Общество

Пить или не пить?

16.09.2011 13:15|ПсковКомментариев: 19

Погода шепчет…Фразу, полагаю, можно не продолжать. Всем она либо известна, либо интуитивно понятна. Да чего уж там, промозглым осенним днем так приятно побаловать себя глинтвейном. Забраться на диван под теплый плед или растянуться на ковре перед камином (мечты-мечты!), ладно - прислониться к обогревателю  - и, медленно потягивая терпко-ароматный напиток, отбыть в собственную нирвану. Собственно, в том и прелесть холодной осени. Там, за окном - мерзко и противно, а здесь - тепло и уютно.

«Мгновенье! О, как прекрасно ты, повремени!» - своевременно прочитанная строчка создаст синергетический эффект, так что не стоит пренебрегать и литературой в придачу к пледу/дивану/дымящемуся напитку. 

Но, все хорошо, что хорошо кончается. А осень-то долгая, и в нирвану хочется регулярно, а вино или еще что покрепче - это так просто и доступно… И, все - привет, «белочка», в смысле, сперва бытовое пьянство, потом абстинентный синдром, алкогольный психоз и прочие другие малоприятные состояния. И ведь ЭТО не лечится! Бывших алкоголиков, как утверждают специалисты недавно открытого в Палкинском районе реабилитационного центра, не бывает.

Но есть в мировой практике и примечательно-позитивные примеры. Например, Уинстон Черчилль, который большую часть своей жизни был ярым приверженцем горячительных напитков, накануне собственного 70-летия отказался от сигар и спиртного. И прожил до 90 лет, между прочим. А в лучшие годы, он, как уверяют мемуаристы, мог выпить за день бутылку коньяка, правда, иногда политик переключался на шампанское или виски. «Я извлек из выпивки больше, чем выпивка из меня», - известная фраза. Впрочем, как и анекдотический диалог, произошедший в парламентском баре. «Сэр, да вы же пьяны!» - воскликнула дама, с которой при выходе столкнулся премьер-министр. «А у вас кривые ноги! - мгновенно парировал Черчилль. - Но я-то завтра просплюсь!» И, действительно, трезвое «завтра» состоялось. Уж не знаю, восхищаться ли железной волей человека или компетентными медиками, которые сумели наставить высокопоставленного пациента на путь истинный, или еще кем-то/чем-то. Но факт полного (практически?) отказа от спиртного вызывает уважение.

Современным алкоголикам требуется приложить массу усилий для воссоздания трезвой жизни, и все равно каждый пятый не может пройти точку невозврата. Такие данные привел православный священник и координатор духовной программы реабилитационного центра «Ручей» Александр Гаврилов.

-  Как правило, сам пациент к нам не приходит. У человека, систематически употребляющего алкоголь или наркотики, нет никакого желания лечиться.  Переживать об этом начинают родственники. И, в первую очередь, мы занимаемся с близкими зависимого человека. Учим их так подойти к делу, чтобы замотивировать своего родственника прийти к нам.

Для пришедших - строгие правила и жесткий распорядок дня. Минимальный курс лечения - от 28 дней до 3 месяцев. После этого для пациентов предусмотрены два месяца социальной адаптации  - так называемое «амбулаторное лечение». Звучит строго, даже сурово. Но все гораздо экстравагантнее. От «ухода» в скит и исключительно молитв вперемешку с трудовым послушанием организаторы центра давно отказались. Реабилитантов, после обязательного курса «стационара», ждут социальные проекты и флэшмобы, креативные идеи для которых подкидывает арт-директор центра Никита Плащевский[1]. Зиждется креатив на вере пациентов центра в то, что трезвостью нужно делиться.

- То есть когда люди что-то бесплатно получают, они могут это сохранить, только отдавая другим. В качестве примера приведу прошлый Новый год. Поздравляли мы деток, которые лежат в институте имени Турнера в Пушкине. Дедом Морозом нарядился парень, прошедший Чечню и в прошлом никогда не участвовавший в подобных акциях. Он впервые в жизни надел костюм Деда Мороза, бороду, накрасил нос и дарил детям подарки. Он сам потом удивленно рассказывал, что никогда до этого не испытывал тех чувств, как в тот момент, когда дети в больнице принимали из его рук подарки, смотрели на него благодарным взглядом. После этого пить хочется меньше - после таких моментов соприкосновения с Богом, соприкосновением с добром, искренностью, с человеческим теплом. Чем больше таких моментов в жизни у человека, тем меньше его рука тянется к рюмке. Это и есть вкус настоящей жизни. И наша задача - дать возможность попробовать настоящую жизнь на вкус.

Возможно ли это - затмить вкус вина? Практики говорят - да! Четыре человека из пяти «завязывают» с алкоголем или наркотиками. Надолго или насовсем - судить сложно, поскольку сеть реабилитационных центров «Ручей» существует всего 10 лет, что, впрочем, тоже немало. Успешно работает и расширяется, привлекая в качестве консультантов своих выпускников, у которых буквально на лице написано, что они из «бывших». Это, по мнению Никиты Плащевского, производит неизгладимое впечатление на вновь пришедших.

- Мы не можем запрограммировать человека не пить. Все, что делается в реабилитационном центре,  - демонстрируется возможность выбора. И кто-то все-таки делает выбор в сторону употребления, потому что так ему кажется проще, так безответственней, легче, ленивей и прикольней. А кто-то выбирает свою жизнь. И возвращается к своей профессии. Я лично знаком и с капитаном дальнего плавания, и с летчиком «Аэрофлота», и с прекрасным врачом. Знаком я также с людьми, которые никогда не работали, поскольку начали употреблять еще лет в 14-15, и сейчас им около 30. Но ведь алкоголики и наркоманы - безусловно, талантливые люди, они умудряются в течение многих лет как-то существовать без денег (находить спиртное, где-то ночевать, что- то одевать). То есть жизнеспособность у них есть. И задача реабилитации - по возможности обратить эти умения в какое-то позитивное русло. И они приживаются, находят свое место в жизни. И, самое главное: «бывшие» зависимые знают, что если начнешь пить - умрешь. Поэтому из них - из тех, кто выбирает жизнь - получаются очень хорошие работники. Они знают, ЧТО могут потерять, и им есть, что терять.

Резюмируя вышесказанное, приведу слова Л.Н.Толстого: «Избавится от пьянства человек не тогда, когда он будет лишен возможности пить, а тогда, когда он не станет пить, хотя бы перед ним стояло вино».

P.S.Псковскую область - как точку приложения своих сил - организаторы сети центров «Ручей» выбрали по нескольким причинам. В том числе, и потому, что область пьющая. Но, главное - налажен контакт с областной администрацией. «Это первый такой момент в многолетней нашей истории, когда администрация с удовольствием, очень благодарно нас принимает», - рассыпается в комплиментах местным чиновникам отец Александр. «И поэтому тоже для жителей нашего региона помощь в реабилитационном центре предоставляется бесплатно?» -  любопытствую я, памятуя про «бесплатный сыр и мышеловку». «И поэтому тоже», - ставит точку в нашей беседе генеральный директор сети реабилитационных центров «Ручей» Игорь Герасимов.

Елена Ковалева

 

 



[1] Никита Плащевский в 1998 году окончил Санкт-Петербургскую Театральную академию. В конце 90-х - ведущий программы «Презент» на радиостанции «Европа плюс», в начале двухтысячных - соучредитель «Арт-студио», одной из самых первых и успешных на тот момент компаний по организации мероприятий.

С тех пор и по сей день - сценарист, режиссер и ведущий программ. 

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 735 человек
Лента новостей
Последние новости