Блоги / Константин Калиниченко

Майдана не будет

11.06.2020 17:21|ПсковКомментариев: 13

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

«Права человека – это безусловный рефлекс. Мы рождаемся с готовым «пакетом» гражданских прав. Но этот рефлекс надо развивать, потому что сам по себе он мало что значит. Как и любой врожденный рефлекс, права человека превращаются в рудиментарную форму, если их не использовать в практической повседневной жизни».

Макс Хоркхаймер

8 июня Конституционный суд России принял окончательное и не подлежащее обжалованию решение. Отныне все без исключения митинги должны проходить в специально отведенных для этого местах, так называемых гайд-парках.

Конституционный суд, формулируя решение, сослался отнюдь не на Конституцию, а на федеральный закон от 2004 года № 54 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». И обязал региональные власти выбрать места для гайд-парков.

В мотивировочной части судебного решения сказано, что «Проведение публичных мероприятий вне специально отведенных мест допускается только после согласования с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления». На первый взгляд кажется, что это не такое уж серьезное ограничение. Добиться согласования мероприятия в управлении внутренней политики не выглядит нерешаемой задачей. Но Конституционный суд предусмотрел такую вероятность и далее пояснил, что «Проведение собраний, митингов, шествий, демонстраций и пикетирований в других местах, даже если они не отнесены к тем, где федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации запрещено проведение публичных мероприятий, должно быть обусловлено объективными причинами». К объективным причинам отнесены, например, техногенные катастрофы, оккупация территории гайд-парка в ходе военного конфликта и т. д.

Таким образом все, больше никакой вольницы. С просьбами согласовать митинг где-нибудь на площади Ленина или у памятника княгине Ольге можно сразу отправляться в известном направлении, дабы не смешить управление внутренней политики администрации Псковской области.

Представители оппозиции незамедлительно отреагировали на решение высшего судебного органа. Правда как-то вяло отреагировали, скорее для отчетности. Дескать, помните, была такая статья 31 Конституции РФ: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование»? Ну да, была. И сейчас есть.

Тут надо заметить, что какой-то реальной вольницы в Пскове давно уже нет. Так что посыпать голову пеплом давно уже нет оснований. Многолетняя борьба активистов за право митинговать там, где они считают нужным, закончилась в целом плачевно. Да и реально за право свободно и неиллюзорно митинговать боролись единицы, которых по пальцем руки можно пересчитать. Остальные лишь обозначали борьбу, не отрывая седалище от дивана.

От этого решения Конституционного суда совершенно двоякое ощущение. С одной стороны, это, конечно, прямое ограничение гражданских и политических прав человека и гражданина, в частности права на свободу собраний. И тут не может быть двух мнений. С другой стороны, гражданские права хороши не на бумаге, а когда ими активно пользуются. Плохо востребованное право – так себе история.

Давайте признаем честно, что массовые протестные мероприятия нынче большая редкость. За последние годы можно вспомнить 2 митинга против «Титан-Полимера», да акцию профсоюзов против волюнтаристской политики руководства «Псковпассажиравтотранса» в декабре 2018 года. В первых двух случаях протест оперативно сдулся, и на последующие митинги против «Титана» приходили по 50-70 «профессионально митингующих». Ну а в способностях псковского облсовпрофа «поставить под ружье» несколько сотен активистов никто и сегодня не сомневается.

В общем, тут проблема даже не в решении Конституционного суда, который формально легитимизировал и так давно существующее положение вещей. Проблема в том, что традиции массовых акций протеста или, если хотите, солидарности в современной России по сути утрачены. Псков в этом смысле – отражение общей тенденции.

В прежние времена митинговать имело смысл. Акции протеста собирали до нескольких тысяч участников, а к митингующим выходили первые лица области. Вот только последний раз подобное имело место 15 января 2005 года во время митинга против монетизации льгот.

С тех пор много воды утекло. В наши дни обычный псковский митинг выглядит так: 50 – максимум 100 участников, большая часть которых – постоянные участники публичных мероприятий, которым, судя по всему, безразлично, против чего митинговать. Список ораторов идентичен на 95%, равно как и речи, звучащие из их уст.

Люди сегодня не верят в силу публичных массовых мероприятий. Не считают митинг – эффективным способом воздействия на ситуацию. К тому же высокие материи, слезы о смерти гражданского общества и общечеловеческие проблемы мало кого тревожат. Подавляющее большинство погрузилось в собственные проблемы и занято выживанием и приспособлением.

Это тем более странно, что именно на псковской земле имеются огромные традиции массового волеизъявления. Псковское Вече, где решались все основные вопросы жизнеобеспечения, традиция «гласом народа» определять, кто и как будет управлять городом. Казалось бы, генетическая память должна периодически вызывать воспоминания из далекого прошлого, но по факту вызывает только фантомные боли. Традиции «вечевого Пскова» благополучно забыты.

Современные псковские митингующие нижайше подают прошение в управление внутренней политики администрации области. Когда им милостиво согласуют митинг в псковском гайд-парке – «благодарят и кланяются», иногда радуются, как дети. Ведь УВП оно такое – могло и не согласовать. Или внезапно выяснится, что аккурат в то же самое время на этом месте намерены митинговать какие-нибудь поклонники здорового образа жизни, «Общество матерей-одиночек за хоккей на траве» и кто-то там еще.

Когда полгода назад гайд-парк по техническим причинам перенесли на городскую окраину, активно этому возмутились буквально пару человек. Остальные проглотили и смирились. Это еще областные власти проявили свойственный им гуманизм – так-то могли подыскать место для нового гайд-парка где-нибудь на Псковкирпиче.

В эти дни я внимательно наблюдаю за массовыми акциями протеста, начавшимися в США и, подобно степному пожару, распространившимся по разным странам мира. В самих акциях, как и в формальной причине нет ничего хорошего. Люди объединяются в обезумевшие толпы и творят совершеннейшие непотребства. В Бельгии снесли памятник королю Леопольду II, в Ричмонде – колыбели американской независимости – толпа обезумевших чернокожих снесла памятник Христофору Колумбу. Америку «ахеджакнуло» так, что полиция встает на колени и просит прощения у протестующей толпы. Апофеозом безумия стало назначение Джорджа Флойда «небесным покровителем полиции США» – есть в Америке с давних пор такой символический жест. Вдумайтесь: конченый подонок, наркоторговец, рецидивист, организатор вооруженного ограбления стал символом американской полиции. По-моему, это, как назвать детский садик в честь Андрея Чикатило.

Понятно, что подобного рода безумие рано или поздно заканчивается, после чего все удивляются, как это могло вообще произойти и старательно прикидываются ветошью, делая вид, что они в этом не принимали участия, сидели по домам и примус починяли. Вообще это охватившее мир безумие сильно напоминает «стокгольмский синдром», который, как известно, лечится.

Источник: ruchron.com

Но есть и другая сторона медали. Абстрагируемся от повода протестов, пусть Джордж Флойд мирно горит в своем аду. Поражает способность граждан демократического общества к самоорганизации, ради отстаивания гражданских и политических прав. Так называемая «народная мобилизация» сегодня позволяет гражданам цивилизованного мира не только поднимать вопросы, но и получать на них ответы. Наиболее яркий пример – движение «Желтых жилетов», зародившееся во Франции и распространившееся едва ли не на полмира.

Как это работает, понять не так уж сложно – технологии «сетевой мобилизации» и децентрализованных структур подробно описаны в научной литературе. Если говорить о результатах, то, акции «Желтых жилетов» вынудили правительство Франции увеличить минимальный размер оплаты труда на 2%. А самое главное – они остановили пенсионную реформу во Франции. В массовых манифестациях только в Париже одновременно участвовало до 150 000 человек. Кстати во Франции тоже есть закон о митингах, принятый в 2019 году, и гайд-парки. Но такое дело, что граждане предпочли не заметить и продолжили митинговать там, где считают нужным, а не где им указывают чиновники.

Источник: interaffairs.ru

С Францией в этом смысле нас роднит общая беда – у нас ведь тоже была пенсионная реформа. Причем совершенно несопоставимая с французской – это, думаю, понятно любому здравомыслящему человеку. Уровень социальной защищенности в России и Франции сравнивать бессмысленно. Тем не менее, во Франции не стерпели и отстояли свои права и интересы. В России повозмущались в интернете и смирились. Помните в Пскове были митинги против повышения пенсионного возраста, на которые выходило не более 100 человек? Так чего же мы хотим?

У меня совершенно нет желания углубляться в причины безропотного поведения русских и покорно-молчаливого принятия любого насилия над личностью. Писатель Борис Акунин полагает, что это, своего рода, условный рефлекс – приобретенная и генетически усвоенная «рабская психология», укоренившаяся в русском этносе в эпоху татарского ига. Есть и другие точки зрения.

Но факт остается фактом: очередное ограничение гражданских прав прошло по сути незамеченным, как само собой разумеющееся. СМИ дали по этому поводу информационные сообщения, но это не породило даже традиционного хайпа в социальных сетях. Россиянам куда интереснее обсуждать, какого наказания заслуживает актер Михаил Ефремов и что он употребил перед тем, как сел за руль…

Дело тут, конечно, не в гайд-парках и не в конкретном решении Конституционного суда РФ. Просто мы как-то совершенно незаметно и органично научились не реагировать на попрание наших гражданских прав. Полностью и безоговорочно отдались на волю государства и предоставили ему решать нашу судьбу. При том, что ни для кого не секрет, что государство наше вообще-то увлеклось процессом регламентирования прав и свобод. Каждый год мы узнаем что новое о том, что раньше было можно, а сегодня уже нельзя и преследуется по закону. Но, судя по всему, большинство не видят в этом проблемы.

И вот это уже – настоящий общероссийский «стокгольмский синдром».

Константин Калиниченко

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Отразится ли задержание оппозиционера Алексея Навального на общественно-политической жизни России?
В опросе приняло участие 471 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.