Общество

Извините, пожалуйста!

22.04.2009 13:10|ПсковКомментариев: 16

"Извините, пожалуйста". Эту фразу мы произносим многократно. Чаще всего просто машинально, например, наступив на ногу соседу.  Иногда искренне, с надеждой загладить свою вину и смягчить причиненную обиду. Бывает и так, что слова с просьбой о прощении даются нелегко. Тогда подбираешь их часами, потом произносишь в уме, и снова придумываешь новые. Принятые правила поведения, конечно, предписывают нам быть вежливыми, но, в конечном итоге, извиняться или не извиняться дело сугубо личное. Но, не исключено, что в скором времени,  извинение станет не этической нормой, а юридическим понятием. В своде гражданских законов может появиться новый закон –  своеобразный закон об извинениях.  За содеянное придется извиняться не по велению совести, а по приговору суда.

Псков

Понятно, что за кражу, мошенничество или убийство одними извинениями не отделаешься. Речь идет о моральном оскорблении: клевета, обида или, в конце концов, навязчивое внимание со стороны коллеги по работе. В этих случаях потерпевшему, как правило, важно не наказать обидчика, а признать его неправоту. И публичное извинение может стать вполне достаточным искуплением вины за причиненную обиду. Тем более, что сумма денежной компенсации, которую судьи назначают в таких случаях, как правило, чисто символическая. И сама по себе может стать еще одним оскорблением. 

Надо признать, что принуждение к  извинению, довольно, спорно. Все-таки, как бы там не было, но слова с просьбой о прощении должны быть искренними, иначе они теряют всякий смысл. Возможно, поэтому предложение ввести в судебную практику извинения «из-под палки» не нашли широкой поддержки, и предложение разработать специальный закон, так и осталось лишь предложением.

Другое дело, денежная компенсация морального вреда. По существующему ныне законодательству  искупить причиненные моральные страдания можно только деньгами. Возможно, во времена товарно-денежных отношений такая форма загладить вину, действительно, самая оптимальная. Вопрос, в каких единицах измерять нравственные и физические страдания жертвы,  и по какому курсу обменивать их на рубли? В законе «тарифы» компенсации морального вреда не прописаны.

Немного истории. В дореволюционной России личная обида рассматривалась, как возможное основание для предъявления требования о выплате денежной компенсации. «Размер пени или, так называемого, бесчестия, смотря по состоянию или званию обидчика и по особым отношения обидчика к обиженному, не превышает 50 рублей», писал юрист Г. Ф. Шершеневич. Но в судебной практике того времени дел о возмещении морального вреда было немного. Для дворянина требовать деньги за личное оскорбление было недопустимо. «Разве какой-нибудь порядочный человек позволит себе воспользоваться ст. 670 для того, чтобы ценой собственного достоинства получить мнимое возмещение»? В советские времена понятие «моральный вред» просто исчезло из юридической практики. Отношения такого рода «строители коммунизма» должны были выяснять на партийных собраниях, а не в залах суда. Принимать решения о возмещении морального вреда российские суды стали в начале 90-х. Требовать компенсацию за испытанные нравственные и физические страдания неотъемлемое право гражданина РФ, прописанное в Конституции. Но вот четкого определения, что же такое моральный вред, и во сколько его можно оценить, до сих пор нет.

Заместитель председателя псковского городского суда Анатолий Овчинников признается, рассматривая иски о возмещении морального ущерба, судья руководствуется не четкой «буквой закона», а собственным здравым смыслом и сложившейся судебной практикой. Понятно, что оценить потерю близкого человека в рублях невозможно, но, к примеру, в Пскове в случае убийства, родственникам жертвы, в среднем, выплачивают от 100 до 300 тысяч рублей. Но это совсем не значит, что, к примеру, в Новгороде или в Самаре за равноценные моральные страдания выплатят такую же сумму. Как ни странно это звучит, существует территориальный принцип взыскания морального ущерба. Конечно, это не прописано ни в одном законе, но на практике действует именно этот принцип. В равнозначных ситуациях, московский судья, безусловно, присудит больший размер компенсации, чем, к примеру,   псковский.  В столице и зарплаты повыше, и люди побогаче. С точки зрения здравого смысла, вроде бы, абсурд. Получается, что москвич испытывает большие моральные страдания, чем житель провинции. Но с другой стороны,  такая практика вполне объективна. Моральный вред – это гражданская ответственность, которая измеряется в рублях. Человек платит за то, что нарушил закон. Логично, что богатый человек должен платить больше, чем бедный. Иначе получится, что их гражданская ответственность за одно и тоже деяние не равноценная. Согласитесь,  что миллионер куда проще расстанется со ста тысячами, чем водитель или школьный учитель. Кстати, материальное состояние, как  ответчика, так и потерпевшего так же учитывается при определении размера морального ущерба.

В российской судебной практике есть и такие случаи, когда за убийство животного выплачивают большую компенсацию, чем за убийство человека. Звучит кощунственно. Но вот конкретный пример. Одинокая старушка, у которой убили любимую собачку. И жена, похоронившая ненавистного мужа, который всю жизнь пил и изменял ей. Ответ напрашивается сам собой. Наверняка, старушка тяжелее переживает потерю собаки, чем жена смерть мужа. Но ведь ни один врач, и ни один юрист не выпишет справку, где будет определена степень моральных страданий. Как поступать в этом случае судье? Еще один пример. Шрам, оставшийся на лице мужчины, после нападения грабителя, и тоже увечье, причиненное женщине. Очевидно, что, испытав одинаковую физическую боль, душевные страдания женщины будут несопоставимы с переживаниями мужчины.

Анатолий Овчинников вспоминает дело из своей судебной практике, которое рассматривалось в г. Остров лет десять назад. Мужчина, бывший военный, украл телефон со своего предприятия. За что ему объявили публичный выговор и уволили с работы. Факт кражи был очевиден, но юридически не доказан, и мелкий воришка добился своего восстановления на работе, а заодно потребовал возместить его моральные страдания. Отказать ему не было юридических оснований, тогда судья присудил символическую, даже по тем временам, компенсацию. В жалобе на это решение, недовольный гражданин написал, что судья оценил честь офицера в 50 рублей. На что в заочном споре судья ответил, - «В 50 рублей я оценил честь вора».

Еще одно дело рассматривалось в псковском суде. Родители мальчика, которого сбила машина, обратились с иском о возмещение морального ущерба. Ребенок не получил серьезных телесных повреждений, но, безусловно, перенес душевный стресс. Судья долго думал, что же может сгладить эти неприятные ощущения. Узнав от родителей мальчика, что он давно мечтает о велосипеде, судья принял решение, что «велосипед будет достаточной компенсацией моральных страданий ребенка», и обязал водителя выплатить сумму, равную стоимости велосипеда.

Но есть и такие случаи, когда понятие «компенсация морального вреда» становится способом подзаработать. За два синяка, полученных в дорожно-транспортном происшествии, в суде разворачиваются настоящие баталии за компенсацию морального ущерба. Причем душевные страдания испытывает не только сам потерпевший, но и все его близкие и дальние родственники. Кстати, и в этом случае закон тоже конкретно не определяет, кто имеет право на компенсацию морального вреда. Теоретически даже сосед потерпевшего может обратиться с таким иском в суд.  

Точной статистики по искам о компенсации морального вреда не существует, признались в псковском городском суде. Но по оценкам судей, порядка 90% таких исков удовлетворяется.

Заместитель председателя псковского городского суда Анатолий Овчинников убежден, что прописать в законе рекомендации на все случае жизни просто невозможно. Каждое дело индивидуально, и такая тонкая материя, как душевные страдания не вписывается в рамки гражданского кодекса. Вынося решение, судья должен руководствоваться, прежде всего, здравым смыслом. P.S. После встречи с журналистом нашей редакции, в псковском городском суде решили проанализировать практику рассмотрения исков о компенсации морального вреда, и обобщить весь имеющийся опыт.

Татьяна Фадеева

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 257 человек
Лента новостей
Последние новости