Новости партнеров
Политика

Тяжелый год Андрея Турчака

29.12.2015 18:00|ПсковКомментариев: 250

В соответствии с многолетней традицией Псковская Лента Новостей в конце декабря подводит итоги и вспоминает основные события уходящего года. В таких обзорных публикациях мы, как правило, анализируем явления и тенденции, связанные с различными субъектами общественно-политической активности. Однако в этом году ситуация вынуждает посвятить один из итоговых материалов целиком и полностью одному человеку — а именно губернатору Псковской области Андрею Турчаку. В этом нет знака какого-то особого расположения к политику, который на днях отметил 40-летний юбилей. Разумеется, причина и не в статусе «главного областного начальника». Дело в другом: действующий региональный руководитель в 2015-м пережил, на наш взгляд, самый острый и неприятный период в своей политической карьере. Он, регулярно находясь в центре внимания федеральных СМИ, оказывался в весьма сложных ситуациях, получил немало жестких ударов, выдерживал серьезное давление общественного мнения и понес репутационные потери. Несомненно, события, связанные с именем губернатора, отражаются на текущей и будущей деятельности региональной власти, как и всей Псковской области.

Такой поворот событий был мало предсказуемым, если не сказать, неожиданным. Ведь всего год назад едва ли не всем наблюдателям представлялось очевидным, что ближайшее время не станет для псковской региональной власти периодом серьезных испытаний и не преподнесет выходящих из ряда вон неприятных неожиданностей. Основания для таких прогнозов лежали на поверхности. Первый срок губернаторства с его вхождением в курс дела, стартовыми ошибками и выверением курса остался позади, его удалось пережить почти без крупных коррупционных скандалов и политических конфликтов. В 2014 году Андрей Турчак провел запоминающуюся избирательную кампанию и уверенно победил, заручившись поддержкой порядка 80 процентов жителей области, принявших участие в голосовании. Псковского губернатора с его «федеральной проходимостью» принято было считать чуть ли не одним из «любимчиков Кремля». Серьезной оппозиции внутри региона как не было, так и не появилось. Областной парламент абсолютно лоялен и подконтролен. Главы муниципалитетов прочно встроены в «вертикаль власти». Список аргументов в подтверждение того, что в 2015-м команду Турчака ждала достаточно ровная дорога, можно продолжать. Главное — федеральный центр демонстрировал свое благорасположение к псковскому управленцу, а климат как внутри региона, так и за его пределами был вполне комфортным для действующей власти. В таких условиях можно было спокойно работать и даже позволить себе проведение непопулярных реформ — таких, как запущенная в конце 2014-го «оптимизация №2».

Однако несмотря на все эти ожидания и прогнозы, уходящий в историю год оказался очень сложным — более того, он стал для Андрея Турчака самым тяжелым периодом с момента вступления в должность губернатора. И пусть глава области даже в самые критические моменты стремился не показывать, насколько ему тяжело, — для тех, кто знает его достаточно давно, все было очевидно, тем более что его нелюбовь к собственной публичности и «засветке» своей семьи всем хорошо известна.

Неприятности начались сразу же после январских каникул, когда губернатора накрыла первая в этом году информационная волна. Поводом для появления серии критических публикаций в федеральных СМИ стали просочившиеся сведения о новогоднем отдыхе губернатора на швейцарском курорте Санкт-Мориц. И это — несмотря на неофициальную установку чиновникам от федерального центра: воздержаться от заграничных поездок в период экономических осложнений и международных санкций. Уже тогда, в январе 2014-го, наблюдателями была отмечена массированность и системность информационного наката, когда в целом ряде федеральных масс-медиа, в том числе считающихся рупорами власти, один за другим появлялись материалы, в которых негативным образом преподносилась история вояжа псковского губернатора на элитный горнолыжный курорт. Бросалось в глаза и то, что «швейцарская» история принципиально отличается от информационной волны образца весны 2013 года — той, что была связана с незадекларированной недвижимостью семьи Турчака во Франции. Напомню, тогда едва ли не единственным обличителем на федеральном уровне выступал известный оппозиционер Алексей Навальный, тема «домика в Ницце» муссировалась преимущественно в либеральных СМИ, а столичные проправительственные издания ее фактически проигнорировали. В начале 2014-го все было по-другому — достаточно сказать, что первым по высокопоставленному горнолыжнику выстрелила газета «Известия», которую не без оснований считают подконтрольной Кремлю.

Это фото с зарубежного горнолыжного курорта в январе 2015-го облетело многие СМИ

Впрочем, достаточно скоро волна схлынула, по сути не оставив никакого следа и не приведя к заметным последствиям для основного фигуранта - многие наблюдатели посчитали, что это был «случайный звоночек». Андрей Турчак мог сосредоточиться на внутренних проблемах региона, которые росли как снежный ком. Оптимизация бюджетных расходов, падение уровня жизни населения, дыры в бюджете, неизбежное затягивание поясов, очередной виток кризиса — год складывался непросто и требовал от региональной власти всё новых и новых усилий. К тому же во второй половине 2015-го был зафиксирован второй, куда более мощный, информационный накат, связанный с так называемым «Делом Кашина». Напомню, пять лет назад столичный журналист Олег Кашин был избит неизвестными. Долгое время дело считалось «висяком», однако в сентябре сам пострадавший публично объявил: преступление раскрыто, исполнители задержаны — следы ведут в сторону псковского губернатора, у которого с экс-репортером «Коммерсанта» незадолго до преступления произошел конфликт в сети интернет. Новый эпизод в «деле Кашина» развивался на протяжении нескольких месяцев, вплоть до декабрьской пресс-конференции президента России Владимира Путина.

Были в этом году и другие, менее значимые истории, которые, впрочем, наделали немало шума и имели политические последствия. Всем этим ударам судьбы посвящен данный аналитический материал.

Финансы поют романсы

Как говорят наши «друзья» - американцы, не надо рассказывать, какой ты умный — просто покажи свои деньги. Андрей Турчак, чей первый срок пришелся на относительно благополучный для российской экономики период, на протяжении нескольких лет мог смело предъявлять финансы, неиссякаемым потоком поступающие из Москвы, и презентовать проекты-объекты-программы, ставшие реальностью благодаря федеральной поддержке и заемным средствам. Выглядел он молодцом и, пользуясь американской присказкой, большим умником. Поддержка из федерального центра и привлекаемые кредиты позволяли жить на широкую ногу. О последствиях никто особо не задумывался, и даже вчерашние сторонники бездефицитного бюджета пели хвалебные оды мудрой политике жить и развиваться в долг. Первый в регионе Ледовый дворец, спектакль Большого театра в псковском Кремле, изборский юбилей, реконструкция драматического театра, «крышевание» сгоревших башен окольного города, «Всероссийская масленица», масса других масштабных дорогостоящих проектов и удовлетворение «хотелок» многих категорий населения - все это было «визитной карточкой» администрации Андрея Турчака в недавнем прошлом. Однако всему рано или поздно приходит конец. Вот и 2015-й стал в этом отношении совершенно другим, абсолютно не похожим ни на один из предшествующих годов губернатора Турчака — денег не хватало даже на самое необходимое, как никогда часто звучали рассуждения о том, что необходимо сокращать расходы и приходится замораживать инфраструктурные проекты. Тут следует напомнить, что экономические сложности начались в конце прошлого года и уже тогда с телеэкранов и на страницах газет власти успокаивали народ — дескать, трудности временные, продлятся недолго, а острая фаза так вообще завершится через несколько месяцев, одновременно с возвращением на прежний уровень цен на нефть, после чего всё у нас вернется в норму и заживем мы как прежде. Надо ли говорить, что подобные рассуждения оказались полной профанацией. Разумеется, Андрей Турчак - не обыватель, едва ли он верит тому, что рассказывают на основных федеральных телеканалах — и наверняка понимал, что в 2015 году социально-экономическая ситуация будет очень непростой. Но одно дело - понимать и совсем другое — с этим жить, возглавлять регион в условиях, когда отовсюду раздаются стоны о резком падении уровня жизни, бюджетники в открытую заявляют о проигрыше в результате различных властных инициатив, некогда готовые к диалогу профсоюзы «катят бочку», а ветераны труда, которые еще недавно «молились» на губернатора (напомним, что звание «Ветеран труда Псковской области» было введено уже при Турчаке) и поддерживали его самого на выборах, начинают скрипеть зубами и выходят на акции протеста.

«Руки прочь от наших льгот» - псковские ветераны с площади пытаются докричаться до власти. Декабрь 2015 года

В таких условиях рассказывать про неизменно «социально ориентированные бюджеты» и про то, что никто из граждан не пострадает в результате оптимизации расходов в социальной сфере — становится все сложнее. Очевидно, что переубедить население, переломить общественное мнение в такой ситуации невероятно сложно — если вообще возможно. Тут чиновничьей мантрой «Всё будет хорошо» на страницах подконтрольных СМИ делу не поможешь, тем более, что последние, надо признаться честно, не особо и стараются. Никак не могут повлиять на социальные настроения сообщения и фотографии, выкладываемые в социальных сетях чиновниками из окружения губернатора — судя по количеству комментариев и лайков, восприимчивы к этой пропаганде единицы, прежде всего подчиненные тех самых начальников политико-медийного блока. Кроме того, не следует забывать про нюансы восприятия информации в масс-медиа: чтобы перебить эффект от одной негативной информации, берущей народ за живое (будь то весть о невыплате зарплат или сокращении учреждения соцсферы), требуются десятки позитивных информационных поводов — об увеличении зарплат, открытии новых учреждений, введении льгот и т. п. А такие позитивные инфоповоды администрации по объективным причинам рождать все труднее. Ситуация усугубляется еще и тем, что в Псковской области, как давно отмечали социологи, действует определенная инерционность мышления населения. Последствия проводимых социальных реформ и вообще введения режима «затянутых поясов» доходят до людей не тогда, когда об этом объявляют (тем более, что с определенных пор власти предпочитают громко не объявлять подобных новаций), а уже тогда, когда к худшему меняется привычный ход жизни. Соответственно, эффект от реформ, которые проводились в системе местного самоуправления и в соцучреждениях в первой половине 2015-го, становится очевиден только сейчас, когда люди сталкиваются с неудобствами и проблемами, и будет становиться очевидным в будущем. Кроме того, следует понимать, что те, на ком в первую очередь сказываются такие реформы, - это люди не информационные, они не сидят в интернете и получают «удовольствие» от произошедшего уже тогда, когда всё свершилось - и пути назад, естественно, нет. Несомненно, одним из самых важных моментов 2015 года стало решение, связанное с урезанием социальных льгот, после которого жители региона вышли на улицу. И пусть эта акция не была супермассовой, не сопоставима с той, что прошла 10 лет назад, после объявления о монетизации льгот — тут важно, что последнее десятилетие вообще фактически никто не выходил на улицу и не выражал свой протест. Власти могут делать вид, что ничего не происходит и игнорировать реальность (как это было с протестом дальнобойщиков), однако такая страусиная позиция чревата серьезными негативными последствиями, ибо подобные проявления общественных настроений — индикатор нестабильности.

В течении года ситуация усугублялась также постоянно появляющимися неприятными неожиданностями, возникающими не по вине областной власти, но за которую ей обязательно приходится нести ответственность. Примеров хоть отбавляй. То Октябрьская железная дорога решает сократить пригородные перевозки. То возникает угроза банкротства одного из ведущих свиноводческих комплексов области — совхоза «Шелонский» (Порховский район). То дочернее предприятие «Газпрома» заявляет о необходимости закрыть Псковскую ГРЭС, которая является градообразующим предприятием для Дедович. Список можно продолжать.

Бюджет-2016 стал для Турчака очередным серьезным испытанием, и тот факт, что псковская политическая оппозиция фактически «слила» бюджетный процесс никоим образом не скрашивает ситуацию. Это свидетельствует, скорее, не о силе позиций региональной власти, а о слабости ее оппонентов. Что бы там ни говорили пропагандисты, для нас очевидно: кризис не преодолен, он в разгаре. Бюджет, в котором 15 млрд — долговой портфель, оставляет открытым вопрос, как мы будем жить дальше. Причем все разговоры о замене коммерческих кредитов на кредиты Минфина, которые значительно выгоднее, не очень-то подтверждаются цифрами. Напомню, что принятый региональный бюджет предполагает доходы в размере более 21,5 млрд рублей, в то время как расходы — более 23 млрд. Согласно прогнозам дефицит составит порядка полутора млрд рублей. Однако, по некоторым оценкам, дефицит бюджета из-за «манипуляций с доходами» занижен примерно втрое и составит не менее 4 млрд. Верхний предел госдолга подбирается к отметке в 15,5 млрд рублей (столько же составляют все собственные доходы областного бюджета). При этом размер бюджетных кредитов падает с 4,8 до 4,5 млрд руб., а вот коммерческие кредиты возрастают с 6,5 до 8,5 млрд. На обслуживание госдолга Псковская область тратит почти 1 млрд руб. в год, то есть порядка четырех процентов всех своих расходов.

Можно долго дискутировать на тему, правильной ли была стратегия команды Андрея Турчака в «тучные» годы, когда принимались дефицитные бюджеты, брались кредиты и строились значимые объекты. По этому поводу было сломано немало копий, а некоторые видные парламентарии, как из числа единороссов, так и представители оппозиции, уже дважды успели поменять свою позицию по этому поводу. Не претендуя на экономический анализ верности выбранной стратегии и прозорливости нашего руководства, отмечу другое, а именно то, что сегодня Турчак и его команда столкнулись лицом к лицу с серьезнейшим кризисом — причем, в тот момент, когда у них в активе разве что надежды на помощь федерального центра, а в пассиве госдолг в полтора десятка миллиардов рублей. Не надо быть финансистом, чтобы понимать: с таким багажом Псковской области будет весьма непросто.

«Дело Кашина»

Помимо объективных социально-экономических трудностей, необходимости проведения непопулярной в народе оптимизации, сокращения бюджетных расходов и получения негативной обратной связи от жителей области, Андрея Турчака в этом году преследовали и вызовы совершенно иного рода. Да еще оттуда, откуда их мало кто мог ожидать. Нет, не псковская оппозиция объединилась вокруг некоего сильного игрока. Угроза пришла из вне. О первых неприятностях в петербургском бизнесе, связанном с семьей Турчаков, некоторые федеральные СМИ написали еще летом.

Недоброжелатели Андрея Турчака объясняли молчание федеральной власти о «деле Кашина» близостью семьи губернатора к президенту. На фото: Анатолий Турчак, Владимир Путин и Анатолий Собчак (1990-е годы).

Поначалу казалось, что все это — темы далекие от жизни Псковской области и ее обитателей. Однако внутрикорпоративный конфликт в бизнесе, связанном с питерской оборонкой, нежданно-негаданно оказался связан с нашумевшим делом о нападении на журналиста Кашина. Как уже отмечали обозреватели ПЛН, нет смысла гадать относительно природы этих информационных атак на Турчака и наличия-отсутствия за ними общего координирующего начала. И уж точно не станем мы наклеивать ярлыки и бросаться обвинениями - это дело следствия. Строить какие-то версии, кого-то обвинять или оправдывать — предмет интереса ангажированных СМИ. Для нас же с самого начала было очевидно, что в «деле Кашина» есть немало несостыковок и странностей.

Тут важнее другое - как вся эта история отразилась на позициях губернатора, общественно-политической ситуации в регионе и перспективах будущего выборного года. В поисках ответов на эти вопросы, обратим внимание на три составляющих.

Во-первых, посмотрим, как историю восприняла региональная политическая и административно-хозяйственная элита. Естественно, подавляющее большинство людей, которые относятся к этой категории, неплохо информированы, они знают о данном процессе и резонансе, вызванном им. Другое дело, что мало кто из них имеет время и желание анализировать публикации в СМИ и размах информационной волны. Тем не менее на определенном этапе этой истории просочившиеся сведения вызвали легкий ажиотаж среди псковских политиков, привыкших в последние годы тихо дремать от выборов до выборов. Среди них оказались даже те, кто уже начали активно спроваживать Андрея Турчака с губернаторского кресла и как обычно приступили к своему любимому занятию мифотворчеством — занялись прогнозированием сроков отставки, поиском имен предполагаемых сменщиков губернатора, в общем, стали гадать на кофейной гуще. Более прозорливые стали размышлять, какую выгоду можно будет получить в будущий выборный год. Так или иначе, но за исключением Льва Шлосберга, никто не внес данную тему в публичное пространство и не использовал ее в прямой или заочной полемике с Турчаком — ни коммунист Александр Рогов, ни либерал-демократ Сергей Макарченко, ни эсер Олег Брячак, ни другие их коллеги. Все осталось переварено внутри себя. В этом плане надо отдать должное команде Андрея Турчака, которая сумела выстроить политическую систему таким образом, что в критический момент никто не посчитал возможным использовать ситуацию для борьбы со своим политическим оппонентом. И дело не только в том, что по «делу Кашина» никаких обвинений Турчаку не было предъявлено (в былые годы такие аргументы никого не останавливали), а в том, что большинство псковских политиков предпочло не бежать впереди паровоза и сочло за лучшее не делить шкуру неубитого медведя.

Что касается широких слоев населения, то оно в массе своей осталось в неведении о данной истории, так как на федеральных телеканалах были лишь единичные упоминания «дела Кашина», а федеральные интернет-ресурсы и газеты читают очень немногие. В целом народ если и интересуется политикой, то в основном войной на Украине, в Сирии и т. п. А если кто-то из особо интересующихся и услышал о «Деле Кашина», то рассчитывать на особую симпатию к либеральному скандальному журналисту со стороны псковских обывателей не приходится.

Другое дело — федеральная медийная и политическая среда. В последние месяцы большое количество политиков, политологов, блогеров, общественных деятелей выступали и давали комментарии по данному поводу, они требовали честного следствия, реакции федеральной власти, отчета у самого Турчака, либо просто дискутировали по поводу. Примеров масса — от Альфреда Коха до Дмитрия Быкова. Апогеем стало известное обращение омбудсмена Эллы Памфиловой к главе Следственного комитета России Александру Бастрыкину.

Неудивительно, что столичные эксперты — составители разного рода рейтингов тут же зафиксировали рост напряженности в регионе. Так, например, в опубликованном осенью исследовании фонда «Петербургская политика» (руководитель — Михаил Виноградов) Псковская область была переведена из группы субъектов РФ со средней социально-политической устойчивостью в категорию тех, где устойчивость пониженная (для понимания: из группы, где Москва и Петербург, нас отправили туда, где Чечня и Коми, губернатор которой Гайзер не так давно был арестован). К слову, это уже четвертая из пяти групп - ниже только территории со слабой устойчивостью. Тут следует напомнить, что за три года существования данного рейтинга Псковская область неизменно занимала в нем куда более высокие позиции — одно время даже входила в лидеры списка и относилась к группе регионов с максимальной устойчивостью. Понятно, что подобные исследования — условны, однако вердикт сторонних наблюдателей (причем, не только «Петербургской политики», но и других исследовательских центров) представляется эдакой «лакмусовой бумажкой», свидетельством того, что руководство региона оказалось осенью 2015-го в весьма непростом, близком к кризисному, положении. Та же «Петербургская политика» в конце года влепила Андрею Турчаку двойку в рейтинге выживаемости губернаторов.

По мнению главы фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, двойка Андрея Турчака в рейтинге выживаемости губернаторов объясняется провальной реакцией на скандал вокруг Олега Кашина и негативным информационным фоном

При этом политологи, ориентированные на Кремль, рисовали более благожелательную по отношению к псковскому руководителю картину, отмечая, что все эти эмоциональные заявления самого Кашина и либеральной прессы серьезно не отразятся на позициях Андрея Турчака, и что в администрации президента нет никаких установок относительно псковского губернатора.

За эти четыре месяца только уж совсем ленивые журналисты и блогеры не комментировали данную тему. Каких только оценок не было высказано. Чего только не предрекали Турчаку — от вызова к Путину, повестки к следователю и грядущей отставки до полной реабилитации и карьерного роста. Естественно, недоброжелатели губернатора трактовали обвинения Кашина как реальные факты и требовали немедленной реакции высших властей. Их оппоненты напротив указывали, что звучат голословные заявления, а никаких реальных фактов и материалов следствия нет — в общем, мы имеем дело с политической фантасмагорией и фальсификацией, заказчиками которой являются люди, проворовавшиеся на «Ленинце». Всё это сформировало огромный «снежный ком» публикаций, отзывов, комментариев, которые перепечатывались в региональной, федеральной и даже мировой прессе. Естественно, особое звучание этой истории придавал тот факт, что семью Андрея Турчака связывают дружеские отношения с Владимиром Путиным. К слову, как раз во время апогея этой истории президент наградил отца губернатора, Анатолия Турчака Орденом Дружбы.

Январь 2011 года: на тот момент президент России Дмитрий Медведев, пообещавший найти избивших Олега Кашина, встречается с проходящим лечение журналистом. Фрагмент разговора показывают в главной новостной программе государственного телевидения

С другой стороны, премьер-министр Дмитрий Медведев в пору своего президентства обещал лично разобраться в «деле Кашина». Таким образом, два высших государственных деятеля нашей страны оказались вовлечены в обсуждаемый процесс, что активно пытались использовать различные заинтересованные стороны в медийном пространстве.

Стратегия оппонентов Турчака изначально была достаточно слабой и строилась на апеллировании к высшему руководству страны с опорой на общественное мнение. Притом, что политики и журналисты, в том числе сам Олег Кашин, активно пытались сформировать его в негативном ключе. Однако рассчитывать на то, что Кремль прогнется под общественное мнение, вследствие чего последуют некие оргвыводы и кадровые решения, было бы наивным — вне зависимости от того, виноват Турчак или нет. Несмотря на все попытки журналистов получить ответы на вопросы у силовиков, публичные запросы в следственный комитет и одиночные пикеты напротив административных зданий, федеральный центр оставался абсолютно неприступен (абстрактные пояснения пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова о том, что Кремль в курсе происходящего, - не в счет). Верховная власть молчала и заняла позицию публичного невмешательства в процесс, эту линию она удерживала вплоть до декабря - до того момента, как президент на большой пресс-конференции ответил на вопросы, касающиеся «дела Кашина». И это, вне всяких сомнений, было верной стратегией.

Позиция региональных властей, если не считать первых сумбурных комментариев пресс-секретаря губернатора Оксаны Ширан (для которой эта история, очевидно, была полной неожиданностью) в целом выдерживалась в том же ключе. Возможно, Андрею Турчаку имело смысл и дальше придерживаться данной линии поведения до того момента, когда президент скажет свое веское слово. Для многих стал неожиданностью комментарий главы региона в газете «Курьер», опубликованный полтора месяца назад, когда основной накал страстей начал спадать, но тема еще не была закрыта. В том интервью губернатор ожидаемо дал понять, что:

- его совесть чиста, к преступлению он не причастен;

- объяснение происходящего лежит в плоскости бизнес-отношений;

- ничего не комментировал, так как не хотел лить воду на мельницу организаторов;

- многое из звучащего в СМИ не соответствует действительности: например, в московском ресторане «Белое солнце пустыни», где якобы состоялась его встреча с исполнителем преступления, он вообще не был никогда в жизни и т.д.

Впрочем, попытавшись расставить точки над i, Андрей Турчак тут же загадал новые, собственные загадки. Например, почему все-таки было принято решение комментировать ситуацию — ведь два месяца он стоически хранил молчание, даже тогда, когда все этого заявления ждали. И если Турчак действительно «не видит необходимости своими комментариями подбрасывать дров в эту информационную кампанию и работать вторым номером в чужом медиа-сценарии», о чем он сказал в интервью, то зачем тогда все-таки начал говорить? Не рекомендовали ли ему так поступить из «высших сфер»? И тогда появляется еще одно «Почему»? Непонятно и другое: из каких соображений в качестве трибуны для давно ожидаемого заявления была выбрана псковская газета «Курьер» - издание в Псковской области достаточно популярное, но ориентированное отнюдь не на публику, «живущую» в интернете и находящуюся в курсе всех новостей этого скандального дела. Было бы логичнее (раз уж все-таки Турчак решил прокомментировать ситуацию) дать ответ влиятельному федеральному изданию — такому, например, как «Коммерсант», «Газета.Ру», «Ведомости» либо авторитетным информационным агентствам — скажем, «Интерфаксу», РИА Новости или РБК — тем более, что большинство из них много писали об этом деле и неоднократно пытались получить комментарий псковского губернатора. А так, получается, просто сами проинформировали псковскую глубинку об этой скандальной истории. Логика действий лиц, отвечающих в команде Андрея Турчака за работу с масс-медиа, была не очевидна и в очередной раз заставила задаваться вопросами.

Как бы то ни было, последние недели года позволили Андрею Турчаку и его окружению облегченно выдохнуть. Сразу три события, произошедших в декабре, позволяют сделать вывод о том, что точка в нашумевшей истории поставлена и продолжения (по крайней мере, пока) не последует. Во-первых, премьер-министр Дмитрий Медведев, который пять лет назад, будучи президентом, обещал довести «дело Кашина» до логического конца, теперь был достаточно сдержан в комментариях. Отвечая на вопросы журналистов в ходе встречи с представителями ведущих российских телекомпаний, председатель правительства фактически отверг наличие данных о причастности псковского губернатора к избиению Кашина. «Вы же не ждете от меня, что я скажу, что вот есть неопровержимые доказательства. У меня нет таких данных. Я не следователь, я не имею права такие суждения делать», - сказал Медведев, не преминув при этом напомнить, что проявленная именно им воля сыграла свою роль в расследовании преступления и способствовало общественному резонансу.

В последние годы Владимир Путин не раз давал понять, что поддерживает Андрея Турчака.

Во-вторых, президент России Владимир Путин на своей большой пресс-конференции дал понять: он мало того, что что не очень-то в курсе данной истории, так еще и не видит оснований тормозить карьерный рост Андрея Анатольевича. Именно так можно трактовать ответ Путина и рассказанный им анекдот «в тему»: «Я знаю, что в СМИ, в интернете появляются информации о том, что Турчак, допустим, причастен к избиению журналистов. Так он сам причастен либо его отец причастен? Это, знаете, известная шутка ещё советских времен, когда кадровик говорит: «Нет, этого повышать не будем». – «Почему?» – «А у него что-то было с шубой». Оказалось, что у него пять лет назад в театре у жены шубу украли. Что-то было, но на всякий случай повышать не будем. Вот мы не должны к этому так относиться. Хорошо, что вы обращаете на это внимание. Это правда хорошо. Это даёт нам повод… Не даёт повод, а мы обязаны на это реагировать», - сказал Владимир Путин. А затем уточнил, что решения административного, кадрового и уж тем более правового характера, по его убеждению, «должны приниматься исключительно на достоверных фактах, установленных в ходе следствия и суда, а не на публикациях прессы, с каким бы уважением мы к этому ни относились». В целом сказанное Путиным выглядело как реабилитация псковского губернатора. На данный момент вопросы сняты. Другое дело, что если потребуется — эту историю всегда можно будет «вытащить».

Наконец, в третьих, вскоре после заявления Путина глава государственной корпорации «Ростех» Сергей Чемезов дал интервью, в котором вновь заступился за фигуранта «дела Кашина» - своего подчиненного, топ-менеджера концерна «Заслон» Александра Горбунова (тот, по версии Кашина, был непосредственным организатором нападения). Чемезов заявил, что в отношении Горбунова «все было инсценировано ради того, чтобы отобрать у него бизнес». «Потому что все это сделали люди, которые у него работали, которых он поймал за руку. Они воровали и просто-напросто решили его убрать. Вот и все. Я до сих пор уверен, что так оно и есть», - сказал глава госкорпорации, которого эксперты относят к кругу наиболее близких к Путину персон и включают в состав так называемого «Политбюро 2.0».

На исходе крайне тяжелого года Андрей Турчак в кругу семьи отметил 40-летний юбилей. Размещенное в социальных сетях фото как будто было призвано продемонстрировать всем: губернатор не гнется под ударами судьбы и находится в прекрасном расположении духа

Впрочем, какие бы заявления ни делали сильные мира сего и как бы это ни интерпретировалось экспертами, следует признать очевидное: события 2015 года не могли пройти для псковского губернатора безболезненно. И самого госуправленца, и членов его семьи «поласкал» кто ни попадя. Губернатору то и дело задавали неприятные вопросы и подозревали его не просто в грехах, которые обычно приписываются чиновникам, а в организации тяжкого преступления против личности. Несомненно, это отразится на его дальнейшем пути как публичного политика. Не исключено, что это будет использовано его оппонентами, в том числе в ходе кампании по выборам депутатов Госдумы на будущий год.

Зная, как щепетильно Андрей Турчак относится к своей репутации и к своей семье, можно утверждать: пережить события 2015-го ему было крайне непросто. Отчего многие и удивлялись, как он переносил всё это — продолжая встречи и посещая публичные мероприятия. Многие ожидали, что он на некоторое время уедет, исчезнет из публичного пространства, однако этого не произошло.

Александр Савенко

Окончание следует

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Стоит ли тратить бюджетные деньги на новогодний фейерверк, если Роспотребнадзор рекомендует встречать Новый год дома?
В опросе приняло участие 54 человека

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.