Блоги / Юрий Моисеенко

Тыква народной любви

08.02.2018 16:13|ПсковКомментариев: 12

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Диванная политика». Напомним, программа Юрия Моисеенко выходит в эфире радио «Эхо Москвы в Пскове».

Сегодняшний выпуск программы «Диванная политика» мы (не без сожаления) начинаем с экстренного сообщения о том, что завтра, в южнокорейском городе Пхенчхане, открываются XXIII Зимние Олимпийские игры. На этом, думаю, можно поставить точку, потому что комментировать современные нравы «спорта высших достижений», не в правилах даже нашей «диванной партии». Завтра, благодаря усилиям Международного Олимпийского Комитета сбудется мечта доктора Геббельса - и наших атлетов заставят позабыть, кто они и какого роду-племени. Во время соревнований им запрещается критиковать драконовские санкции МОК, представляться россиянами публично и в социальных сетях, носить форму с государственной символикой. Не говоря уже о том, что им запрещено петь гимн своей страны на любом из олимпийских объектов. Сожалею, что нашлись спортсмены, которые, несмотря на эти унижения, решились поехать в Пхенчхан. Ну что ж… тогда и белый флаг им в руки.

Особенности политической дискуссии в городе П

Между тем общественная мысль в нашем городе не стоит на месте, что проявилось в минувшую пятницу, когда в «схватке роковой» сошлись самые яркие представители интеллектуальной элиты областного центра, чтобы обсудить животрепещущую проблему: идти на предстоящие 18 марта выборы или нет. Понятно, что либеральная оппозиция приводила доводы, чтобы убедить собравшихся отказаться от участия в голосовании. Представители депутатского корпуса (и даже штатный оппозиционер областного Собрания, яблочник Шлосберг) доказывали необходимость обратного.

Цитировать сегодня наиболее остроумные обороты участников дискуссии мы не будем за неимением времени и для того, чтобы подогреть интерес слушателей к следующему заседанию клуба. Между тем ваш покорный слуга хотел бы отметить всего два, но очень важных момента. Первое: то, что такая площадка появилась в нашем городе, явление, без сомнений, положительное, внушает определенный оптимизм - и вот почему.

Общим местом в рассуждениях о современном социуме стали обвинения его в пассивности, косности, из чего далее следовали выводы, затрагивающие особенности национального менталитета. Дескать, мы и сами убогие, и рожей не вышли, привыкли сидеть на завалинке, ничего не видя дальше собственного носа.

После этого уже следовали неясные, но довольно прозрачные экивоки на западное общество, которое чуть что немедленно выплескивает свой протест на улицы. В отличие от современных западников убежден, что в этом отношении русский ничуть не хуже поляка, немца или англичанина. Все дело в том, что у нас не было многолетнего опыта публичной активности, а ко всем, кто неосмотрительно высовывался, тут же проявлял нездоровый интерес политический сыск. Поэтому попытка медиа-холдинга «Гражданская пресса» в целом и Псковской Ленты Новостей в частности возродить на цивилизованном уровне практику общественных дискуссий на самые животрепещущие темы, которые сейчас, полагаю, обсуждаются на каждой кухне – дело нужное и полезное. Правилам публичного диалога следует учиться самым серьезным образом, потому что общественный процесс - это движение двустороннее и без отклика снизу, власти при всем своем патологическом нежелании слушать, о чем шумит улица, долго не протянут. Одно дело, когда депутату Севастьянову делают реверансы на сессии областного Собрания, и совсем другое, когда какой-нибудь хипстер режет правду-матку прямо в глаза.

Впрочем, пока парламентское большинство на первом заседании чувствовало себя более-менее уверенно. Однако придет время, а с ним и опыт дискуссии, оппозиция научится мгновенно и более дерзко реагировать на привычную демагогию. Что же касается самой темы дискуссии (идти на выборы или нет), то лично у меня возникло некоторое недоумение относительно запоздалости такой постановки вопроса - выборы состоятся при любой «политической погоде», поэтому уже сейчас более важно заглянуть за горизонт 18 марта, чтобы понять: что ждет страну через год, через два… То, что люди ждут перемен, даже не подвергается сомнению. Другой вопрос: как вновь избранная (или прежняя) властная верхушка) собирается их претворять, какими методами, за чей счет? В этой связи больше всего внушает опасение тезис, который под разным соусом пытались донести до аудитории некоторые участники дискуссии - речь идет о некой абстрактной стабильности. На самом же деле они демонстрировали свое плохо скрываемое желание законсервировать существующие проблемы, закрыть глаза на пугающую бедность населения, что, как показывает история, способно привести страну к событиям непредсказуемым.

В этой связи есть опасения полагать, что, если тот же Путин за время своего очередного президентского срока тоже попытается их игнорировать, то роскошная карета народной любви, на которой он намерен снова въехать в Кремль, уже через год обернется тыквой.

Со всеми вытекающими последствиями: лакеи в блестящих камзолах снова станут ящерицами и разбегутся по своим евро-норкам, прекрасные лошади оборотятся мышами-грызунами, а нарядное платье (в нашем случае - фрачная пара) превратится в потрепанный камуфляж, который тоже не спасет. В этом смысле позволю внести от нашей «диванной партии» предложение: когда в следующий раз назреет очередное заседание клуба, то в повестку дня следует внести вопрос о том, какие реформы необходимо предпринять в первую очередь новому президенту. В противовес нашему пропагандистскому телевидению, которое продолжит потешать публику страшилками о проклятых пиндосах…

Музей закрывается? Но нас всех тошнит…

Еще одной темой для дискуссии в городском политическом клубе может стать плачевное состояние региональной культуры и в частности – областного музея. И этот разговор может пойти в контексте недавнего события, которого, без сомнения, ждала вся «прогрессивная общественность»: пост директора заповедника покинул Юрий Николаевич Киселев.

До проведения конкурса на вакантную должность исполняющим директора назначен бывший заместитель по науке г-н Сарченков, которого старожилы, наверняка, помнят по скандальной публикации в газете «Новости Пскова», где подробно рассказывалось о печальном опыте проведения в конце 90-х конкурса красоты. Однако мы сегодня не будем ворошить старое, потому что настоящих патриотов города не занимает нелегкая судьба заместителя по науке.

На повестке дня другой вопрос: что ждет музей в обозримом будущем? Увы, но, общаясь с людьми, отдавшими не один год работе на ниве культуры, невольно приходишь к мысли, что заповедник, благодаря теперь уже бывшему «чуткому руководству», пришел в полное запустение. Поэтому человек, выигравший конкурс на замещение вакантной должности директора, обрекает себя на роль камикадзе. Не знаешь, за что схватиться!

Ни один из гениально задуманных планов, концепций музеефикации кремля, Покровской башни, наполнения туристического кластера идеологически выверенным содержанием осуществлены не были.

Канула в лету даже такая малость, как учреждение твороговской медали, которой намеревались награждать в 140-ю годовщину со дня основания заповедника. В этой связи, учитывая бледную административную немочь областного управления культуры и состояние разрухи, в котором сейчас находится сам музей, у нашего диванного сообщества есть два рационализаторских, но взрывоопасных предложения: в виду полного развала вышеупомянутого объекта провести его кардинальную реорганизацию. Первое: присоединить Псковский кремль к Изборскому заповеднику – в таком виде они будут смотреться более логично. И второе: все, что останется, сделать филиалом какого-нибудь петербургского музея (например, Гатчинского) и попросить, чтобы нового директора оттуда прислали: потому как у нас в Пскове кадров необходимой квалификации и готовности к самопожертвованию нет.

Еще раз о пророке в своем Отечестве

Нельзя сегодня упустить и еще одно (на этот раз – трагическое) событие, которое буквально взбудоражило областную столицу: в ночь со 2-го на 3-е февраля погиб известный псковский кузнец Евгений Вагин. Как только эта новость разлетелась через интернет, Псков загудел, как растревоженный улей. При этом большинство из тех, кто оставлял свои отклики на сайте той же Псковской Ленты Новостей, выражая искренне соболезнование, непременно любопытствовали: почему это произошло?

Не буду скрывать, но лично меня, хорошо знавшего Евгения по журналистской работе, мучил другой вопрос: какое наследие самый знаменитый в России псковский кузнец оставил своему городу? Увы, но сегодня приходится с огорчением констатировать, что «народный мастер» и Почетный член Российской Кузнечной Академии имени профессора Зимина, создатель кузнечного бренда города, так и не смог до конца реализовать свои творческие замыслы в Пскове. Его работы остались в Печорах, Левашовской пустыни, Порхове, Великих Луках, Старом Изборске и даже в Кривске, но (на мой взгляд) самые интересные арт-проекты, которые он хотел осуществить в родном городе, сохранились лишь на бумаге. Один из них – кованая «скобарская» часовня. Это масштабное сооружение, которое кузнечная артель Вагина планировала преподнести городу к его 1100-летию, так и осталась в эскизах из-за нерешенных финансовых проблем.

Другая мечта-идея была связана с созданием памятника псковскому мифическому кузнецу, который, если верить многочисленным, но не подтвержденным историками легендам, сковал знаменитую скобу, не поддавшуюся Петру Первому. Сам Вагин представлял его, как некое почти модернистское сооружение: скоба (в четыре метра высотой), рядом с которой примостилась бы небольшая фигура мастера с молотом - Женя хотел отлить ее из бронзы.

Но вместо этого по-настоящему оригинального произведения в Детском парке появился какой-то коротконогий гном-уродец с банальной подковой. Когда мы в последний раз встречались с Евгением, и речь зашла об этом «шедевре», то мой собеседник ничего не сказал, а только взялся за голову, что, по всей видимости, выражало его крайнюю степень отчаянья. Почему муниципалитет отдал предпочтение залетному деятелю? – тайна сия великая есть, но таким образом еще раз нашла подтверждение классическая поговорка о том, что нет пророка в своем Отечестве. Вообще отношения с властью и теми персоналиями, которые сейчас льют крокодиловы слезы по поводу кончины Мастера, были сложные. Вагин создал Кузнечный двор, предполагая, что он станет составной частью музея-заповедника – не случилось. Придуманный Вагиным фестиваль «День Скобаря» у него фактически отобрали, не получили развития кузнечные Рождественские встречи. По воспоминаниям друзей, чиновники постоянно не выполняли свои обещания, воровали идеи, а когда Вагина становилось, типа, слишком много, упрекали его в стремлении выделиться.

Но разве мог жить по-другому этот неординарный человек, можно ли было запретить ему заниматься творчеством, если для него это означало просто не дышать.

Тем не менее, он очень многое успел: записал с десяток компакт-дисков со своими песнями, а его застольная, где припевом шли строки «ковали скобы скобари» у его коллег по всей России теперь стала почти народной. Не говоря про то, что его композиция «Война» вошла в репертуар Аллы Пугачевой, подхватили эту песню и суровые псковские десантники. Но если бы «Душе России» при жизни досталось бы чуточку больше внимания от местных властей, которые предпочитали сотнями миллионов отваливать деньги «своим» фирмам, отказывая при этом в помощи Кузнецу, то в Пскове сохранился бы (и не один!) памятник народного мастера. Не скрывал Женя во время нашего последнего интервью, что ему порой просто мешали работать, неприкрыто завидуя его «немыслимым» гонорарам. В этом смысле очень показательна история, рассказанная тогда самим мастером. Совсем короткий фрагмент из этого интервью:

- Мы оговаривали, каким должен быть крест в Левашовской пустоши, - рассказывал Евгений. - Естественно для памятника требовалось закупить металл. Плюс транспортировка. В итоге мы назвали сумму, а наша заказчица - в слезы.

- Неужели так дорого? – спросили мы.

- Нет, - ответила она. – Просто, в других местах с нас просили в десять раз больше.

Это к вопросу о материальной составляющей, которая не давала покоя некоторым «критикам» творчества Евгения. Сейчас, они, по всей видимости, уже упокоились: мастер ушел, но его щедрая душа навсегда останется с нами.

В этом месте мы ставим точку. Всех благ. С вами был журналист Юрий Моисеенко. Если можете, сохраняйте оптимизм…

опрос
Радуют ли вас короткие рабочие недели и большое количество «красных дней» в календаре?
В опросе приняло участие 728 человек
Лента новостей
Последние новости