Псков Северо-запад политика бизнес строительство недвижимость таможня Эстония Латвия грузоперевозки деревообработка лес туризм
Доведут ли Изборскую крепость «до ума»? : Псковская Лента Новостей / ПЛН
<< вернуться на ПЛН   | Новости Пскова и Псковской области. Сегодня: Воскресенье, 04 Декабря    18+
Информационный портал Псковской области. Полная картина жизни. Основан в 2000 году.
Конкурс на лучший туристский продукт
Бесплатная экскурсия «Псков современный»
Самые красивые деревни России
Отдых в Белоруссии - мифы и реальность
На море в кризис
Ретропоезд из Петербурга в Псков

Как вы понимаете словосочетание «горящий тур»?







Историческое наследие









Расписание трансферов

Доведут ли Изборскую крепость «до ума»?


23.03.2011 16:18 ПЛН, Псков

В последние дни, в рамках начавшейся кампании по подготовке к Изборскому юбилею, в средствах массовой информации региона развернулась достаточно жесткая полемика о судьбе кровли и шатров на стенах и башнях Изборской крепости. Сторонники возведения консервационных шатров с последующей музеефикацией башен полагают, что только таким способом можно оградить уникальную крепость от неминуемого разрушения. Противники музеефикации считают, что любое приспособление башен под нужды музея-заповедника (устройство смотровой площадки, размещение внутри башен музейных экспозиций и т. д.) нарушит аутентичность историко-архитектурного объекта.

Псков

На обывательском уровне научная дилемма укладывается в «гамлетовский» вопрос: «Быть или не быть деревянным шатрам на башнях Изборской крепости?» Эту методическую проблему предстояло решить в кратчайшие сроки, приняв оптимальное решение. Каково же было удивление наблюдателей, когда таким «оптимальным» решением вдруг стали «стеклянные покрытия», эскизный проект которых в кратчайшие сроки, в течение двух-трех недель, должны подготовить архитекторы. Идея странная, если не сказать жестче, но пока мы воздержимся от развернутых оценок случившегося. Возможно, речь сейчас идет не о профессиональном конфузе, а исключительно о своеобразном «компромиссе» между убежденными сторонниками сооружения шатров и теми, кто до недавних пор выступал за сохранение руин.  

Как сообщается, решение о «стеклянных покрытиях» башен Изборской крепости (вероятно, по типу печально знаменитой Луковки) приняли участники заседания рабочей группы научно-методического совета по вопросам сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия Псковской области под председательством руководителя ведомства Александра Голышева.

Если на башнях Темной, Рябиновке, Вышке и Талавской предполагается установить стеклянные покрытия, то на Колокольной башне соорудят традиционное деревянное консервационное покрытие.

Ну, а Луковка, видимо, как образец для последующего остекления башен, останется в своем прежнем виде.

Поражает состав специалистов, которые решили «творчески поэкспериментировать» с техническим заданием плюс виртуальным обликом Изборской крепости. В скандальном заседании, в частности, принял участие автор первого проекта реставрационных работ на Изборской крепости Александр Богодухов, прежде ратовавший исключительно за близкую к аутентичной деревянную консервационную кровлю. А также главный архитектор проектов Псковского филиала «Институт «Спецпроектреставрация» Владимир Никитин, прежде рьяно отстаивавший позицию максимального невмешательства в памятник, по поводу и без ссылаясь на «Венецианскую хартию». В свою очередь представитель Росрегионреставрации в Псковской области Игорь Лагунин высказывался в СМИ региона за «внутренние кровли», а на заседании в Госкомитете по культуре 17 марта защищал проект с внешними деревянными кровлями.

И вот все эти люди, собравшись вместе, присовокупились к «авангардистскому» по сути проекту «остекления» башен. Как это понимать? Что случилось? Кто и почему нажал «на горло собственной песне»?

Пока не совсем понятно, гипотетический проект с перекрытиями из оргстекла – это экспериментальный «пробник», или идея зрела в чиновничьих кабинетах давно, и вот только вчера была извлечена на свет Божий?

Все эти вопросы предстоит выяснить особо, «из первых рук», а пока у нас имеется возможность познакомить читателя с точкой зрения, которую можно назвать наиболее умеренной и взвешенной, ориентирующейся на сложившиеся в России традиции реставрации.   

О трудностях «перевода» теории научной реставрации на практический язык жизни корреспондент Псковской Ленты Новостей побеседовал с руководителем  представительства «Российской ассоциации реставраторов» по Псковской области Игорем Лагуниным.

Эксперт принимал участие в разработке проекта реставрации Изборской крепости и вместе с другими авторами защищал научно-проектную документацию в 2002-м году на Федеральном научно-методическом совете при Министерстве культуры России в Москве.

Здесь следует, предупреждая читателя, заметить только, что интервью записано до заседания рабочей группы, принявшей решение о «стеклянных крышах» Изборской крепости.

- Игорь Иванович, расскажите, какое именно отношение вы имели к этому проекту?

- Меня пригласили для разработки концепции именно музеефикации. Сам проект, разумеется, разрабатывался институтом «Спецпроектреставрация». Я выступал в данном проекте в качестве приглашенного специалиста.

- Вся проблема, как я понял, заключается в том, можно ли музеефицировать Изборскую крепость или нет? Вот архитектор Владимир Никитин принципиально против музеефикации.

- Ну, у него своя, специфическая, точка зрения. Есть еще специалисты, небольшой круг, которые тоже придерживаются вот такой крайней точки зрения. Но мы, к сожалению, знаем из опыта, что только приспособленные памятники живут долго. Изборская крепость – главный музейный объект Изборского музея-заповедника. То есть о чем здесь вообще еще можно говорить?

- Музеефикация, что называется, напрашивается?

- Музеефикация не просто напрашивается, она обязательна. Все уже пришли к общему знаменателю в вопросе туристских переходов по восточной стене. Остается вопрос музейной зоны, согласно той концепции, которую мы разрабатывали. Там 4 западные башни, но Талавскую башню, которая хорошо сохранилась, предпочтительней показывать в «чистом виде», чтобы можно было архитектуру увидеть. Но все 4 башни необходимо обязательно оставить для осмотра. У нас турист не настолько искушен и подготовлен, чтобы оценить крепость как историко-архитектурный объект. Специалисты, конечно, приедут, посмотрят. А людям необходимо показать героическую историю Изборска. Где мы ее можем показать? И интереснейшую архитектурную историю крепости тоже следует показывать, ведь так? Вот, к примеру, башня Темнушка – уже само ее название говорит, что она использовалась как тюрьма. Поэтому в ней предполагается какое-то любопытное, специфическое музейное решение. Иначе говоря, все это было абсолютно очевидно, соответствовало заданию Министерства культуры России по музеефикации. Что и было заложено в тот эскизный проект, который мы в 2002-м году успешно, между прочим, защитили перед Федеральным научно-методическим советом в Москве. И мне казалось, что все вопросы сняты.

- Противники шатров убеждены, что те нарушат привычный облик Изборской крепости.

- Да, самым острым вопросом был тогда, и сейчас остается вопрос сохранения исторического силуэта Изборской крепости с учетом консервации башен. Особенно там, где должны размещаться экспозиции. Первая идея была – сделать скрытые кровли. Но в эксплуатации это слишком сложный вариант. Снег, дождь, протечки. А там, где есть сложности, там небезопасно для памятника. Понимаете, жизнь – штука сложная. Вдруг условий для эксплуатации не будет? Представим себе худший вариант, да? Страдать будут объекты историко-архитектурного наследия. Поэтому, после долгих дебатов, архитекторы предложили такие вот консервационные крышки. На других памятниках они нигде ни у кого никаких вопросов не вызывают. Решение это родилось не сразу, и не у всех вызывает удовлетворение, но решение очевидное. Это – консервация. Это – не претензия на шатер, на восстановление, на новодел и так далее. Чисто консервационное решение, которое, кстати, потом всегда можно при случае поменять, и при этом памятники будут целы. Эти крышки можно быстро разобрать, и заменить на более совершенные решения. Вдруг со временем специалисты что-нибудь новое придумают?

- Столь жесткая полемика, которая сейчас развернулась в профессиональной среде, не угрожает самому процессу реставрации?

- Да. В любом случае меня сейчас, прежде всего, волнует наша готовность к юбилею. Понимаете, если мы сегодня начнем дебатировать, а у нас подобные дебаты всегда протекают крайне сложно и напряженно, все это потребует очень длительного времени, и что же мы, будем срывать возможность реставрации? Это просто чудо, что выделены деньги, и мы получили возможность довести Изборскую крепость «до ума». И второе, это, конечно, полноценная музеефикация крепости. Пожалуйста, если архитекторы предложат какой-то интересный вариант, мы можем его обсуждать, можем защитить перед научно-методическим советом в Москве, если, разумеется, мы сами будем уверены, что это оптимальное решение. В любом случае решение будет консервационным. Это можно обсуждать. Что касается отказа от закрытия именно музейных башен, то это изменение как общей концепции музеефикации крепости, так и собственно эскизного проекта. Так это не делается. По крайней мере, тогда нужно было выходить на федеральный уровень, ну, так по логике вещей...

- Принципы «Венецианской хартии», на которую постоянно ссылаются противники возведения шатров, квалифицируя другие точки зрения как некомпетентные, это что, догма?

- Нет, конечно. «Венецианская хартия» была принята очень давно. И вся международная документация чуть ли не каждый год пересматривается, дорабатывается. И к первоначальным документам добавилось уже множество других документов. В двух словах, все дело в аутентичности объекта, т. е сохранении подлинника. Немаловажный момент – сохранение старых технологий, истории памятника. Всему этому принятое решение, эскизный проект Изборской крепости никак не противоречат. Речь просто идет о разных трактовках. И в азарте авторы часто пользуются формулировками «Венецианской хартии» как холодным оружием. Общие принципы все равно понятны всем: максимальное сохранение материала памятника, его вида, облика. Однако в реставрации каждый объект индивидуален. И решение для каждого объекта должно разрабатываться особое. В каких-то случаях архитекторы идут даже на новации.

Возьмем Лувр. Поставили же стеклянную пирамиду перед Лувром? Решение радикальное. Если размахивать «Венецианской хартией», тогда к Лувру вообще нельзя было подходить. Но если эта пирамида была полезна, необходима объекту, в данном случае, Лувру, то всё оптимально. В пылу полемики подчас забывается о самом главном – о здоровье пациента. Сначала нужно думать о том, чтобы пациент был здоров и жив, а уж потом…

- Иначе говоря, вы считаете, что позиция архитектора Владимира Никитина предельно радикальна?

- Да, слишком радикальна. Дескать, нужно просто законсервировать объект и больше его вообще не трогать. Сегодня уже давно отказались от подобных воззрений. Тем более, что мы живем не в идеальных условиях. Мы должны искать экономичные, долговременные решения. Здесь много еще чего необходимо учитывать. Реставрация – это не чистая методика. Это еще и жизненная проблема в целом.

Беседовал Саша ДОНЕЦКИЙ

Примечание: «Венецианская хартия» - Международная хартия по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест. Принята на II Международном конгрессе архитекторов и технических специалистов по историческим памятникам в Венеции в 1964-м году.

Источник: Псковская Лента Новостей


  Опубликовать  


cюжет:
Изборская крепость: с шатрами или без?

Как вы понимаете словосочетание «горящий тур»?






Интересные новости

Rambler's Top100