Новости партнеров
Экономика

Андрей Козлов о не самой плохой осени, поддержке тружеников села и зарплатах муниципальных служащих

03.10.2019 18:25|ПсковКомментариев: 2

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию программы «Дом Советов», которая вышла в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM) 2 октября. Гость студии - депутат Псковского областного Собрания, председатель комитета по экономической политике, агропромышленному комплексу, экологии и природопользованию Андрей Козлов. Ведущая программы Любовь Кузнецова поговорила с ним о проблемах и успехах псковского села и сельхозтоваропроизводителей.

Любовь Кузнецова: Добрый день, уважаемые радиослушатели. В прямом эфире программа «Дом Советов». О проблемах и успехах псковского села и сельхозтоваропроизводителей мы сегодня поговорим с депутатом областного Собрания, председателем комитета по экономической политике, агропромышленному комплексу, экологии и природопользованию Андреем Козловым. Андрей Григорьевич, добрый день!

Андрей Козлов: Добрый день.

Любовь Кузнецова: Как председатель профильного комитета областного Собрания и как практик в сельском хозяйстве – руководитель предприятия «Красное знамя» в Новосокольническом районе – дайте, пожалуйста, оценку нынешнему году: сельхозкомитет региона озвучивает отличные результаты по урожайности в отдельных отраслях. Только ли победные реляции должны звучать в характеристиках или, опираясь на успехи, стоит говорить, прежде всего, о том, как решить проблемы?

Андрей Козлов: В сельском хозяйстве проблемы были, есть и будут. Их очень много. Нынешний год показал, что задел, сделанный ранее, сработал. В области появились достаточно серьезные инвесторы. Благодаря поддержке, своему опыту и обучению, наши сельхозтоваропроизводители показали, что можно уже получать европейский уровень урожайности. Так «Идаванг», «ПсковАгроИнвест» получили серьезный урожай. В нынешнем году сработала и благоприятная погода. Год назад была хорошая осень, был посеян серьезный зерновой клин. А, как известно, озимые у нас дают урожайность повыше, чем яровые. По многим районам области была хорошая погода весной. Весна не была обильно политой дождями. По крайней мере, вовремя въехали в поля, вовремя посеяли яровые, а потом прошли дожди, предприятия поработали с гербицидами, и получился хороший урожай. Я общался с нашим комитетом, посмотрел урожайность культур. У нас намолочено почти 149 тыс тонн зерновых культур.

Любовь Кузнецова: Это в четыре раза больше прошлогоднего показателя.

Андрей Козлов: Не в четыре. В том году намолочено порядка 60. Уборка зерновых уже закончена на 95% остался ряд хозяйств, которые еще убирают. Осталось убрать порядка 1000 га. Это очень хороший показатель. Мы даже обгоняем Ленобласть, и это здорово.

Любовь Кузнецова: Вечное соцсоревнование соседствующих субъектов.

Андрей Козлов: Конкуренция должна быть, чтобы понять, как мы — хорошо работаем или не дорабатываем. Конечно, и погодные условия влияют, и приход современных технологий и современной техники, которая уже может работать без механизатора. Понятно, что механизатор там все равно есть, но есть высокопроизводительная техника, которая позволяет экономить и людские ресурсы, и затраты. Это и качество посева, и применение высокопроизводительных семян. И все виды их защиты тоже хорошо сработали. Сейчас мы не просто выращиваем зерно, а выращиваем зерно без токсина. Это уже пшеница, которая идет чуть ли не как продовольственная. Очень хороший урожай, самый большой показатель, которого Псковская область достигла. У нас есть соглашение с Минсельхозом и, к сожалению или счастью, нашу область оценивают не только по тому, как работают предприятия. Область оценивают по тому, как они работают все вместе.

У нас установлены индексные показатели. Если мы их выполняем, федерация поворачивается к нам лицом, нет - некоторые виды господдержки мы можем не получить. На сегодняшний момент по всем индексным показателям мы имеем рост. Все показатели в целом мы выполняем, но есть опасения по молоку. Небольшой рост есть, и надеюсь, к концу года этот показатель до уровня прошлого года доведем.

Любовь Кузнецова: В чем выражаются эти индексные показатели, от которых зависит, лицом или спиной повернется Минсельхоз к региону? И как это выражается? Это какие-то меры поддержки или просто кнутом помашут, что «аяяй, мы там что-то не доработали»? И что это за меры господдержки?

Андрей Козлов: Вы правильно сказали про метод кнута и пряника. Понятно, что федерация тоже определенным количеством денег располагает, и сейчас позиция федерального центра - вкладывать туда, где эффективно работают. Наверное, это правильно, и другой позиции тут не должно быть. Соответственно если регион не выполняет индексные показатели, которые он себе поставил, это говорит о том, что где-то мы не дорабатываем. Если, конечно, речь не идет о форс-мажоре. Такие у нас тоже были. Вы помните, два года, когда у нас была объявлена ЧС? Хочу поблагодарить руководство нашей области, Михаила Юрьевича, Нинель Александровну. Они только пришли в область и сразу плотно начали заниматься сельским хозяйством. Первое, что они сделали, - это меры господдержки. Объявили ЧС за 2016 - 2017 годы.

Любовь Кузнецова: Я напомню нашим радиослушателям, что в 2017 году в связи с чрезвычайно обильными осадками летом подтопило ряд территорий в районах нашей области, и значительно пострадали посевы. Тогда ситуация не была объявлена чрезвычайной со всеми вытекающими последствиями по компенсационным выплатам из федерального бюджета.

Андрей Козлов: Сейчас переломили ситуацию, и в конце 2018 года, благодаря плотной работе управления сельского хозяйства и наших областных лидеров, помощь пришла, и мы получили компенсацию. Не в полном объеме - 50% от понесенных затрат, которые Минсельхоз принял. Но это достаточно большие деньги и, конечно, они очень помогли.

Любовь Кузнецова: Справедливо и своевременно.

Андрей Козлов: Это говорит о том, что наша власть думает о сельском хозяйстве. Комитет областного Собрания по АПК тоже много обращался к исполнительной власти, потому что мы понимаем, что он и создан для того, чтобы две ветви власти - исполнительная и представительная - друг другу помогали. Одна без другой существовать не может. Они могут друг друга критиковать, но должны находить конструктив, который в итоге даст положительный эффект - получение денежных средств. Что касается индексных показателей: если не выполнять их, федерация понимает, что деньги, которая она направила, мы тратим неэффективно. Поэтому она некоторые программы может вообще обрезать. Таким образом для нас невыполнение индексных показателей грозит отсутствием финансовой поддержки отрасли. В рамках Бюджетного кодекса РФ предусмотрены даже штрафы за их невыполнение.

Любовь Кузнецова: Но они выполнимы? Это не какая-то там заоблачная цифра, которую лишь бы только не выполнить? Они реалистичны с учетом климатической зоны, возможностей, объемов?

Андрей Козлов: Конечно, для этого у нас есть департамент, который все это обсчитывает, обдумывает, собирается, консультируется, и в этой части проходят открытые разговоры, где мы обсуждаем некоторые вопросы и говорим, что это мы сделать можем, а это не можем. Ну и практически всегда мы эти показатели выполняем.

Любовь Кузнецова: Хочу спросить вас об интересном и в чем-то даже парадоксальном моменте. О льготах хозяйственников на территории региона. Буквально на одном из комитетов перед минувшей сессией областного Собрания ваш коллега Юрий Сорокин, комментируя один из вопросов, высказал мнение, что, дескать, хозяйственников чрезвычайно избаловали льготами, а не пора ли обратить внимание уже и на другой сектор? К примеру, на легкую промышленность. Но, между тем, мы все помним, что за последние годы ряд льгот были значительно урезаны для хозяйственников. Так где правда-то? Вы, хозяйственники, избалованы льготами?

Андрей Козлов: «Избалованы» - громко сказано. Надо понимать, что мы находимся в рынке, и производить продукцию сегодня многие умеют. Важно еще, чтоб она была качественной, доступной и узнаваемой, и чтобы при этом сохранялось качество. А то часто бывает, что продукция сначала хорошая, а через какое-то время становится не очень качественной. И мы должны конкурировать с нашими соседями. С одной стороны это хорошо, что наши соседи - Эстония, Латвия, Литва - попали под санкции, и наплыв продукции оттуда мы заменили на свой товар. Качество не хуже, серьезный ассортимент, но мы должны понимать, что все равно это наши конкуренты, и меры господдержки в Европе в разы выше, чем у нас. Раньше было льготное топливо, льготные тарифы на электроэнергию, а сегодня мы за электроэнергию платим так же, как все промышленные предприятия. На мой взгляд, хотя бы этот вопрос надо прорешать на уровне правительства. Потому что отрасль не такая энергоемкая, как завод, но, к сожалению, в структуре себестоимости электроэнергия у нас занимает до 10 процентов.

Что касается доступности кредитов, в сельском хозяйстве есть ряд программ по линии Минсельхоза. В промышленности они тоже есть, но по линии других министерств, в частности, Минэка. Поэтому ими тоже можно пользоваться. Но в это надо влезать, вникать, разбираться. У нас они более прозрачны, у нас более четкие правила игры, и все об этом знают.

На мой взгляд, наши коллеги в этой части белой завистью нам завидуют, но я вам скажу, что без этих мер сельское хозяйство просто не выдержит. Рентабельность производства по многим видам продукции очень мала, и в этой части сельское хозяйство - это территориальность. Если брать завод, он находится на территории 20 га, а сельхозпредприятие — это 5, 7, 8, 10 тыс гектаров, и людей там много работает, там много ручного и механического труда, особенно в молочной отрасли. Мы там еще не модернизировались. Поэтому без этих мер поддержки сельское хозяйство, наверное, не выживет. Хотя мы рассчитываем, прежде всего, на себя. Будет поддержка - хорошо, нет - закладываем маржу. Конечно же, я эти деньги считаю. Просто могу привести пример по своему предприятию, кто кого поддерживает. За 2018 год «Красное знамя» заплатило 28 млн налогов, а господдержки получила на 10,2 млн рублей. Поэтому сказать, кто кого поддерживает, очень сложно. Мы заплатили налогов в три раза больше, чем получили мер господдержки. Поэтому на сегодня поддержка есть, ее надо развивать, программу надо уточнять. По легкой промышленности, думаю, такие программы тоже должны быть.

Приведу пример нашего проблемного вопроса. Псков всегда ассоциировали со льноводством. Это наше «голубое золото». Есть программы в Минсельхозе, подкрепленные денежными средствами, но ими практически никто не занимается, и я понимаю, почему. В Пскове нет ни одного завода, который мог бы принять это сырье. А транспортировать его до Смоленска или в другие города очень дорого. Если есть завод, то к нему, как правило, прирастает легкая промышленность. Вот например, Елена Александровна (Косенкова, директор швейной фабрики «Славянка» - ред.) говорила, что у них тоже есть проблемы — нет хороших тканей. Но мы же их можем делать. В этой части Минсельхоз и Минэкономразвития должны плотно работать и понимать, что одна без другой отрасль существовать не может. Поэтому надо как-то кооперироваться и решать вопросы. Это самый правильный выход из данной ситуации.

Звонок радиослушателя: Сергей Иванович. Я только что подключился, слушаю эфир минут пять. Но дело в том, что не нужны нам частники с видами государственной поддержки. С федерации огромные деньги идут, и что мы имеем на селе? Какая у нас инфраструктура, школы, медпункты, дороги, какое у людей желание жить на селе? Все деньги, которые частники получают, их собственники выводят за пределы региона. Они жируют, покупают все блага, а мы тут абы как живем. Надо вернуться к системе колхозов и совхозов (как я в свое время начинал работать в хозяйстве Локнянского района), которые полностью заботились о своих работниках, поддерживали социальную сферу. Вот такие нам нужны хозяйства - только не государственные, а на личной инициативе. Люди руками надоят молока, продадут и будут иметь профит. И не будут никакие энергоносители дорогие потреблять. Руками надоят и продадут по 50 рублей. А вы по 17 не можете молоко сдать. Вот в чем разница. Вы выводите прибыль из региона.

Андрей Козлов: Я сам действующий производственник, работаю на предприятии, которое граничит с Локнянским районом, откуда Сергей Иванович. Являюсь достаточно крупным работодателем Локнянского района, у меня оттуда много кадров работает. Позволю не согласиться с Сергеем Ивановичем. Сегодня найти человека, который будет доить руками... пусть кто-то попробует. На моем предприятии работают более 100 человек, в том числе 22 доярки, и в очередь они не становятся, хотя стоят молокопроводы. И сейчас молоко мы реализуем не по 17 рублей, а по 33. Мы тоже понимаем, что денег в стране не много, и они будут вкладываться в крупные предприятия. Понимаю: глупо вкладываться в школу, где 4 человека крестом. Мое предприятие является центральным в волости, есть школа на 11 мест, группа дошкольного содержания на 32 мест, есть клуб. Теперь туда идет и газ. Вкладывать деньги нужно туда, где теплится жизнь. Где жизни нет, вкладывать туда, наверное, глупо. И никто не уводит деньги за границу. Если приходит инвестор, он организует рабочие места здесь, а не где-то за морем, и налоги с его деятельности идут в наш бюджет. Поэтому позволю не согласиться с Сергеем Ивановичем. Говорю достаточно широко, но мы сейчас людей не заставим работать, как раньше. Люди уже привыкли к комфорту и никто с лопатой стоять не будет. И вручную коров доить не будет.

Любовь Кузнецова: Может, в личном подсобном хозяйстве это и имеет смысл, но не на крупном производстве.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте. Петр Петрович. У нас есть в Пскове хлебокомбинат, и в нем 30 лет одно и то же, в худшем варианте советских традиций хлеб делается. А ведь можно спокойно развить у нас частные пекарни, инвесторов найти. Я был на Украине в 2013 году, там много частных пекарен. И так же со всеми делами по сельскому хозяйству - на порядок выше качество, чем у нас. Вот вы командуете сельхозкомитетом в областном Собрании, рулите предприятием в Локнянском районе. Отодвиньте свинокомплексы, постройте приличный комбинат, который будет делать хлеб хотя бы на уровне советского!

Андрей Козлов: Петр Петрович, во-первых, я рулю не в Локнянском районе, а в Новосокольническом — просто мое предприятие находится на границе с Локнянским районом. Но позволю себе с вами не согласиться. У нас есть много хлебокомбинатов. Есть облпотребкооперация, и у них во многих районах есть хлебокомбинаты - в Локнянском, Великолукском, Новосокольническом, Островском и многих других районах. Поэтому сказать, что у нас в этой части нет никакой конкуренции, нельзя. У Виктора Ивановича Почернина (директор «Псковского хлебокомбината» - ред.) много конкурентов. Только в Пскове есть несколько предприятий, которые занимаются хлебопечением. Мы приходим в магазин, и выбор у нас есть. Тема эта актуальна, но, к сожалению, есть еще и покупательская способность населения. Магазины, где продаются дорогой хлеб, тоже должны быть, но я не думаю, что это на большого покупателя. Я бы сказал, что с хлебопечением у нас в области не так все плохо. Конкуренция есть, выбор есть, и практически в каждом районе есть хлебокомбинат. По крайней мере, я не ощущаю, что нас всех «задавил» «Псковский хлебокомбинат». Нет, он работает в рынке, испытывает трудности, как и многие другие предприятия, у него есть конкуренция. Думаю, это оптимально, когда в районах есть хлебокомбинаты - это горячий хлеб. Я, например, покупаю только в Новосокольническом районе хлеб. Знаю, что его пекут дважды в день - утром и вечером, знаю, когда его привозят. Он хорошего качества, и я его беру.

Любовь Кузнецова: Ну а в Пскове можно полакомиться и французской булочкой, и батоном с Краснодарского края или выбрать себе Бородинский витебского производства. Надо отдавать себе отчет, что выбор у нас широкий... Андрей Григорьевич, продолжаем. Скажите как председатель профильного комитета регионального парламента, с какими инициативами по поддержке сельского хозяйства вы сейчас занимаете, какие проблемы решаете. Задавая этот вопрос, я имею ввиду, что уже идет работа по формированию бюджета на следующий год. Большая ли там сумма заложена на хозяйственников?

Андрей Козлов: Мы стараемся держать руку на пульсе, но понимаем, что надо плотно работать с исполнительной властью. Мы можем хотеть всего, чего угодно, но бюджет - это наш кошелек, и мы не можем потратить больше, чем в нем есть. Понятно, что порой нужно стучаться в закрытую дверь, и мы это иногда делаем. Но я настраиваю коллег, что помимо плотной работы с исполнительной властью надо стучаться еще и в федеральный центр. Приведу ряд примеров, что делает наш комитет. Помните, в 2018 году сильно упали цены на молоко? Был кризисный период, и это подкосило многих молочников.

Любовь Кузнецова: Многие регионы в связи с этим обратились в правительство.

Андрей Козлов: Мы обратились с инициативой дополнительных мер господдержки молочного направления к губернатору Михаилу Ведерникову и в правительство, к Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Такое же было по птицеводству - наши коллеги писали, мы тоже его поддержали. Периодически мы работаем с коллегами из других регионов, и если это к нам относится, если это актуально, то мы поддерживаем. И, конечно же, сами инициативы направляем. Такое письмо было написано Дмитрию Медведеву, но, к сожалению, пока мер господдержки нам не пришло, но Михаил Юрьевич обратил на это внимание и выделил 40 млн рублей для компенсации понесенных затрат. Это было в 2018 году и очень помогло.

Помимо областного Собрания у нас есть Парламентская Ассоциация Северо-Запада России, которая работает по самым разным направлениям, в том числе по сельскому хозяйству и экологии. Ряд депутатов, в том числе я, участвуют в ее заседаниях. Там собираются депутаты со всех регионов СЗФО и обсуждают проблемные вопросы всей отрасли, вырабатывают какое-то решение, потом утверждают на большой конференции и посылают его в Москву. То есть это уже мнение не отдельно взятого региона, а всего Северо-Запада, и мы пытаемся таким образом достучаться до наших «больших командиров» - до правительства, профильных министерств, показать им, что у нас есть проблемные вопросы и есть варианты их решения. Согласятся — не согласятся, но, по крайней мере, будет какая-то канва. На сегодняшний момент в ряд программ внесены изменения. Например, есть доплата ветеранам, которые отработали определенное время в сельском хозяйстве, но раньше в соответствующем нормативном акте было прописано, что человек должен проживать в этой сельской местности. Но мы все понимаем, что многие ветераны уже немощные, поэтому живут у детей, и получается, что человек не может получить выплату, отработав, к примеру, 40 лет дояркой, скотником или механизатором.

Любовь Кузнецова: Одно другое не исключает. То есть вы убрали принцип оседлости.

Андрей Козлов: Теперь прежняя норма убрана, и любой ветеран будет получать эту компенсацию, независимо от места проживания. Отработал - получил. В это же постановление внесен ряд профессий, которые до этого были исключены. То есть человек, отработав определенное количество лет на предприятии, не мог получить компенсацию, потому что его профессия не была включена в реестр. Это такие тонкости, с которыми нам тоже приходится работать.

Любовь Кузнецова: Но они касаются судеб людей.

Андрей Козлов: Многие наши инициативы рождаются из обращений граждан. Как правило, ты приходишь к какой-то идее, когда или сам на себе это понимаешь, или сталкиваешься с людьми, которые почувствовали это на себе и рассказывают нам о наболевшем.

Любовь Кузнецова: К слову о больших командирах, о которых вы сказали выше. Не так давно господин Силуанов, министр финансов, озвучил вероятную инициативу о том, что в ближайшем будущем, возможно, регионам будут реструктуризировать накопившиеся долги. Псковской области это тоже касается в значительной степени. Как вы смотрите на эту инициативу, и что значит «реструктуризация долгов»? Обыватель подумает: «ну, спишут нам эти 15 миллиардов долгов, и пойдем дальше, будем себе весело жить». А бывает ли такое счастье или поставят какие-то условия?

Андрей Козлов: Конечно, долги никто не будет прощать. По крайней мере, в сельском хозяйстве такая мера уже была - по-моему, по НДФЛ такое было сделано. Если будет некое подобие такой инициативы, появится некий объем денежных средств, которые будут саккумулированы, затверждены и будут гаситься в течение определенного переходного периода. На мой взгляд, эта мера даст серьезный толчок, потому что пока область имеет достаточно большой госдолг. То есть Минсельхоз и область подписывают определенное соглашение с требованиями. Если мы их не выполняем, мы точно так же платим штрафы. Какова была политика федерального центра? Кто был сильным, станет еще сильнее, а кто был слабым, станет еще слабее. Но это не совсем правильная трактовка вопросов. Сегодня, как говорил кто-то из великих, только по-настоящему мыслящий человек черпает из своих ошибок не меньше познания, чем из своих побед. Надо делать работу над ошибками, смотреть наши проблемные вопросы и включаться в их решение. Все должны иметь равный этап, определенный объем средств. Были предложения и пожелания пересмотреть систему налогообложения в регионах. Много налогов забирает из регионов федеральный центр, а возвращается в регионы гораздо меньше. Особенно это ощущается в нашей области. У нас большая протяженность границы с ЕС, большие таможенные платежи, но всем этим область не может пользоваться. Надо это пересматривать. В каком виде это будет, боюсь загадывать, но мое мнение такое, что эти долги никто не простит, просто они будут реструктуризированы какой-то определенный этап, пока мы не станем на ноги и не будем двигаться динамично вперед.

Любовь Кузнецова: Или, например, коммерческие кредиты заменят на бюджетные с пониженными ставками, где мы будем платить меньше и дольше.

Андрей Козлов: И там тоже достаточно серьезная сумма, которую мы могли бы перенаправить в какое-то производство или на социальную сферу. Думаю, мы найдем, куда перенаправить высвободившиеся денежные средства.

Любовь Кузнецова: Андрей Григорьевич, вернемся к разговору о молоке. Объемы пальмового масла внутри молочных продуктов, как некоторые говорят, просто зашкаливают. Ваша оценка ситуации - действительно ли она столь критична? Какие меры предпринимаются для того, чтобы убрать этот суррогат по максимуму и дать людям качественный продукт питания?

Андрей Козлов: Интересный вопрос, несколько раз мы его задавали. Как эксперт не отвечу, какой объем пальмового масла по России, но как переработчик и потребитель молока думаю, что на рынке достаточно много пальмового масла и продуктов, сделанных с использованием сухого молока. Иногда и сам захожу в магазин и вижу их стоимость и понимаю, что натуральное молоко не может стоить меньше, чем мы его реализуем на заводах, поэтому понятно, что там есть определенная «бодяга». Какие меры сейчас принимаются?

Любовь Кузнецова: И действенны ли они.

Андрей Козлов: На сегодняшний момент есть программа «Меркурий», которая отслеживает производство продуктов от коровы до прилавка. В переработке мяса она действует уже давно, в переработке молока начала действовать с 1 июля по ряду продуктов, а в ближайшее время будет действовать по всем остальным направлениям. Если очень захотеть, можно проследить, сколько в колбасе свинины. Если это кому-то надо, то можно разобраться. А это кому-то надо: наше государство думает о наших гражданах, о том, что они должны кушать. Кроме того, сегодня в сетях уже предусмотрены полки для натуральных продуктов.

Любовь Кузнецова: Странно, что не наоборот.

Андрей Козлов: Такой закон на сегодняшний день есть, и, по крайней мере, продукты натуральные и те, что сделаны с использованием заменителя молока и из пальмового масла, должны стоять на отдельных полках, чтобы человек не читал мелким шрифтом, а сразу понимал, что натуральная продукция - здесь, а это не натуральное. Следующий вопрос - вопрос контроля. Можно придумать правила игры, но если не контролировать их исполнение, то они не действенны. Самый сложный вопрос — кто контролирует, как и контролирует ли. А закон сейчас есть, и все можно отследить. Кроме того, я слышал про инициативу о том, чтобы обложить пошлиной пальмовое масло. Сейчас оно у нас не облагается никакой пошлиной. Мы все понимаем, что есть рынок, и если пальмовое масло будет дорогое, то оно будет конкурировать с натуральным. И зачем тогда его производить и еще подставляться? Так сложилось, что в свое время завезли много пальмового масла и сухого молока. Сроки годности у них достаточно большие, продукты можно производить...

Любовь Кузнецова: А псковские сельхозтоваропроизводители используют пальмовое масло и сухое молоко?

Андрей Козлов: Сельхозтоваропроизводители точно пальмовое масло не используют, потому что они производят. Переработчики молока - сложно сказать. Думаю, что часть использует. Говорю как простой обыватель, который ходит в магазины, видит сроки реализации товаров и понимает, что натуральный продукт долго храниться не может.

Любовь Кузнецова: Андрей Григорьевич, одна из последних инициатив региональной власти - увеличение зарплаты муниципальным служащим в районах. Понятно, что очень много, в том числе в сельском хозяйстве, зависит от квалифицированных кадров. А как их заманить на село?

Андрей Козлов: Только зарплатой.

Любовь Кузнецова: Инфраструктуры нет, дорог нет, молодежи сходить некуда. Поможет ли рост зарплат в муниципальном секторе с кадровым вопросом, и как это даст корреляцию уже на частные хозяйства, на оплату труда и даст ли? Потому что известно, что у многих частных хозяйств зарплата работников значительно выше, чем в муниципалитетах.

Андрей Козлов: Эта проблема назрела уже давно. Депутаты к этому подключились, проанализировали совместно с исполнительной властью ситуацию по заплатам в сравнении с другими регионами. К сожалению, Псковская область по уровню зарплат госслужащих и муниципальных служащих оказалась на последних местах. По-моему, средняя зарплата муниципальных служащих составляет чуть более 18 тысяч рублей. Но мы понимаем, что квалифицированные кадры, которые думают о будущем и хотят развиваться, заманить такими деньгами очень сложно, какие бы условия не были созданы. Все равно человек, когда приходит, должен видеть ясную перспективу и понимать, что есть перспективы роста и стабильная зарплата, на которую можно жить, кормить детей и позволить себе какие-то блага. А на 18 тысяч позволить себе это сложно. Поэтому вопрос назрел.

Но все равно это непопулярная мера. Вот проголосовали депутаты, и им сказали: «вооот, подняли зарплату чиновникам». Все чиновников ругают, но надо понимать,что без них тоже никуда, без них невозможна жизнь в районах. И многое зависит от того, какие они будут квалифицированные и грамотные. Если специалист грамотный, он сможет привлечь федеральные средства, и его зарплата окупится 30 раз.

Любовь Кузнецова: Хорошо, если есть конкуренция.

Андрей Козлов: Конкуренция - это двигатель прогресса, как в сельском хозяйстве. И она должна быть. Поэтому мы сделали увеличение по госслужащим и планируем это сделать по муниципальным служащим. Есть глава района — он приравнивается к заму губернатора, потому что на уровне района это такой же начальник. У него не должна быть зарплата на уровне рядового сотрудника комитета. К сожалению, такой перекос сейчас есть, поэтому ведется планомерная работа, чтобы его устранить. Это будет сделано, средства будут найдены, и, надеюсь, это даст толчок для развития не только областного центра, но и районов. Псков - теперь совершенно другой город, он уже европейский. Но помимо областного центра у нас есть еще 24 района, где люди тоже хотят хорошо жить и иметь такие же блага и красоты - гостиницы, магазины, досуговые центры, стадионы. Но если в муниципалитетах не будет хороших специалистов, они никому не докажут необходимость получения финансовых средств и не войдут ни в какую программу. Сегодня в районах много сотрудников пенсионного и предпенсионного возраста, молодежь туда не особо идет. И мы понимаем, что если затянуть, то там просто не будет будущего. Думаю, мера по повышению зарплат принята к месту, разумно и сто процентов даст толчок.

Любовь Кузнецова: Насколько я понимаю, в этом вопросе вы и ваши коллеги практически единодушны.

Андрей Козлов: Были только вопросы по подходам. Сколько людей, столько мнений, но в принципе появилась разумная инициатива, и все ее поддержали.

Любовь Кузнецова: Благоприятный период для сельского хозяйства региона и его результатов в этом году начался с прошлой осени. Там заложились большие проценты успеха и урожайности этого года. А эта осень для хозяйственников хороша или плоха? Говорят, ранний сентябрь был — и с морозцем, и с дождиком. А стоит ли рассчитывать, что с этой осени нормальный будет урожай в следующем году?

Андрей Козлов: Исходя из данных, которыми я располагаю, мы немного отстаем по озимому севу, но на это есть ряд причин — осень была достаточно дождливой. Пошли дожди - не было возможности интенсивно сеяться. То, что я видел на полях, развитие зерновых культур неплохое, оно не хуже того года. Очень сложно говорить по озимым. Важно, как они перезимуют, каким будет снежный покров, ляжет ли он на мерзлую землю или не на мерзлую. Есть целый ряд факторов, без которых судить об урожае очень сложно.

Любовь Кузнецова: Одним словом, не самая плохая осень?

Андрей Козлов: Не самая плохая. У нас убрано много овощей - полторы тысячи тонн, это в три раза больше прошлого года. По открытому грунту мы даже опережаем, потому что раньше начали убирать. Картофеля убрали 27 тысяч тонн - больше того года. Но площадей убрали меньше. В принципе, нормальная осень. Некоторые еще завершают работы, доубирается рапс и 5% зерновых, еще будет весенний сев. Думаю, мы со всем благополучно справимся, и следующий год будет не хуже этого года.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Поддерживаете ли вы изменения в закон, дающие возможность голосовать на выборах дистанционно?
В опросе приняло участие 181 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.