Блоги / Александр Донецкий

Словарный запас. Глубокая ж...

13.03.2015 10:07|ПсковКомментариев: 48

«В глубокой жопе [быть, оказаться]. Вульг.-прост. Неодобр. 1. В заброшенном, очень удаленном месте, захолустье. 2. В грязном, неблагоустроенном месте. 3. В неудачном для какой-л. деятельности месте. 4. В крайне трудной, безвыходной или унизительной, позорной ситуации». Мокиенко В. М., Никитина Т. Г. Русское сквернословие. Краткий, но выразительный словарь. - М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2010. С. 99.

Я ненавижу сквернословить, но иногда для описания ситуации годятся только сильные неблагозвучные выражения. Увы, прошло время, когда можно было сидеть на жопе ровно и пытаться иронизировать. Ибо суровая реальность такова, что весьма значительная часть населения России очутилась буквально там, как описывает это место словарь: именно что «в крайне трудной, безвыходной или унизительной, позорной ситуации», то есть попросту «в глубокой жопе». Можно добавить еще одну просторечную идиому: «осталась с голой задницей». И это после пресловутых «тучных лет», десятилетия декларированной свыше «стабильности».

Какой-нибудь отъявленный русофоб наверняка заявит, что для описания жизни в нынешней России подходят все четыре словарных значения, мол, Россия — страшное захолустье, она грязна и не благоустроена, в этой стране ничего толком не построишь, ни дом, ни бизнес, но русофоб будет, конечно, не прав. Широкие обобщения всегда хромают. Россия не везде захолустье, и в некоторых местах она выглядит не только вполне пристойно, но и блестяще, а иные индивиды при власти умудряются хранить дома миллиарды наличкой, но вот что касаемо унизительной ситуации, в которой оказалась изрядная часть российских обывателей, то тут точнее, чем словарь сквернословия не сформулируешь: да, «в жопе», и именно что в «глубокой». В глубочайшей.

Частный случай этой универсальной формулы расшифровала недавно в своем блоге одна молодая мама, которую областные чиновники лишили детского творога и кефира. Причину столь вопиющей несправедливости девушка почему-то обнаружила в Крыму: «почему наши дети должны отдуваться за благоденствие этого вновь присоединенного полуострова?» Это типично обывательская, мелкобуржуазная реакция: до обывателя «доходит» смысл происходящего только тогда, когда это касается его лично и непосредственно. Например, лишает халявных творожков и кефира. Обыватель начинает метаться в поисках виноватых и быстро их находит. Виноват «Крымнаш». Не случилось бы «Крыманашего», и все было бы как прежде, окей.

Близорукость этой обывательской позиции очевидна. Не было бы «Крыманашего», наверняка обнаружилось бы нечто другое, какая-то другая универсальная «отмазка»: те же происки ненавистного Запада, та же злокозненно подешевевшая нефть. Найти причину в ущербности самой политико-экономической системы, выстроенной в России за последние 25 лет, в ублюдочном госкапитализме мешает привычка думать жопой. Таков обыватель: пока жареный петух в филейные части не клюнет, обыватель не почешется. Вроде кризис должен заставить быстрее и точнее соображать. Ан нет: обыватель ищет самый тупорылый ответ. А вот поразмыслить всерьез и по существу, видимо, не позволяет одна единственная извилина между двух полупопий. Задуматься, отчего одни имеют по три элитных квартиры в столице и дачу в Подмосковье (не считая пишущей ручки за 36 миллионов рублей), а другие (на самом деле большинство) не имеют даже кефира на завтрак для своих детей.

Прошу понять правильно. Когда я употребляю слово «обыватель», то отношу его и к себе самому: все мы так или иначе обыватели (от «обывать» - обитать, проживать); согласно толковому словарю Ожегова, постоянные жители какой-нибудь местности: «Обыватели ведут сонную, пьяную жизнь и вообще живут впроголодь» (Чехов). Здесь первое значение «житель» легко переходит во второе «ограниченный человек». Настоящих буйных мало. Всем нам свойственно приспосабливаться к окружающему ландшафту, мимикрировать, ограничивать свой кругозор понятными мещанскими истинами: виноват Запад, повернувшийся к нам задом, если денег в регионе нет, значит, все они ушли в Крым. Собственно, это и называется «глубокая жопа».

Задаться прямым и нелицеприятным вопросом, как так выходит, что губернатор российского региона может хранить миллиард рублей в секретере, а построить нормальную дорогу, связывающую север и юг области, - не в состоянии, значит, все-таки перестать думать жопой и пустить мысль в мозг. А мысль, поселившаяся в мозгу, обязательно начнет бродить и провоцировать новые вопросы, насущные вариации на извечную русскую тему «кто виноват?». А там и до «что делать?» не далеко. Когда тебе шестой месяц подряд не платят зарплату, благая весть о том, что президент сократил себе жалованье на 10%, встречается кривой усмешкой. Когда ты видишь ценник на фрукты, за три месяца выросший вдвое, на язык наворачиваются только нецензурные слова. Когда ты осознаешь, что твой удел прозябать «в неудачном для какой-либо деятельности месте», без каких-либо внятных перспектив и даже надежды, то стремительно и опасно умнеешь, превращаясь из обывателя в гражданина, готового на поступок.

Так что «глубокая жопа» не так уж плоха и однозначна, как кажется на первый взгляд. В 85 пресловутых процентов сплошного «одобрямс» лично я в ситуации «глубокой жопы» не верю. Все это от лукавого. Самая разнузданная пропаганда кончается там, где нормальный, добропорядочный, работающий с утра до вечера человек вдруг осознает, что его личных усилий построить уютный обывательский мирок уже не достаточно. Ситуация принципиально другая. Призыв «идти работать» уже не работает. Житейская философия насущного «потреблятства» рушится прямо на глазах. Жизнь лишается привычного смысла «чтоб, как у людей». «Как у людей» не получается. Да и кто эти «люди»? Губернатор Сахалина Хорошавин? Политинформатор Соловьев?

Глубокая жопа, с которой мы сегодня столкнулись, и в которой многие из нас, увы, печально пребывают, отсылает нас не в 2008-й, не в «мировой финансовый», продлившийся максимум полтора года, а прямиком в 1992-й, в шоковую терапию, коверкавшую народ целое десятилетие. Нынешний российский «кризис», как и гайдарочубайсовские реформы, сугубо доморощенное и рукотворное явление. Этот «кризис» произведен кривыми ручонками тех, у кого они, по меткому народному выражению, «из жопы растут», тех, кто, покупая недвижимость в Майами и на Лазурном берегу, почему-то верил, что этот «Парадайз» для избранных будет длиться вечно, кто забыл, что в этом мире ничего вечного не бывает, иногда и Римские Империи рушатся.

Эти «кто-то» отнюдь не инкогнито, их фамилии всем известны, у всех на слуху, их знакомые до тошноты лица мелькают на телеэкранах, мы ежедневно слышим их натужно-оптимистичные речи, и сейчас они, разумеется, в более выгодном положении, чем миллионы тех, кто копается в гнилье овощных отделов сетевых универсамов. Однако «выгодное положение» не обещает уверенного стопроцентного статуса. Иногда верховные рукопожатия «ломают руки». Пример того же губернатора Хорошавина показывает: неприкасаемых нет, буквально каждого предержащего завтра могут оправить на парашу. Как говорится, «за жопу и в конверт». Таково уж свойство выстроенной в стране вертикали пятнадцатилетней выдержки. «Круговая порука» имеет и свои неприятные оборотные стороны. Тут одной задней мыслью жив не будешь. «Все мы в жопе», - пусть и по разным поводам, может сегодня в сердцах воскликнуть и упакованный в служебный «Мерседес» чинуша, напуганный переменами, и выкинутый на улицу, отчаявшийся работяга. И чем глубже мы будем погружаться туда, где темно и все темнее, тем, быть может, больше возникнет мыслей передних, светлых, передовых, ослепительных, прямого действия.

Возникнет не в жопах, в головах.

Саша Донецкий   

Иллюстрация: Василий Шульженко, "Стремящийся"

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Как бороться с проявлениями вандализма в Псковской области?
В опросе приняло участие 265 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.