Блоги / Виктория Голубкова

Тонкие материи

26.07.2019 16:46|ПсковКомментариев: 1

ПЛН представляет вашему вниманию вторую публикацию в авторском блоге псковской журналистки Виктории Голубковой, известной по работе на посту главного редактора информационного портала «Центр деловой информации Псковской области». Несколько месяцев назад врачи поставили Виктории страшный диагноз, и сейчас она мужественно борется с тяжелой болезнью. Как не опустить руки, не сдаться и не впасть в уныние в сложной жизненной ситуации? Ответу на этот вопрос и посвящен блог Виктории Голубковой.

Чем интересны экстренные ситуации - если, конечно, они не молниеносные, а длятся какое-то вменяемое время? Тем, что они неким образом меняют пространство вокруг. У меня так произошло и привело к удивительным последствиям.

Я напомню, диагноз «рак» мне поставили в середине января этого года. А к концу января нашли еще один рак. В общем, два рака в одном человеке. Но второй диагноз, основной, как выяснилось, впоследствии, я приняла уже как-то равнодушно. А вот первый... Еще когда я лежала в городской больнице в ожидании - что вообще скажут - я читала один за другим журналы, «Караван истории», стопка которых лежала в холле. Я вообще люблю этот формат звездных историй, как раз для пляжа или больницы. И фотографии красивые. Но вот так я никогда раньше не читала. Я складывала буквы в слова, проходила глазами столбик предложений и напрочь забывала, о чем. И так десять журналов подряд. И по кругу, заново.

Видимо, мозг уже ни о чем не мог думать и готовился к обработке неприятной информации. Она загрузилась в меня, как тяжелый фильм на маленькую флешку - все явно не влезло, а пустого места не осталось. Читать после этой загрузки я могла только определенные книги. Соцсети - нет, было непонятно, как люди живут и радуются, выкладывают фото из новогодних поездок. Было не завидно, именно непонятно, странное чувство. Музыка в машине - нет, она мешала, не знаю даже чему. Я физически не могла ее слушать. Видимо, она мешала настраиваться на какие-то тонкие материи, в которые я вообще-то не очень-то и верю, не пощупать. А материи, похоже, в меня верили. По крайней мере, как в передатчик информации.

Вопрос у меня был в то время один - что дальше будет, как мне дальше действовать. Этот вопрос я однажды задала перед сном, как раз в паузе между первым и вторым диагнозами. Весь мой дальнейший рассказ может показаться бредом сумасшедшего - но это чистая правда.

Короче говоря, мне приснились три разных истории, друг за другом. Первая - подруга, которая уже много лет живет в Великобритании, берет меня за руку со словами «Вылечим тебя в Германии», и мы с ней то шагаем, то летим под и над черепичными крышами. Вторая и третья части тоже явили людей - одну из моих коллег и мою однокурсницу по физмату.

Утром я отправила сообщение Наташке в ее тихие уютные англии. Извинилась, кажется, что бодрю ее не самым стандартным способом, ну и все живописала. Умела бы рисовать - картинку отправила бы, потому что во сне мы с Наташкой летали над крышами, как на полотнах Шагала или кадрах мультфильма «Малыш и Карлсон», что-то среднее. Представляю, в какой растерянности была Наташа, когда я все свое добро на нее вывалила! Конечно, ответила, что даже не знает, чем помочь, посоветовала написать ее подруге, которая победила рак и уже 15 лет жива-здорова. Подруга замечательная, кстати, мы переписывались.

И буквально через несколько дней после этого я получаю сообщение в Фейсбук. Наташка. Пишет: есть надежные выходы на клинику. Не в Германии, но рядом - в Чехии. Вот контакты менеджера клиники, Людмилы.

Ну, сны снами, а в реальности я не собиралась никуда ехать. Думала остаться в Пскове, дома же как бы и стены лечат, но, когда консилиум докторов разошелся в диагнозе с лечащим врачом, я отправилась в Питер - всю эту историю подробно рассказывала в Фейсбук.

Все это время, с января до мая, Людмила была на проводе, что называется. Она ни на чем не настаивала, раз в пару недель звонила, бодро желала мне здоровья, - ну а я говорила, что все хорошо, химиотерапия идет, в Чехию не собираюсь и все такое.

Но в мае не то чтобы пошатнулась моя вера в отечественную медицину... Но, когда буквально на моих глазах уволилась моя химиотерапевт, мама двух дошколят, которую я лично наблюдала на рабочем месте с 8 утра до 11 часов вечера. Когда медсестры в отделении ахают от количества больных, поступающих «на майские». Когда нужного лекарства для «химии» нет, купить такое невозможно, приходится резко менять схему, нарушая сроки. Ну и когда в итоге прогресса позитивного не наблюдается. В общем, я решила - а что я теряю. И позвонила своему непосредственному начальнику, директору «Гражданской прессы» Максиму Костикову, который еще в январе ратовал за зарубежную медицину. Ситуацию со мной рассекретили, и все заверте..., как говорил Аверченко. Первый день этого заверте помню отлично - середина мая, утро, лежу с капельницей в палате псковского онкодиспансера (очередную химию попросила сделать в Пскове), обсудили с соседкой погоду и хроническое отсутствие томографа, и вдруг понеслись звонки и СМС. ПЛН, значит, разместила информацию обо мне.

«А вы кто?» - пристально посмотрела на меня соседка после десятого звонка и пятнадцатой СМС. «Да журналист», - успокоительно махнула я свободной от капельницы рукой, мол, не Пугачева в гриме, не волнуйтесь.

Так я к чему. Оказывается, Чехия сильна в лечении онкологии, по некоторым данным, входит в пятерку наиболее прогрессивных в этой области стран. Сейчас я в Праге, идет третий курс химиотерапии. Это не Германия, но черепичные крыши как живые.

Не знаю, как работают тонкие миры, но в критических ситуациях они, похоже, работают.

Прага. Вход из метро - сразу в больничный комплекс.

В большом холле больницы - магазины и кафе.
 

Виктория Голубкова

 

 
опрос
Минздрав предлагает работодателям проверять сотрудников на алкоголь и урезать зарплату курящим. Одобряете ли вы такие меры?
В опросе приняло участие 717 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.