Новости партнеров
Политика

Ху из мистер Ершов?

10.05.2016 17:16|ПсковКомментариев: 186

Псковская Лента Новостей продолжает цикл интервью с региональными политиками, общественниками, деятелями культуры, а также представителями других сфер — в том числе персонами, вызывающими неоднозначные оценки и суждения. Сегодняшний собеседник — завсегдатай интернет-форумов, активный блогер и участник праймериз «Единой России» по определению кандидата на парламентские выборы Дмитрий Ершов. За несколько последних лет он не раз оказывался в центре внимания и снискал себе славу «политического фрика». Напомним лишь некоторые, наиболее интересные и резонансные, эпизоды с его участием: в конце 2012-го Дмитрий Ершов отправился в объятую войной Сирию, а по возвращении оттуда признавался, что не чувствует себя в безопасности, и выражал обеспокоенность по поводу интереса к своей персоне со стороны ЦРУ. Вскоре бывшие соратники блогера обвинили его в педофилии, однако он сам все обвинения наотрез отвергал. Незадолго до этого Ершов написал письмо с просьбой назначить его руководителем регионального отделения Народного фронта в Пскове — и адресовал свое послание не кому-нибудь, а самому президенту России Владимиру Путину. В 2014-м Ершов стал участником известного скандала в баре «Три сосны». В прошлом году он пытался получить регистрацию кандидата в депутаты Псковского областного Собрания, однако облизбирком признал достоверной лишь одну из почти восьмисот подписей в поддержку его выдвижения. Наконец, весной этого года Ершов выдвинул свою кандидатуру для участия в предварительном голосовании «ЕР» по отбору кандидатов на сентябрьские выборы депутатов Госдумы, участвует в дебатах и вынужден отвечать на вопросы оппонентов — мол, чего он достиг к своим почти тридцати годам и как он собирается работать в Госдуме, не имея высшего образования?

С Дмитрием Ершовым встретился обозреватель Псковской Ленты Новостей Александр Донецкий. Предлагаем вашему вниманию текст интервью.

Когда Дмитрия Ершова представляют публике, то часто называют блогером, но ему самому определение «блогер» не очень нравится. Он же считает себя политтехнологом, с лета прошлого года пытающимся сделать реальную политическую карьеру. Например, избраться депутатом Госдумы. Вот так! Не больше-не меньше. Для этого он заявился официальным кандидатом на праймериз «Единой России», партии, членом которой является. Вот уже месяц он каждую субботу участвует в дебатах праймериз и, объективно оценивая свои шансы как ничтожные, все-таки верит в свою победу. А вдруг войдет в список?

На дебатах Дмитрию Ершову люди задают много вопросов о его прошлом: имеет ли высшее образование? Служил ли в армии? Что за скандал у него вышел с лидером движения «Город без наркотиков» Константином Вилковым? Ершову приходится отвечать. Но его настоящую биографию это проясняет плохо. Поскольку Дмитрий Ершов, являясь активным пользователем сети, сам творит о себе мифы. Мы решили разобраться, кто он, Дмитрий Ершов? Что за персонаж? Как ему удается постоянно тереться рядом с властью и власти предержащими? И одновременно с этим провоцировать все новые и новые скандалы?

«Это можно назвать спекуляцией, но на самом деле это называется трейдинг»

- Расскажи нам немного о себе. Несмотря на то, что ты фигура медийная (для чего прилагаешь много усилий в сети), вместе с тем ты фигура загадочная: много туманностей в твоей биографии, что отчасти показывают и вопросы аудитории на дебатах в рамках праймериз «Единой России».

- Вопросы провокационные.

- Пусть провокационные. Но люди хотят знать, кто такой Дмитрий Ершов, чего он тут выпендривается на этой трибуне? Вот я, сидя на дебатах в Пскове с твоим участием, собственными ушами слышал, как люди, глядя на тебя, вполголоса спрашивали: «А кто это такой?».

- Вернемся к вопросам, звучащим на дебатах. Все вопросы — из поисковой системы Гугл. Там у меня висит официальная биография. Там указано, что у меня нет высшего образования. В Гугле есть информация о том, что я не служил в армии, и по каким причинам. И про бар «Три сосны». Все объяснения висят в сети. То есть эти вопросы команды конкурентов задают с целью провокации, а не для того, чтобы узнать что-то новое. А свою биографию я ни от кого не скрываю. Я родился в Пскове в 1986-м году, 25 августа. Здесь учился и работал. Начал свой рабочий путь с областного Собрания депутатов, руководителем копировально-множительного бюро с 2003-го по 2005-й. Затем — компания ФИНАМ, занимался ценными бумагами. Потом мы с тобой, Саша, вместе в «Гражданской прессе», на ПЛН работали.

- Поэтому я с тобой и «на ты». А что значит, «занимался ценными бумагами»? Спекулировал?

- Да, в принципе это можно назвать спекуляцией, но это слово грубо звучит. На самом деле это называется трейдинг.

- Покупаешь и перепродаешь?

- Покупаешь — продаешь. Продаешь — покупаешь. Есть бычья позиция, а есть медвежья позиция. Можно продавать и покупать, и на этом ТОЖЕ зарабатывать.

- И что, ты много на этом заработал?

- Ну, тогда сколько-то заработал. Но сейчас я этим не занимаюсь.

- Почему?

- Потому что это занимает много времени и нервов. И я понял, что это немножко не мое. С весны по осень - в «Гражданской прессе».

- Недолго ты там задержался.

- Я ушел не по собственному желанию.

- Понятно, уволили. Получается, что ты нигде надолго не задерживаешься?

- Почему? Два года в областном Собрании.

- Разве это долго?

- Не знаю, но в 2006-м из ФИНАМа я ушел в журналистику, потому что она была мне интересна. Из журналистики меня выперли, потому что я занимался журналистскими расследованиями, а это не всем нравилось. Потом я работал в «Молодой Гвардии» «Единой России». И это был очень большой период моей работы: с 2006-го по 2012-й.

- И тебе там платили?

- Конечно.

- Как твоя должность называлась?

- Обозреватель федерального сайта МГЕР. Там-то я в 2006-м году и с Романовым познакомился, и с Турчаком, когда Турчак еще даже не был депутатом Псковского областного Собрания. Как политтехнолог я участвовал в выборах 2007 года, тоже по линии «Молодой Гвардии».

- В региональных выборах?

- В муниципальных. В Псковскую городскую Думу. Плюс был такой Региональный молодежный избирательный штаб. Там я тоже занимался программной работой.

- А после МГЕР?

- Еще во время МГЕРа, в 2009-м, я начал сотрудничать с куратором от администрации президента в Псковской области Олегом Матвейчевым, он был советником Управления внутренней политики администрации президента. Кроме всего прочего он еще и политтехнолог. У него есть собственная компания «Бакстер Групп», с которой сотрудничает много интересных людей. И вот они мне предложили контракты за границей, а именно в Приднестровской Молдавской Республике.

- И что ты там делал?

- Мы там фактически демонтировали старый режим президента Игоря Смирнова. Проводили новых людей в органы власти.

- То есть ты занимался выборами в составе какой-то команды?

- Да, в команде Олега Матвейчева. Я был техническим специалистом.

- Это что, по компьютерам, что ли?

- Нет, я напрямую работал с кандидатами. Вырабатывал стратегии избирательных кампаний. У меня было больше 20 кандидатов. Все, кстати, прошли.

- Не понимаю. Ты что, объяснял им, как себя вести?

- Работа политтехнолога — очень трудоемкая работа. Нужно проверять документы, которые кандидаты несут в избирательную комиссию. Косяков там хватает. Чтобы все было правильно оформлено, и кандидата не сняли с выборов, как меня в прошлом году сняли.

- Это как? За другими приглядывал, а самого сняли?

- В Приднестровье было проще. Там был образец подписного листа. И я не понимаю, почему у нас такой ленивый председатель облизбиркома Николай Цветков, который не может сделать образец подписного листа. Может, если он такой ленивый, то зря занимает эту должность?

- И долго ты в Приднестровье проторчал?

- Два года, с 2009 -го по 2011-й.

- А после 11-го?

- Тогда как раз началась Арабская весна, и я был немножко втянут в события в Ливии.

- Опять от Матвейчева?

- Нет. С Матвейчевым я в 2011 году расстался. Потому что они продвигали кандидатом в президенты Приднестровья содержателя борделя.

«Было покушать что, был кальян очень хороший, была охрана, было оружие»

- Значит, Ливия...

- Про Ливию я ничего говорить не буду.

- Тайна, покрытая мраком?

- Не тайна, но говорить на диктофон я об этом не буду.

- Хорошо, после Ливии была Сирия?

- Да, Сирия. Там, в 2012-м году я работал журналистом. Освещал военный конфликт. Было специально создано информационное агентство ANNA NEWS.

- Специально под Сирию?

- Нет. Еще под Ливию.

- В России?

- Нет, в Абхазии. Такое, знаешь, типа оно есть, типа его нет.

- То есть ANNA NEWS - это такие современные информационные технологии, которые создаются где-то в маленьких республиках, под эту марку собирается некая шобла журналистов...

- Или не журналистов...

- И не журналистов. И вся эта шобла едет в Сирию, чтобы освещать местный конфликт. Или — не освещать. Для чего, все-таки, едет шобла?

- В основном, освещать конфликт, но там возникли некоторые моменты...

- Ага, опять возникли моменты?

- Да, там должна была проводиться определенная работа, но она на самом деле не проводилась.

- Сколько вас там было?

- От двух до пяти человек плюс охрана.

- Что значит, от двух до пяти?

- Люди постоянно менялись. Не один я там был.

- Какие-то известные журналисты там были?

- Проханов приезжал.

- Что, и Проханов по линии ANNA NEWS приезжал?

- Нет, там были и другие линии, но я не могу под диктофон об этом говорить.

- И долго ты пробыл в Сирии?

- В общей сложности с декабря 12-го по конец апреля 13-го года. Я должен был пробыть до августа, но по своему желанию из-за некоторых моментов улетел раньше.

- Какие моменты?

- Работодатель, который отвечал за нас в Сирии, куратор всего проекта, Марат Мусин, не исполнил некоторые договоренности. У меня был план. У меня должны были быть там встречи с определенными лицами. У меня должны были выйти независимые материалы. Вместо этого была только видимость работы, самой работы у ANNA NEWS не было. Мы ездили только в Дарайю (это пригород Дамаска) и в Муадемию, и только там мы и снимали. В марте я обратился к Мусину и сказал ему, что я не могу нормально работать и хочу вернуться в Россию. Либо пусть выполняет свои обязательства, либо отправляет меня в Россию.

- А тебе-то не все равно было, где снимать, раз деньги платят?

- Я туда поехал не за деньги. Как таковой там зарплаты не было.

- Как так? И денег даже не платили? Какой же нормальный журналист поедет просто так в район боевых действий?

- Я реально говорю — мне на платили. Мы находились на полном обеспечении, еда, жилье, но зарплаты не было. Было покушать что, был кальян очень хороший. Была охрана, было оружие. Без оружия там было вообще лучше не высовываться.

- В первый раз такое слышу.

- У меня был свой интерес. Но от Мусина я денег не получал.

- А от кого тогда получал?

- У меня были свои источники финансирования, но они не были связаны с Сирией. Просто мне было интересно как журналисту разобраться в том, что происходит в Сирии. Назовем это так.

- То есть ты такой бессребреник, энтузиаст, волонтер, доброволец?

- Так и есть. Мы там официально и назывались волонтерами. Никаких денег нам не платили.

- Так, апрель 2013 года. Что происходит?

- Я уже должен был улететь, но Азербайджан вслед за Турцией закрыл воздушное пространство, и мне пришлось сидеть и ждать. Я там застрял и две недели проторчал.

- Когда после ты начал писать свои репортажи с фотографиями, то, помнится, тебя тут же в сети обвинили в фотошопе. Тени, мол, в разные стороны падают, то есть фотографии фейковые. Ты видел эти комментарии?

- Читал, конечно. Ну, дурость полная! Я им прямо из Сирии тогда так и написал: «Вы — идиоты». Никакого фотошопа. Мы только лица военных замазывали.

- Так что со скандалом, который последовал после Сирии?

- Есть такой деятель — Анатолий Несмиян, он еще фигурирует под псевдонимом Эль Мюрид.

- А, знаю. В интернет-газете «Взгляд» часто печатается.

- Вот он и его жена Нелли Новикова, по моему мнению, в своих блогах занимались провокациями и оскорбляли пользователей. И я Марату Мусину задал вопрос: «А что этот клоун со своей клоунессой делают в этом проекте?». Они просто вредили проекту. С журналисткой Анхар Кочневой скандал устроили. Так вот, я спросил у Мусина: «Почему так происходит?». Я познакомился в сети с Львом Вершининым, и мы с ним обсудили Несмияна и Новикову.

- Читателю вряд ли будут понятны все эти разборки. Какой-то клубок змей. Маленькая группа людей, не то политологи, не то не пойми кто, занимаются Сирией и гадят друг на друга?

- Да, маленькая группа людей в рамках большого геополитического конфликта.

- Вокруг кого или чего они тусуются? Вокруг МИДа, вокруг Сирийского посольства, вокруг спецслужб?

- Вокруг многих и разных структур. Очень серьезных, я скажу, структур. И не только российских.

- И что дальше?

- Вот после моего общения с Вершининым, когда я Несмияна и его жену назвал негодяями, Мусин очень расстроился, сказал, что больше меня в Сирию не возьмет.

- И, соответственно, по этой логике, Марат Мусин — тоже негодяй?

- Нет, я его тогда негодяем не называл. Есть такой канал на ЮТьюбе — «Нейромир-ТВ». На этом канале Мусин вместе с Несмеяном обвинили меня в трусости. Мол, я кого-то сильно боялся.

- Боялся ходить на задания?

- Просто — трус и все. Не знаю, кого я там боялся? Наоборот, эти «исламнутые» меня боялись. Давай ближе к скандалу с педофилией.

- Давай.

- Была такая девушка — Екатерина Устюжанинова. Она - «Амазонка Каддафи», она, собственно, меня с Мусиным и познакомила. Так вот, Мусин с Несмияном после падения Каддафи за каким-то лешим отправили ее в Ливию с каким-то журналистским заданием. Это надо было быть больными на голову людьми, чтобы отправить девушку в Ливию в самый разгар конфликта. Тогда с новым правительством Ливии наши стали договариваться о сотрудничестве. Так вот, 1 октября в Триполи происходит зверское убийство офицера ливийских военно-воздушных сил. И тут же выясняется, что этой убийцей и была Екатерина Устюжанинова. И после этого разгромили Российское посольство в Ливии, выгнали посла. Сорвали все военные контракты. Это была — чистая провокация.

- Да, я помню, даже в теленовостях сообщали.

- Никакой ясности нет. Кто ее послал? Кому она там жена? МИД России ее не видел ни живой, ни мертвой. Она — пропала. Но разразился крупный скандал.

- Никак не могу понять, причем тут обвинения тебя в педофилии?

- Рассказываю. Я выложил все документы в сеть, про то, кто она, передал всю переписку, показал, что она была не совсем психически адекватна.

- То есть?

- Ну, она хотела умереть за Каддафи. Соответственно, был эфир с Корчевниковым на канале «Россия». Там были Жириновский, Мусин, прямая связь с Дамаском, с Анхар Кочневой. И я там тоже был. И я на этой передаче прямо все рассказал про Катю и Мусина, который ее в Ливию отправил. Мусин начал переводить стрелки на совсем других людей. И вот тогда-то Марат Мусин и обвинил меня в том, что, когда я был в Сирии, я кому-то там рассказал о том, что у меня были сексуальные отношения с девушкой, не достигшей 16 лет. И меня якобы из-за этого из Сирии и выгнали.

- То есть обвинения в педофилии случились на этой самой передаче?

- Да, на этой передаче. Марат Мусин обозвал меня прямо на камеру педофилом. И потом еще в ЖЖ написал. Соответственно, в ответ я написал заявление в прокуратуру.

- И ты зачем-то принялся тиражировать эту историю, строчить посты. В Пскове, может быть, никто бы и не узнал об этих обвинениях, если бы там сам ее не раструбил.

- Да, я написал публичное заявление в прокуратуру.

- Так зачем? Зачем выводить все это в публичное пространство?

- Чтобы у некоторых людей было понимание того, что на самом деле происходит. Никакой педофилии, естественно, не было. Мусин все сочинил, придумал. Это в чистом виде клевета.

- И чем все это закончилось? Мусина осудили за клевету?

- Нет, ты же знаешь, как наша система МВД работает. Они просто спустили все на тормозах.

- И вот именно тогда же, осенью 2013 года, ты написал заявление в прокуратуру на ПЛН?

- Да, и в Следственный комитет. Так они ведь опубликовали фотографию, где я голый и где мне 15 лет. Была у нас фотосессия в лесу. Мой друг купил цифровой фотоаппарат, и мы решили пофоткаться. Куча фотографий была нормальная. Ну, друг предложил сделать несколько фотографий в стиле «ню», таком легком, за соснами. Ну, сделали пару фотографий, ну постебались...

- И ты ее выложил в интернет?

- Никогда я ее не выкладывал в интернет! Она у меня лежала на рабочем компе, когда я работал на ПЛН. У меня дома тогда не было компьютера, и все свои файлы я хранил на работе. Теперь задай вопрос главному редактору ПЛН, каким образом эта фотография оказалась в их архиве?

- А мне казалось, она была в интернете?

- Не могло ее там быть. Она появилась тогда, когда ее опубликовал главред ПЛН Савенко.

- То есть ты утверждаешь, что у тебя это фото украли?

- Да, она лежала на рабочем столе компьютера, и весь архив свистнули, как я понимаю.

- Так и чем все это закончилось?

- Ничем. Следственный комитет обыск на ПЛН провел и все.

- А резюме?

- Резюме такое. Раз это фото было на рабочем столе редакционного компьютера, все материалы являются собственностью редакции. И они вправе их использовать. Вот такое у нас законодательство. Смысл главному редактору выкладывать такую фотографию да еще с темой педофилии? Это самая натуральная провокация.

«Хочу показать, что человек с улицы может выйти и заявить свою программу»

- Ну ладно, скандал сошел на нет, как и все скандалы. Дальше, как я понимаю, ты опять занялся политикой?

- Нет, в июне 2014-го года я летал в Иран, у меня там была встреча с моим хорошим другом, бывшим чрезвычайным и Полномочным Послом Исламской Республики Иран в России Сейдом Махмудом Резой Саджади. Сейчас он советник Высшего Совета национальной безопасности Ирана.

- Так по какой линии ты туда летал?

- Просто дружеский визит.

- Ага, вот так? Как ты себе представляешь, много псковских журналистов (да и даже московских) могут вот так запросто вскочить в самолет и слетать в Иран?

- Я могу.

- А почему ты можешь? За чей счет?

- За свой личный.

- Нет, ну подожди. Ты утверждаешь, что в Сирии тебе денег не платили. На какие шиши ты летаешь в Иран? Ты ведь нигде особо не работаешь.

- Как не работаю? Я работаю журналистом!

- Где?

- В федеральной газете «Российские новости». Я во многих СМИ вообще работаю.

- Вообще-то я знаю, сколько платят журналистам.

- Ну да, что ж делать...

- Так что не надо меня тут «разводить». Или ты хочешь мне сказать, что в «Российских новостях» платят 100 тысяч рублей за одну статью?

- Нет, просто у меня много статей в разных СМИ.

- Каких?

- Тогда я, кстати, в «Российских новостях» еще не работал. Я тогда стал помощником главы города.

- А! Тебе за помощь главе деньги платили? Зачем ты мне мозги-то компостируешь?

- Нет, не платили. Говорю же — сотрудничал с разными СМИ. Потом я летал в Ригу, Вену и Кишинев. Полгода, с осени 2014-го по май 2015-го я прожил в Молдавии с девушкой и ее собачкой. Потом у нас случился конфликт на почве того, что она не хотела переехать в Псков. И вот как раз в мае прошлого года я занялся своей избирательной кампанией по довыборам в Псковское областное Собрание. По Пыталовскому, Красногородскому и Пушкиногорскому районам, по этому округу.

- И как, успешно?

- Я ж говорю, меня сняли. Я собрал 791 подпись, это все были реальные подписи, я их не рисовал. У меня в подписных листах не была указана «Псковская область».

- Как же так? А еще политтехнолог.

- Так нет образца подписного листа! Это к Цветкову вопрос! Нет нигде образца подписного листа! Искали, спрашивали. Они мычанием отделывались, а потом взяли и сняли с выборов.

- То есть ты ездил по деревням, собирал подписи?

- Да, весь июль на это убил.

- Опять же, на какие шиши? Тебя кто-то обеспечивает? Или это «секрет фирмы»?

- Я публично, под диктофон, об этом говорить не буду. На форумах я писал, чем занимаюсь.

- Ну, я ж все форумы твои не штудировал. Источники-то финансирования той же избирательной кампании должны быть, или они секретные? Ты у нас получаешься — весьма загадочная личность. Либо ты городской сумасшедший, либо глубоко законспирированный агент, только не понятно чего?

- Поверь, от Госдепа, как Лев Маркович, я денег не получаю. Просто есть различные инновационные виды бизнеса. Те же криптовалюты. Но давай этот вопрос оставим в стороне. Сейчас, на время выборов, я этим не занимаюсь.

- Но ты ведь сейчас участник праймериз? Официально зарегистрированный. Ты должен показывать какую-то налоговую декларацию?

- Нет, не должен. Когда баллотировался в областное Собрание, то должен был. Но только по России. Соответственно, по России я предоставил выписки по своей карте, и все. Там была скромная сумма, но это реальные деньги.

- Иначе говоря, опять же, журналистика не имеет никакого отношения к твоим доходам?

- Нет, имеет, но не очень большое.

- Разумеется, не большое. Собирать подписи и вести избирательную кампанию на доходы журналиста просто невозможно.

- Да, это было очень дорогое удовольствие.

- Давай тогда уж расставим точки над i. Деньги у тебя есть? Затруднений в финансах ты не испытываешь? Захотел, в Вену полетел, захотел, полетел в Тегеран.

- Да! Деньги есть. Давай ограничимся словосочетанием «инновационный бизнес».

- В 2016-м году ты снова решил идти в Госдуму?

- Еще в 2015-м решил. Просто там был такой момент, что Иван Николаевич Цецерский в Госдуму собирался. И я был готов не участвовать, а заниматься его избирательной кампанией. Но Иван Николаевич отказался, и тогда я решил попробовать.

- Ты уж, Дим, извини: а зачем? У тебя же шансы 0,01%.

- Абсолютно правильно.

- Так зачем? Еще раз засветиться в СМИ? Какая цель?

- Понятно, да, что шансов пройти практически никаких. Но цель такая. Есть в области вещи, которые не освещаются региональными СМИ. Депутаты областного Собрания их тоже не затрагивают. И мне просто интересно рассказать людям об этих вещах, чтобы они послушали и сделали выводы.

- То есть, иными словами, ты используешь площадку праймериз для того, чтобы критиковать власть?

- Не совсем даже критиковать, а больше рассказывать о проблемных и острых моментах. Плюс я хочу показать, что буквально человек с улицы может выйти и заявить свою программу.

- Кому что ты хочешь рассказать? В залах на дебатах присутствуют исключительно группы поддержки.

- А на встречах — нет. Местные люди тоже приходят.

- Грубо говоря, ты используешь ресурс «Единой России» для раскрутки себя?

- Да. Своего ресурса у меня нет. Но есть ресурс партии, административно-организационный.

- И как ты чувствуешь себя на этих дебатах? Тебе ведь задают, как ты говоришь, провокационные вопросы?

- Я не против этих вопросов.

«Как стал помощником Цецерского? Мы просто давно дружим»

- Людей на дебатах, я заметил, очень интересует вопрос, как ты стал помощником Цецерского?

- Как? Мы просто давно дружим, общаемся. Постоянно встречаемся. И вот когда я улетал в Иран, у меня не было даже должности журналиста. И чтобы у меня был какой-то статус на встрече, я попросил Ивана Николаевича, чтобы он сделал меня своим помощником.

- Вот прямо так и попросил?

- Да, на общественных началах.

- И что это дает?

- Статус и свободный проход в органы власти.

- Интересная у тебя, получается, жизнь! Место работы: газета «Российские новости» - фейк.

- Это не фейк. Я там постоянно печатаюсь.

- Да заходил я на этот сайт. На газету он похож мало. Одна твоя статья крестом, почему-то за 2013-й год.

- Но я под псевдонимами печатаюсь! Нет, газета — реальная, нельзя так говорить, что фейк! Я и в «Завтра» печатаюсь, и в других изданиях. Посмотри, сколько у меня статей в интернете. Я печатаюсь больше, чем некоторые псковские журналисты. Поверь! По аналитике и многим другим моментам. Я пишу очень много и каждый день. Никакой не фейк! Просто журналистика не является основным источником моего дохода. Но это все — реально. Я не предоставлял никаких заведомо ложных документов.

- Хорошо. Вернемся к твоей параллельной деятельности, точнее, к среде, в которой ты оказался в связи с событиями в Сирии. У меня уж, прости, из твоего рассказа сложилось весьма отвратное впечатление об этих людях. Какая-то закрытая тусовочка. Тут услышал такое выражение: «Это даже не змеи в банке, а жабы в банке».

- Эти же люди еще имели прямое отношения к событиям на юго-востоке Украины. Был такой Гиркин, который обозвал себя Стрелковым.

- Что, и он оттуда?

- Да, и он. Вообще за этой средой стоит такой Геннадий Тендетник, генерал-майор ФСБ в отставке. Игорь Гиркин — протеже, креатура Тендетника. С отрядами вооруженных террористов этот самый Гиркин в 2014-м году захватил город Славянск.

- Ты что, нам Америку открываешь? Мы все это прекрасно знаем.

- Ну, да, но ты не знаешь, что они там представлялись сотрудниками Министерства обороны Российской Федерации. Так называемыми «зелеными человечками». Тем самым Гиркин спровоцировал конфликт с последующим геноцидом населения на юго-востоке Украины.

- То есть ты к конфликту в Донбассе относишься сугубо отрицательно?

- Я считаю, что это провокация с целью втянуть Россию в войну с Украиной.

- Провокация - чья?

- Провокация иностранных спецслужб.

- То есть Гиркин тире Стрелков — агент иностранных спецслужб?

- Слушай дальше. Сын Геннадия Тендетника является действующим майором армии США, служит в консульстве США в Туркмении. То есть сын генерала ФСБ является действующим офицером армии США. Это открытая информация, я ее публиковал в своем блоге. Соответственно, ты можешь сделать выводы.

- Ты хочешь сказать, сын через отца устраивает в России провокации?

- Нет, я думаю, сын тут ни причем. Это давняя история. Есть материал на DETNIX - «Отступник из ФСБ». Это я все написал, факты, ссылки, даже фотография сына Тендетника.

- Интересно, чем занимается российская контрразведка?

- Это вопрос на Лубянку.

«Справку в психо-неврологическом диспансере получал, она у меня дома валяется»

- Тебе на дебатах вопрос задавали, почему ты в армии не служил.

- Да, меня признали ограниченно не годным к строевой службе.

- Из-за какой болезни, если не секрет?

- Язвы желудка.

- Просто тут подозрения возникают. Ты никогда не стоял на психиатрическом учете? Никаких психических отклонений?

- Нет, никогда не стоял.

- И справку можешь показать?

- Да, справку я получал в психо-неврологическом диспансере, когда собирался получать лицензию охранника. И справку я тогда получил. Она у меня дома до сих пор где-то валяется.

- О чем?

- О том, что я психически нормален.

- Хорошо, вернемся к нашим выборам. Допустим, ты проигрываешь праймериз, у тебя не возникнет желания прицепиться к какой-то другой партии?

- Нет. Это исключено. Я считаю, что политическая система России — недоразвитая, и я бы не хотел иметь отношения ни к одной другой партии. У меня даже в 2015-м году была возможность прицепиться к одной из партий, но я пошел самовыдвиженцем.

- Твоя точка зрения, в принципе, известна всем, поскольку ты, когда выступаешь на псковских интернет-форумах, всегда подписываешь свои реплики: Дима Ершов. Тебе не кажется противоречием, что, будучи членом «ЕР», на этих форумах ты постоянно критикуешь Турчака, его замов, в целом критикуешь руководство региона? Член «ЕР», и такое себе позволяешь.

- Ну, смотри, у нас Советский Союз опирался на КПСС, а потом пришли негодяи, и СССР развалился. В КПСС не было внутрипартийной критики. Любая власть должна критиковаться. А у нас нет в Псковской области критики власти в СМИ. Нет критики власти в областном Собрании. Поэтому у нас происходят жуткие истории. Взять ту же историю с путепроводом в Великих Луках. Историю с реставрацией Изборска. Историю с реставрацией Псковского драмтеатра. С набережной и туристическим кластером.

- Да почему ж? Не согласен. По-моему, как раз все пишут. Просто толку от этих публикаций мало. Но это вопрос другой. Давай завершать разговор. Поставим некую пуанту. Ты вообще чувствуешь такое иронично-пренебрежительное отношение к себе со стороны псковской политической «элитки», со стороны «тусовочки»? Хотя бы даже на этих дебатах «Единой России»? Ты играешь роль фрика?

- Я не играю роль фрика. Я — нормальный человек.

- Ну как же так получается? Даже по итогам нашего сегодняшнего разговора. В какую историю ты не войдешь, - устроишься в «Гражданскую прессу», или в ANNA NEWS, - начинаются какие-то скандалы, разборки, непонятки, чуть ли не сенсационные разоблачения. Ты работодателей в одном обвиняешь, они тебя в другом обвиняют, это что? Получается, ты такой конфликтный человек?

- Я абсолютно бесконфликтный человек. Просто я постоянно попадаю в разного рода конфликтные ситуации.

- Ну, так это ж талант такой — находить на свою задницу приключения?

- У кого-то - талант, у кого-то — работа.

- То есть у тебя это такая работа?

- Да. Можно и так сказать.

Беседовал Александр Донецкий

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Какова ваша позиция по вопросу строительства АЗС вблизи Мирожского монастыря и памятника ЮНЕСКО - Спасо-Преображенского храма?
В опросе приняло участие 341 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.