Политика

Роман Романов: я не «серый кардинал», а солдат

18.08.2010 10:26|ПсковКомментариев: 104

Политика бывает публичной и непубличной. О публичных политиках общество может узнать по их работе с избирателями, выступлениям в прессе, на митингах. А вот о тех, кто остается за кадром, но при этом оказывает реальное влияние на политический процесс публика обычно питается слухами и домыслами. На протяжении нескольких лет в составе администрации Псковской области существует управление внутренней политики. Само словосочетание «внутренняя политика» вызывает ассоциацию с «внутренней партией» из знаменитого романа-антиутопии «1984» Джорджа Оруэлла. Чем занимается эта загадочная структура, и какую пользу она приносит обществу можно только гадать. Поэтому со всеми своими  вопросами  «Псковская Лента Новостей» обратилась к начальнику управления внутренней политики, заместителю секретаря политсовета регионального отделения партии «Единая Россия» Роману Романову.

Псков

Господин Романов, в псковских политических кругах и у коллег журналистов сложилось представление, что Вы являетесь неким «политическим демиургом» в администрации Псковской области, который отвечает не только за формирование общественного мнения, но и за политические вопросы. Вы общаетесь с общественными организациями, со СМИ, активно модерируете политический процесс. Ощущаете ли себя таким «серым кардиналом»?

Нет, я больше ощущаю себя солдатом. Если я чем-то отличаюсь от других, то тем, что много общаюсь с разными людьми. Это ключевое преимущество, из-за чего появляются подобные версии. Более того, где-то я высказываю точку зрения администрации в разных дискуссиях, где-то я высказываю точку зрения личную и партийную. В этом плане да, очень много общения с разными людьми со всех сторон. Но серый кардинал, если вы помните историю понятия, - все-таки самостоятельная фигура, это субъект и полноценный игрок. В данном случае я себя ощущаю солдатом,  который выполняет поставленные задачи – обеспечивает продвижение идей и проектов администрации.

Солдат – это низшее звено. У вас все же в подчинении целое управление, не говоря уже о партии, СМИ, депутатах, местных элитах, то есть Вы все-таки не солдат, а хотя бы лейтенант?

Старшина.

Расскажите общественности, какие государственные функции возложены на возглавляемое Вами управление внутренней политики администрации Псковской области? Считаете ли Вы, что в современной  политической системе РФ необходимо содержание подобных структур в региональных администрациях?

Конечно необходимо. Основная проблема любой системы в современном обществе — это проблема понимания и коммуникаций. Главная ключевая задача управления – это выстраивание отношений, контактов и системы связей с общественным и политическим сектором, с некоммерческими объединениями. Все, что не относится к материальной и производственной сфере, все, что касается нематериальной стороны жизни общества, все это, по большому счету, относится к сфере наших интересов. В силу чиновничьих особенностей все регламентируется, у нас есть очень конкретные функции: организация и взаимодействие с ответственными учреждениями по избирательным кампаниям, взаимодействие и выстраивание контактов с политическими партиями, взаимодействие и выстраивание контактов с общественными организациями. Это постоянные функции. Главная задача нашего управления заключается в том, чтобы содействовать, благодаря этим контактам, реализации программ власти, включая администрацию Псковской области, обеспечивать и сопровождать эти  программы.

Как строится работа управления с другими политическими партиями, помимо «Единой России»?

Как и со всеми общественными организациями: контакт, общение. Понятно, что они могут иметь свои секреты, но постоянно общаемся.

Даже с непарламентскими партиями? С «Другой Россией», например?

Нет, с «Другой Россией» общаемся, только когда они согласовывают свои публичные мероприятия в рамках законодательства.

В Псковской области с 1990-х годов при любом губернаторе существовала некая, а в отдельные периоды и весьма заметная, оппозиция. Андрей Анатольевич заявил, что будет строить политику, направленную на конструктивный диалог со всеми политическими силами. Мол, общественно-политическая жизнь выйдет из подполья, оппозиции дадут право голоса, наступит эпоха толерантности. На ваш взгляд, это произошло,  есть ли оппозиция региональной власти и кем она представлена, ощущается ее влияние на общественное мнение?

Мой ответ будет зависеть от того, что мы понимаем под словом «оппозиция». Оппозиция, которую мы привыкли видеть в Псковской области, как правило, была очень слабо связана с политическими партиями, скорее - с различными эгоистичными групповыми и личными интересами. На самом деле, есть некая привычка с кем-то все время воевать, потому что у кого-то с кем-то расходятся эти личные интересы, амбиции.

На мой взгляд, у новой администрации в этом плане изначально выигрышная ситуация. У нас здесь, грубо говоря, нет выходцев с укорененными интересами, которые участвовали бы в тех или иных выборах, имеют личную историю войны против кого-то. Оппозиция, на наш взгляд, должна быть в нормальной цивилизованной форме, в нормальных политических институтах. Существуют политические партии, они могут быть оппозиционными – пожалуйста. Каких-то игрищ, анонимных кампаний на самом деле всегда далёких от жизни людей и будущего области, допускать не хотелось бы.

В эпоху этих самых войн областные власти не раз обвинялись в некоторой закрытости администрации от общественности и СМИ. Губернатор Андрей Турчак заявил, что намерен сделать работу более прозрачной и открытой. Честно говоря, иногда складывается впечатление, что положение изменилось, но лучше от этого не стало. На публику все вроде открыто, показательные губернаторские порки на камеру, пресс-туры, «встречи без галстуков». А добиться от чиновников реальной информации, а не пустых отписок фактически невозможно. Интервью с Вами мы ждали очень долго. Более того, существует распоряжение губернатора о том, что все материалы пресс-службы, любая информация для прессы, ответы на запросы СМИ, обязательно согласуются с руководителем аппарата администрации либо с вами и все это под присмотром Контрольного управления.

Хороший вопрос. Первое, по поводу прозрачности. Мне кажется, что у журналистов в Псковской области, в отличие от представителей СМИ других регионов, есть уникальная возможность задать вопросы губернатору напрямую на встречах без галстуков. Какие вопросы задаете, что вы там на этой встрече делаете – это второй вопрос, не готов обсуждать. Но такая возможность есть. То же самое касается достаточно частых рабочих поездок губернатора по районам. У вас есть прямой контакт с первым лицом.

Что касается распоряжения, оно никоим образом не связано с вами, хотя возможно возникают какие-то сложности. Оно связано с нашими внутренними проблемами. Один человек может сказать то, чего нет на самом деле. Его мнение проецируется на всю администрацию, это создает сложности нам. Не знаю, сколько времени данное распоряжение будет существовать, но оно призвано к одному – чтобы позиция разных людей из администрации соответствовала реальной позиции администрации. Это все равно, что у вас в агентстве разные журналисты будут выходить куда-то во вне и высказывать совершенно противоречащие и противоположные точки зрения о том, что у вас происходит.

Это понятно, но есть же государственное управление по информационной политике и связям с общественностью,  уполномоченный орган. Зачем другие цензоры?

Руководитель управления тоже согласовывает, проблем нет с этим. Просто одному человеку сложно. Это должен быть такой мега - многостаночник, разбирающийся во всех отраслях. Это очень тяжело. Лично мне это распоряжение существенно осложняет жизнь, приходится вникать в самые разные темы. Тоже самое - у Оксаны Валерьевны Ширан. Но это абсолютно нормальное явление. Не может один, как вы сказали «цензор» во всем разбираться, это иллюзия, не бывает такого.

Признаю, что со мной трудно сделать интервью. Но это не связано с какими-то личными причинами в отношении Дениса Бахтина или ПЛН. Это связано с форматом вашего ресурса. Я даю интервью вам, а на самом деле я даю интервью людям, которые делают моё интервью совершенно другим. Я не против форумов как  средства общения, изложения точек зрения… С удовольствием нахожу в форуме очень интересные мысли. Но здесь есть очень нехорошая уловка и замечательный инструмент для манипуляции. Мы не видим: сто человек написали сто комментариев или один человек написал сто комментариев. Вы это как раз лучше меня знаете, вам это видно на своём сайте, мне нет. Реальность подменяется, но это такой, моральный аспект.

Это иногда бывает видно невооруженным взглядом.

Я согласен. Мне кажется, Интернет-СМИ должны определиться: разделяют они или не разделяют ответственность за обсуждение собственных материалов читателями, или для СМИ это некий подвал, который их не касается. Этот момент мне кажется очень важным. Хочется знать, сколько человек участвует в обсуждении на самом деле. Может, нужно как-то выделять пользователей в обсуждении, чтобы было видно когда, один и тот же человек пишет разные высказывания. Поймите ещё раз, я не против, ваше дело, но и люди, которые дают интервью, точно также имеют право рассуждать.

С другой стороны,  у людей есть нежелание регистрироваться. Возьмем другие СМИ или сайт «Турчак. Ру» - там это заметно. Для многих читателей и комментаторов анонимность - явный стимул  для участия в обсуждении.

Ради бога, мы не против. На ПАИ, кстати, тоже анонимно. Непонятно, что там за Сосна или Алиса пишет. Зато понятно, что это разные люди. Мне кажется, просто это время прошло. К сайту «Турчак.ру» этот подход вообще не может вообще применяться. На этом сайте с вами разговаривают люди под собственной фамилией и именем.

Давайте поговорим об отношениях областной власти с  местным самоуправлением. Ключевой проблемой предшественников Андрея Турчака были конфликты с мэрами крупных городов Пскова и Великих Лук. Не все гладко получалось и у действующего губернатора, например, в городе на Ловати. Как складываются отношения губернатора с главами администраций Пскова и Великих Лук?

Это надо спрашивать у губернатора, я же не могу за него говорить.

Как вы оцениваете политическую ситуацию в Великих Луках?

Как стабильную.

По городу ходят возможные слухи об отставке главы администрации Пскова Яна Лузина.

Одна из тех вещей, от которых в Пскове я просто, простите, балдею, - это слухи, которые здесь ходят постоянно. Постоянно, можно вообще ничего не делать, только комментировать слухи. Я это понимаю, у меня в библиотеке есть замечательный сборник псковского фольклора, пословиц и поговорок, но комментировать слухи всё же не буду. 

Давайте затронем Ваших главных подопечных, общественные организации, так сказать,  институты гражданского общества. Вот губернатор в своем отчете, как о достижении, сообщил о создании Общественной палаты. Однако, честно говоря, за год работы журналисты вообще не заметили какого-то прорыва в этом направлении. У нас как были сильные НКО, так они сами по себе и работают, например «Детский фонд». А Общественную палату не видно, не слышно. Сколько раз туда не обращались, толку нет. При этом создается впечатление, что они там сидят и ждут какого-то указания от власти, кивка хотя бы, а власть про них забыла.

Даже на уровне самой примитивной элементарной логики: если ты что-то не видишь, это не означает что этого нет. Как в фильме «ДМБ»:

-Ты суслика видишь?

-Нет.

-А он есть.

По моему мнению, Общественная палата, конечно же, могла бы работать более интенсивно, более ярко. Что называется, работать на журналистов. Журналистское сообщество любит, и замечает, прежде всего, публичные яркие заявления, понятные публичные действия и шаги. Здесь действительно есть куда расти, скажем, с точки зрения институционализации Общественной палаты. Грубо говоря, на сегодняшний день у региональной Общественной палаты еще не сформировалась такая эксклюзивная функция, без которой система общественных отношений не могла бы существовать и быть эффективной.

На сегодняшний день Общественная палата - это орган, который занимается всем, обо всём и создает свое мнение. Это тоже важно, и это на самом деле работает. Мы бы точно не смогли быстро и оперативно запустить областную систему поддержки общественных организаций, если бы не Общественная палата. Палата разрабатывала идею создать такую систему, которая в течение года давала бы возможность поддерживать деятельность общественных организаций. Чтобы эта поддержка оказывалась бы не раз в год особым общественным организациям, а существовала постоянно и независимо от тех людей, которые стоят в разных органах власти, и на это выделялись бы деньги. Вот этой разработкой занималась Общественная палата. Рассылала предложения, обсуждала, собирала идеи.

Во многом, если бы не Общественная палата, этого не было бы. На сегодняшний день даже по динамике количества заявок, которые у нас подаются на конкурсы, мы видим, что это эффективное направление.

Другая, не менее важная сторона - озвучивание позиции Общественной палаты по наиболее актуальным злободневным вопросам. Когда я был на круглом столе Общественной палаты по новой системе оплаты труда, я был на самом деле восхищен возможностями этой площадки. Общественная палата кого захотела, того и позвала: пригласили директоров школ, учителей, врачей. Это не площадка власти. В этом смысле у нее большое будущее. Формирование своей позиции по наиболее актуальным вопросам - это тоже очень важная функция, которую она тоже выполняет, на мой взгляд, не так громко, как хотелось бы нам и журналистам.

Какова система поддержки региональным общественным организациям?  Какой объем финансовых средств выделяется на гранты третьему сектору?

Какие задачи мы ставили? Во-первых, чтобы были средства на поддержку. В 2010 году мы потратим 7 млн. рублей. Это первая задача, которую мы решили. Вторая задача – необходимо было, что бы сформировалось и появилось доверие к этим конкурсам у общественных организаций.

По опросам общественных организаций, первая реакция на конкурсы: все известно, кто чего возьмет, «всё попилено». Гранты воспринимались, как некие такие подачки администрации своим особо активным товарищам, которые называются общественниками. Это очень важная проблема, если бы мы это не сломали, у нас никогда бы не появились, не активизировались и не стали расти новые организации. Вот это очень важно. Система грантов - это еще и способ выращивания и развития и появления новых общественных организаций. В последнем конкурсе победила общественная организация «Ковчег», которая вообще нигде никогда не светилась. По моему, они были очень рады, что смогли купить себе новые столы для проведения соревнований по армрестлингу. Понятно, что здесь нас интересуют не столы, а соревнования, которые они проводят для молодёжи.

Задачу доверия к конкурсу мы решили с помощью процедуры подведения итогов. Процесс кулуарных переговоров вытащили и сделали его публичным. Если вы считаете свой проект лучшим, надо доказать своим коллегам. Мы приглашаем журналистов. Журналисты видят, как члены комиссии открыто «лоббируют» понравившиеся проекты и как ставят и считают общий рейтинг. Поэтому получаются интересные результаты. Например, мы уже поддерживали «Детский фонд» в первом конкурсе, а они еще один грант выиграли.

В этом смысле система правильная. Мы отказались от традиционного опыта, когда гранты раздаются один раз в год. Не каждая организация до следующего года доживает. В течение года можно как минимум три раза попробовать свои силы и получить поддержку. Мы очень рассчитываем грантовым инструментом донести до общественников, что нам хотелось бы видеть проекты и дела, которые приносили бы ощутимую зримую пользу. Особенность некоммерческого сектора в России - много всего на бумаге и мало в жизни. Мало дел, мало результатов в реальности. Есть даже специализирующиеся общественные организации, которые зарабатывают деньги с помощью разных грантовых заявок и потом красивых отчётов и на этом неплохо живут. Это повсеместная проблема, не только в Псковской области. Это специфика становления нашего третьего сектора.

Суммы поддержки значительные для этих организаций?

В первом конкурсе было до 150 тысяч рублей, во втором — уже до 300 тысяч. В третьем тоже будет по 300 - 250 тысяч - первые премии. На фоне того, что подобной системы не было в принципе, вполне прилично, на мой взгляд.

За последний год в Псковской области появились такие новые институты общественно-политической жизни, как уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам ребенка. Как управление внутренней политики с ними взаимодействует?

Мы, конечно, отчитываемся, что у нас это создано. Но это совершенно самостоятельные единицы, они не входят в штат, не согласовывают планы по взаимодействию с нашим управлением. Это люди, которые сами знают, чем они должны заниматься, перед с кем отчитываться и с кем взаимодействовать. Это разные должности, которые не пересекаются. Единственное, мы совершенно нормально можем взаимодействовать по различным сложным ситуациям. Иногда мы на них направляем материалы, чтобы они подключились к ситуации, иногда они к нам обращаются.

Вернемся к политической кухне. В марте 2012 года должны состояться выборы в Псковское областное Собрание депутатов. Уже не раз озвучивались существующие планы переноса выборов, чтобы связать их с другими федеральными кампаниями. Хотелось внести ясность: что будет с Собранием, когда будут выборы?

Это как раз та ситуация, когда всем известно, а мне – нет. Обсуждения и разговоры идут, это я не буду отрицать. В депутатских кулуарах и в разных партийных структурах эта тема активно гуляет. Почему? Потому что она очевидна своей логичностью. Поскольку Федеральные партийные выборы в декабре, почему бы нам не сделать в декабре ещё и другие? Но есть обратная сторона. Когда решение не принято, а разговоры гуляют, из разговоров делается вывод и этот вывод живёт уже сам по себе своей жизнью. В любом случае, это решают законодатели, юристы и так далее. Здесь поступить по желанию нельзя и не получится. Даже с учётом казалось бы очевидной целесообразности, в том числе и экономической.

По какому принципу будут формироваться списки ЕР?

Думаю, что даже внимательные наблюдатели за процессами внутри партии уже могут сделать правильные предположения, исходя из последних инициатив. Наша задача - сделать так, чтобы списки и места не стали предметом торговли. Поэтому на сегодняшний день в партии максимально сделано все, чтобы выбирать и формировать, во-первых, по итогам работы депутатов и не только депутатов, но и партийных активистов. Оценочные карточки и все такое… Как бы это не звучало, но, тем не менее, на основе этого гораздо проще ориентироваться. Второй критерий – это реальный авторитет того или иного потенциального кандидата. Грубо говоря, можно партийные места по другим принципам раздать, но тогда победа не гарантирована. Поскольку губернатор сформулировал перед партийцами курс на максимально честные выборы, без достижения победы административными методами, мы выполняем эту задачу. Формировать списки по–другому в такой ситуации – это просто самоубийство. 

Про «карточки добрых дел» хотелось поподробнее узнать. Понятно, с чем связана сама идея. Но где критерии оценки? Кто их выставляет? Существует ли положение об этих карточках, как они выглядят, кто проверяет оценки депутатам?

Любая партия тоже, к сожалению,-  своего рода чиновничий механизм, без него не бывает никакой организации: ни общественной, ни политической. Исполком собирает информацию по разным источникам с помощью запросов – депутатские группы, общественная приемная, партийные поручения, количество решенных вопросов от населения, участие в делах партии, партийная дисциплина. Все это суммируется, и выявляется балл. Этот балл является очень важным рекомендательным звеном при формировании списков. Я думаю, что так будет. Хотя окончательное решение, согласно внутрипартийному положению, оценку депутатам будет выносить президиум Политсовета.

Работа над карточками добрых дел ведется в открытом режиме? Они вывешиваются на стенке или в Интернете, и каждый может с ними ознакомиться?

Добрые дела или работа с наказами - это один из пунктов. Есть еще и дисциплинарные партийные моменты, есть партийные поручения, все это фиксируется. По поводу этих карточек внутри партии идет дискуссия. Моя личная позиция: безусловно, необходимо это вывешивать в Интернете, делать это не раз в три года, а ежегодно и для депутатов всех уровней. Скажем, в районах на муниципальных сайтах. Поскольку решения в партии принимаются коллегиально, сейчас не готов сказать, что это будет точно. Это вопрос принятия.

Есть ли планы сокращения численности депутатского корпуса в Псковском областном Собрании с учетом принятия закона о численности региональных парламентов?

Вопрос не стоит. Вопрос даже в кулуарах не обсуждается на сегодняшний день.

В областном Собрании сейчас есть депутаты, которые входят во фракцию «Единой России», но не являются членами партии. Будет ли «Единая Россия» поддерживать на выборах по одномандатным округам кандидатов, которые не являются членами партии?

Спасибо за вопрос, это очень важно. Критерии я обозначил. Авторитет для населения, качество партийной работы, отчетность депутата – это главные критерии. По последним решениям Генсовета, можно выдвигать сторонника партии или представителя партнерской общественной организации. Поэтому принадлежность к «Единой России» не будет обязательным критерием. Конечно, членство в партии важно, но если реально есть кандидат более сильный, но непартийный или наш партийный сторонник, то поддержка возможна. В конце концов, если кандидат не является членом партии, но за него проголосовали партийцы в праймериз — почему нет.

В Псковской области никогда раньше на выборах не применялась система, когда партии делят  между собой округа, исходя из рейтинга…

Не применялась?

Насколько я знаю, нет. Возможно ее применение в будущем?

Категорически нет. Это тоже часть того административного ресурса, сговора. Как только мы это начнем делать, мы снова порушим все, что пытались делать в течение года. У нас опять будет не партийно-политическая система, а партийно-кулуарно-подпольная система. Очень этого не хотелось бы. Не хотелось бы обманывать избирателей.

Когда «Единая Россия» сможет объявить лидера своего партийного списка на выборах в областное Собрание?

Об этом еще точно рано говорить.

Недавно был назначен новый руководитель исполкома регионального отделения Надежда Орлова. Как вы оцениваете ее работу?

Надежду на самом деле знаю давно, познакомился с ней еще в Томске. Могу сказать, что за пару лет, которые мы не виделись, она однозначно выросла профессионально. Во-вторых, я уважительно отношусь к бывшему руководителю исполкома Дмитрию Константиновичу Хритоненкову, но считаю, что Надежда дала именно то, чего псковской партии не хватало – жизни. Сегодня, судя по публикациям на «Псковской Ленте Новостей», это просто хит сезона.

Судя по высказываниям.

Да. При всем при этом огромная часть работы, которую делает Надежда, не видна журналистам. Ее работа внутри исполкома лично мне нравится все больше и больше.

Однако прошедший период еще ни о чем не говорит. Мне хочется надеяться, что видно будет не раньше, чем через полгода, не раньше, чем после первых выборов, не раньше, чем будут подведены итоги работы в конце 2010 года. Период три месяца – это время понять, где ты оказался. Не просто понять все мозгами и со всеми познакомиться, а внутренне почувствовать, где ты оказался и сориентироваться.

Как нового руководителя воспринимают в местных районных партийных организациях? Есть ощущение, что несколько консервативно настроенные партийцы, привыкшие видеть в «ЕР» реинкарна́цию КПСС, не очень понимают молодого руководителя- женщину, нестандартно себя позиционирующую.

Это нормальная политическая ситуация. Если человек занимает политический пост и выполняет некие важные ключевые партийные функции, стандартен он или нестандартен - к нему будут относиться по-разному. Другое дело, что противоречия с однопартийцами на самом деле не существуют. Есть некое непонимание и удивление, другой стиль, что ли, но не другая идеология.

Вы - выходцы из движения «Молодая гвардия Единой России». У многих было ожидание, что с приходом вашей команды эта структура в нашем регионе станет заметным политическим проектом,  влиятельной силой, наконец, кузницей кадров. Тем не менее, произошло обратное. Раньше ее акции проходили регулярно, организация была на виду. Последнее время ее не видно и не слышно. Просто руки пока не дошли или это осмысленная, искусственно созданная пассивность?

Для меня принципиально важно – не то, насколько организацию видно, а есть она реально или нет. У «Молодой гвардии» на сегодняшний день есть проблемы с осознанием самой себя, в том числе, с самосознанием своей структуры и своих лидеров. Это факт. При этом нельзя сказать, что организация ничего не делает. «Молодая гвардия» в союзе с другими организациями, например, вычищают Талабские острова. Думаю, это стоит не меньше, чем присутствие на всех мероприятиях с флагами.

Вы являетесь членом президиума регионального политсовета политической партии «Единая Россия» и возглавляете управление, отвечающее за взаимодействие со всеми политическими партиями. Как удается избегать конфликта интересов? Как Вы успеваете совмещать работу здесь в управлении и в партии «Единая Россия»?

Удается сложно, прямо скажу. В рабочее время занят очень плотно. Скажем так: поскольку в партийных процессах я достаточно давно и хорошо их понимаю, мне это делать не очень сложно с точки зрения содержания. По времени есть трудности, но с содержанием особых проблем не возникает. Как и все чиновники, которые помимо работы заняты какой-либо общественной нагрузкой. В данном случае нагрузка критическая. В партии у нас и губернатор, тоже как-то умудряется. Другое дело, какое значение для партии имеет моя работа. Но это не мне судить и не мне оценивать. Пока успеваю.

Мы уже говорили, что в мае состоялись кадровые перестановки в «Единой России». Сменился руководитель регионального отделения, руководитель исполкома, а Вас несколько понизили в должности. С чем это связано? С большим объемом работы?

Во-первых, ещё раз, связано со временем. Нехорошо сидеть на двух стульях. Должность первого зама требует, безусловно, гораздо большего времени, чем я себе мог позволить. Это не штатная должность, но есть общие партийные рекомендации по этому поводу. Заниматься этой работой должен человек, максимально на ней сосредоточенный, фактически освобожденный от иной полноценной занятости. Желательно самодостаточный депутат на постоянной основе, в идеале способный постоянно заниматься партийной работой. Я не способен. Это вами рассматривается как понижение, на самом деле все прозаичнее.

В будущем планируете продолжать партийную карьеру? Есть планы такие?

Нет, по поводу карьеры у меня никогда нет планов. Это мой принцип. Ни по партийной линии, ни по административной, ни по другим.

Вы как солдат ждете назначения?

Вот интересно. Солдат на самом деле подчиняется приказу. Это ключевая ассоциация, которая возникает при понятии «солдат». Но солдат всегда еще и человек. Один человек может в атаку пойти, а другой - присесть в окопе. Я имел в виду другое: мой принцип - не загадывать и не планировать собственной карьеры. Как показала моя не слишком длинная жизнь, это правильно. Надо быть всегда готовым взять лопату и копать или дрова поколоть. Очень люблю дрова колоть. Это нормально. Внутренне привыкать к важному и высокому положению очень вредно, как показывает опять же опыт разных политических деятелей.

Кстати,  а какого политического деятеля Вы для себя считаете образцом?

На мой взгляд, период профессиональных кумиров я уже пережил. Кумиры, образцы и ориентиры конкретных людей жили в конкретных ситуациях, в конкретных условиях, в конкретном времени. Не факт, что их методы были бы эффективны в нашей ситуации. Поэтому у меня много таких кумиров, много – значит, ни одного. В ситуациях острых или «боевых» действий для меня, безусловно, главным методологом был и остается Александр Васильевич Суворов. Это совершенно уникальная фигура не только в военном плане, но и в организационном, идеологическом, философском смысле. Я с огромным уважением отношусь ко всем людям, которые смогли, грубо говоря, стать кем-то на политическом небосклоне. Махатма Ганди, или Черчилль, или Владимир Путин - это люди, в любом случае, достойные самого пристального внимания и изучения для того чтобы взять себе что-то на вооружение.

В продолжение вопроса о политических лидерах. У вас висит портрет Владимира Владимировича. Обычно в кабинетах висят портреты Дмитрия Анатольевича и Владимира Владимировича, а у вас только один портрет. Есть ли какие-то правила, чьи портреты и сколько должны висеть в кабинетах администрации Псковской области?

Честно говоря, я не задумывался над этим вопросом, правил я тоже не видел. Честно. Наверное, это скорее это административно-хозяйственные вопросы внутри администрации. То, что у меня висит портрет только Владимира Владимировича, не означает, что есть какие-то специфические политические причины. У чиновников должны висеть портреты лидеров страны, это естественно.

Вы приехали в Псков из другого города. Как вам здесь живется?

Мне нравится Псков, я себя как в гостях здесь не чувствую.

Беседовал Денис Бахтин

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 114 человек
Лента новостей
Последние новости