Сегодня: Понедельник, 27 Марта    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
День национальной гвардии Форум предпринимателей  Участки на берегу реки Великой Псков-ЭКСПО Лучшая интерьерная печать в Пскове Конкурс на звание лучшей



Не мать, и не мачеха

29.08.2008 10:50 ПЛН, Псков

Наша жизнь состоит из жестких, пресных и порой очень скучных правил. Но только исключения придают ей особый вкус и смысл. Так случилось и с киевлянкой Софьей Малышевой. В свое время она вела у детдомовских детей кружок рисования и уже тогда решила – можно простить все на свете, только не материнское предательство. Таковы правила, предписанные общественной моралью, и она горячо и полностью их разделяла.

Псков

Софья и представить себе не могла, что ее тоже предали. И что она не только сумеет простить свою непутевую родительницу, но и начать жизнь с чистого листа… Впрочем, отступать от правил в этой истории пришлось и мне. Честно говоря, я не люблю принимать заявки на поиск по интернету. Мне важно видеть и слышать человека, потому что только в живой беседе выясняются нюансы, способные повернуть расследование в нужное русло. Но об исключении, которое я сделала для Софьи Малышевой, я ничуть не жалею. Промозглым апрельским днем я получила от нее сообщение на форум общенациональной службы поиска людей «Жди меня». Едва взглянув на имя автора и тему, я поняла, что непременно  возьмусь за это дело, в какой бы части света не происходили события…

- Помогите мне найти маму, - умоляла в письме девушка с говорящим именем «душаболит». Она так волновалась, что забыла указать свое настоящее имя.  - Меня удочерили в 3 года, первая запись о рождении была сделана в Дновском ЗАГСе 20 марта 1979 года. Это все, что я знаю о себе. Выяснить подробности у своих приемных родителей не могу, потому что, к великому сожалению, их потеряла. Мне 29 лет, я живу в Киеве. Но все чаще, заходя в Интернет, разглядываю карту Псковской области и маленький городок Дно, где появилась на свет. Хотелось бы узнать о своем прошлом, познакомиться с родственниками. Может быть, у меня есть брат или сестра…

Не было бы счастья…

Своей родиной Соня Малышева считает Припять. Так, во всяком случае, говорили ей родные, и она ничего не хочет менять. Мать Лидия Петровна и отец Олег Дмитриевич  были энергетиками, людьми уважаемыми и известными в поселке. Дом Малышевых был похож на большой муравейник. В нем постоянно толпились  люди, озадаченные неразрешимыми на первый взгляд проблемами. И каждому просителю Сонина мама старалась помочь. Выбивала путевки, лекарства, место в детском саду… Для Сони это было настоящей школой жизни. Лидия Петровна  научила ее никогда не сдаваться и не сидеть, сложа руки. «Относись к другим так, как бы ты хотела, чтобы относились к тебе», - говорила она дочери, и малышка, как губка, впитывала ее слова. Как и положено родителям позднего ребенка, в Соне они души не чаяли. Особенно отец. Из него малышка могла, что называется, «веревки вить». Вечно хмурый и громогласный, он был похож на покрытую снегом горную вершину. Но стоило только Соне забраться к нему на колени и потереться бархатистой щечкой о его шершавую ладонь, как неприступный исполин таял на глазах. Соня считала такое поведение само собой разумеющимся, и лишь недавно поняла истинную причину… Впрочем, не будем забегать вперед.

Теплым майским днем, когда Соня играла в песочнице, Лидии Петровне кто-то позвонил. Она тут же вызвала мужа с работы и стала паковать чемоданы. «Много вещей просили не брать, ведь мы уезжаем всего дня на три, - объяснила она подруге из соседнего дома. – Пока дезинфекцию не проведут». Вместе с Малышевыми уехали и соседи по лестничной клетке. «Дезинфекция» затянулась. Через месяц Припять опустела…Впрочем, для Сони вынужденный переезд был всего лишь веселым приключением. Вместе с мамой и папой она перебралась в Москву, к родной тете. Столичная родственница, работающая в «Белом доме» и имевшая доступ к секретным документам, была прекрасно осведомлена о том, что на самом деле творится в Припяти. Она и рассказала Малышевым шокирующие подробности об аварии на Чернобыльской АЭС и ее последствиях. Строго говоря, эвакуировать население Припяти нужно было уже на следующий день после взрыва. Но власти проявили преступную медлительность. Мало того, что они дотянули до начала мая, так еще и вывозили жителей поселка «партиями». Во избежание паники людям надлежало говорить, что они уезжают всего на несколько дней. Обман удался. Покидая свои дома налегке, припятчане не догадывались, что больше сюда не вернутся.

Удивительно, но  именно благодаря этому потрясению жизнь маленькой девочки чудесным образом изменилась к лучшему. Полгода Малышевы прожили в Москве, а потом, благодаря связям именитой родственницы, переехали в Киев. Там она  пошла в первый класс, через 10 лет благополучно окончила школу, поступила в институт, вышла замуж. А вот в жизни Сониных родителей Чернобыль сыграл роковую роль. В 2000 году от рака умер отец, а спустя 8 лет сердце не выдержало и у матери. Она умерла от внезапно оторвавшегося тромба прямо на глазах у дочери…Но это было еще не самое страшное. Не успела Соня оправиться от похорон, как подруга матери сообщила девушке еще одну убийственную новость – она не родная. Малышевы удочерили девочку в возрасте трех лет. Неясно, какими мотивами руководствовалась женщина, сообщая Соне правду, но дело было сделано. Первое время  девушка чувствовала себя преданной и сломленной. Ей казалось, что фундамент жизни дал трещину. Да что уж там – раскололся на маленькие кусочки. А вместе с ним и душа…Впрочем, уныние – это не то, чему учила Малышеву-младшую ее приемная мать. Хотя бы из уважения к ее памяти, Софья должна была мобилизоваться и начать жить заново. Тем более что она теперь не одна на этом свете… Мысль о том, что где-то живут ее кровные родственники, а может быть, даже мать и отец, будоражили Сонино любопытство. И в один прекрасный момент случилось то, что должно было случиться -  зов крови оказался сильнее обиды.

- К сожалению, информации о моем происхождении очень мало, - сообщала Софья в одном из писем. - Архив по усыновлению находился в Припяти, и по известным вам причинам был полностью утрачен. Но у  меня всплыло в памяти  два момента, которые,   возможно, помогут в поиске. Во-первых,  приемные родители  не поменяли мне имя, то есть я Софья от рождения. Во-вторых, после роддома я попала в Невельский детский дом. Приемному брату было тогда 10 лет. По его словам, они приехали втроем, вместе с мамой и папой за выбранной ранее девочкой по имени Вика. А нянька им сказала: « Возьмите Соню, она у нас недавно, здоровенькая». Наверное, это была судьба. Говорят, что первое время я плакала и все время вспоминала какую-то бабушку. Но я этого уже не помню.

В нашей истории все дороги вели в Невель, оттуда я и начала поиски Сониных родственников. Директор детского дома Анна Виноградова охотно согласилась помочь. По ее словам, тридцать лет назад усыновление детей было большой редкостью, и каждый такой случай был зафиксирован в специальном журнале. Нашлась и нужная нам запись.  Как выяснилось по документам, настоящая дата рождения Сони – 15 декабря 1978 года. Она поступила в Невельский  детский дом из деревни Загорье Панкратовского сельского совета Дновского района, и была усыновлена супружеской парой из Украины. Биологическую мать девочки Людмилу Спиридонову лишили родительских прав. Оставалось выяснить, где она живет сейчас… На этом этапе к поискам подключилась редактор газеты «Дновец» Марина Карпова. Она съездила на родину Сони и провела свое расследование. По словам «загорских» старожилов,  роды проходили на дому. Уже после рождения девочки была вызвана «скорая», и мать с ребёнком доставили в Дновскую больницу. Говорят, что Софья у Людмилы Спиридоновой была последним ребёнком, о судьбе братьев и сестре, равно как и отца, никому ничего не известно. Зато у моей заявительницы отыскались сразу две родных тети. Впрочем, обо всем по порядку..

Новая биография

Сонечка Спиридонова была третьим ребенком в семье. Её мать Людмила к тому времени уже имела двоих детей – старшего Андрея и Настю. О том, что малышей надо не только кормить, но и воспитывать, Люся забывала сразу после их рождения. Поэтому за ненадлежащее исполнение своих обязанностей ее дважды лишали родительских прав. По воспоминаниям Галины Васильевны, Андрей и Настя жили с мамой в Павах (Порховский район), а младшую Сонечку отобрали, когда малышке было около трёх лет.

- Соня с самого начала не нужна была Люсе, - рассказывает Марина. – И вот почему я сделала такой вывод. После того, как в нашей газете было опубликовано объявление  о поиске, в редакцию позвонила наша постоянная читательница. Представившись Натальей, она рассказала, что после родов лежала в одной палате с Люсей. У обеих были девочки.  Наталья от своей малышки не отходила, а вот ее соседка заявила, что собирается бросить дочь. Она даже к груди ее не прикладывала, все время отворачивалась. Потом всё-таки немного смягчилась. «Зачем же тогда рожала?» - спрашивала Наталья. Люся ответила, что аборт было делать поздно, но и дочь не нужна. Удивительно, но по словам врачей и воспоминаниям Натальи, у Люси это был пятый (!!!) ребёнок. И всех она бросала… Характер у Люси был тяжелый. Она никогда не следила за собой, и все замечания воспринимала в штыки. Позже Наталья несколько раз встречала Спиридонову в городе. Она была с дочкой. Малышка выглядела истощённой, плохо одетой, и как две капли воды похожей на мать. «Она и сейчас вылитая Люся, надеюсь хоть у нее с головой и материнским инстинктом все в порядке», - вздохнула собеседница, разглядывая взрослую фотографию Софьи.  История Спиридоновой-Малышевой взволновала Наталью вдвойне. Ведь ее собственная  дочь, появившаяся на свет в один день с Софьей, трагически погибла 15 лет назад. Воспоминания о дочери и по сей день не дают ей покоя…

Недаром говорят – «яблоко от яблони недалеко падает». Это лишний раз подтверждают   подробности из жизни Сониных родственников, которые стали известны благодаря рассказам осведомленных соседей. Кроме Людмилы, Антонина Степановна Спиридонова имела ещё двоих дочерей – Светлану и Таисию. Однако из-за серьёзных проблем со здоровьем (да и моралью тоже) воспитать девочек самостоятельно не смогла, и судьба их раскидала по интернатам и детским приютам. Самой проблемной оказалась Людмила. Она сильно запаздывала в развитии, и для «коррекции ситуации» её направили в специализированный интернат Порховского района. Там она и получила первый и единственный в своей жизни «аттестат». Ей даже предоставили жильё по окончании учёбы. Но встать на путь истинный у нее не получилось. Люся, что называется, «пустилась во все тяжкие». Светлана оказалась более толковой. Несмотря на множество препятствий, она получила высшее образование, вышла замуж, родила двоих детей. Много лет жила с семьёй в другой области, а после развода с мужем перебралась в Псков. Первое время ей очень хотелось найти сестёр. Она даже поехала в Порхов искать Люсю. Местные  говорили, что Людмила перебивается случайными заработками, и потихоньку спивается. Посылали то к одному, то к другому дому, и все в один голос осуждали беспутную Люсю.

-Уж не знаю, к счастью, или, к сожалению, но найти  ее в тот раз так и не удалось, - вспоминает Светлана. - С тяжелым сердцем я вернулась в Псков. И тут случилось невероятное! Я зашла в ближайшую от дома аптеку, чтобы купить лекарство от давления, и увидела до боли знакомое лицо. Меня как будто током дернуло – на кассе сидела  Тася, моя вторая сестра. Так я обрела ее вновь… Сейчас мы обе живём в Пскове, постоянно созваниваемся, общаемся.  А теперь есть шанс, что наша семья станет ещё больше и крепче. С нетерпением ждем Сонечку в гости. Кстати, для того, чтобы удостовериться, что она действительно наша родственница, никаких экспертиз не надо. На детских фотографиях она поразительно похожа на свою маму, и на меня. А сейчас и вовсе одно лицо…

Второе рождение

Недавно Софья гостила в Пскове у своих родственников. Времени у киевской гостьи было в обрез, но она успела побывать и на могиле своей бабушки. А вот до Порхова, где похоронена ее мать, и, может быть, до сих пор живут брат и сестра, Соня так и не доехала. А потому в нашей истории еще рано ставить точку. Мы обязательно поможем Соне найти родных. Она верит, что Андрей и Настя находятся в добром здравии, и их судьба сложилась не так бестолково, как у матери. В Киев Софья возвращалась с легким сердцем и грандиозными планами на жизнь. Еще перед отъездом она записалась на курсы иностранного языка, игры на саксофоне и в кружок рисования. Ее больше не разъедают обиды, уступая место творчеству. А значит от этой истории она больше обрела, чем потеряла.  И только один, не такой уж важный вопрос Софья так и не решила – когда же теперь ей отмечать свой день рождения…

Ульяна Михайлова

Газета "Псковская провинция" от 28 августа 2008 года

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Как вы относитесь к идее восстановить в России монархию?














Loading...


Голосование

Как вы относитесь к идее восстановить в России монархию?














Календарь