Сегодня: Вторник, 12 Декабря    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Топ-3 зимней обуви Масло со скидкой! Что купить к Новому году и где отметить - 2018 идей «Псковские Коммунальные Системы» получили Благодарность от замминистра энергетики РФ Доверие клиентов TeleTrade ЖК «Спортивный квартал» от группы компаний «Стройиндустрия» Псковичи могут встретить Новый год в новой квартире Европа Плюс бьет рекорды Лучшая интерьерная печать в Пскове Врачевание не просто работа



Формула любви

26.03.2013 10:51 ПЛН, Псков

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» - эта крылатая теперь уже фраза, которой граф Толстой когда-то начал «Анну Каренину», все навязчивее маячила в подсознании - я слушал уже третий однотипный рассказ жителей Пушкиногорского района, взявших в семью из интернатов ребятишек, «оставшихся без попечения родителей»…

Вспоминая толстовскую строчку, я, конечно, отнюдь не впадал в банальщину и плохую восторженность про «счастливые семьи»: жизнь – она разная. Но истории трех пушкиногорских семей действительно были словно под копирку написаны. Дело в том, что пресс-служба администрации региона организовала для журналистов пресс-тур в край пушкинского гения, поскольку усмотрела там некий чуть ли не феномен, своего рода вирус, только со знаком «плюс»: массовое «усыновление и удочерение» (не в юридическом, а в бытовом, человеческом смысле) сирот. Скажем, в одной только деревеньке Велье – волостном центре, где проживает всего около 200 человек – с недавних пор сразу в 4-х семьях воспитываются те, кто еще недавно имел казённую койку в детдоме.

После того, как я побывал в этих семьях, мне удалось, вроде бы, вывести «генóм» пушкиногорского вируса (или все же правильнее назвать эти слагаемые успеха «формулой любви»?). Чтобы решиться на такой серьезный шаг - взять на попечение фактически сироту (пусть и при живых родителях) - семья должна иметь свое хозяйство, супруги, сами выросшие в многодетных семьях, должны к этому времени успеть родить и вырастить 3-х и более собственных ребятишек, большинство из которых уже стали взрослыми и разъехались. Как дополнительный бонус, увеличивающий шансы на то, что данная «ячейка общества» поможет государству с его одной из главных социальных бед – в семье должен быть один поздний ребенок, скорее всего, мальчик, которому родители хотят взять девочку в качестве друга и компаньона для игр, развития. Звучит все это как-то социологически-цинично. Но цинизма во многих сиротских историях – хоть отбавляй.

Всегда в них есть дилемма: как определить, какой мотив для приемных родителей был – на самом деле, по-честному - не важен, а какой стал определяющим?

…«У нас уже школу собирались было закрывать, детей не было…» - рассказывает толпе журналистов, забивших до отказа небольшую «залу», продавщица велейского магазина Галина Федорова, в семье которой вместе с родным 9-летним Виталиком теперь живет «приемная» 6-летняя Алеся. Угроза ли «оптимизации» «жизнеобразующего» для любой деревни учебного заведения так подействовала на «приемный беби-бум» в Велье? Или все было гораздо проще: в той же семье Федоровых старшие дети – 23 и 25 лет – давно упорхнули из родимого гнезда на поиски лучшей жизни в больших городах, после чего в доме привыкших к «многодетности» родителей (мама – сама из семьи, где было 7 братьев и сестер) стало пусто? Да и Витальке не с кем было играть…

На фото: журналисты берут интервью у семьи Федоровых

Кроме того, невестка одного из сыновей Галины – тоже «приемная», как и ее сестра: девочки жили напротив, а после совершеннолетия стали «как-то не нужны там», и Федоровы их приютили.

В еще одной велейской семье – Демидовых - картинка схожая: мама Мария (выросшая опять-таки в многодетной семье, где было также 7 детей) родила и воспитала троих сыновей, но двое старших выросли и уехали в Петербург, а третьему – Пете - явно не хватало общения со сверстниками. К тому же сама женщина всю жизнь хотела девочку понянчить. Понянчить, правда, не пришлось – из малышей в детдомах ей предложили только ВИЧ-инфицированного ребенка. «А какая тут у нас медпомощь в селе-то», - разводит руками Мария Ивановна, местный библиотекарь (ее семья занимает вторую половину дома, где размещается велейская «читальня»). Вот и взяли в семью 10-летнюю Виолетту, которая старше Пети на год.

На фото: Мария Демидова провожает родного сына Петю и приемную дочь Виолетту в школу

В еще одной пушкиногорской деревне – Рубилово – в семье Степановых журналисты испытали дежавю. Та же история: взрослые дети (три дочери и один сын) уехали, с родителями осталась жить лишь младшая дочь, которая тоже скоро станет совершеннолетней и, как знать, может, покинет отчий дом. Вот и взяла семья на воспитание сразу 2 ребятишек – Юлю и Сашу.

На фото: в семье Степановых из деревни Рубилово глава семейства развлекает приемных детей - Сашу и Юлю - катанием на мото-санях

«Месяц была адаптация, были сомнения – правильно ли мы поступили», - рассказывает новая мама ребят. – «А потом я словно очнулась и стебанула себя по лбу: «Какие-такие мысли я посмела подумать?! Это ж не буханку хлеба купить, это же дети!»

Тут же выясняется, что Юля и Саша – не родные брат с сестрой. Однако брали их сразу обоих потому, что раньше дети вместе воспитывались в одной приемной семье. Точнее, семьей это сложно назвать – жили ребята у одинокой женщины, преподавательницы, которой педагогических умений и навыков не хватило для того, чтобы справиться с ними. Поэтому она за разные провинности била Юлю с Сашей палкой…

Непростые истории есть в небогатой биографии большинства приемных детей. У той же Виолетты из велейской семьи Демидовых: ее в 4 года забрали из родной (кстати – тоже многодетной) семьи, и после этого девочку «помотало» по нескольким приемным домам. Всякий раз от ребенка как от «трудного» отказывались. Поэтому Мария Демидова с мужем, конечно, рисковали, когда согласились взять Виолетту. И даже сейчас некоторые шероховатости в их семье возникают. В словах Марии нет-нет да проскользнет нотка неудовлетворенности: мечтала-то она о маленькой девочке, младенце, о чем до сих пор вспоминает («Как знать, может, и еще одного ребенка возьмем. А вдруг! В подсознании осталось – хочется маленькую крохотулечку»). А тут – сформировавшаяся, считай, личность со своими амбициями, характером, желаниями… Вот и возникают трения, признается Мария: «Сложный ребенок, что сказать!», «Вспоминаю себя – нас в более ежовых рукавицах воспитывали»…

«Виолетта не боится, что вы ее вернете в детдом?» - «Не всегда. Иногда и готова вернуться, а потом норов проходит»… Слушая это, сразу представляешь конфликты в данной семье, когда от ребенка чего-то требуют, а он обижается и сопротивляется, может быть, даже замыкается – но тут же ловишь себя на мысли, что это как раз обычные, нормальные взаимоотношения в любой семье: «проблемы роста» так сказать. Только одно дело – обиды и скандалы с родным ребенком, и совсем иное – с ребенком приемным…

Тут в беседу вклинивается начальник районного отдела опеки и попечительства Татьяна Николаева, которая, кажется, знает в деталях ситуацию во всех подотчетных семьях: «Тут очень помог сын, который так сдружился с Виолеттой, что сблизил с ней и родителей». А сама девочка, кажется, никаких (в чем-то, наверное, обидных для нее) слов приемной мамы словно и не замечает, улыбаясь тележурналистам и показывая свою комнату…

На фото: С приемной дочерью Виолеттой первым в семье выстроил нормальные отношения ее новый брат Петя

И Виолетта из семьи Демидовых, и Саша с Юлей из семьи Степановых воспитываются по договору попечительства. Это значит, что приемным родителям ежемесячно выплачивают (за каждого ребенка) чуть больше 5 тысяч рублей в качестве своеобразной «зарплаты» плюс от 7 до почти 10 тысяч – на содержание воспитанника.

Алеся из семьи Федоровых – тоже пока на попечении. Однако новые родители уже подали документы в суд, чтобы – редкий случай! – удочерить ее. Причиной стала лишенная родительских прав биологическая мать девочки, которая на суде прознала адрес новой семьи дочери и теперь не дает ей проходу. Федоровы боятся, что, неровен час, суд может забрать уже «их» Алесю и вернуть в родную семью – а там и мать, и бабушка, по разговорам, беспробудно пьют.

На фото: 6-летнюю Алесю семья Федоровых хочет удочерить, чтобы девочку не вернули ее биологической матери, которая, как утверждают, постоянно пьет

В случае, если суд, напротив, позволит Федоровым удочерить девочку, по законам Российской Федерации она почитай полностью уравняется в правах с обычными, родными детьми. То есть Федоровы не будут получать ежемесячных выплат, девочка в последующем не будет иметь льгот по учебе, не сможет претендовать на жилье, полагающееся для сирот… Правда, с этого года в Псковской области действует региональная программа, по которой граждане, решившие усыновить или удочерить сироту, получают полмиллиона рублей в течение 3-х лет: в первый год 150 тысяч, затем еще 150, и под конец – 200. Но нужно учесть, что почти 150 тысяч – это аккурат годовая сумма перечислений по договору попечительства. Только там выплаты действуют до 18 лет, а тут – лишь 3 года.

Все же угроза потерять дочку стала для Федоровых определяющей. Что, конечно, не удивительно: приемных детей берут навряд ли из-за денег.

И, тем не менее, некоторая «социальная корысть» - будем откровенны - во всех этих историях вполне может «иметь место»: нужны ведь и помощники по хозяйству, раз родные «рабочие руки» подались в дальние края, нужно, чтобы кто-то «подал стакан воды в старости»… Не случайно сами журналисты расспрашивали ребятишек, прежде всего, о том, чем они помогают старшим по хозяйству – а те подробно отвечали…

На фото: В семье Степановых Юля помогает кормить овец, которых в личном хозяйстве руководителя местного колхоза - около 40 штук. А ее "брат" Саша помогает носить в дом дрова

Но есть ли что-то удивительное или необычное в этих устоях деревенской «социализации» (которых, твердят эксперты, так не хватает как раз детдомовским ребятам)? Воспитать помощника - это нормальный мотив, который лежит в основе общего инстинкта продолжения рода, так что осуждать его наивно.

На фото: руководитель пушкиногорского территориального управления опеки и попечительства Татьяна Николаева

…Когда пресс-тур подходил к концу, руководитель пушкиногорской опеки Татьяна Николаева спросила у одной из моих коллег: «Ну как вам? Понравилось то, что увидели?»

«Мы просто каким-то зарядом доброты словно напитались» - с благодарностью к ее работе ответила журналист. А ее собеседница вдруг сама словно резюмировала увиденное корреспондентами в поездке: «Люди живут на земле, трудятся на ней, честны перед собой и перед Богом. Воспитывают детей». Наверное, без этих слова «выведенная» выше «формула любви» была бы, все же, неполной…

Сергей Васильев

Источник: Псковская Лента Новостей





 

За кого вы проголосовали бы на выборах президента?



















Loading...


Голосование

За кого вы проголосовали бы на выборах президента?



















Календарь

«« 2017 г.
«« декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31