Блоги / Юрий Стрекаловский

«Культурная контрреволюция» Стрекаловского: подводные камни на великом пути

18.10.2019 17:16|ПсковКомментариев: 3

Эхо Москвы в Пскове (102.6 FM) представляет авторскую программу Юрия Стрекаловского «Культурная контрреволюция». Псковская Лента Новостей публикует текстовую версию выпуска программы.

Говорить о культуре всегда было делом, культуре противном.
Теодор Адорно.

Здравствуйте, уважаемые слушатели «Эхо Москвы». В Пскове в эфире «Культурная контрреволюция» и ее автор и ведущий Юрий Стрекаловский.

Получил, что называется, обратную связь от слушателей: «Что это вы, Юрий Николаевич, не про Псков?».

Ну, про Псков, так про Псков. Хотя мне кажется, что, даже если ты живешь в провинции, то совсем не обязательно интересоваться исключительно местными проблемами и только ими быть занятыми. Совсем даже не возбраняется порой подумать и поговорить о каких-то книгах и фильмах, которые вышли для всех в мире, о концертах, которые произошли в соседнем регионе.

Ну да ладно, конечно, местная жизнь нам важнее всего, кроме шуток. И тут прошлая неделя «подкинула проблем».

Два казуса выбрал я на сегодня.

Вот новость на Псковской Ленте Новостей, 7 октября появилась она, к вечеру. «Псковские общественники-градозащитники обеспокоены началом частного строительства в непосредственной близости к храму, внесенному в список охраняемых объектов ЮНЕСКО».

И дальше пишут, что в группе в ВКонтакте появилось сообщение о том, что началась стройка у подножия церкви Богоявления с Запсковья, памятника культурного наследия.

Размещены фотографии: действительно, какие-то заборы возводятся прямо на газоне, прямо в парке, на фоне этого прекрасного храма.

Фото https://vk.com/save_electron

Для тех, не очень ориентируется: церковь Богоявления с Запсковья - это около гостиницы Old Estate, возле пешеходного моста через Пскову, напротив рынка.

Дальше общественники сообщают, что, судя по публичной кадастровой карте, участок площадью 1290 кв. метров предназначен для индивидуальной жилой застройки и кадастровая стоимость его чуть меньше полумиллиона рублей. Конечно, это произвело эффект взорвавшейся бомбы, потому что такой наглости давно не было. Народ стал возмущаться, писать возмущённые комментарии.

Но прошло чуть больше суток, и появились новости вполне успокаивающие: нет, нет, это не строительство частного дома, хотя и на такой территории, где в принципе оно не возбраняется, а это просто строительный городок, где будут складироваться стройматериалы, техника пастись, рабочие находиться, те, которые будут осуществлять ремонтные работы по реконструкции улицы Леона Поземского.

И, вроде как все облегченно выдохнули и успокоились. Вроде как все хорошо, ничего страшного не случилось, все поправимо.

А я думаю, что нет. Я думаю, что выдыхать рано, потому что поводов для беспокойства очень много. Ну, во-первых, впроброс скажу, что сама идея туда загнать технику, складировать стройматериалы – в самом сердце города, возле одного из лучших открыточных видов, это я не знаю кому пришла в голову. Я имею в виду не строителей – с ними понятно, им чем ближе к месту работы, тем лучше. Но кто им давал это разрешение и чем эти люди думают, это, конечно, поразительно. Не знаю, кто принимает эти решения, но думаю, это городские власти. Муниципальные представители, «рачительные хозяева», наши с вами соседи.

Ну хорошо, стройбазу эту перенесут, переиграли, это будет где-то в нормальном месте, в промзоне, там, где и положено быть строительным городкам. Ничего, строители прокатятся лишний раз на своих колесах, доедут до места работы.

Но вот вообще то, что это может произойти, строительство здесь чего-нибудь «интересного», эта мысль меня отнюдь не покидает и, боюсь, вполне это возможно.

Давайте вспомним, как сложился нынешний городской ландшафт центра Пскова.

Ведь мы привыкли, что Псков – он в центре такой: с парками и скверами по поймам рек и вдоль крепостных стен. Действительно, километрами тянутся эти просторные парки, и сейчас еще многие из них были заново благоустроены, и можно там гулять или лежать на травке; некоторые кретины там даже костры разводят, потому что, как известно, довольно просто вывезти человека из колхоза, но колхоз из человека вывести весьма затруднительно.

Словом, центр Пскова это удобное и приятное место для жизни, друзья – зелёное, украшенное парками и местами для прогулок и отдыха.

Но так было не всегда, мы просто привыкли к этому. А вот если посмотреть на фотографии Пскова, скажем, столетней давности, то видно, что все эти пространства, где сейчас раскинулись скверы и парки, плотно застроены домами. И порой, между прочим, довольно уродливыми.

Потому что в городе, в его центре земля всегда ценилась, и даже в этих поймах, регулярно заливаемых Псковой, люди селились и строили разнообразные немудреные хибарки, сарайчики, даже склады, потому что Пскова было судоходной. А поскольку город наш был, мягко говоря, небогатый, то и качество архитектуры и вообще, жизни было соответствующим. Вот, как известно, Псков начала ХХ века описан в романе «Два капитана» под названием Энск, и домик Сани Григорьева стоял как раз на берегу реки. И, как вы понимаете из описания, домик этот был неказист. Как и большинство остальных. Это была полустихийная застройка бедными частными домиками – на месте нынешних парков.

И так бы могло оставаться по сию пору, если бы не один человек. Потому что в Блокаду в Ленинграде в промороженных эрмитажных подвалах, страшной зимой 1941-1942 года сидел бородатый человек и думал о том, каким станет Псков после войны.

Это был Юрий Павлович Спегальский, гениальный архитектор, реставратор, искусствовед и градостроитель. И именно им и была создана и детально проработана концепция Пскова - города-музея.

Юрий Спегальский

И эта гениальная градостроительная концепция создания пешего променада вдоль крепостных стен и по поймам рек. Променада, украшенного парками и скверами, и человек, гуляющий по этому променаду, проходящий через эти парки, будет тут и там встречать открывающиеся, очищенные от случайной застройки памятники великолепной архитектуры.

Именно Спегальский это придумал и проработал, но удивительным образом «проклятая» советская власть эту идею приняла; и на протяжении долгих десятилетий, все послевоенное время, вплоть до начала 1990-х годов продолжалась эта неспешная, внимательная и очень масштабная работа по расчистке территорий от частного сектора и созданию там парковой зоны.

И вот теперь мы имеем это кольцо — можно пройти вокруг Старого Города, все эти 9 километров, гуляя, и практически всегда ты будешь попадать из одного парка в другой. Эта цепь парков начала складываться еще в середине-конце 19 века и вплоть до конца советского времени, по мере освобождения пространства, возникали новые.

Если я не ошибаюсь, последний по времени осуществления полный цикл (от расселения частников до открытия парка – это был так называемый Финский парк или парк Куопио. Многие, и я в том числе, помнят, что там еще в конце 80-х годов был частный сектор. И мы были свидетелями того, как это все делалось, как это работает: люди, которые там жили, законодательно были поставлены в такие условия, что новое строительство там запрещено, эти дома можно только ремонтировать, а строить новые на их месте нельзя.

И владельцы этих домов, которым предлагали взамен частного дома в частном секторе на берегу Псковы благоустроенную квартиру, с удовольствием переезжали, потому что на новом месте и горячая вода, и канализация, и газоснабжение. А в домике в центре города у них из бытовых удобств была только вода из колонки.

И постепенно все эти большущие участки частного сектора в принципиально важных в центре города свели на нет: расселили, растащили; устроили там парки. И, надо сказать, эта работа очень впечатляет именно долгим дыханием и длинной волей; советская власть тут проявила, что называется, и волю, и разум.

Действительно, Псков необыкновенно удобен и хорош сейчас, благодаря этому прекрасному градостроительному решению.

Хотя мы, жители Пскова, иногда этого не понимаем и не видим, привыкли, не умеем пользоваться.

Ну а потом процесс этот как вы понимаете, затормозился и иссяк, новые парки в 1990-е не возникали, а прежние постепенно деградировали. А когда что-то деградирует, то у человека, который рядом находится, возникает предположение, что это, видимо, ничье и его можно забрать себе. Так уж мы воспитаны, видимо.

И вот сейчас, мягко говоря, не единичны, к сожалению, прецеденты, когда наши общие куски общественных пространств разные одаренные деятели пытаются как-то тихонечко отжать.

Сейчас больше всего известен случай с парковкой, которую кто-то пытается создать на склоне берега Псковы, у общежития педагогического университета. Напомню: там кусок только что отлично благоустроенной, асфальтированной и освещённой территории, на туристическом маршруте. И этот участок вдруг почему-то оказался в аренде то ли у частного лица, то ли у коммерческой конторы. И аренда там с разными хитрыми формулировками: сначала территорию брали «под создание автостанции», а потом поменяли цель аренды на торговые точки, шла борьба, народ возмущался, были прокурорские проверки, сделки отменялись, накладывались ограничения, – но ситуация по-прежнему патовая, потому что в центре города стоит кусок благоустроенной территории прямо на пути туристического маршрута, и он огорожен со всех сторон прочным забором. Потому что, видимо, жулики, которые хотели сделать там «бизнес», пока не намерены сдаваться.

И это, конечно, не всё. Есть примеры ползучего захвата «под огородики» кусочков скверов вдоль улицы Застенной, например.

Есть примеры, когда в том же Финском парке осталось несколько домов, которые не успели в своё время расселить, и теперь уже там владельцы вцепились зубами в свою недвижимость и не собираются оттуда убираться. Это ж их частная собственность, и они пытаются на этом месте как-то «зарабатывать»: устанавливают в парке какие-то ларьки – несуразные, страшные, некрасивые, диссонирующие с окружающим ландшафтом.

Полно примеров, когда в парках возникают боксерские автоматы, идиотские ларьки, и как-то городская власть все это согласовывает, идёт на поводу у разных жлобов, говорящих, что «в парках же должны быть развлечения».

Это, конечно, опять такое колхозное представление о том, что «в парках должны быть развлечения», что парк – это обязательно какой-то лунапарк. Вот интересно, на Елагином острове, в Летнем саду или в Версале они тоже наверняка поставили бы какие-то боксоматы или ларьки с мороженым, с грохочущим генератором и жуткой расцветкой.

Есть давние, уже привычные для нас (и это очень плохо, что привычные) примеры. Например, когда-то, лет 15-20 назад, когда Финский парк был в полузаброшенном деградировавшем состоянии, «добрые люди» пришли и взяли его кусок в собственность или аренду и сделали «доброе дело» — устроили там подъемник для того, чтобы кататься на лыжах, сопутствующую инфраструктуру (раздевалки, прокат, кассы и так далее). И вроде как считается, что это очень хорошо. На самом деле нет, конечно. Ведь там не только подъемник, там всякие уродские сараи они поставили, и кафе, и музыка оттуда теперь орет, и забор.

И вообще, сама мысль, что в общественном пространстве, которое благоустраивается для всех и на общие бюджетные деньги – кто-то вдруг приходит и начинает делать свой маленький бизнесочек, это никого не смущает вроде. А меня смущает.

И я думаю, что пока не появятся воля и разум, понимание того, что это наше общее, а значит мы все потратили туда свои деньги через налоги, а кто-то один решит на этом зарабатывать, забрать себе кусок, то это вор, он у всех ворует. Это во-первых, с точки зрения справедливости.

А во-вторых, понимание того, что речь идет не просто о собственности, а о разумном использовании в общих интересах, и власть должна проявлять о парках заботу и волю, а не ссылаться беспомощно на нормативы и отсутствие полномочий. Что даже внешний вид тех домов, которые там остались по какой-то недоработке, случайности, и стремление жителей – разумеется, понятное и объяснимое, – озабориться и спрятаться от гуляющих – оно не должно приветствоваться и согласовываться. Кошмарные, высоченные заборы из листового железа высотой под 3 метра не должны появляться в парке, потому что жизнь в центре города не только имеет несомненные радости и преимущества, но и некоторые ограничения, уважаемые владельцы.

И на выполнение этих ограничений должен обращать внимание в первую очередь муниципалитет, ну и вообще, так сказать, наши власти.

Ну, а пока не будут обращать, так и будут возникать попытки украсть кусок общего и его испоганить. Кормовая база-то у этих «бизнесменов 90-х сокращается», они ж не будут вкладывать деньги в сельское хозяйство, они «хотят город развивать». И если люди привыкли в 90-е годы, что бизнес это когда ты просто крадешь и делишь чужое, а потом тихонечко продаешь его, вот оно и остается, этот хватательный рефлекс.

Это первая новость – про стройку.

А вторая, тоже на Псковской Ленте Новостей от 2 октября в рубрике «Туризм».

Вот она:

С 1 декабря Псковско-Изборский объединенный музей-заповедник вводит плату за право проведения экскурсий на территории Псковского кремля экскурсоводами, не являющимися сотрудниками музея. Информация о вводе данной услуги опубликована на сайте учреждения.

Ну и дальше цитата с сайта музея, в нынешнем фирменном музейном стиле. Читаю: «Чтобы посещение Кремля и впредь было приятным и безопасным (а сейчас оно видимо неприятное и небезопасное или будет неприятным и безопасным, если что-то не предпринять — Ю.С.), а требования сотрудников музея – предсказуемыми (это было бы здорово, конечно), выражаем убеждение в необходимости пересмотра договорных отношений (выражают убеждение они, ну надо же). Туризм – это, прежде всего, экономика (прелестно, а я думал, это удовольствие от новых впечатлений). На нем должны зарабатывать жители тех регионов, куда туристы приезжают, а памятники культурного наследия должны содержаться в надлежащем техническом, санитарном и противопожарном состоянии. В большинстве стран мира и городов РФ с такой позицией солидарны (любят же у нас ссылаться на большинство). Становится актуальным ввод платы за проведение экскурсий на территории Псковского Кремля. Проведение экскурсии лицами, не являющимися сотрудниками музея, возможно только при наличии договора с музеем и получении опознавательной разовой контрольной наклейки». Конец цитаты.

Ну что тут скажешь? Большие молодцы в музее работают, взялись за ум, навели порядок.

Три момента тут хотелось бы отметить.

Во-первых заголовок, конечно, неправильный. Потому что с 1 декабря не экскурсоводы будут платить за право проведения экскурсий в Псковском Кремле, а экскурсанты будут платить дополнительные деньги, чтобы войти в Псковский Кремль.

Это как в том анекдоте, про то, как папочка приходит и говорит:

- Знаешь, сынок, водка подорожала.

- Что же, папа, теперь ты будешь меньше пить?

- Нет, сынок, теперь ты будешь меньше есть.

Ну правда, экскурсовод-то откуда берет деньги? Из туристов, конечно. Вот они за все и заплатят. Это, конечно, для развития туризма все делается, для цивилизованности.

Да ладно, деньги-то небольшие, раз они до Пскова доехали, заплатят они и 200, и 400, и 1000 рублей дополнительно, чтобы войти в Кремль.

Хотя, к слову сказать, Кремль как раз, пожалуй, не самое интересное место в Пскове, тут ведь есть чудесные, живописные и полные подлинными памятниками уголки, и я думаю, что разумные экскурсоводы будут их и дальше осваивать.

Тут проблема ведь в том, как отличить экскурсию с экскурсоводом от просто гуляющей компании, чтобы не возникало скандалов и подозрений. Потому что скандалы вокруг нелегальных экскурсий, которые и здесь теперь будут, они в России давно участились.

Вот летом 2018 года был огромный скандалище в Третьяковской галерее, когда туда пришла группа студентов-историков из МГУ со своим преподавателем на выставку баталиста Верещагина, и что-то они обсуждали между собой у этих картин. И вот их опознали как нелегальную экскурсию, устроили скандал, потребовали прекратить, убраться, вывести. И несмотря на медийный скандал, который возник в СМИ и соцсетях, потому что это конечно безобразие – так себя вести музею, музейное руководство стояло на своем и извиняться не собиралось. Впрочем, нынешняя директриса Третьяковки Зельфира Трегулова, она известна заносчивым поведением и тем, что, видимо вообще извиняться никогда, ни перед кем, ни за что не будет.

Но в связи с этими новыми правилами возникает эта проблема: как отличить?

К примеру, приезжает автобус издалека, из Тольятти, там какой-то групповод, который называет себя экскурсоводом. Конечно, есть люди, которые на всем хотели бы сэкономить, они не хотят пригласить местного гида, который что-то знает, а пытаются пролезть и вести экскурсию самостоятельно. Вероятно это безобразие, потому что и несут такие что-то не всегда верное, и другим мешают, и музейный сотрудник, наверное, лучше про экспонаты расскажет. Наверное.

С другой стороны, вот ситуация: к вам приехали друзья или родственники. Например, ко мне регулярно приезжают друзья, чуть ли не каждую неделю. Или коллеги по работе, или в дружественные организации – театр там, или УВД, к которым приезжают коллеги и они говорят: «может быть покажете город?»

Я, действительно, могу хорошо показать, я его хорошо знаю, ей-Богу.

И вот вы приходите в Кремль и начинаете смотреть направо и налево, делиться мыслями, а тут вырастает из-под земли сотрудник музея, и говорит:

- У вас незаконная экскурсия, пойдите в кассу и приобретите наклейку.

- Не хотим.

И что, они будут вызывать полицию, скандалить, мордой в грязь вас укладывать? Для развития туризма?

Правила сейчас прописаны так, что группа начинается от 1 человека (вдумайтесь!) и такие случаи будут происходить. Сотрудники музея в Кремле – это же люди подневольные, они следят за порядком, у них будет инструкция – если больше одного и они разговаривают, то это нелегальная экскурсия, пусть покупают наклейку.

Посмотрим, как это будет работать.

Я только хочу сказать, что в заканчивающемся туристическом сезоне в Санкт-Петербурге музеи столкнулись с нашествием китайских туристов. Вот когда они и до нас доберутся, а я думаю, это очень скоро произойдет, тогда я посмотрю, как наши будут отличать нелегальные экскурсии.

Китайцы ведь разговаривают на непонятном языке и хорошо организованы. Заходит группа 50 человек, впереди китаец с зонтиком, к ним подходит сотрудник и спрашивает: «У вас экскурсия?».

Китаец опускает зонт и говорит: «Нет, мы просто 50 разных китайцев»

И поди докажи. В минувшем сезоне прямо парализованы были несколько музейных объектов в Петербурге – Эрмитаж, Екатерининский дворец в Царском селе, потому что китайцы, которые на всем экономят, они группой шли под видом единичных посетителей, создавали очереди по 5 часов.

Интересно, как с этими наши справятся.

Ну и конечно с точки зрения эффективности это полный абсурд. Цены указаны у нас в Пскове — для группы от 1 до 5 человек — 200 рублей; 6-10 человек — 500 рублей; для большой группы более 20 человек, (а именно они-то отличимы и как раз понятно, что это на автобусе приехала группа туристов – хотя и тут бывают исключения) — 1000 рублей.

Давайте представим, сколько музей на этом заработает. Сколько автобусов приезжает каждый день в Кремль? Ну в самый сезон десятка два, наверное. 20 тысяч рублей в день, самый рыбный, заработает музей.

Этого хватит им на то, чтобы объекты культурного наследия содержать в надлежащем техническом, санитарном, противопожарном состоянии? Сильно сомневаюсь. А 200 рублей с маленькой группы — это наклейку напечатать, примерно столько будет стоить.

Вообще на туристах можно и нужно зарабатывать. Люди, которые работают в этой сфере, знают, как это делается: конечно, не продажей билетов за вход к Провалу. Это одноразовые жулики, Остап Бендер только так зарабатывал.

А постоянно и стабильно приносят доход сопутствующие услуги, разнообразные и интересные сувениры, конкурентные и интересные экскурсии и вообще: продажа впечатлений – вот что такое экономика туризма.

И тут, конечно, полный отстой и провал, и в целом с сувенирами и впечатлениями на продажу, и музей явно не локомотив этой индустрии.

Словом, видно, что объединенный музей делает, то, что умеет делать, именно этого я и опасался, говоря о кадровом, интеллектуальном и содержательном кризисе в этом учреждении. Будет наклейки теперь продавать на вход в Кремль – а что еще?

Кстати, летом музей стал «хозяином» Кремля, и это было видно.

Например, наконец открылась дверь, которая вела на смотровую площадку к Кутней башне – это которая у слияния Псковы и Великой. А вечера у нас длинные, и вечером так красиво оттуда любоваться закатом, но музей всегда закрывал ее в 6 часов вечера, потому что у них рабочий день закончился и все, вешали замок. Вот очень показательно – такой подход к индустрии продажи впечатлений – как в советском магазине: «рабочий день закончился, вас много, а я одна».

Видно, что объединенный псковско-изборский музей творит грандиозные свершения. Это понятно было, что мы в начале великого пути – ну вот, первые шаги сделаны, с чем вас и поздравляю.

Спасибо за внимание.

 

 

опрос
В Пскове периодически обсуждается идея сделать центр города пешеходным. Как вы к этому относитесь?
В опросе приняло участие 1011 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.