Блоги / Александр Донецкий

Словарный запас. Евромайдан как фейк

27.02.2015 11:16|ПсковКомментариев: 38

Все мы живем в облаке мифов и фейков. Голая реальность, очищенная от энергии заблуждений, мало кого интересует. Если мифы (от греч. mythos - предание) определяют наши представления, рассказывают о событиях, включают воображение, то фейки (от англ. fake - подделка) попросту фальсифицируют действительность, обслуживают пропаганду. Миф - это живое творчество, питающееся коллективным бессознательным; у фейка всегда есть автор, подчас корыстный и сознательно заинтересованный в обмане. Когда Путин едет верхом на медведе в сторону Запада, это «работает» миф; когда Порошенко рассказывает о том, что князь Владимир создал государство «Русь-Украина», - это фейк. Миф невозможно опровергнуть, с ним не поспоришь, Путин на медведе вызывает медвежью болезнь в странах бывшей советской Прибалтики; фейк опровергается практически сразу, и если и задерживается в сознании масс, то в качестве забавного или злобного казуса. Никакой Украины при князе Владимире Святославиче (960 - 1015), разумеется, не существовало, а существовало Древнерусское государство, включавшее в свои пределы Изборск, Новгород и Псков. Самоназвание Украина (восточная окраина Речи Посполитой и южная окраина Московии) появилось лишь в XVII веке, одновременно с Россией, при этом Украина государством не была. Но быть всего лишь «окраиной» обидно, и тогда доморощенные лингвисты придумывают новое значение слова: «страна». «Фейкотворение» продолжается. Зачем Порошенко вдруг потребовался откровенный фейк «Русь-Украина»? Исключительно из идеологических, пропагандистских побуждений: молодому украинскому государству, переживающему сегодня острый политический кризис, необходимы заблуждения, нужно на что-то опереться, желательно на нечто, уходящее в века. Если истории нет, ее следует выдумать. Тогда и появляются «древние укры» вместо восточных славян, «Русь-Украина» вместо Киевской Руси и т. д. Порошенко пытается «присвоить», «прихватизировать» общую историю восточных славян, нынешних русских, украинцев и белорусов, как он приватизировал шоколадные фабрики, и для этого привычно использует подлог.

Истинным автором фейка «евромайдан» был беглый президент Украины Виктор Янукович, придумавший «евроинтеграцию». Собственно «евроинтеграция» тоже оказалась фейком, отвлекающим пропагандистским маневром. Однако вера в то, что «Украина це Еуропа» фейком не была. Европейский вектор Малороссии существовал, как существовал и европейский вектор Великороссии, и это именно что предание, то есть нечто изначальное, вековое, живущее в народной памяти. Чтобы актуализировать (=политизировать) этот миф, необходимо его чему-то противопоставить, извлечь из сферы бессознательного; как выражаются философы, отделить Нечто от Иного. Этим «иным» и стала для постсоветской Украины Россия, «угро-финско-татарская Империя», золотая дремотная Азия, опочившая на куполах. Постсоветской Украине душно понадобилось в Европу (точнее — в Евросоюз), дабы изжить российскую «азиатчину», оттолкнуться от нее ногами. Под «азиатчиной» в том числе подразумевалась и система, основанная на коррупции, якобы унаследованная Империей от Монголо-татарского ига. Кто и что унаследовал (и унаследовал ли?) — вопрос дискуссионный, но в нынешней России ордынское наследие тоже объявляется фейком. Впрочем, исторические факты здесь не нужны; нужна интенция отталкивания. Есть неправильная Русь, «немытая Россия, страна рабов, страна господ», и есть Русь правильная, украинская, устремленная на Запад, в Европу. Играя на этом мифе, Янукович и создал свой фейк - «евроинтеграцию», которую после (считается, что под давлением Кремля, а на самом деле под давлением объективных экономических обстоятельств) взял и отменил. Мощный миф «Украина це Европа» вступил в противоречие с обманом, точнее — с сеансом саморазоблачения. Янукович подписал себе смертный приговор, его ждала судьба Чаушеску, и остался жив только потому, что ухитрился сбежать. Однако один фейк («евроинтеграция») породил другой фейк («евромайдан»), который на деле оказался просто майданом, то есть рыночной площадью с взбунтовавшимся народом, бессмысленным и беспощадным настолько, что на Украине сразу началась такая «азиатчина», какая никаким русским не снилась. «Евро» звучало благозвучно для восточнославянского уха, но буквально спустя год об этом «евро» можно забыть. «Бархатной революции» не вышло, коррупция прекрасно существует и без угро-финско-татарской империи, гражданская война спишет любой фейк, пленные солдаты ВСУ никак не напоминают представителей «высшей расы укров». Короче, нас всех обманули. И украинцев, и русских.

Оно, конечно, обмануть не трудно, когда обманываться рад. И свидомая часть Украины рада была обманываться. Тешила себя иллюзиями. Но не долго. Никогда мы не будем братьями ни по родине, ни по матери и т. д. Долгожданной «демократии» наступил трындец, потому что началась война, которой теперь конца-края не видно. Самые здравомыслящие давно распрощались с мечтой о «единой и неделимой Украине». Этого ли хотел «евромайдан»? Победившая Украина стремилась в Европу, а поступала наоборот. Камнем преткновения стала даже не пресловутая «федерализация», а русский язык, который ни раскусить, ни, тем более, прожевать официальная Украина не сумела, верней — не захотела. Если в пяти с половиной миллионной Финляндии, входящей в Евросоюз, сосуществуют два государственных языка — финский и шведский (всего 290 тысяч носителей), то в фактически двуязычной Украине русский язык оказался вне закона. Получается, что именно русский язык и сломает хребет после-майданной Украине, упёртые и упоротые лидеры которой не хотят воспринимать объективную реальность, не подпертую родными мифами и не разукрашенную фейками.

Один из главных фейков постсоветской Украины, активно поддерживаемый нашими либероидами, состоит в том, что русский язык на Украине якобы никак не преследуется, а свободно присутствует в информационном пространстве: на телевизионных ток-шоу люди свободно переходят с языка на язык, с русского на украинский, и обратно, и все прекрасно понимают друг друга. Это — наглая ложь, понятная любому филологу. Потому что если язык не дискриминируется, то он преподается в государственной школе, и это не разговорный, а письменный вариант языка. Люди юго-востока Украины хотели учиться на русском языке, быть носителями русской культуры, писать по-русски и быть грамотными, а им это запретили, вот и вся завязка конфликта, стремительно превратившегося в войну идеологий — победившего майдана и так называемого «Русского мира».

«Русский мир» - это культура целого, ведущего свою историю от княгини Ольги до наших дней, от Повести временных лет до исторических сочинений Бориса Акунина, язык (= устар. - народ) мифической 1/6 части суши, упрямо празднующей Старый Новый год, 23 февраля и 8 марта. «Украинский мир» - это субкультура части от целого (точнее — частей: Галиция культурно гораздо дальше от Одессы, чем, к примеру, Днепропетровск), периферия, возомнившая себя центром, сознательно отказывающаяся от имперского наследия, от 23 февраля и Дня Победы.

Соответственно, для свидомого «Украинского мира» Россия — это искаженная, испорченная «Украина», которую либо нужно побеждать, либо от которой необходимо сбежать, например, в Европу: «никогда мы не будем братьями». В итоге носитель диалекта объявляет литературный язык неправильным, чуть ли не экзистенциальной «ошибкой», и начинает чудить — закрывать телеканалы, запрещать фильмы, книги Михаила Булгакова и т. д. Но по факту сбежать от России пока не получается. Фантом «единой Украины» держит у прозрачной восточной границы, крепко связывая с тем Иным, от которого Украина вроде бы бежит. Ситуация патовая и межеумочная. Политики-межеумки не хотят «отпустить» Донбасс, отчего очертания Украины теряются, страна фактически пребывает в состоянии полураспада. Ополченцы Новороссии уже всерьез говорят о захвате Мариуполя и походе на Харьков.

А ведь всего лишь год назад была альтернатива — опять же, единая и неделимая, допустим, ФРУ, Федеративная Республика Украина, или Украинская конфедерация, своего рода большой восточный вариант Швейцарии, как известно, прекрасно живущей в центре Европы со своими итальянскими, немецкими и французскими корнями-кантонами. Для украинской элиты этот разумный вариант показался не возможным, фантастическим. Энергия заблуждений (мифов и фейков) оказалась важней и насущней, чем призрачное благополучие и более-менее отчётливое будущее. Сегодня просто невозможно себе представить, что произойдёт на Украине завтра — подковерный государственный переворот, новый разрушительный майдан, очередные «котлы» и самопровозглашённые республики? Жизнь в палаточном городке на разорённой рыночной площади с бутылкой «Молотова» в руке — всегда экстрим. Никогда не знаешь, что свалится на голову — манна небесная или смертельный «Град».

Александр Донецкий

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Беспокоит ли вас ситуация в Белоруссии после президентских выборов?
В опросе приняло участие 149 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.