Сцена / Обзоры

Авлабар теперь и наш

24.06.2015 11:49|ПсковКомментариев: 22
Вечер вторника. В фойе Псковского драмтеатра особенно шумно. Зрители настроены позитивно, ведь, как говорится в анонсе, их ждет три часа безудержного веселья. Спектакль «Наш Авлабар» на большой сцене Пушкинского театра представляет петербургский театр «Мастерская». Режиссер постановки Александр Кладько, которого можно узнать в толпе псковичей по ролям в «бандитских» сериалах, нервничает у входа в зрительный зал, посматривает на публику, будто вопрошая, примут такой юмор или нет... Поняли и приняли. «Наш Авлабар» по пьесе «Ханума» грузинского драматурга Авксентия Цагарели под занавес 108-го театрального сезона стал настоящим подарком для псковских театралов. ФОТОРЕПОРТАЖ.
 
 
Ровно в 19.00, несмотря на суету в зале, под стать грузинской свадьбе, звучит третий звонок, и зрители замирают. Не знаю, много ли грузин было на представлении, но телефон нас попросили отключить именно на грузинском. А потом, будто оправдываясь, с характерным акцентом перевели это и на русский язык. В своей манере, разумеется. Настроение у псковичей поднималось на глазах. Волной прокатывались смешки, иногда перерастающие в хохот.
 
«Мастерская» переносит нас в Авлабар - один из древнейших районов Тбилиси, в прошлом - центр армянской интеллигенции на территории Грузии. На сцене разворачивается настоящая война двух свах - Ханумы (Янина Бушина) и Кабато (Оксана Скачкова). Богатый тифлисский купец (Сергей Интяков) мечтает породниться с аристократией, для чего собирается выдать свою красавицу-дочь Сону (Алена Артемова) за старого князя Пантиашвили (Радик Галиуллин). Тот, в свою очередь, стремится с помощью выгодной женитьбы поправить свое материальное положение, а девушка, разумеется, любит другого. Да не кого-то, а племянника князя Котэ (Николай Куглянт). Чтобы сделать свое счастье возможным, влюбленные обращаются к известной авлабарской свахе Хануме. Та, преследуя и свои корыстные цели, водит всех за нос или оставляет с носом - как вам угодно.
 
 
Волей-неволей «Наш Авлабар» сравнивают со спектаклем «Ханума» Георгия Товстоногова. У многих еще свежи впечатления от телевизионной версии этого водевиля, который с успехом шел на сцене БДТ. Александр Кладько не раз подчеркивал в своих интервью, что его постановка совсем иная. Назвать ее «Наш Авлабар», а не «Ханума» - это его принципиальная позиция. «Для меня принципиально, что она называется не «Ханума», а «Наш Авлабар», в этом есть определенный подход, что это именно наш Авлабар, и мы его так видим. Мы не претендуем на погружение в эпоху, это такой хулиганско-актерский праздник. И мы очень рады, что все срослось именно таким образом: спектакль по своему художественному решению (а мы отталкивались во многом от Пиросмани, его картин), по актерским находкам, по режиссерским ходам совсем другой - не классический, не товстоноговский», - поделился он с ПЛН перед премьерой в Пскове.
 
«Мастерская» то переносит нас в кромешную тьму, то слепит прямо в глаза... юмором. Шутки весьма оригинальны, подчас неожиданны, что располагает к спектаклю и его исполнителям еще больше. К жанру комедии многие относятся с настороженностью - слишком велика вероятность провала. Ведь между хорошим юмором и пошлостью один маленький шаг, от которого искусный постановщик должен воздержаться. Александру Кладько это удалось как нельзя лучше. На протяжении всех трех часов спектакля он вместе с артистами держал публику в таком эмоциональном возбуждении, что зрители боялись отвлечься, дабы не пропустить очередную шутку или карикатуру:
 
- И из старого петуха сациви можно сделать...
- Сделать можно - есть нельзя...
- Можно, если приправа хороша.  
 
Молодые артисты «Мастерской» устраивали настоящие танцы на базаре, в бане и зрительском зале. Да-да, хотели псковичи сцен с полуголыми людьми в парилке - вот они, у «Мастерской» есть свой банщик. Грузинские песни дополняли и без того зажигательные сцены. Ноги сами собой просились в пляс. Зрители улыбались и озорно хлопали в ладоши в такт музыке. 
 
 
Особенно убедительны в спектакле показались мужские роли. Невероятно непосредственен и искренен был влюбленный Котэ (Николай Куглянт), в котором грузинский темперамент просыпался с каждой сценой. «Я не мужчина - я учитель», - кричит он, чуть не плача, осознавая, что счастье ускользает из его рук.  
 
Искушенный зритель не мог не заметить, что среди всего этого безумия, этого большого трехчасового анекдота, была, как ни странно, показана и настоящая искренняя любовь - в глазах, словах, переживаниях главных героев. За это Александра Кладько хочется благодарить отдельно.
 
 
Спектакль «Наш Авлабар» поражает своей целостностью от начала и до самого конца. Гармонично переплетенные между собой сцены, смех, шутки и искренние чувства - все это не оставляет равнодушным никого. Подкупает игра актеров, которые получают от происходящего на сцене истинное удовольствие, тем самым доставляя радость и нам, зрителям. 
 
Как и положено, заканчивается спектакль тремя свадьбами, гуляниями, реками вина, танцами и тостами. Абсолютно все зрители благодарят артистов стоя, в едином порыве кричат «Браво!» и долго не отпускают актеров со сцены. Те в свою очередь, растроганные таким вниманием, исполняют для нас еще один танец. Такой добротной комедии на века сейчас, пожалуй, не хватает и в репертуаре Псковского драмтеатра. Кто знает, может, когда-нибудь нечто подобное Александр Кладько подарит и нам.
 
Светлана Аванесова
Лента новостей