Новости партнеров
Политика

О прошлом, настоящем и будущем псковского парламента. СТЕНОГРАММА

28.04.2016 16:30|ПсковКомментариев: 4

27 апреля в Общественном пресс-центре Псковской Ленты Новостей состоялась пресс-конференция «Прошлое, настоящее и будущее псковского парламента». Председатель Псковского областного Собрания депутатов Александр Котов и руководитель аппарата парламента Дмитрий Хритоненков рассказали журналистам об отсутствии дефицита общения с губернатором и органами исполнительной власти, о том, почему депутаты не должны писать законы, и как можно будет полноценно общаться с народными избранниками через сайт регионального парламента. Публикуем стенограмму мероприятия.

Александр Котов: Завтра - 29 апреля - в Санкт-Петербурге, в Таврическом дворце, состоится заседание совета законодателей, которое тоже приурочено к празднику, где будет рассмотрен ряд вопросов. Совет законодателей существует при Государственной Думе и Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, его председатели - Сергей Нарышкин и Валентина Матвиенко, это для нас полноценный профессиональный праздник, который мы отмечаем.

Денис Бахтин (ПЛН)Коллеги, построим нашу работу в форме диалога. Призываю вас не стесняться и задавать вопросы. Хотелось бы вовлечь в разговор Дмитрия Константиновича как одного из наших парламентских ветеранов. Немного поговорим об истории псковского парламента. Псковское областное Собрание является правопреемником областного Совета народных депутатов. Есть ли в Собрании депутаты, которые отработали все созывы с начала, есть ли преемственность в работе парламентариев?

Дмитрий Хритоненков: Действительно, в 1993 году после известных событий в Москве и прекращения деятельности российского парламента началась кампания по ликвидации Советов народных депутатов в субъектах федерации и формирование новых парламентов. У нас выборы состоялись в два этапа - это январь 1994 и март 1994 года, в конечном счёте в состав нового парламента был избран 21 депутат. В нынешнем созыве от первого созыва депутатов нет, а начиная со второго - есть, тот же Виктор Васильевич Антонов. В третьем созыве, это 2002 год, заработала смешанная система. И здесь уже большая череда депутатов - Борис Геннадьевич Полозов, Валентин Григорьевич Каленский, Владимир Николаевич Яников, и так далее. Что касается четвёртого и пятого созывов, то тут появилось много новых лиц, произошла ротация, которая составила не менее 30%. Так что присутствуют и преемственность, и ротация. Ротация в 30-35% необходима для деятельности любого парламента. Так оно и происходит в большинстве государств мира, в той же Европе.

Денис Бахтин (ПЛН): Спасибо. Давно звучит вопрос о действующей структуре регионального парламента и планах по её изменению. Сейчас выборная кампания уже начинается, видимо, этот вопрос оставлен на будущее? Александр Алексеевич, планируется ли вернуться к вопросу о пересмотре структуры работы Псковского областного Собрания, численного состава?

Александр Котов: Думаю, этот вопрос надо рассматривать с двух сторон. С организационной точки зрения, с точки зрения парламента как органа, обеспечивающего рассмотрение и принятие законопроектов, действующая структура вполне работоспособна, и я бы не стал её менять. Но с учётом того, что в состав Псковского областного Собрания будут избраны новые депутаты, скорее всего, появятся идеи по изменению структуры, и эти предложения мы будем вынуждены рассматривать. И в зависимости от того, насколько они будут конструктивными и прагматичными, они могут быть приняты или нет. Но мне не кажется, что это определяющий момент. Структура может быть любой - главное, чтобы она устраивала депутатов, и им было удобно работать над законопроектами. У нас сейчас четыре профильных комитета, которые охватывают все сферы нашей деятельности. Нагрузка на комитеты не совсем равномерная, но это зависит от того, какие инициативы выдвигаются. Если говорить о моём мнении, я бы оставил ту структуру, которая есть.

Денис Бахтин (ПЛН): Можно увидеть, как в Псковском областном Собрании депутаты голосуют с помощью электронной системы голосования. С этого месяца внедряется система электронного голосования и на заседаниях комитетов. Те, кто следит за сайтом Псковского областного Собрания, знают, что он очень информативен - на нём можно найти все вопросы сессии, ознакомиться с документами. Эта работа, по переходу на электронный формат работы, уже окончена или нас ждут ещё какие-то нововведения? Часто задают вопрос о том, есть ли возможность посмотреть, как голосовал тот или иной депутат.

Александр Котов: С точки зрения электронного документооборота мы ещё на начальной стадии. Главная задача в том, чтобы избежать огромного количества бумаг – это неудобно и подразумевает дополнительные затраты. В ближайшее время и на заседаниях комитетов, и на сессии будем использовать только электронные документы. Что касается сайта. Мы его совершенствуем, есть ещё идеи по этому поводу. Так, мы хотим, чтобы в большей степени работала интерактивная часть – когда избиратели могли бы напрямую обращаться к депутатам и получать ответ на свои обращения, такое интерактивное общение. Сейчас эта возможность в зачаточном виде.

По поводу отражения результатов голосования. Вопрос поднимался неоднократно, мы его рассматривали, но здесь надо исходить из того, что в любом законодательном органе, и в России, и за рубежом, существуют разные виды голосования - открытое, открытое поимённое и тайное. Чтобы у нас были юридические основания размещать на сайте результаты голосования, на сессии должно быть принято решение о проведении открытого поимённого голосования - в противном случае это нарушение норм. Были ссылки на Госдуму - но на сайте Госдумы, если посмотрите внимательно, вы увидите, что и там результаты голосования размещаются только в том случае, если проводилось открытое поимённое голосование. В других случаях результаты не отображаются. У депутатов есть возможность по любому проекту провести такое голосование, и если большинством голосов будет решено голосовать именно так - то никаких проблем нет

Денис Бахтин: Надо сказать, что такие предложения поступают редко…

Александр Котов: В третьем созыве был такой случай. Но это не означает, что мы полностью закрыты - журналисты - народ пронырливый, и, невзирая на наши регламенты, вы можете вывесить результаты голосования на сайте ваших электронных СМИ. Мы особо по этому поводу еще не возмущались… хотя надо подумать, как на это реагировать

Дмитрий Хритоненков: Весь созыв депутаты по электронной почте получают повестку дня сессии, все необходимые документы - как к заседаниям комитетов, так и к сессии. Раньше, в прошлых созывах, они требовали, чтобы им присылали в бумажном виде.

Денис Камалягин («Псковская губерния»): Возвращаясь к вопросу о структуре парламента, поговорим о численности. Сейчас, конечно, решать этот вопрос - несвоевременно, но был разговор о том, что численность надо сокращать. Почему до 2016 года этот вопрос не решился?

Александр Котов: Моя позиция по этому вопросу осталась неизменной. Мне кажется, что мы ещё не исчерпали возможности оптимизации численности депутатов Псковского областного Собрания. Но почему мы не стали сейчас изменять законодательство? У нас есть позиция федерального руководства партии «Единая Россия», которая состоит в том, что уменьшение количества депутатов приведёт к тому, что мы резко сократим возможность конкуренции политических партий для прохождения в состав областного Собрания. С другой стороны, у нас существуют нормы, согласно которым мы избираем областное Собрание пропорционально – 50% по одномандатным округам, 50% по партийным спискам. Было предложение изменить соотношение – например, 75% избирать по одномандатным округам, таким образом депутаты ближе к избирателям, а 25-30% оставить партиям – чтобы у них тоже был стимул участвовать в избирательной кампании, чтобы была возможность борьбы за представительную (законодательную) власть. Если мы сейчас увеличим количество одномандатников, мы уменьшим возможности конкуренции для политических партий. Может, ещё не пришло для этого время. Придерживаясь рекомендаций на уровне федерального руководства партии, мы решили этот вопрос пока не ставить. Выборы в Псковское областное Собрание пройдут по нынешним правилам.

Анастасия Репникова (ПЛН): У меня вопрос по поводу Молодёжного парламента. Каковы ваши ожидания от этой структуры? Можно ли сказать, что люди, выходящие после Молодёжного парламента, готовы идти в политику? Есть ли шанс у кого-то из молодых парламентариев пройти от «Единой России»?

Александр Котов: Шанс есть всегда. По поводу ожиданий. Лично мои ожидания от функционирования Молодёжного парламента состоят в том, чтобы это стало школой подготовки парламентского резерва. Это не значит, что все, кто сейчас находится в составе Молодёжного парламента, окажутся в Псковском областном Собрании, но это хорошая школа, которая позволит молодым людям определить своё отношение к политике и получить определенные знания в этой сфере. Не надо думать, что место в Молодёжном парламенте – это гарантия получения депутатского мандата, да ещё сразу в областном Собрании. Чтобы работать в законодательном органе субъекта Федерации, необходимо пройти определённую школу. И эта школа молодого парламентария может пригодиться, и наши молодые люди могут участвовать в выборах в представительные органы местного самоуправления и затем претендовать на мандат в Псковском областном Собрании. Что касается шансов на избрание, некоторые члены Молодёжного парламента участвуют в предварительном голосовании по линии партии «Единая Россия». Если они будут победителями, то будут выдвинуты в качестве кандидатов в Псковское областное Собрание, а дальше всё будет зависеть от того, сумеют ли они себя проявить и убедить избирателей в том, что именно они достойны представлять их интересы в областном Собрании.

Анастасия Репникова (ПЛН): А есть ли у вас какой-то любимчик, человек, в котором вы видите потенциал?

Александр Котов: В любом коллективе выделяются лидеры, способные отстаивать важные и значимые идеи. Такие люди есть, и Денис Матвеев, избранный председателем Молодёжного парламента, обладает такими качествами. У него есть желание работать, и мы рассчитываем, что с его помощью работа будет организована должным образом.

Олег Дементьев («Правда»): Мы знаем, что депутат - это избранник народа, что он подотчётен своему избирателю, но в последнее время очень актуален вопрос отмены льгот. Во всех районах – в Стругокрасненском, в Пушкиногорском, в Невельском, про Великие Луки я уже не говорю. Люди потеряли довольно много – до полутора тысяч рублей, получилась уравниловка – всем по 1100. Когда-то у нас было псковское вече, и оно много кого наказывало – и в тюрьму сажали, и наказывали прилюдно. А сейчас? Насколько всё продумано, когда подаётся проект закона и когда он принимается? Закон должен работать на благо людей. И я коснулся только одного, а их много.

Александр Котов: Должны быть общие принципы с точки зрения мер социальной поддержки для отдельных категорий граждан. По прежнему закону - согласитесь, он был несправедливым по отношению к ветеранам труда, которые проживают в разных условиях. Он был выгоден для тех, кто проживает в многоквартирных домах со всеми удобствами и абсолютно невыгодным для тех, кто проживает в частных домах, на селе. Что нас сподвигло на эти изменения - несправедливость. А во-вторых, мы оказались в сложной финансовой ситуации по понятным причинам. Больше всего в таких обстоятельствах страдают люди, которые проживают на селе. Чтобы выровнять эту ситуацию, сделать предоставление мер социальной поддержки справедливым и поддержать сельских жителей, мы осознанно пошли на этот шаг. Вы верно отмечаете, что ветераны, проживающие в многоквартирных домах, потеряли определённые суммы. Но у них есть возможность воспользоваться субсидией – эта мера тоже предоставляется за счёт средств бюджета, если платёж за жилищно-коммунальные услуги превышает 22% от совокупного дохода семьи. Многие не знают об этом, но, если воспользоваться субсидией, то эти потери компенсируются полностью или становятся менее значительными и не приводят к значительному ухудшению финансового положения. В общем я вижу задачу в том, чтобы пропагандировать получение субсидий на жилищно-коммунальные услуги, и для этих целей мы в полном объёме найдём денежные средства, чтобы обеспечить всех нуждающихся в этом и имеющих право на получение такой субсидии.

Алексей Семенов («Эхо Москвы в Пскове»): Философский пространный вопрос: анализируя историю российского парламентаризма, эксперты приходят к мнению, что парламент теряет свою самостоятельность (у нас, в частности, как-то прозвучала такая фраза: «Парламент – не место для дискуссий»). Разделяете ли вы это мнение?

Александр Котов: Это не мнение, а какой-то курьёз с высказыванием - вырвалась такая фраза и стала бестселлером. Я глубоко убеждён, что парламент как раз и нужен для дискуссий - по разным вопросам, не только, когда вносятся и рассматриваются различные проекты, но и по вопросам, рассматриваемым в рамках парламентского часа. Парламент формируется по фракционному признаку - соответственно, разные взгляды предполагают наличие дискуссии. Сказать о том, что в Псковском областном Собрании всё проходит гладко и без дискуссий - нельзя, вы сами это знаете. Вопросы, которые влияют на положение дел в обществе, касаются экономического развития, вызывают дискуссию, и в результате принимаются согласованные решения. Много дискуссионных моментов на заседаниях комитетов - там и рождаются поправки, которые мы рассматриваем на сессии.

Алексей Семенов («Эхо Москвы в Пскове»): Многих настораживает тот факт, что с каждым созывом вносится всё меньше законопроектов именно депутатским корпусом, и подавляющее большинство законов - это инициатива исполнительной власти. Не смущает ли вас этот факт?

Дмитрий Хритоненков: Насчёт дискуссий и парламента. Вообще-то законодательные органы должны быть консервативными, они должны стабилизировать обстановку. Революционные, радикальные Думы - а первая и вторая думы в России были именно такими - просуществовали менее года. Третья Дума, избранная в 1912 году, была более консервативной. Там тоже были разные сословия, но всё же она просуществовала весь срок. Четвёртая Дума захотела больших перемен, она решила царя задвинуть подальше. И дала добро на формирование Временного правительства. А через месяц с небольшим это Временное правительство распустило Думу. Радикалы рождают радикалов и получают бумерангом ответ. Ведь надо очень взвешенно подходить к пониманию, что такое парламент. Место для дискуссий? Да, обязательно, но – парламентских дискуссий, на легальном уровне. К сожалению, последние годы советского периода были иными – радикальные граждане сделали много похожего на то, что было в начале прошлого века. И закончилось всё примерно по тому же сценарию. Всё новое – хорошо забытое старое. Наверное, именно в День российского парламентаризма мы должны проводить дискуссии на подобные темы и анализировать, что было с нами и что будет, если наступать на те же грабли.

Александр Котов: То есть Дмитрий Константинович сейчас сказал, что с дискуссиями надо вообще-то поаккуратней.

Дмитрий Хритоненков: Дискуссия – это нормально, но если речь идёт о физическом принуждении оппонента принять иную точку зрения – это не дискуссия.

Алексей Семенов («Эхо Москвы в Пскове»): Может, это следствие зависимости парламента от исполнительной власти?

Дмитрий Хритоненков: В годы моей молодости многие считали, что человек, идущий в законодательный орган, будет писать законы и устанавливать правила игры для исполнительной власти. Но во всём мире, во всех парламентах 80-85% законов минимум готовит исполнительная власть или иные субъекты законодательной инициативы. И это нормально. Депутаты должны не столько писать законы, сколько быть экспертами. Они должны, опираясь на мнение народа, минимизировать издержки законодательства, которое разрабатывает преимущественно исполнительная власть. Во-вторых, законы для всех хорошими не были и никогда не будут. Главное, чтобы они не ущемляли интересы большинства. С помощью законов людей не только убеждают, но и принуждают. Только специалисты соответствующего профиля могут грамотно писать законы. А депутаты – представители масс, где часто доминируют эмоции, пожелания, но это другая работа. Депутат может написать концепцию, но доводить её до ума может только аппарат или более мощные силы в исполнительной власти – профильные службы, будь то управление по сельскому хозяйству или ЖКХ.

Денис Камалягин («Псковская губерния»)Мне кажется, речь шла о другом – о зависимости парламента от одной структуры при принятии решения, а не при написании закона. За тот срок, с начала 1990-х, независимость парламента относительно администрации Псковской области постепенно терялась. Хорошо, вы не пишете законы и не разбираетесь, но когда принимается закон, то в случае с инициативой от исполнительной власти парламент голосует «за» в 90% случаев. И второй вопрос у меня, наверное, к Александру Алексеевичу. Когда вы говорите, что парламент – место для дискуссий, вам бывает неудобно или стыдно за депутатов, когда они кричат с места в ответ на вопрос, нужен ли доклад, – «не нужен, хватит»? Я помню историю, когда Копосов сказал, что доклад нужен, а один из депутатов вашей фракции говорит: «Вот козёл». Мы сидим рядом, слышим.

Александр Котов: Вас надо отсадить (Смеется)

Денис Камалягин («Псковская губерния»): По крайней мере, вы об этом знаете, это вызывает какую-то неловкость за коллег?

Александр Котов: По поводу нужен или не нужен доклад – никаких эмоций это не вызывает, поскольку доклад нужен только в том случае, если депутаты не успели вникнуть в суть вопроса. Или не принимали участие в заседании комитета и с помощью доклада хотят уточнить нюансы. При этом у них есть возможность задавать вопросы авторам инициативы. А по поводу непарламентских комментариев – не поддерживаю, высказывания всегда должны быть корректными, никогда нельзя переходить на личности

Дискуссии иногда вызывают обострение эмоций, и, к сожалению, такое бывает – или оскорбление, или непарламентские выражения, или действия. К счастью, у нас я не припомню, чтобы когда-то доходило до такого, как в украинском парламенте, - когда депутаты друг другу норовят дать в физиономию. Надеюсь, что и не будет.

Дмитрий Хритоненков: Вообще-то парламентские сессии длятся по времени значительно меньше, чем предшествующие заседания – комитетов, парламентских, межпарламентских, фракционных, поэтому согласие с разработчиком того или иного законопроекта достигается не на пленарном заседании, а в других местах. Идут консультации, совместные проработки. Если говорить о строительстве парламентаризма, о смешанной системе, о самом устройстве государства – мы сейчас не вполне понимаем сами, что мы построили, парламентскую или президентскую республику, то у нас есть партия большинства, и это деловые партнёры правительства. Правительство формируется или из делегированных от парламентов представителей партий, или привлекаются квалифицированные, хоть и не партийные граждане.

Александр Котов: Вот смотрите, Госдума. Там большинство на выборах в 2011 году получила партия «Единая Россия», председателем которой является Дмитрий Анатольевич Медведев, он же возглавляет правительство. Говорить, что Дума никак не зависит от правительства, было бы наивно. То же и в Псковской области. Не будет большинства «Единой России», будет большинство другой политической партии или силы, и ровно такие же взаимоотношения будут между исполнительной и законодательной властью. Некоторые пытаются представить это как сращивание, типа «всё схвачено». На самом деле это не так. На стадии подготовки любого законопроекта губернатор или автор инициативы проводят консультации с депутатами, так просто, с кондачка, ничего не проскочит

Денис Камалягин («Псковская губерния»): Но когда вам бюджет подают за три дня до сессии, все возмущаются, и всё равно принимают. Как-то это не очень уважительно к законодательной власти.

Александр Котов: С точки зрения неуважения – это верное замечание, и мы стараемся от этого отойти. Я высказывался по этому поводу, что надо соблюдать рамки приличий, но даже это не значит, что мы ни сном, ни духом, ни одной цифры вообще не знали. Основные параметры в любом случае известны заранее. Губернатор проводит консультации с политическими партиями, и не только с «Единой Россией». Основные параметры мы знаем – зарплата, индексация, объекты капстроительства, госпрограммы на условиях софинансирования, меры соцподдержки. Бывает, что соблюсти сроки не получается потому, что к этому времени нет параметров федерального бюджета, и не свести конца с концами.

Дмитрий Хритоненков: В последнюю неделю согласительная комиссия ночами не спит, в авральном режиме работает.

Александр Котов: Бюджетный процесс в целом в этом созыве был гораздо более эффективно налажен. После того, как бюджет внесён в первом чтении, губернатор снова проводит консультации с политическими партиями. У фракций есть возможность направить губернатору свои предложения, и губернатор всегда выступает с бюджетным посланием. У нас нет дефицита общения с губернатором и с исполнительной властью. Бывали случаи, когда губернатор приводил с собой всех своих заместителей и руководителей органов исполнительной власти, комитетов и управлений.

Олег Дементьев («Правда»): А у нас есть система оценки деятельности депутатов? На пальцах можно перечитать тех, кто активно выступает – Котов, Антонов, Полозов, Бубнов, Брячак, Рогов. Остальные ведут себя на сессиях пассивно, только кнопки нажимают.

Александр Котов: Я не могу и не хочу давать оценку депутатам – их избирало население. У нас нет никакой комиссии по оценке и обязаловки, чтобы депутаты обязательно выступали. Активность объясняется заинтересованностью в определённых законопроектах. Здесь нет никаких рычагов воздействия, они и не нужны. Оценку должны давать избиратели – когда депутат поедет к ним, он им и объяснит, почему он так себя ведёт.

Олег Дементьев («Правда»): Избиратели видят трансляцию сессии – а почему наш молчит?

Александр Котов: Вы задаёте опасный вопрос. Если мы так будем ставить эту проблему, у нас такая дискуссия нарисуется, что мы и за сутки сессию не проведём. 44 депутата, каждому по минуте…

Денис Бахтин (ПЛН): Обычно ещё приводят такой аргумент, что работа депутата состоит не только из сессий – есть и другие формы, которые не видны избирателям.

Александр Котов: Вообще главнее в работе депутата не принятие закона в пределах полномочий парламента, а работа с избирателями. Он должен выступать проводником. Побывал у себя в избирательном округе, выслушал, что люди ему транслируют, с чем стакиваются, и дальше должен работать с местными и областными органами власти, выступать коммуникатором. И если это получается, то работа эффективна. Я стараюсь придерживаться этой модели в своей работе.

Это не значит, что нужно постоянно выезжать, колесить по округу. Эффективной получается работа, когда местные власти организуют проблемно ориентированные сходы граждан. Я стараюсь по мере возможности на таких сходах присутствовать. То, что местные власти не могут решить сами, они делегируют нам, чтобы мы проработали это на областном уровне.

Юлия Шарипова («Псковская правда»): Будете ли вы претендовать снова на место председателя Собрания, если вас переизберут в шестой созыв, и какое решение вам показалось как спикеру самым трудным для принятия?

Александр Котов: Я всегда волнуюсь за судьбу внесённых законопроектов – даже в том случае, если ничто не предвещает беды. У нас в любой момент может возникнуть дискуссия по самым простым вопросам. Работа в парламенте сложная. Бывает, что не договориться между собой и депутатам в рамках одной фракции – нас, например, 27 человек.

По поводу моего участия в выборах. Я уже участвую в предварительной процедуре голосования и буду баллотироваться по своему избирательному округу №19, куда входят Плюсский и Стругокрасненский район. Если всё будет удачно, буду претендовать на должность председателя

Светлана Аванесова (ПЛН): Можно ещё вопрос в продолжение темы принятия законов? Почему принимаются законы, для выполнения которых нет соответствующей, предусмотренной этим законом инфраструктуры? В частности, закон о содержании домашних животных подразумевает, что их выгул должен происходить на определенных площадках. А площадок нет.

Александр Котов. Есть такое выражение – чрезмерная строгость закона компенсируется необязательностью его исполнения. Но это не значит, что можно закрывать на это глаза и его не выполнять – ровно наоборот, нужно стремиться к его выполнению, либо его нужно корректировать.

Денис Бахтин (ПЛН): Одна из функций парламента – парламентский контроль. Не кажется ли вам, что у нас эта функция слабо развита? Та же комиссия по противодействию коррупции – она уже достаточно долго не собиралась. Или недавний пример с озвучиванием на сессии отчёта о работе Счётной палаты Псковской области за 2015 год.

Александр Котов: Контроль – одно из полномочий законодательного органа региона, и вы сейчас делаете упор на то, что он должен осуществляться посредством работы соответствующих комиссий. Я это вижу несколько иначе. На мой взгляд, контроль заключается в том, чтобы поднимать, выносить на обсуждение какие-то вопросы, менять законодательство или побуждать исполнительную власть к определённым действиям.

В эффективность работы комиссии по противодействию коррупции я по определению не верю. Такими вещами должны заниматься правоохранительные органы, силовые структуры, специально созданные для этих целей – прокуратура, следственный комитет, оперативные подразделения. А наша задача так откорректировать законодательство, чтобы этим органам было легко и удобно работать.

Следующий момент, вы привели пример – отчёт Счётной палаты. По всем нарушениям и актам материалы направлены в правоохранительные органы. Получив ответ от них, мы можем контролировать, насколько досконально они изучили вопрос и насколько адекватно отреагировали. То, что преподнесли журналисты по итогам отчёта, получилось в несколько гипертрофированном виде. У Счётной палаты своя терминология – вот они пишут: «В результате работы Счётной палаты были обнаружены нарушения на сумму два миллиарда 400 тысяч рублей». Если дословно так написать, складывается ощущение, что два миллиарда просто украли. На самом деле это абсолютно не так – мне неизвестно на сегодня о каких-то даже небольших средствах, которые разворовали. Есть нарушения, связанные с неэффективным расходованием средств, с нарушениями проведения аукционов, опять же – по мнению Счётной палаты, с недостаточно серьёзным контролем за исполнением госконтрактов, а остальное происходит в отношениях «заказчик-подрядчик» – где говорят о том, что средства были похищены. И есть реакция – уголовное дело. А парламент подменить правоохранительные органы никоим образом не может. Парламентарии могут только возмущаться – как возмущается депутат Брячак по поводу судьбы радиозавода.

Денис Бахтин (ПЛН): Речь не о подмене, а о том, чтобы координировалась работа с ними.

Александр Котов: Можно создавать сколько угодно комиссий, которые проводили бы парламентские расследования. Но я не припомню случая, чтобы её работа принесла какие-то ошеломляющие результаты: это только поднимает дополнительный шум.

Контакт у нас с правоохранительными органами налажен. Глава следственного комитета, руководитель управления МВД отчитываются по результатам работы, я присутствую на коллегиях, есть возможность сделать депутатский запрос, вынести любой вопрос в повестку нашей сессии и пригласить представителей правоохранительных органов.

Денис Камалягин («Псковская губерния»): Раз мы перешли к вопросу парламентского контроля, не могу не спросить. Есть такая ситуация которая вышла в СМИ – так называемые панамские материалы.  По ним фамилия нашего губернатора прозвучала в списке деятелей, замешанных в скандалах. Ладно бы их там было 85, их там оказалось два. Скажите, наш парламент как-то должен на это реагировать? Как вы считаете, для вас это беда что наш губернатор там прозвучал или благо потому что там президент прозвучал? Может, стоит заслушать губернатора, чтобы он рассказал – всё нормально, или это вообще не дело парламента?

Александр Котов: Могу свое мнение сказать. Мне вообще это неинтересно. Если со стороны губернатора в данном случае было прямое нарушение закона, на это должны отреагировать соответствующие органы. Нарушения закона из тех материалов, что я читал, я не увидел, соответственно и не вижу необходимости в рамках нашего законодательного собрания рассматривать этот вопрос и спрашивать у губернатора, что произошло.

Денис Камалягин («Псковская губерния»): К вам из депутатов никто не обращался?

Александр Котов: Никто не обращался, никаких пожеланий по этому поводу не высказывал.  

Денис Бахтин (ПЛН): Мы не затронули тему наказов избирателей, а это важная форма работы. Насколько она успешна?

Александр Котов: Закон о наказах избирателей был принят ещё в предыдущем созыве.

И, несмотря на скептическое отношение к этому законопроекту, он работает достаточно эффективно. У нас отлажена работа – наказы поступают, оформляются. Когда идёт формирование бюджета на очередной финансовый год, наказы рассматриваются и по возможности находят своё отражение. Каждый депутат обрабатывает полученные наказы, мы направляем их в администрацию, губернатор даёт отзыв на наказ, и это исполняется в текущем финансовом году, или даётся указание, в какой срок это может быть исполнено. Можно даже статистику поднять по этому поводу – большое количество наказов выполняется непосредственно в настоящий момент. Например, пристройка к Бежаницкому культурно-досуговому центру, по сути – строительство дома культуры, – это наказ избирателей, реализации которого добивались Валентин Каленский и Виктор Антонов. Недавно была информация, что из федерального бюджета выделены денежные средства, и проект будет реализован при областном софинансировании.

Денис Бахтин (ПЛН): Благодарим наших гостей за обстоятельную беседу! Жаль, что Виктор Васильевич Антонов не смог принять участие.

 

 
опрос
В России предлагают вернуть уличную торговлю в палатках и ларьках. Ваше отношение к этой инициативе?
В опросе приняло участие 1600 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.