Сегодня: Четверг, 23 Февраля    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Кинокайф «Кубок Ростелекома» Ежик в тумане Сплошные праздники Patron - товарная марка, которой можно доверять Все на масленицу в «Покровский»! Январский топ продаж в магазинах «Соловьи» Лучшая интерьерная печать в Пскове  Европа Плюс - радио №1 в России



Товарищ Сухов живет в Тарту

25.04.2008 10:09 ПЛН, Псков

Город, изначально с 1030 года носивший имя Юрьев, позже долгие годы – Дерпт и только с 1919 года – Тарту всегда был ближайшим соседом Пскова, особенно в годы, когда не было границ. Тогда было мало псковичей, кто не посетил бы Тарту, благо сообщение имелось не только автобусное и железнодорожное, но и самое любимое людьми – водное. Садишься в Пскове на речном вокзале на «Ракету», (речное быстроходное пассажирское судно, которое в 70-80-е годы прошлого столетия было непременным элементом Псково-Чудского озера, - авт.) и через четыре часа живописнейшего путешествия уже выходишь на пристани в центре Тарту. И сегодня эта географическая близость осталась, но фактически соседская связь исчезла с момента возникновения границы между государствами в 1992-93 годах. Тогда прервалось всякое сообщение между нашими городами, остановилась и навигация на водном пути. И города, и жители стали жить, разделенные границей, изредка обмениваясь официальными делегациями или небольшими выставками и культурными проектами.

Псков

И хотя близость городов исчезла, оставив надежду, что когда-нибудь все равно состоится ее возвращение, людская память нет-нет да возвращается к вопросу: как там живет Тарту, какие новости? И сегодня мы знакомим наших читателей с Геннадием Суховым, единственным русским независимым депутатом городского собрания Тарту, избирающимся в гордуму Тарту уже в третий раз с 1999 года, членом координационного Совета российских соотечественников Эстонии, сопредседателем Совета русских общин Эстонии и однофамильцем самого популярного русского киногероя «товарища Сухова» из «Белого солнца пустыни»… Как только Эстония приобрела свою независимость он начал заниматься русской политикой. Когда-то Геннадий Сухов работал строителем в речном порту Тарту, и непосредственно знал ту водную нить, которая связывала Тарту и Псков. И сегодня может рассказать много интересного о том, как живет Тарту, чем занимаются его жители, что происходит в самой Эстонии.

- Значит, вы все знаете о водном сообщении между нашими городами и тем более то, что мешает его возобновлению?

- Не все, но достаточно много. Я семь лет отработал в Тартуском порту. Но, в принципе, у людей еще память есть об этом сообщении, которое было в советские годы. И эта память очень добрая, в том числе о летних поездках по водному пути. С того времени с эстонской стороны постоянно идут разговоры среди предпринимателей, что хотелось бы возобновить водное сообщение Тарту-Псков. В этом действительно заинтересован бизнес. Но какое-то торможение этого процесса присутствует: то оборудование не соответствует на таможенном посту, то еще что-то… Обычно навигация начиналась именно в это время, с 1 мая, когда все цветет, все благоухает и прогулка по живописному озеру в Псков, или в Тарту превращалась в прекрасное путешествие. Я сам помню, как мы ездили на Талабские острова в Псковском озере: Белов, Залита и маленький остров между ними Талабанец. Тогда особенно Белов нам всем понравился, где заповедная зона есть. Там очень высокий берег и когда мы приезжали с экскурсией, прямо над этим обрывом застывали, потому что вид открывается потрясающий, практически как на Байкале или на Балтике. Приятные воспоминания остались. Этот водный путь по Чудскому и Псковскому озеру – действительно жемчужина Европы, где хорошо бы развивать туристический бизнес. Ведь Балатон в Венгрии тоже внутренний водоем, а стал популярным курортом с развитым туризмом.

- Речь ведь не только о бизнесе и туризме, но и нормальном межчеловеческом общении…

- Конечно, у многих жителей Тарту и Южной Эстонии есть родственники в Печорском крае, где живут представители народности сету. У меня, например, на острове Колпино есть дом. Я когда работал в порту в советское время, купил его для отдыха, потому что сообщение было хорошее, добраться можно было легко и быстро – дом отремонтировал, и мы туда ездили отдыхать. А когда границы появились – все осложнилось: нужно ехать до Печор, оттуда до Крупа, дальше – до Кулей и там ждать парома. И вот уже восемь лет не был там…

- А как сейчас жители Тарту отдыхают?

- Тяга к дачам, к земельному участку у любого эстонца всегда была и будет, поэтому дачи, как были, так и остаются. И сейчас, у кого есть возможность, берут землю и строят, или из старой дачи делают хорошие особняки. Многие любят водный отдых: катера, яхты, скутера, поэтому на балтийском побережье традиционно любят отдыхать. И на Чудское озеро многие ездят, порыбачить…

- У нас, когда рыбаки весной ловят снеток и если его мало попадается, то говорят, что весь снеток ушел к эстонцам, то есть к эстонскому берегу Чудского озера…

- У эстонцев то же самое говорят, когда рыба не ловится, значит, в Гдов ушла…

- Как вам кажется, как сегодня определяет себя Тарту среди эстонских городов? Что это за город?

- Тарту как был, так и остается университетским городом, научным центром. Но по большому счету, конечно, какой-то большой развивающейся промышленности, как было в советское время, сейчас нет. В основном сейчас развивается средний бизнес и такого же уровня предприятия. Промышленность есть – всего помаленьку… Если взять все вместе, и не только экономические показатели, но жизненный уровень, то Тарту - это миниатюра Эстонии в одном месте.

- Раньше нередко Тарту считался гораздо интереснее по стилю жизни, по уровню интеллигентности и культурной среды, даже самого Таллина. В Тарту всегда было много молодежи, студентов, нас поражали их студенческие шапочки, как символ студенчества, которых больше нигде не было…

- Шапочки у студентов и сейчас есть. Эта традиция идет от студенческих корпораций, образовавшихся еще в двадцатые годы прошлого столетия, в годы первой Эстонской республики. Каждая студенческая корпорация имела свой флаг, гимн, шапочку. В Тарту было много таких сообществ, даже русская студенческая корпорация, и поэтому было такое разнообразие красок. Тарту еще славен тем, что русских традиций вообще много исходило из самого Тартуского университета, который был популярен еще и в дореволюционные годы. Кто из интеллигенции не знал Дерптского университета? Многие известные личности России учились в нем, многие друзья Пушкина были его питомцами…

- А сталкивается ли Тарту, Эстония вообще с проблемой бегства молодежи в крупные города, а теперь еще и в страны, считающимися центральными в Евросоюзе, где они обучаются, начинают работать, и многие остаются жить? Я знаю, что крупные города и учебные заведения в Европе просто заманивают молодежь из окраинных и небольших стран?

- Эти явления есть. В Латвии это еще связано и с реформами школы, с изменениями в русскоязычной системе обучения… Нас это тоже коснулось. Многие учащиеся делают ставку, к примеру, на английский язык, или французский, или немецкий… И после школы уезжают изучать его в больших городах Европы. Мы ведь – маленькие страны, например, Эстония по территории даже меньше, чем Псковская область, по количеству населения немного больше. Вот и все…

- Часто говорят, еще не известно, что больше - приобретет или потеряет Прибалтика после того, как вступила в ЕС… Вот и проблема отъезда молодежи в другие страны обострилась… Ощущают ли в Эстонии опасность этой потери?

- Эта опасность выражается, прежде всего, в экономике – недостаточно трудовых ресурсов, некому работать, особенно не хватает людей квалифицированных. Эта проблема напрямую начинает нас тревожить. К примеру, в Таллине есть большие судоремонтные и судостроительные заводы, где столкнулись с отсутствием необходимого числа квалифицированных сварщиков, знакомых с этой отраслью производства. А приглашать специалистов из других стран можно только в жестких рамках квот на год. И теперь, часть необходимых сварщиков, Эстония приглашает с Украины, с Николаевского судоремонтного завода. Я к тому же удивляюсь, когда вижу объявления в Эстонии, в которых, например, акционерное общество пишет примерно следующее: «Фирме срочно требуются сварщики с наивысшей квалификационной категорией, знакомые с разными техниками работы и… не старше двадцати пяти лет». Прочитав подобное, был просто поражен. На своем опыте знаю, что сварщик становится асом в этой профессии, когда осваивает технику сварки различных металлов, труб и прочего, начиная с юношеского возраста, и только к 35-40 годам. Минимум стажа для такого уровня специалиста должно быть 10-15 лет. Наивысший пик профессионального мастерства в таких профессиях наступает годам к 50. А в 60 лет – это вообще самый ценный работник, который умеет все и на которого можно положиться на сто процентов. А эти объявления говорят не только о непрофессионализме кадровых служб и молодых руководителей, но и позволяют думать, что такие фирмы сами не понимают, чего хотят. Это не только не компетентный, это дилетантский подход. Сама система профтехобразования в Эстонии претерпела реформирование, например, несколько самостоятельных профтехучилищ объединялись в крупный профтехкомплекс, где учат буквально всем профессиям тех, кто захотел туда придти учиться после 9 классов школы. Там ребята получают специальность и среднее образование. Но в основном молодежь идет учиться специальностям для работы в сфере обслуживания. А вот на специальности промышленные, производственные – токари, фрезеровщики, слесари – на те работы, которые тяжелые – ребята не идут. Даже преподавателей по этим специальностям уже не хватает. В общем, проблема очень серьезная.

- И какие-то шаги по решению этих вопросов в Эстонии принимаются?

- Если можно назвать это шагами... В Тарту был завод контрольно-измерительной аппаратуры, который когда-то входил в знаменитую советскую «оборонку», и где работало много высококлассных специалистов – те мастера уже все пенсионеры. Но сейчас завод с удовольствием принимает на работу этих пенсионеров. И, когда эти специалисты закончатся совсем, то производство, скорее всего, уйдет отсюда навсегда, и, по глубокой вероятности переедет, например, в Китай, где проблем с рабочей силой нет.

- А что останется Тарту? Только туризм?

- Туризм – это, конечно, неплохо. Но, чтобы развивать туристическую отрасль тоже нужна специальная инфраструктура… Кроме того у нас есть и производители в пищевой промышленности, эстонцы, имеющие хутора, свои владения, всегда производством продуктов занимались. Но Евросоюз давит на наших производителей своими нормами и рамками, где указано, что можно делать, а что нельзя, так картошка, например, должна быть строго определенного калибра и так далее. Так что предположить, как будут жить наши производители продуктов – тоже очень сложно.

- А с какими проблемами еще сталкиваются эстонские предприятия и бизнесмены?

- Сейчас есть большие проблемы с электроэнергией – потребности очень растут. У нас в Эстонии еще десятки лет назад носился в умах вопрос о строительстве атомной электростанции. Но построили тогда в Литве, в Игналине. Не говоря уже о том, что и экономический кризис может случиться. Правда, наши правители говорят, что кризиса нет, и не будет. Но цены растут, в том числе и на продукты сельскохозяйственной отрасли. И уже слышатся советы, что это не шоковая терапия, но пояса затяните потуже…

- А что представляет из себя русская политика в Эстонии?

- В Эстонии с самого начала независимости было несколько задач и направлений в русской политике: чтобы была зарегистрирована церковь Московского патриархата – это было в обязательных чаяниях русских. Кроме того – не трогать русское образование. Также все русские политики стремились укрепиться во власти, потому что ничего не получиться, если ты во властные структуры не входишь. Это были самые первые направления. В то время, если я не ошибаюсь, было пять политических партий, которые якобы защищали интересы русскоязычного населения. Но у большей части это было просто написано в уставах и программах, а на самом деле, когда у власти были национально-радикально настроенные правители, тогда об этом и речи не могло быть. Но время идет вперед, и мы, в данный момент, имеем то, что мы имеем: русская политика в Эстонии начала постепенно угасать. Я так думаю, что это результат программы интеграции. С самого начала я был настроен так, что незачем тратить деньги на интеграцию русского населения в эстонское общество, когда этот же процесс общество проходило уже в советское время: русские были интегрированы в эстонское общество, а уже все вместе, в том числе, эстонцы, - в советское общество. Тогда и эстонцы прекрасно говорили по-русски, и многие русские осваивали эстонский язык – никаких проблем с этим не было. А когда в Эстонии вылез на поверхность радикализм, стало необходимым срочно заставить русских учить эстонский язык. Но это же не проблема. Уже тогда я говорил: сделайте вторым государственным языком русский. Так же как сделано в Финляндии, где вторым государственным языком сделан шведский, хотя шведов там всего-то 7-8 процентов. И нет никаких проблем. Есть и другие примеры. Например, в Швейцарии вовсе четыре или пять государственных языков. И не надо огромные деньги вбивать в интеграционные программы, по которым сегодня русских детей с младенческого возраста учат эстонскому языку, теперь в русских школах шестьдесят процентов предметов будет преподаваться на эстонском языке. Зачем же тогда русские школы называть «русскими»? Кроме того, под эти программы опять будут открываться различные фонды, и я считаю, что это просто «отмывка» денег.

- А в Тарту сохраняются школы, которые действительно можно назвать русскими?

- В Тарту теперь таких нет. Была до недавнего времени Пушкинская гимназия, за сохранение которой мы бились очень страстно, что даже близлежащие страны Европы об этом слышали. Но все оказалось бесполезным. Конечно, с одной стороны городские власти понять можно: сохранять бюджет гимназии или школы, когда там мало учеников – это проблемно. Но сами школы были поставлены в такое положение, что должны были сами себя рекламировать. В результате: в одной школе четыре первых класса, а другая – ни одного первого набрать не может. Вполне возможно, что в школах, где не набрать первого класса, руководство неправильно выбрало линию развития. А может, как говорят у нас в народе, и я не исключаю такого, что здание школы кому-то очень приглянулось. Так обычно люди из бизнеса поступают, особенно те, кто считают, что если они хозяева города, то будут делать, как им удобнее и экономнее. Не стало Пушкинской гимназии, исчезла Славянская гимназия, а до того в течение пяти лет происходили процессы слияния и сливания русских гимназий и школ.

- А профессиональное и высшее образование на русском языке можно получить в Эстонии?

- Все ведется к тому, что русского образования не будет. Будущего у образования на русском языке в Эстонии нет. Дети русский людей становятся все больше европейцами, и будут чисто говорить на многих европейских языках. Перспектив при таком знании открывается много. Я и сам, если бы был моложе, выбрал такой путь и изучение западноевропейских языков. Я и сейчас эстонский язык знаю хорошо, иначе я не был бы депутатом городского Собрания – без знания языка там делать нечего.

- Вернемся к политике. Вы сейчас политик русского направления, которое по вашим же словам постепенно сходит на нет, значит, вскоре можно будет констатировать, что русского вопроса в Эстонии нет?

- Этого хотели бы большинство эстонских политиков, которые считают русский вопрос головной болью и полагают, что лучше бы его не было совсем… Но искоренить из людей русский менталитет, русский дух будет очень тяжело. Когда я приезжаю в Россию на денек-два, общаюсь с людьми, говорю с ними и от этого заряжаюсь минимум на год. Не знаю, как поведет себя молодое поколение – дочь, например, которая мало общается на русском языке, ведь для молодежи сейчас открыты двери разных стран, входящих в ЕС и в шенгенскую зону: куда хочешь поезжай. К тому же, если родители не привили, не приучили, что надо родину предков любить, приезжать домой, где бы ты ни был, то дальше и вовсе молодым буде все равно куда ехать и где жить.

- А влияние России на уровне человеческом, гуманитарном, например, по поддержке издания книг на русском языке, журналов, учебников чувствуется?

- Все граждане, насколько я знаю, имеют возможность смотреть телевизионные каналы на русском языке по системе кабельного телевидения. Эти русские каналы смотрят большинство не только русских в Эстонии, но и эстонцев, знакомых с русским языком. И напротив, каналы на эстонском языке смотрят немногие, не считая самую популярную после российского «Время» программу «Новости по Эстонии» на Первом Балтийском канале.

После апрельских событий прошлого года начались усиленные разговоры об усилении процесса интеграции: мол, давайте, быстренько интегрировать русских в эстонское общество и создадим для них русский телеканал. Сразу же хочется в ответ спросить: ребята, зачем это делать? Кто этот канал будет смотреть? Эстонцы сами признаются, что они практически не смотрят свое телевидение, гораздо интереснее, на высоком профессиональном уровне делаются программы российского телевидения. Русские в Эстонии так и делают: смотрят утром перед работой русские программы, потом идут в свои трудовые коллективы, если они эстонские, то там больше молчат и делают свою работу, приходят вечером домой и врубают телевизор с российскими каналами.

- А какой выбор делает молодежь, дети в русских семьях?

- Подавляющее большинство молодежи аполитично, их политика пока мало интересует. Но русские развлекательные программы смотрят, музыкальные каналы. Да, и молодежь уже хорошо знают европейские языки, поэтому часто смотрят телеканалы других стран. По крайней мере, моя дочь это делает часто. Есть и другие приметы времени: у эстонской молодежи возникает потребность в изучении русского языка для того, чтобы можно было устроится на хорошую работу, вести бизнес.

- То есть теперь ситуация изменилась, если вспоминать время советского периода, когда многие псковичи приезжали в Тарту и сталкивались, например, в магазинах, в кафе с намеренно негативным к себе отношением со стороны персонала, многие представители которого попросту игнорировали покупателей, говорящих на русском языке, хотя и хорошо понимали русскую речь? Сегодня, говорят, ситуация обратная: руководители предприятий, магазинов даже способствуют, заставляют персонал изучать русский язык. Более того, выпускники школ и учебных заведений, которые наряду с эстонским и английским хорошо владеют русским языком, более востребованы на рынке труда?

- Да, это так. Особенно в сфере обслуживания, торговли, контактов, где необходимо общение с клиентами на разных языках. У таких специалистов и дополнительная зарплата и быстрый карьерный рост. Все идет к тому, что мир становится настолько открытым и единым во всех сферах и отношениях, что эта потребность в знании языков и особенно стран-соседей будет только расти.

- А на уровне мелкого и среднего бизнеса, который работает в Тарту, есть поворот в головах людей, что российский рынок, находящийся рядом с Эстонией – этот тот вектор движения, который гораздо перспективней, чем западный?

- Эстонцы часто говорят: «Где наша «Нокия»? и приводят в пример эту финскую компанию, благодаря которой, по мнению эстонцев, финны и живут, преуспевая, развиваются и страна находятся в списке самых цивилизованных стран мира. Я многим эстонцам тогда в ответ говорю: начните с того, с чего начинали когда-то финны. Несмотря на все исторические перипетии и войны, финны всегда помнили, что Россия великая и мощная страна-сосед. Вспомните, конец 70-х годов – начало 80-х, на территории СССР от Мурманска до Ленинграда шло огромное приграничное советско-финское сотрудничество. Мы из Эстонии тогда ездили в Сланцы за финскими товарами, которые там продавались по прямым контактам и поставкам. Там была и одежда от финских производителей и детские товары. И искренне говоря, мы тогда наслаждались этими финскими товарами народного потребления. И финны здорово поднялись на торговле с советскими северо-западными регионами. И «Нокия» тогда торговала с Советским Союзом и на этом очень сильно поднялась, и экономика маленькой Финляндии развивалась. И это не удивительно: страна-сосед, огромный рынок, никаких транспортных проблем. Вот я и говорю: господа-эстонцы – не надо ничего изобретать, огромный российский рынок рядом, начинающийся уже на другом берегу Чудского озера и вплоть до Владивостока… Но нет, политические амбиции вставали все эти годы поперек. А сейчас они понимают это… А чтобы пойти к России нужно же шаги определенные сделать, но опять же ложное чувство превосходства не может их подтолкнуть к нормальным отношениям, чтобы вежливо поклониться, извиниться за прошлые ошибки. Эту гордыню они перебороть не могут. Но все равно это придется когда-то сделать, возможно, уже молодым поколениям.

- А насколько в эстонской молодежи и в обществе в целом сильны влияния националистических взглядов?

- Эти настроения в молодежном обществе очень сильно ощутимы. Но во многом за ними стоят политические игры местных эстонских политиков. Я много читал, изучал документы и нигде не было свидетельств, чтобы эстонский солдат в годы Второй мировой войны в форме «Ваффен СС» воевал за свободу эстонского государства – такого не может быть. Вы прямо скажите, что они были союзниками фашистской Германии – это будет правильный ответ. И тогда эти деятели должны полностью отвечать за все деяния эсесовцев, которые те совершали в военные годы на территории Эстонии, в Ленинградской и Псковской областях - за сотни убитых ими людей. Почему, например, Альфонса Ребенэ – самого главного эстонского эсесовца, который умер в Великобритании, привезли после его смерти в Эстонию и захоронили с почестями, как национального героя? На это пошло около 40 тысяч крон из бюджета страны. И каждый налогоплательщик имеет право спросить, почему его деньги пошли на это мероприятие. Почему мы должны таким образом отдавать дань какому-то эсесовцу? Почему наши ветераны Великой Отечественной войны, которые боролись с фашистами, никакими льготами на местах в Эстонии не пользуются. Один из эстонских политиков сказал, что для Эстонии Вторая мировая война закончилась в 1994 году. Это же полнейший абсурд.

- А насколько эти националистические влияния в молодом эстонском обществе могут иметь негативные последствия и во взаимоотношениях внутри эстонского общества, и в отношении с другими членами Евросоюза?

- Конечно, в Евросоюзе, после переноса памятника Советскому солдату, многие деятели сказали: «Одобрямс»… Возможно, это делалось по указке из Вашингтона, который хоть и был союзником СССР во Второй мировой войне, но делал это из чисто политических побуждений и далеких проектов… Хотя были и те высокопоставленные лица в ЕС, которые сказали, что так не делается, когда простых 15-16-летних мальчишек, протестовавших против этих действий укладывали лицом в асфальт, и навалившиеся пять человек сверху скручивали ему руки. Этим парням на всю жизнь наплевали в лицо, и у них до конца это чувство останется, огонек непокорности никогда не потухнет, они будут хорошо помнить, что с ним сделали. Это очень плохо для будущего общества страны.

- А в Тарту и тартуском уезде не случались вандальных действий против памятников и воинских захоронений советских солдат?

- В районе Тарту я хорошо знаю ситуацию с воинскими захоронениями, потому что сам принимал участие в работе с общественными организациями, которые ведут уход за  мемориалами и памятниками советским воинам. Среди захоронений есть даже такие, которые вовсе пропали, люди не знают, где они находятся. Эстонцы в ответ говорят, в свое время советская власть тоже много эстонских памятников уничтожила. Но в этом же вопросе нельзя исходить из принципа «око за око, зуб за зуб», будьте вы цивилизованными людьми, если вы себя хотите такими показать, не трогайте вообще ничего – это же история, ее нужно уважать и помнить, ведь это наша история, кто бы здесь ни жил: эстонцы, русские, украинцы, белорусы.

Игорь ДОКУЧАЕВ, фото автора

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Как вы относитесь к идее правительства ввести продуктовые карточки для малоимущих?














Loading...


Голосование

Как вы относитесь к идее правительства ввести продуктовые карточки для малоимущих?














Календарь

«« 2017 г.
«« февраль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28