработал бы и выдвинул свой вариант административных и социальных реформ федерального уровня и т.д.)

в) Если Михаил Хоронен считает, что темпы оптимизации сфер здравоохранения и образования излишне радикальны, то по какой шкале он оценивает их степень радикальности? Где проходит та грань, когда можно говорить, что губернатор реализует реформы слишком вяло или слишком настойчиво? Кто ее определяет, и как бы на месте Михаила Кузнецова поступил Михаил Хоронен? Отказался бы от данных реформ, притормозил бы их или извратил? Кто кроме главы исполнительной власти Субъекта и Федерального центра может оценивать темпы и эффективность проводимых реформ? Главы муниципалитетов? Главы районов или поселений?

г) И, наконец, направлены ли данные шаги губернатора конкретно против мэра областного центра? Если направлены, то в какой степени, по какой причине, и как это положение вещей можно изменить?

Отвечая на все вышеперечисленные вопросы, независимый наблюдатель сделал бы как минимум следующие выводы:

1) Губернатор действовал в соответствии с предложенными федеральным центром изменениями и по-другому действовать не мог.

2) Любой здравомыслящий и законопослушный человек (включая Михаила Хоронена) действовал бы аналогичным образом.

3) Не факт, что Михаил Хоронен не действовал бы еще радикальней и жестче.

4) Эффективность любых изменений можно измерить только по прошествию «контрольного» времени, которое в нашем случае находится где-то между 3-4 годами.

5) В случае, если, по мнению мэра, губернатор при принятии тех или иных решений и при всех прочих условиях воздействовал на мэра менее дружелюбно, нежели первому этого хотелось, то первому стоит установить причины такого отношения и по возможности попытаться их устранить. Это соответствует как интересам личной карьеры, так и интересам эффективного управления городским хозяйством. А выше последнего, для вменяемого руководителя и быть ничего не может.

Но, вполне закономерно можно предположить, что Михаилу Хоронену не нравится губернатор как человек. Что, в сущности, бывает. Мэру не нравится, что губернатор молод, энергичен, состоятелен, иногда бывает резок в своих суждениях и он мастер спорта (на худой конец, мэру просто не нравится внешность Михаила Кузнецова). Мэр считает, что губернатор таким быть не должен. Михаил Хоронен не желает отступаться от своих морально-эстетических воззрений, и не собирается, что называется, подавать руки этому «зарвавшемуся банкиру».

В данном случае представляется уместным задаться следующими вопросами:

а) Если Михаил Хоронен обладает такими обостренными этическими чувствами, то, как можно объяснить его подписание «договора о дружбе и сотрудничестве» с бывшим губернатором Евгением Михайловым ровно через неделю после того, как первый снял его с предвыборной гонки?

б) Как Михаил Хоронен проработав почти три года заместителем бывшего мэра Александра Прокофьева и участвуя во всех «его делах», на кануне выборов объявил что «Все было не так!», открестился и выдвинул свою кандидатуру на место своего начальника?

г) Какими, по мнению Михаила Хоронена, должен обладать глава исполнительной власти региона качествами, которых у Михаила Кузнецова нет, кроме тех, что он не является Михаилом Хороненным?

Обладая достаточно неплохим жизненным опытом, автор хочет предположить наличие такового и у действующего мэра Пскова. А согласно ему, логично высказать предположение, что, при всех вышеперечисленных, (предположительно нелицеприятных для мэра городского центра) условиях наиболее целесообразным было бы сразу после выборов приложить максимальные усилия для встречи и примирения с Михаилом Кузнецовым (пусть даже для последующего «укуса»). Это было бы целесообразно и для его личной карьеры и для жителей Пскова. Простые люди не должны становится заложниками мэрских амбиций.  Отсюда, последний вопрос, который хотелось бы адресовать мэру:

- Откуда такие силы и уверенность в благоприятном исходе данного противостояния лично для него и для жителей города?

Конечно, можно предположить, что у Михаила Хоронена (и он об этом не однократно заявлял) есть информация, что губернатор в скором времени лишится своей должности, а посему считаться с его «капризами» не стоит. Здесь у человека здравомыслящего опять таки возникает ряд вопросов:

а) Откуда у мэра данная информация?

б) За какие «грехи» Михаил Кузнецов будет «снят» федеральным центром, и был ли вообще подобный прецедент в современной России?

в) Почему мэр уверен, что именно его кандидатура будет предложена Президентом областному Собранию?

Думается, ответов на эти вопросы нет. На ум приходит следующий вывод:

Вопреки утверждениям мэрских недоброжелателей, он, конечно же, психически не болен. На лицо – обостренный комплекс нереализованных амбиций. Такое, у чиновников, случается сплошь и рядом. Михаил Хоронен никогда не чувствовал себя чиновником (пусть даже первым) какой либо мэрии. Михаилу Хоронену буквально после его первой победы на выборах грезились призрачные дали дел региональных, а то и федеральных, а посему мэр чувствует себя руководителем федерального уровня. Градоначальнику всегда было тесно в рамках муниципалитета, и он любил поразмышлять о ТНК и прочих фанабериях. Чего только стоит его заявление три года назад на банкете «Я, Псковский Путин!».  После нескольких неудачных попыток (и это не оговорка) занять губернаторское кресло Михаил Хоронен оказался в добавок «придавленным» федеральными новеллами, которые, по своей сути, сужают и без того узкие, с его точки зрения  рамки муниципального администрирования. Мало того, что из него не вышел губернатор, так его и его сегодняшнюю роль (главы областного центра) хотят свести к уровню банальной хозяйственной деятельность и не более того. Такая постановка вопроса со стороны федералов была, что называется, ударом «под дых». Ну, а Михаил Кузнецов, в данном случае выступил в роли  «персонифицированного» федерала с «отвратительными замашками и циничным взглядом на жизнь». И еще, Михаил Хоронен, при всей своей общей обиде, похоже, очень любит вышестоящих начальников. Любит и ненавидит. Как женщина. За то что приходится подчиняться, и за то что сильные. Отсюда такие «бабские» поступки и не желание говорить по существу. По мужски. Это, конечно не диагноз, но задуматься есть над чем. И в первую очередь жителям Пскова.

Михаил ЕРМОЛЕНКО, специально для ПЛН

    

       





 

По вашему мнению, следует ли ужесточать наказание за подкуп избирателей на выборах?











Loading...


Голосование

По вашему мнению, следует ли ужесточать наказание за подкуп избирателей на выборах?











Календарь

«« 2017 г.
«« август
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31