Сцена / Из первых уст

Дмитрий Месхиев: Если бы я делал все то, в чем меня обвиняет Союз кинематографистов России, я бы давно должен был сидеть в тюрьме

15.12.2017 13:08|ПсковКомментариев: 31
Руководитель Театрально-концертной дирекции Псковской области Дмитрий Месхиев исключен из Союза кинематографистов России. Это решение руководства организации он воспринял спокойно, отметив, что сам давно раздумывал над тем, чтобы покинуть Союз. О причинах такого решения и его последствиях Дмитрий Месхиев рассказал в интервью корреспонденту Псковской Ленты Новостей.
 
 
- Дмитрий Дмитриевич, как вы восприняли такое решение руководства Союза кинематографистов России?
 
- Честно вам скажу, давно подумывал над тем, чтобы выйти из рядов этой организации, но, видимо, Господь так определил, что они меня опередили. Опередили, и слава Богу. Но прискорбно не это. Прискорбно, честно говоря, все, что происходит сейчас в Союзе кинематографистов России. И дело не во мне и не в моем исключении. Это частная ситуация. В целом тенденции очень плохие, потому что, с моей точки зрения, Союз просто самоуничтожается.
 
- Что вы имеете ввиду?
 
- Все это напоминает некие годы прошлого. Что касается моей ситуации, то им очень выгодно иметь в моем лице такого врага, на которого можно скинуть все проблемы. При этом можно и все свои проблемы, свои недостатки и свои промахи свалить на меня. И эти тенденции, к сожалению, в этом Союзе не единичные. Вся та ситуация, которая происходит с руководством Союза, с отсутствием ротации кадров, это подтверждает. Я отруководил питерским Союзом два года и, следуя уставу, ушел из председателей. Даже то, что они меня исключили сейчас, говорит о том, что Союз теряет свое реноме, теряет свою репутацию.
 
При этом, замечу, за последние полтора года я выиграл с десяток судебных исков у Союза кинематографистов во всех инстанциях и получил довольно крупную финансовую компенсацию. И Союз кинематографист России выплатил мне эти деньги, абсолютно официально. Просто это никем не говорится и никем не афишируется. Почему-то на том же съезде Союза кинематографистов об этом не было сказано ни слова.
 
- Что это были за иски?
 
- Это были финансовые иски против Союза кинематографистов России, я получил финансовую компенсацию. Союз подавал апелляции, но судебные органы приняли решения в мою пользу, что говорит о правильности и честности российского суда. Я судился с большой общественной организацией, возглавляемой очень известными и значимыми людьми, поэтому обвинять меня в том, что я договаривался с судом, мягко говоря, странновато.
 
Более того, я выиграл суд у господина Снежкина (руководитель петербургского отделения Союза кинематографистов РФ, режиссер Сергей Снежкин - прим. ред.) о защите чести, достоинства и клевете в мой адрес. Господин Снежкин подал апелляцию, посмотрим, как будут развиваться события. Я, видимо, буду вынужден подавать еще иски против господина Снежкина, потому что не закрывает человек рот, ему как с гуся вода. Могу сказать вам честно, пока у нас в стране очень низкие финансовые наказания за клевету и репутационные потери людей. Если бы было, как во всех странах, и с господина Снежкина потребовали хотя бы пару миллионов рублей за то, что он говорит, я думаю, он бы рот закрыл, а когда суд присуждает 20 тысяч рублей, ему от этого ни горячо, ни холодно.
 
- Какой вы видите судьбу Союза кинематографистов, с вами или без вас?
 
- К великому сожалению, я думаю, если так будет происходить в Союзе, то он сам закончит свое существование. И так ряды союза резко уменьшаются, в Союзе 7 лет назад произошел серьезный раскол, был организован альтернативный Союз. Это говорит о тенденциях очень нездоровых. Молодежь в Союз практически не идет. Союз превращается не в сильную, серьезную, профессиональную, общественную организацию, а скорее в собес. Это, конечно, важно, старикам надо помогать, но тогда это должна быть другая организация. К сожалению, все эти вещи меня, честно говоря, расстраивают. Меня не расстраивает исключение из Союза, потому что это никаким образом не повлияет на мою жизнь. Я не страдаю совершенно по этому поводу, потому что, еще раз повторюсь, сам собирался уходить.
 
- Соответственно, оспаривать это решение руководства Союза вы не намерены?
 
- Нет, конечно. Глупо осматривать решение, которое я и сам хотел принять. В данном случае, спасибо руководству Союза кинематографистов за то, что они меня избавили от необходимости писать заявление и от того, чтобы все это обсуждали, какой я сделал выпад - ухожу из Союза, а сам такой плохой. Так бы это и обсуждалось, если бы я написал заявление сам. Говорили бы, что я бегу от ответственности и прочее. Поэтому все правильно и закономерно.
 
- Что скажите по поводу обвинений в ваш адрес, неоднократно озвученных публично?
 
- Если бы я делал все то, в чем меня обвиняет руководство Союза, я бы уже давно должен был сидеть в тюрьме. Причем, на меня писали заявления в прокуратуру, в Следственный комитет о том, как я все украл, но я не был даже подозреваемым.
 
- Насколько мне известно, даже уголовное дело не было возбуждено?
 
- Нет, конечно. Ни одно дела не было возбуждено, я даже не был подозреваемым. Однажды я был свидетелем по делу о финансовых нарушениях другого лица, и все. Поэтому все это чушь.
 
- На вашу профессиональную деятельность это решение Союза никак не повлияет?
 
- Как это может повлиять? Разве я от этого стану плохим кинорежиссером, плохим продюсером, я стану хуже снимать кино? Я могу сейчас войти в какой-то другой союз. На самом деле, я являюсь членом нескольких союзов. Как я помогал некоторым кинематографистам и финансово, и по-человечески, так и буду продолжать это делать. Это никак не повлияет на мои решения. К сожалению, это пагубная тенденция для самого Союза, а не для меня. Руководству Союза кинематографистов России стоит задуматься, куда он двигается дальше в большой истории и о том, что делает. Это было бы правильно, нежели устраивать эти публичные порки.
 
Беседовала Светлана Аванесова
Лента новостей