Сегодня: Вторник, 17 Октября    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Будь в форме-7 7 причин платить за газ вовремя Козловский о кредитной политике Секция баскетбола Ниже не будет! Аренда Автоцентр «Эльва»: Любой автомобиль «КIА» в зачет нового Ford или Skoda - это реально! 27 сентября Бизнес-решения вне рамок Балтийский лизинг «Авентин-Псков» приглашает на День открытых дверей Лучшая интерьерная печать в Пскове «Охота на свалки»



«Добро пожаловать в Ад, салаги!»

01.09.2010 17:31 ПЛН, Псков

Не каждый день одно из крупнейших издательств страны выпускает в свет книжку псковского автора. Но в этом году московское издательство «Эксмо» в серии «Неизвестная война. Афган» издало «роман» Игоря Афанасьева, его «саперную правду Афгана», парня, а сейчас уже зрелого мужчины, родившегося в 1962-м году в Пскове, в середине 80-х прошедшего срочную службу сапером в Афганистане, а затем, успешно окончив институт, все эти годы счастливо жившего в Пскове.

Несколько лет назад Игорь Афанасьев начал писать свои воспоминания о той, далекой уже войне, публикуя их в Интернете. Кураторы проекта «Неизвестная война. Афган» обнаружили тексты Игоря и предложили составить из них книжку. Получился томик пакет-бука «Сапер, который ошибся».

Псков

Почему «ошибся», Игорь и сам не знает, ведь известно, что сапер ошибается только раз. Но так придумали издатели, им видней, как завлечь читателя. Потому что про «роман» – тоже вранье, как и фотошоп на обложке: к настоящей фотографии военного в камуфляже приставили голову какого-то смазливого улыбающегося чувака, и думают, что это не заметно.

То есть «проект» «Эксмо» работает, текст под очередной обложкой «проекта» - нет. Вернее, текст говорит сам за себя, выбиваясь за жесткие рамки литературного «проекта», как реальные вши, о кроторых пишет Игорь, мешают романтизировать «чистый образ Афгана», сложившийся в некоторых головах под влиянием некоторых кинофильмов и книг.

Сам Игорь рассказывает намного интересней, чем пишет, и в чисто художественном отношении его «роман» никак не вписывается в границы предложенного жанра. Однако в качестве «документа» «Сапер, который ошибся» имеет непреходящую ценность. Потому что мы получили живое свидетельство вернувшегося с войны солдата, а оно гораздо правдивей, чем отчеты генералов или даже полковников.

То, о чем написал Игорь Афанасьев, кого-то, быть может шокирует, но не тех, кто прошел Советскую армию. Речь здесь идет, конечно, о так называемой «дедовщине», о которой, не стесняясь и ничего не скрывая, рассказывает автор. И в каком-то смысле это страшный диагноз той стране и тому народу, которые существовали на 1/6 части планеты, одно из и объяснений, отчего СССР распался так катастрофически стремительно.

Теперь, задним числом, понимаешь, что дедовщина, которая существовала, и в воюющем Афганистане тоже, отражала состояние крайне мозаичного, многонационального и переполненного злобой общества советского дефицита, блата и распределения, великолепно характеризуя настоящее положение вещей в самой стране.

Дедовщина в армии – самый яркий показатель ее социального нездоровья. До реального распада СССР оставались какие-то немногие годы, и Афганистан послужил лишь катализатором этого процесса. И все эти выводы легко приходят на ум, когда читаешь «окопную», вернее, «саперную» правду сержанта Афанасьева.

Сам автор в «Прологе» отлично определил жанр своих воспоминаний, и вот как раз этим признаниям стоит довериться читателю: «Больше всего сборник похож на солянку, где в одном котле варится перемешанная куча персонажей, и, разумеется, является пищей духовной. Главный ингредиент – обычный советский студент-раздолбай, который сначала вылетает из питерского института, а потом попадает в армию. Сначала в ашхабадскую учебку, а затем в 191-й отдельный мотострелковый полк, расположенный в 17 километрах от старинного восточного города Газни на востоке Афганистана...

Это «мясное» блюдо, ибо большинство из тех, кто варился в афганском котле, - «пушечное мясо». В сборнике есть «соль» - это пот от солдатских трудов на многочисленных операциях и реализациях разведданных и слезы от обид. «Сахар» - это любовь и приятные воспоминания. Конечно же, «колбаса» разных сортов – это солдатский юмор, байки и забавные случаи. Есть горечь потерь и страх перед боем. Присутствует «лавровый лист» - радость победы, а также «картошка» - повествование о солдатских буднях и суровом армейском быте. Конечно же, ароматные «приправы» в виде описания афганского колорита и пейзажей».

Вообще-то Игорь Афанасьев в Афган попасть был не должен. В учебке его готовили к работе инструктора для саперов, и он должен был остаться в Союзе. К тому же во время кросса по жаре он получил солнечный удар, и его должны были отправить в служить в среднюю полосу России (несколько солдат во время этого кросса погибли), но судьба, или врачи, распорядились иначе. Плюс к этим обстоятельсвам сыграл свою роковую роль «раздолбайский» характер: Игорь вместе с товарищем убежал в самоволку, где напился вина.

По совокупности этих «шалостей» его и отправили за границу, туда, где, по сообщениям советских газет, советские солдаты помогали афганским товарищам строить социализм, то есть сажали деревья, а на самом деле – воевали с целым народом, половина которого ушла в партизаны.

Игорь очень тщательно, в подробностях и деталях, будто это случилось вчера, вспоминает все бои, в которых пришлось участвовать, но не скрывает и другой правды: правды внутриармейских отношений, ту самую дедовщину, что является верным признаком разложения общества.

Ведь дедовщина не берется из Космоса, ее на засылают иностранные агенты из стран НАТО, это просто предельно сгущенная, сконцентрированная модель целого общества, каким был тогда СССР.

«Подошли к палатке и заглянули вовнутрь через распахнутую дверь. Рычащие, как звери, деды схватили первого попавшегося «слона» за «хобот» и втащили в палатку. Мы сразу же дали задний ход, а стоящие сзади черпаки пытались втолкнуть нас внутрь, но мы вывернулись и ушли... оставив на «съедение» своего товарища. Увы, но каждый боролся сам за себя и предпочитал уклоняться от драки, делая вид, что его это не касается. В туалет сходить – тоже огромная проблема. Эти «звери» охотились на одиноких ходоков, отбирая шапки или ремни...

Жутко противное место эта кабульская пересылка – как, впрочем, и вся наша Советская армия, погрязшая в воровстве и дедовщине». – Резюмирует автор, и его свидетельству веришь, потому что весь этот ужас он прочувствовал на собственной шкуре.

Сам-то Игорь, судя по его рассказам, был не робкого десятка и ему удавалось дать «дедам» отпор, а вот ребятам более интеллигентным приходилось несладко:

«Оказалось, что обобранный до нитки курсант будет служить в нашей саперной роте. Звали его Юрий-Тит Хейнович Сельге, и родом он из Таллина. Он был нормальным парнем – добрым, доверчивым и по-прибалтийски аккуратным, но гнобили его до самого дембеля. – Свидетельствует автор. – Спасало его только то, что он жил отдельно, около скважины, обслуживающей водой полк. Только всякие придурки – сначала деды, а потом годки, когда Юрий стал дедом, - доставали его и там, а потом приходили в палатку и хвастались, как издевались над ним. К великому сожалению, садистские наклонности были весьма распространены в армии, и многие нормальные парни страдали от этого».

Историй о дедовщине, этом обыденном и диком порядке, который действовал даже в воюющей армии, в книге достаточно, но некоторые эпизоды все равно поражают своей иррациональностью: так, боец с фамилией Бойцов из Великого Новгорода постоянно убегал из палаток и жил, где придется, даже в цистернах для мазута. Бойцова постоянно искали, но мириться с дедовщиной он не хотел и все равно убегал.

«Дедовщина была суровой, и всем приходилось терпеть унижение и гнет при полном попустительстве офицеров. Их позиция была такой: «Только ни при мне! Во многом ситуация их устраивала, потому что приказы выполнялись, а какой ценой – их мало интересовало». – Констатирует автор, повествуя о том, что даже теперь кажется неправдоподобным, о том, как братья по оружию подставили младших товарищей:

«Тревожное затишье перед бурей.

На входе в палатку стоял дед и отталкивал нас, молодых, пропуская всех остальных. Когда все вбежали, то он перед нашим носом с силой захлопнул дверь. Мы остались снаружи, ожидая удара неведомой нам стихии. Я попытался посильнее дернуть дверь, но ее крепко держали изнутри. Нас подставили. Стена песка была совсем рядом, и свинцово-багровая туча закрывала все небо. Мы побежали за палатку и рухнули на землю...Воздух был перенасыщен песком и пылью, которые попадали в рот и легкие. Дышать было тяжело, потому что воздуха не было, только песок и пыль. Мелкие камушки, разгоняемые порывами ветра, больно били по открытым участкам кожи. Буря свистела и ревела. Песок забивался во все складки одежды...»

Когда песчаная буря закончилась, «дверь в палатку открылась, и показались довольные рожи старослужащих, на них большими буквами было написано: «У меня большая радость – я другому сделал гадость!»

И это соотечественники, причем в экстермальных условиях, то есть на войне!

Воистину, такая страна, как СССР должен был погибнуить в конвульсиях. Просто по логике существования его народа, когда парень, который старше своего сослуживца всего на год, называясь «дедом», полагает своим долгом унизить младшего!

Игорь Афанасьев много чего еще сумел рассказать: и про наркоманов, которых он встретил впервые именно в Афганистане, и про напрасные жертвы солдат, отданные на откуп офицерам, которые ради званий и цацек, были готовы жертвовать «пушечным мясом», и про «шмон» кишлаков, а, главное, про суровые будни войны, когда или ты убиваешь, или тебя убивают, и третьего не дано.

Такова война. И Игорь тоже убивал, и видел своих убитых. За что теперь ему горько и стыдно.

Война, точно задокументированная талантливым человеком Игорем Афанасьевым, который именно там, в Афганистане, и поверил в Бога, потому что, согласно старой байке, на войне атеистов не бывает.

Книжка псковского автора Игоря Афанасьева, несмотря на свою эстетическую незамысловатость, открывает глаза на многие вещи, позволяя узнать не только занятные и часто жуткие подробности реальных боевых операций, но и вскрывает причины, отчего в конце концов Советская Армия с позором покинула среднеазиатскую страну, а сам Советский Союз с балаболом-генсеком буквально через несколько лет после бесславного «вывода ограниченного контингента» развалился, как карточный домик, под объективами видеокамер телекомпаний всего мира.

Саша Донецкий

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Чем, на ваш взгляд, должен заняться Михаил Ведерников на посту врио губернатора Псковской области в первую очередь?











Loading...


Голосование

Чем, на ваш взгляд, должен заняться Михаил Ведерников на посту врио губернатора Псковской области в первую очередь?











Календарь

«« 2017 г.
«« октябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31