Экс-блогеры ПЛН / Денис Камалягин

Экспертный междусобойчик и бюджетные миллионы

16.10.2014 17:14|ПсковКомментариев: 19

Во вторник руководство региона объявило о секвестировании бюджета в части госпрограмм на 26% и о беспрецедентной экономии средств. Не успел губернатор Андрей Турчак обозначить серьезную нехватку средств, как лидер псковских либерал-демократов и депутат областного Собрания Сергей Макарченко ему эти деньги нашел, выложив в социальных сетях собственное расследование расходов государственного бюджетного учреждения «Институт регионального развития».

«Серьезная социологическая организация» (так ИРР однажды назвал губернатор Андрей Турчак) практически все время вызывала раздражение у парламентариев, да и не только у них. В 2012 году в ходе парламентского часа на сессии областного Собрания тогдашний руководитель ИРР Виктор Остренко на вопросы депутатов был вынужден ответить, что на содержание Института уходит порядка 12 миллионов рублей из бюджета области. Для организации такого масштаба - деньги колоссальные. Тем более что все годы существования ИРР результаты его работы вызывали больше вопросов и сомнения, чем чего бы то ни было другого.

Сама идея создания подобной прикладной, исследовательской социологической организации, разумеется, абсолютно правильна и логична. В теории. Задачей ИРР должно было стать проведение социологических исследований по определенным направлениям работы органов государственной власти. Предполагалось, что созданный в 2008 году Институт будет проводить общественные экспертизы реформ и ключевых решений, включая их обсуждение в профессиональных экспертных группах. Кроме того, когда-то декларировалось, что ИРР будет заниматься изучением общественных гражданских инициатив, встречаться с лидерами общественного мнения и анализировать их деятельность, быть проводником между общественностью и властью. «Исследования ИРР вносят коррективы в управленческие планы региональной власти, служат в помощь инвесторам и, будем надеяться, смогут обогатить общественный дискурс», - сообщается на сайте учреждения.

На деле же идея настоящего социологического института (не в смысле названия, а в смысле содержания деятельности) была затерта, искажена и дискредитирована. Приложить к этому свои усилия успела масса людей, о чем мы еще вспомним. Так вот, Институт регионального развития практически сразу превратился в закрытую структуру, которая обслуживает власть во время выборов и решает собственные вопросы. Ни депутаты, ни общественность никакого реального влияния на деятельность ИРР как не оказывала, так и не оказывает.

Справедливости ради, нужно вспомнить попытку создания при Институте регионального развития так называемого «экспертного сообщества», которое будет не только выражать мнение общества, но и критически оценивать различные инициативы и само фонтанировать идеи. В итоге создать сообщество, конечно, получилось. Но уж вряд ли его можно назвать экспертным: представители ИРР кого только ни приглашали на экспертные площадки, но реальных экспертов у Института так и не появилось.

Экс-руководитель ИРР, а ныне директор псковского театра Сергей Дамберг не единожды заявлял, что в Пскове в принципе нет экспертов. Попытка сотворить их руками Института (если таковая вообще была) закончилась неудачно. Вместо экспертной площадки у ИРР получилось нечто, чему стоило бы присвоить название интернет-портала «Сноб». Вместо этого получился натуральный «междусобойчик», который, возможно, для рядовых жителей областного центра (а уж тем более для представителей других муниципалитетов) выглядит именно как центр мозгового штурма. Но, к сожалению - повторюсь, к сожалению - на деле объективного, активного экспертного сообщества в ИРР не получилось.

Сейчас эксперты и вовсе несколько месяцев не заседают, да и раньше тематика обсуждения редко могла приятно удивить и заинтересовать. А если и интересовала, то потом было непонятно, что будет от обсуждения в прикладном институте, кроме самого обсуждения?  Выходило, что ничего: ни с темой про гендерную структуру Пскова, ни про социальную карту Пскова. Большинство тем, озвученных ИРР вообще, чаще всего, поднимались и поднимаются местные СМИ, с которыми Институт регионального развития был тесно интегрирован.

В итоге экспертные семинары превратились, скорее, в псевдосеминары, проводимые в рамках проведения «околоинститутской» тусовки, которые иногда использовались для веселых бесед, а иногда, например, для троллинга той же оппозиции. Некоторые представители политических партий (надо сказать, одни из самых адекватных) даже демонстративно покидали заседание. Как бы то ни было, но такой шаг для дежурного экспертного (подчеркиваю: экспертного, а не политического) семинара - в принципе нонсенс. Депутат гордумы от «Справедливой России» Евгений Самуйлов потом вспоминал это эпическое заседание «независимых экспертов»: «В выступлениях представителей института неприкрыто и недвусмысленно звучала одна и та же мысль, которую последовательно и целенаправленно, по принципу сетевого маркетинга, пытались вложить, вбить в голову и сознание присутствующих: настоящей оппозиции в Псковской области не было, нет и в ближайшее время не будет. А то, что есть сегодня, это «болото», «неудачники», «лузеры» и даже «садомазохисты» и т.д. А имеющиеся оппозиционные партии, в том числе и  три, представленные в Госдуме, это «куски фанеры, по принципу того, как в советские годы на демонстрациях носили портреты вождей, с написанными на них разными буквами, и не более того…».

Конечно, существование такой конторы было обусловлено отношением к Институту регионального развития самого учредителя - региональной власти. Чиновников можно обвинять в чем угодно, но уж точно не в желании выстроить в Псковской области гражданское общество и влиятельный круг неангажированных экспертов. Потому и творилось с руководством ИРР непонятно что: после того, как Виктор Остренко был назначен вице-губернатором, директором Института стал бизнесмен, депутат Псковского областного Собрания Ян Лузин, но долго там не задержался.

В итоге директором ИРР стал социолог Сергей Дамберг, который на посту руководителя в большей степени раскрылся как придворный политолог, именно в таком статусе раздавая федеральным СМИ комментарии, которые в высшей степени были провластными. Например, порталу «Клуб регионов» он сообщал, что «Турчак - это лучший губернатор за последние годы. …У губернатора три главные задачи - привозить деньги, привозить деньги, привозить деньги. В этом смысле просто смешно говорить, что Турчак обходится дорого. Турчак, наоборот, эффективен в этом плане». Или, например: «Я думаю, что Турчак компетентнее. Они (Турчак и Рогов) в неравных позициях изначально. Потому что Турчак уже отработал один срок, и ничего принципиально нового в губернаторской работе для него нет. Турчак - менеджер, у него есть соответствующее образование».

Петь осанну власти оказалось полезным и действенным, и вскоре знатный социолог-политолог сделал карьерный маневр, став директором Псковского академического театра драмы. Монолитность «тусовки» ИРР подтвердилась и тем, что, как оказалось, в Институте все разбирались в театральной жизни и смогли пристроиться там после реконструкции.  Правда, некоторые, включая Сергея Дамберга, предпочли успешно работать на два фронта. Все-таки незаменимые у нас есть.

После Дамберга на должность руководителя ИРР был назначен начальник адъюнктуры Псковского юридического института Константин Калиниченко: он не то чтобы имел какое-то отношение к социологии, но по официальной версии его отметили за активную деятельность в рамках Общественной палаты Псковской области. По неофициальной - за частоту посещения экспертных семинаров ИРР. «Его опыт позволит вдохнуть новую жизнь в институт», - заявил губернатор Турчак. Какой именно будет эта «новая жизнь», он не пояснил. Впрочем, если учесть, что господин Дамберг остался работать в штате ИРР, можно с уверенностью предполагать, что фактически исследовательской и экспертной организацией продолжает руководить директор театра.

Сам Константин при назначении назвал ИРР «достоянием нашего региона» и отметил, что все проблемы - исключительно в методологии. «Проблемы возникают из-за того, что для решения задач либо применяются неправильные методы, либо эти методы реализуются недостаточно технологично. Полагаю, что институт, как организация, в первую очередь, научная, а во вторую, прикладная, должен давать не только теоретические рекомендации, но предлагать непосредственно пути решения проблем региона», - рассказал он «Эху Москвы в Пскове», подтвердив, по сути, все то, о чем мы говорили выше.

Такой подход к назначению руководителей Института регионального развития очень даже совпал с интересами и группы экспертов-социологов, работающих в ИРР: специалистам оказалось вполне удобно сидеть и заниматься созданием видимости бурной деятельности. Обсуждать облик современного театрального зрителя, выяснять отношение людей к Дню Победы. И все это, например, вместо того, чтобы изучать мнение населения и давать экспертную оценку по таким принципиальным и острейшим вопросам, как введение новой системы оплаты труда, отношение к закону о «Детях войны», поддержка «Закона Димы Яковлева», реализация проекта туристического кластера «Псковский», принятие регионального бюджета или, как теперь, объединение муниципальных образований. Такой задачи, видимо, не стоит. Или просто нет желания и возможности эти темы проработать.

Но Институт регионального развития живет и здравствует, активно осваивая средства бюджета Псковской области. Вот, например, комитета по молодежной политике больше нет, а ИРР - есть. Правда, объяснить окружающим пользу от своей организации толком не может даже само руководство. Может, стоит понадеяться на ФАС и прокуратуру?

Денис Камалягин

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
За год в Пскове задержано более 500 пьяных водителей. Надо ли ужесточать наказание тех, кто садятся за руль в нетрезвом состоянии?
В опросе приняло участие 1093 человека
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.