Блоги / Юрий Стрекаловский

«Культурная контрреволюция» Стрекаловского: контрреволюционный 2019-й…

17.01.2020 17:23|ПсковКомментариев: 0

Эхо Москвы в Пскове (102.6 FM) представляет авторскую программу Юрия Стрекаловского «Культурная контрреволюция». Псковская Лента Новостей публикует текстовую версию выпуска программы.


Говорить о культуре всегда было делом, культуре противном
Теодор Адорно

Здравствуйте, уважаемые слушатели «Эхо Москвы» во Пскове. В эфире «Культурная контрреволюция» и ее ведущий и автор Юрий Николаевич Стрекаловский.

Во-первых, с прошедшими Новым годом и Рождеством Христовым.

Наступил 2020 год, и я подумал, что сегодняшнюю передачу я проведу как некий обзор культурного бытия в нашем городе и нашей местности, какой-то прогноз того, что нас ожидает этом году.

Я думаю, что логично было бы все это построить по отраслям и учреждениям. Вот так формально, по-чиновничьи.

И тогда первое, с чего логично было бы начать - это самое крупное учреждение культуры: Псковский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, или же Псковский музей.

Он уже в течение нескольких лет находится в ситуации перестройки, реформирования и подготовки к росту. Довольно долго длились работы по реставрации и приспособлению тех зданий, в которых музей традиционно находится: это в первую очередь комплекс Поганкиных палат и несколько зданий, прилегающих к нему, теперь также относящиеся к музею, а также три башни - Высокая, Плоская и Варламовская, реконструкция и приспособление которых получила финансирование по проекту Всемирного банка. И еще два здания - дом «Мешок» «дом у Мешка» или палаты Постниковых.

Продолжается ремонт (фото: Псковский музей-заповедник)

То есть мы понимаем, что сейчас буквально в разы происходит рост музейных площадей. Плюс уже давно муссируется, и уже как почти состоявшийся факт преподносится новость о том, что Псковский музей из областного подчинения перейдет в федеральное, а это повлечет за собой увеличение его финансирования и повышение статуса.

Это замечательные новости.

Весь уходящий год мы ждали, когда наконец хоть что-нибудь из этих объектов, которые вот-вот уже готовы были, наконец откроется. К сожалению, по состоянию на первую неделю нового года ожидаемого не произошло.

И можно, конечно, зафиксировать некоторое разочарование, но я считаю, что неудача и фальстарт открытия - это, в общем-то не важно. Хотя здорово бы было если б в Новый год или рождественские каникулы, когда туристы приезжают в Псков, они посмотрели эти объекты. Да и нам, псковичам, любопытно.

Но торопиться не следует и лучше как следует подготовиться, пусть со срывом всех сроков, но что-то такое открыть и показать действительно интересное.

И вот с этим настроением мы входим в 2020 год: в состоянии предвкушения: «что-то на этих огромных площадях, в этих прекрасных отреставрированных зданиях нам покажут наши музейщики?»

Надежды огромные и очень не хотелось бы, чтобы такими ж огромными стали и разочарования.

Пока - я уже не раз говорил в своих передачах, - каких-то внятных объяснений ни по составу экспозиций, не по концепциям, подходам, ни по людям, которые это делают, ничего не было сказано, не было ничего предъявлено. И это наводит на тревожные размышления: действительно, не понятно, что происходит.

Потому что, чего уж скрывать, Псковский музей, как мне кажется, кадрово и организационно находится в длительном и тяжелом кризисе. В течение многих лет из музея уходили: уезжали или умирали ведущие сотрудники. Можно назвать имена людей, с которыми меня связывала дружба или были хорошие профессиональные отношения: Юлий Александрович Селиверстов, Ирина Самойловна Родникова, Михаил Иванович Зуев, Ирина Никандровна Антипова. Это все были такие, знаете, столпы Псковского музея, которые в разные годы, но относительно недавно все ушли. И, если честно, адекватной замены музей не получил. Это хорошо видно, например, по тому, насколько меньше стало выставок и по их качеству.

И дело даже не в том, что здания на ремонте. Если человек устроен как музейщик, он мыслит выставками, и тогда их вопреки всем обстоятельствам удается создавать, даже на каких-то запасных площадях.

Ну а то, что получалось, мне кажется, говорит о том, что уровень музейной работы чрезвычайно снизился, потому что иное теперь качество «человеческого материала».

Снижению этого «качества», кроме невосполнимых потерь, связанных со смертями ведущих сотрудников, несомненно способствовала происшедшая около 10 лет назад скандальная и печальная история, когда музей практически в полном составе потерял свой археологический отдел в результате того, что сотрудники и администрация музея не нашли общего языка с учредителем - комитетом по культуре. Археологический отдел тогда практически полностью выделился в отдельное учреждение, в автономную некоммерческую организацию. А это, как теперь становится понятно, был интеллектуальный центр музея, который создавал интеллектуальный контекст в коллективе. И теперь этот контекст… такой, какой есть.

В общем, 2020 год нам многое покажет в плане того, чем является нынешний Псковский музей, потому что на этих огромных площадях будет создаваться какая-то экспозиция, что-то должно, наконец, открываться, какая-то работа должна вестись, - и  это будет «момент истины», растянувшийся на целый год.

Я очень хотел бы ошибаться и с огромным удовольствием через какое-то время принести покаяние в том, что я говорю. Но предчувствие у меня по поводу того, что связано с музеем нас ожидает в этом году, как говорится, не очень.

В ушедшем году музей серьезно отметился только тем, что сделал платным вход в Кремль для туристических групп, в том числе тем, которые по новым правилам, составляют «от 1 до 5 человек», и это конечно, бомба замедленного действия. Потому что в Псковском Кремле теперь два хозяина - это музей и Епархия, поскольку естественным центром и главным объектом Кремля является находящийся там Троицкий кафедральный собор, в котором происходят ежедневные богослужения и при котором теперь ведется активная жизнь, в том числе культурная и художественная. И вот теперь поставлены рогатки, заборы, шлагбаумы и будки с кассирами, которые бдительно смотрят, не проходит ли кто организованно, в виде группы, и эту группу нужно обилетить.

И я уверен, что по этому поводу будут возникать ситуации спорные и скандальные. Потому что как отличить туристическую группу от группы паломников? Или, например, детей, которые идут пообедать в то отличное кафе, которое открылось в соборном приходском доме, а с детьми обязательно должен находиться какой-то взрослый, и этот взрослый - ему что, воды в рот набрать? Он же говорит с детьми - и не решит ли музейный надзиратель, что это экскурсия и не начнет ли требовать платы и скандалить?

Посмотрим, как это все теперь будет работать и подождем открытия выставок на новых площадях.

Про музей у меня пока все. Что дальше?

Театр.

Театральная жизнь в Пскове, конечно, теперь на подъеме и чрезвычайно интересно следить за тем, что там происходит и в своей передаче я сделал несколько рецензий на новые спектакли.

В минувшем году спектакль псковского театра впервые был номинирован на «Золотую маску». Правда, ни в одной из шести номинаций он ничего не получил, но по крайней мере он стал известен, так сказать, «прогремел». В этом году были огромные по нашим масштабам гастроли; никогда еще псковский театр так далеко и часто не ездил, никогда не было такой огромной гастрольной географии.

Кроме номинированной на «Маску» «Реки Потудани» в репертуаре теперь много хороших и разных спектаклей. И очень здорово, что они разные. Потому что некоторые спектакли мне, мягко говоря, не кажутся хорошими, но хорошо, что они есть; и когда мне говорят, что невозможно смотреть «Самураев» или «Ревизор», то я отвечаю: «Отлично. Тогда пойдите посмотрите «Очень громкую премьеру». Это важно, что репертуар не гомогенный, что он разный – и по происхождению, и по эстетике – и что в нем есть работы, что называется, на все вкусы.

Еще из того, что принес 2019 год: у нас появился главный режиссер, чего не было очень давно. Это Сергей Чехов. Весьма молодой и уже весьма прославленный: он дважды номинант на «Маску», он лауреат Президентской премии в области театра для молодых деятелей искусств.

Словом, все это, конечно, не может не радовать, и я обнадежено смотрю в театральное будущее.

Сергей Чехов

Кстати, «Ревизор» тоже номинирован на «Маску», и наверно, будут номинированы «7САМУРАЕВ», я на это очень надеюсь. Вот вам секретная информация: в январе этот спектакль смотрят эксперты, поэтому покупайте билеты на январский показ и тогда в зале вы сможете увидеться с ведущими театральными критиками страны.

Что напрочь печалит в театральном деле - это гибель Пушкинского театрального фестиваля. Конечно, нас уверяют, что все не так страшно, и вот, например, Марина Филипповна Николаева, новый директор Псковского театра драмы, говорит дежурные фразы о том, что «главное это память о Пушкине, и какая разница - в феврале или июне эту память чтить, да круглый год ее нужно чтить» и так далее. Ну, понятно, что теперь нужно делать хорошую мину при плохой игре, тем более, что Марина Филипповна - администратор, то есть человек подневольный, что ж ей еще делать теперь? Но даже в этом цитируемом мною интервью, которое она давала 13 декабря, она говорит, что «никаких документальных подтверждений того, будет ли фестиваль или нет, у Псковского драмтеатра нет, как нет и письма о начале подготовки к нему».

Обычно, когда пушкинский фестиваль проходил в феврале, подготовка к нему начиналась в сентябре и инициировал эту подготовку - формально - областной комитет по культуре. Это так заведено более четверти века. Теперь этого не случилось, в феврале по всей вероятности фестиваля точно не будет и ответственность за это несет, в первую очередь, комитет по культуре.

Может быть, что-то будет в июне, что назовут Пушкинским театральным фестивалем, объединив это все с Пушкинским праздником поэзии. Но в этом случае точно и совершенно понятно, что февральский фестиваль исчезает, а появляется какой-то кадавр в июне. А из двух крупных культурных событий, которых у нас во Пскове вообще очень мало происходит, останется лишь одно.

Кроме того, как человек, имевший некогда отношение к проведению театральных фестивалей, могу сказать, что в феврале в провинции провести его проще, потому что проще собрать хорошие спектакли.

Кроме того и наш театр должен тоже как-то держаться на плаву: нужно, чтобы публика ходила в него, покупала билеты. К счастью, у нас сейчас появились и свои хорошие спектакли, но конец января - начало февраля это очень провальное время в плане посещаемости, и фестиваль обеспечивал мощную подпитку театральной жизни в этот низкий сезон.

Да что там говорить. Очень жалко фестиваль. Его исчезновение - главная плохая театральная новость, с которой мы вошли в новый 2020 год.

Вообще, по поводу фестивалей стоит сказать, что у нас, конечно, с ними беда происходит. Мы теряем в феврале Пушкинский театральный фестиваль; апрельский фестиваль русской музыки имени Римского-Корсакова и Мусоргского уже давно скатился в полунищенское существование, и его проведение практически уже не отличить от филармонических будней, давно ничего не слышно про фестиваль многострунных инструментов; Псков покинул фестиваль Crescendo, Довлатов-фест - тоже все… Можно вспомнить и «День скобаря», и «Снежный град». Это то, чего мы лишились за недавние, последние годы.

Вот это «схлопывание» фестивальной жизни в Пскове, который вообще-то идеально предназначен для фестивалей, это очень серьезный и негативный признак отвратительно плохой работы в первую очередь того государственного органа, который должен работать на благо культурной жизни и координировать проведение всех этих вещей. Я говорю о комитете по культуре.

Псков идеально подходит для проведения фестивалей, я уже говорил в одной из своих передач. Здесь много открытых, удобных и красивых уличных пространств. Здесь отличная логистика, потому что мы находимся близ границы и в густонаселенной части страны – рядом Москва, Петербург, Рига, Таллин, Минск. Здесь много туристов, здесь ярко выраженные времена года, туристические сезоны. Здесь огромное количество поводов для того, чтобы проводить фестивали, так как за известную нам полуторатысячелетнюю историю этой местности здесь произошло много знаменательных событий – исторических и культурных, связанных с великими и замечательными людьми.

И гибель фестивального Пскова, которую мы наблюдаем на протяжении последних лет, это ужасно, и это то, с чем мы закончили 2019 и начинаем 2020 год.

Говоря о фестивалях и залах, нельзя не сказать о филармонии.

Она сейчас тоже проживает интересный период. Второй сезон там работает молодой, амбициозный, востребованный в стране и за рубежом, очень профессиональный дирижер Николай Павлович Хондзинский. И я уже говорил, что это очень выгодно для нас: и то, что он профессионально работает с нашим оркестром и повышает его уровень, и то, что он подключает свои связи и свою высокую компетенцию.

Если честно, такого образованного и интересного дирижера у нас еще не было.

Николай Хондзинский

У него интересные идеи в подходе к работе с публикой - так называемые «Встречи с маэстро», которые начались осенью и, я надеюсь, продлятся в дальнейшем. Это форма общения с аудиторией, когда дирижер перед программой, которую он представит, говорит о предпосылках своей интерпретации произведений, которые вскоре прозвучат на концерте и поясняет черты авторского прочтения этих произведений - иногда очень известных.

Словом, это очень здорово. Не знаю, как долго это еще продлится, понятно, что не вечность, и рано или поздно работа Николая Хондзинского в Пскове, видимо, завершится и нам нужно надеяться, что это произойдет как можно позже, и что как можно больше пользы мы получим от его работы здесь. Ну а пока нужно больше внимания обращать на псковскую филармонию - мне самому в том числе, - следить за афишей, посещать концерты. Я призываю к этому себя и вас, уважаемые радиослушатели, потому что потом мы, как обычно, будем жалеть, что не ходили на эти концерты, когда имели такую возможность.

2019 год начался с тревожной и печальной новости - горел Дом художников, дом Сафьянщиковых на Запсковье. И то, что его удалось вернуть к жизни и что там сейчас проходят выставки - это конечно чудо, это очень радостно и говорит о том, что еще какая-то есть надежда на будущее и что у художественного и культурного сообщества остались силы, которые и помогли художникам вернуть свой дом к жизни. 2019 год завершается там замечательной выставкой, масштабной ретроспективой псковской художественной жизни на протяжении десятилетий. В первую очередь это работы, созданные в 1970-е и 1980-е годы, они представлены на выставке «Когда мы были молодыми».

Но я хочу сказать о другом - мы, несомненно присутствуем при деградации художественной и выставочной жизни, потому что выставочных залов и галерей в городе становится все меньше и меньше. В конце 2018 года сообщалось, что закрывается галерея «Дар» (к счастью, не закрылась, и даже выставка французского художника стартует 21 января). Но фактически у нас в полноценном галерейном смысле остался только «Цех» при драматическом театре, где регулярно проходят выставки, где они обсуждаются, где вообще идет интересная жизнь; есть зал в доме Сафьянщиковых, есть зал Союза художников, где тоже происходят разные вещи, но в том числе и выставки, иногда интересные.

В сущности, пожалуй все.

Музей пока не работает и что там будет непонятно, Закрылась «Галерея на Бастионной», так же как раньше закрылась «Белая галерея». Галерея «Герцена, 6» жива, но теперь скорее в режиме очень классной сувенирной лавки, это очень уютное место с хорошей атмосферой, там прекрасные владельцы, там можно посмотреть и приобрести отличные вещи. Но в качестве художественной галереи с регулярными выставками и сопутствующей жизнью, к сожалению, сейчас нет возможности им существовать. Так что следует констатировать, что выставочная жизнь в Пскове замирает и вымирает, и это очень печально. Потому что одно дело, когда искусство существует в галерее, где сформирована среда, где можно встретиться с автором, где происходит общение. Вообще, атмосфера художественной галереи - это среда, где искусство живет естественно, а вот во всяких ДК, Домах офицеров, библиотеках - это совсем другое дело, при всем уважении к этим очагам культуры.

Кстати о библиотеках. Вы, может быть, не заметили, но мы уже три года живем без научной библиотеки, она все ремонтируется, отделы разбросаны по городу, фонды малодоступны. Да даже если они где-то и открыты, это совсем иное по сравнению с тем, когда все работает вместе, потому что сам этот дух большой научной библиотеки - это нечто особенное. Ужасно, что мы, видимо, привыкли и практически не замечаем, что библиотеки-то нет. Сейчас вот выросло целое студенческое поколение тех, кто три года назад поступил на бакалавриат. Эти студенты будут заканчивать университет без опыта работы в профессиональной научной библиотеке. Не хочу ничего плохого сказать о библиотеке университетской, но те, кто учился в настоящем вузе, понимают, что такое для студента опыт посещения большой библиотеки и работы в научных фондах.

Вот к сожалению, этого уже три года нет. Я уже не говорю о Библиотеке для детства и юношества им. Каверина, которой целых пять лет нет в городе, которая влачит жалкое существование где-то на задворках, покинув прекрасный дом, в котором она существовала десятилетиями. Сейчас заканчивается реконструкция этого дома, но до сих пор не очень понятно, вернется туда библиотека или нет, и это тоже одна из «интриг» 2020 года.

Мне немного страшновато оттого, что целое поколение псковских детей выросло без этих, знакомых мне восхитительных впечатлений, без понимания того что такое прекрасная детская библиотека: рядом с парком в центре города, в приспособленном старинном здании, наполненная книгами, нотами, музыкальными и видеозаписями, с витражами и интересными людьми. А это было то, что делало Псков Псковом; это одна из деталей, которые создавали наш город и формировали здесь культурное сообщество.

В общем 2019 год был интересным.

В каких-то отраслях, например, в театральном или филармоническом деле были прорывы, где-то все ужасно - особенно это касается фестивалей, библиотек, выставок - вообще существования, бытования в нашем городе выставочной и галерейной культуры.

И я полагаю, что есть одно место, есть некая институция которая за все это отвечает и работает очевидно плохо. Это комитет по культуре Псковской области.

Я уверен в том, что удачные и полезные явления и события, которые происходят в культурной жизни региона, происходят не благодаря, и даже не вопреки, а просто параллельно существованию комитета по культуре. Вот просто есть люди в театре и филармонии, которые работают, у них есть амбиции, возможности, образование, желание работать и что-то получается – а профильный комитет совершенно тут не при делах.

Между тем прямой его обязанностью является отстаивать и развивать культуру: например, учреждать новые фестивали и поддерживать существующие. И вообще, так сказать, держать руку на пульсе и всячески способствовать поддержанию культурной жизни здесь на должном уровне.

Это, собственно говоря, и есть задачи государственного органа, в названии которого есть слово «культура». Он не должен ее контролировать, или «возглавлять», он призван всячески помогать: выращивать, культивировать и возделывать. Вот этого, боюсь, не происходит от слова «совершенно». Жанна Малышева которая ныне занимает пост председателя, это пожалуй, самый неудачный и неэффективный председатель комитета по культуре, которого я когда-нибудь видел.

А я уже человек в возрасте и всякого насмотрелся.

Жанна Малышева

Так что, как говорил один деятель ушедшего века, «у каждой проблемы есть имя, фамилия и отчество».

Мы терпим уже давно и, наверное, долго можем еще терпеть, но, конечно, убийство театрального фестиваля, которое нас ожидает в 2020 году - это уже запредельно. Есть вещи, о которых мы стали забывать, например, про библиотеки. Но я еще раз напомню о том, что не только уничтожен театральный фестиваль, но и, например, искоренено существование библиотек в центре города.

Не знаю, как долго продлится это «царствование», но точно понятно, что по нему останется тяжелая и горькая память.

На этом фоне единственное что вселяет радость - это сам наш город, много чего переживший за столетия; слава Богу, давно сложившийся, который прекрасен и хорош собой, любим своими жителями и гостями - а их становится все больше и больше.

Слава Богу, в наступившем году наконец заканчиваются эти масштабные работы по созданию «инфраструктуры для туризма», и, надеюсь, новых не намечается. Потому что с 2010 года, когда все это началось, много мы натерпелись страха, когда нам делали эти «подарки».

Теперь, кажется, последние штрихи: доделывают парки на Пскове и Мирожке, а также улицу Леона Поземского - осталось потерпеть несколько месяцев.

Так что впору подвести некоторые итоги.

Что касается городских пространств, которые меняются по федеральным программам, то мы хотя бы уже представляем, какими они стали (или станут). В целом результат я охарактеризовал бы как «шаг назад два шага вперед».

К сожалению, тот шаг назад, который делался, те потери, которые мы понесли - это всегда были не вынужденные потери, а просто урон по причине глупости и непрофессионализма. Но все-таки движение вперед, несомненно, происходило.

Что будет дальше - Бог весть.

Потому что федеральные деньги заканчиваются, а на месте серьезной работы и понимания того, что должно происходить с городом – очевидно нет.

Поэтому, полагаю, нас ждут все новые бессмысленные заборы и странные памятники, вроде катера, которого сейчас нам водрузят на большой набережной псковские флотоводцы. (Кстати, они, кажется, не собираются успокоиться и рядом с катером по инсайдерской информации будут пытаться поставить еще какие-то чучела водолазов).

В общем, все это будет продолжаться до тех пор пока мы не вернемся к какому-то осознанному варианту планирования и разумного обсуждения планов реставрации памятников и формирования городских пространств. Я сейчас говорю не об истериках «общественников», а о необходимости профессионального обсуждения того, что в городе уместно, а что нет, зачем оно и как это следует сделать.

И наконец, позволю себе поделиться наблюдением, что лучшее, что у нас происходит в культуре - и в самом широком понимании, и в более приземленном - это, как мне кажется, церковная жизнь. Я много путешествую, и вы уж поверьте: у нас с этим все хорошо и становится еще лучше.

Изменения произошли и происходят громадные и поразительные. Если сравнить Псков с тем, каким он был 20-10 лет назад, когда почти все эти великолепные храмы стояли в убожестве, в запустении, в руинах, а теперь они не просто восстановлены и реставрированы, а наполнены жизнью, то следует признать: это чудо настоящее, которое произошло на наших глазах и которое продолжается.

И это не само собой и не повсеместно так. Например, если сравнить Псков с рядом расположенным Новгородом, где огромное количество храмов так и остается муляжами для туристов, потому что они не переданы Церкви, в них нет жизни и огромная тысячелетняя традиция там по-прежнему не восстановлена, традиция церковной и культурной жизни, то Псков находится в несравненно более успешном состоянии. Во многом это произошло чаяниями и усилиями нашего прежнего Митрополита Евсевия, старца, ныне находящегося на покое, которого многие поругивали и недолюбливали, но следует признать его несомненную заслугу: что называется, он бил в одну точку и в течение своего правления добивался того чтобы каждый храм получил законного владельца.

Это единственно верный, справедливый и действенный способ решения - не узких конфессиональных или собственнических проблем, - а решения проблемы общекультурной, потому что памятник должен иметь владельца, который о нем заботится, греется, учится от него и согревает его своим дыханием.

И это в Пскове удалось. Пока, к сожалению, лишь в части, связанной с Церковью и культовой архитектурой. Там есть свои нюансы и сложности. И то, что в Пскове в 2019 году появилась и развивалась служба епархиального древлехранителя - это тоже очень важный и хороший знак, потому что дальше, судя по новостям, нас ожидают реставрационные работы в наиболее важных и сложных для реставрации памятниках, находящихся в руках Русской православной церкви. Это Печорский монастырь, Троицкий собор, Мирожский и Снетогорский монастыри и ряд других. И это тоже не может не радовать.

Словом, здесь я смотрю с оптимизмом и надеждой в будущее.

Впрочем как и вообще.

Знаете, наш город и наша культура много чего выдержали, не погибли. Русская культура и псковская культура, как ее часть выживут, и никакая Жанна Малышева ее не погубит.

Ну и, разумеется, центральным событием для региональной культуры в 2019 году было появление моей передачи. Прошлой весной я стал выходить в эфир на волнах «Эхо Москвы».

С тех пор я нажил себе немало врагов, но те отклики от слушателей, которые мне приходится получать, то одобрение и поддержку, которые мне высказывают теперь буквально на каждом шагу, меня очень поддерживают и вдохновляют.

И в наступившем году я обещаю, пока меня не выгонят из студии по просьбе какого-нибудь начальника, продолжать свои беспристрастные, мудрые, глубокие, нелицеприятные, удивительные обзоры.

С наступившим 2020-м годом!

С вами был Юрий Стрекаловский, «Культурная контрреволюция». Пока.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
За год в Пскове задержано более 500 пьяных водителей. Надо ли ужесточать наказание тех, кто садятся за руль в нетрезвом состоянии?
В опросе приняло участие 598 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.