АвтоМир / Дороги

Подрядчик по уборке Пскова о работе в зной, коронавирусе и пыли

09.07.2020 09:21|ПсковКомментариев: 0

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию программы «Гайд-парк», которая вышла в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM) 6 июля. Гость студии - гендиректор ООО «СитиИнвестГрупп» Павел Талебин. Ведущая Любовь Кузнецова обсудила с ним уборку города Пскова, в частности, в микрорайонах Завеличье и Запсковье.


Любовь Кузнецова: Добрый день, уважаемые радиослушатели. На волнах «Эхо Москвы» в Пскове программа «Гайд-парк», у микрофона Любовь Кузнецова. Сегодня у нас в гостях директор ООО «СитиИнвестГрупп», одного из подрядчиков по уборке города Павел Анатольевич Талебин. Здравствуйте.

Павел Талебин: Здравствуйте.

Любовь Кузнецова: У нас сегодня весьма объемная повестка для разговора. Во-первых, мы очень рады видеть вас в нашей студии. Вопросов к вам, как всегда, немало — и хороших, и где-то с негативной коннотацией. Я думаю, вам приходится выслушивать разное от наших горожан. Тем не менее город убирается, это видно. За какие участки, микрорайоны несет ответственность ваша организация? Каким количеством техники и трудовых резервов вы это выполняете?

Павел Талебин: Мы обслуживаем два района — Завеличье и Запсковье. Запсковье обслуживаем уже около 7 лет, Завеличье начали в этом году. В летний период времени мы используем пять «Бродвеев», пылесос, поливомоечную машину, у нас есть и трактор, который моет тротуары, есть много спецтехники, которую мы также задействуем.

Любовь Кузнецова: В общем, вам ее хватает для таких немалых объемов?

Павел Талебин: Хватает.

Любовь Кузнецова: А какими людскими резервами вы располагаете?

Павел Талебин: На данный момент у нас работают 97 человек. Я считаю, что это большая цифра для обслуживания двух районов. У нас сменный график, территория убирается днем и ночью. Основные усилия направлены на ночную уборку. Сейчас сильная жара, поэтому мы сдвинули графики, люди начинают работать с 5 утра. Это своего рода неудобство, сейчас ведется активный покос травы, люди жалуются. Мы стараемся начинать работу с более отдаленных участков, где нет домов. Сами понимаете, когда жара под 30 градусов, а люди целый день находятся на солнце... В 13.00 у них есть 15 минут на отдых, а каждые полчаса - по 10 минут. Очень жарко, следим, чтоб сотрудники не перегревались, пили больше воды, работали обязательно в головном уборе. Одно дело переносить жару дома или на даче, а другое - в городе, рядом с асфальтом. Рабочие драят тротуары с лопатами, и асфальт очень сильно жарит.

Любовь Кузнецова: На минувшей неделе стояла такая жарища. Это тоже дополнительная нагрузка, наверное, в плане более частого полива асфальтового покрытия, чтобы оно не деформировалось в такую жару.

Павел Талебин: Да, у нас было выделено 4 единицы техники, они курсировали по одним и тем же улицам. В основном ездили по центральным улицам, где больше всего поток машин. Мы заливали все водой, чтобы не образовывалась колейность. Но есть места, где, так называемый зимний ямочный ремонт, там происходит выпотевание. На такие участки дорог мы стараемся вывести специальные машины, чтобы они гранитным щебнем покрывали дорогу. Есть два варианта: покрывать гранитным щебнем или песком. Но мы же постоянно убираем с дорог песок, не хотелось бы им все обратно засыпать. За день лишний гранитный щебень уходит, вечером его убираем. Сейчас в городе очень много стройки...

Любовь Кузнецова: Бывает, что сыпучие грузы возят не совсем правильно.

Павел Талебин: Мы работаем с Госавтоинспекцией, сообщаем им, фотографируем. Не все перевозчики ответственно подходят к работе: у кого нет тентов, не накрывают песок. Например, ночью убрал улицу — все чисто, а едешь после обеда, и такое ощущение, что там вообще никто ничего не убирал. Я все понимаю, в городе идет глобальная стройка, делается столько улиц и это радует. Когда улица новая, то ее и убирать - одно удовольствие.

Любовь Кузнецова: А ездить-то по ней какое удовольствие.

Павел Талебин: Я думаю, что еще год, и мы будем с очень хорошими дорогами.

Любовь Кузнецова: Вашими бы устами, да мед пить. Вернемся к вашей повестке про уборку улиц. Мне здесь удалось узнать, что в жаркие дни поливаете не только улицы с асфальтовым покрытием, но и грунтовку, чтобы не было пыли.

Павел Талебин: Да, на данный момент перекрыта улица Индустриальная, и весь поток автотранспорта пошел по улицам Ипподромной, Алтаева, Хлебной горке, Аллейной, Аллейному переулку. В такую жаркую погоду мы ежедневно до 7.00, перед потоком автотранспорта, поливаем улицу. Поливомоечная машина тоже обладает свойством стоять в пробках, нужно успеть перед потоком. В выходные поливаем три раза в день. Мы стараемся, чтобы в городе не было этой пыльности.

Любовь Кузнецова: Если говорить про пыль. На этот вопрос не любят отвечать ни чиновники, ни подрядчики. Известны факты, не единожды публикуемые, бесконечно обсуждаемые видеоролики, где идет пылесос или трактор со щетками и поднимает за собой огромную пыльную бурю. С такими фактами, насколько я понимаю, довольно серьезно борются и штрафными санкциями. Внутри предприятия как вы отслеживаете своих сотрудников? Может быть, существует наказание, предостережение. Это действительно создает дискомфорт и какой смысл убирать, когда за тобой шлейф пыли. Это сводит на нет вашу работу.

Ямочный ремонт в Пскове

Павел Талебин: С каждым сотрудником проводятся беседы. Если они видят, что техника и орошение не справляется с запылением — очень большой слой грязи или пыли, то необходимо вызвать поливомоечную машину, она спокойно это уберет. Бывают случаи, когда применяются штрафные санкции. Мы же понимаем, что это отразится на нас, на репутации компании.

Любовь Кузнецова: Возмущение горожан — это одно. Понятно, что люди возмущаются тем, что летит пыль на их одежду, на них самих, но вам же приходится по этому поводу общаться и с работникам контрольного управления администрации Пскова. Как вам кажется, достаточно ли тщательно они вас контролируют и как выстроены взаимоотношения? Я имею в виду, насколько быстро вы можете отреагировать на то или иное замечание, предписание. Вы доводите дело до этой бессмысленной бумажной переписки или стараетесь выстроить конструктивный диалог, чтобы наладить работу?

Павел Талебин: Бумажная переписка все равно есть, без этого никак, это государственное учреждение, но мы реагируем моментально на любое замечание. Контрольное управление и УГХ проверяют нашу работу каждый день. В любом случае, есть человеческий фактор, если есть какое-то замечание, мы сразу устраняем, чтобы это не отразилось на репутации компании. Мы каждый день общаемся и с контрольным управлением, и с заказчиком. У нас есть кураторы, которые ежедневно по два часа объезжают каждый район, проверяют, смотрят. Фотофиксация проводится в процессе работы, у нас есть общий чат, куда отправляются фото до/после.

Любовь Кузнецова: Новые технологии помогают вам тоже контролировать своих работников, бороться за качество?

Павел Талебин: Новые технологии помогают доказать, что мы делаем. Та же улица Чудская. Я ночью ее убрал, до обеда еду с заказчиком, он смотрит — грязно. А у нас есть фото, видео. Тут реальная проблема со строительными машинами, мы, правда, рады, что проводится столько ремонтов, но перевозчикам нужно уделить этому особое внимание. Или, например, машины, которые перевозят бетон. Я же не первый год работаю, я вижу идет машина, у нее вместимость 4 куба, а он хочет побольше денег заработать и грузит 5 кубов, в итоге: на каждом повороте он проливается. Они хотят заработать денег и не понимают, что на каждом повороте теперь будут эти бетонные следы. А нам звонит заказчик и говорит, что там рассыпали, там нужно убрать и там. А я только что оттуда, но приходится опять ехать убирать. Поэтому мы скидываем фотографии, когда убираемся. Это ведь деньги города, мы ведь не бесплатно это делаем. Мы тоже боремся за то, чтобы в городе было чисто.

Любовь Кузнецова: На мой взгляд, подрядчики действительно должны более ответственно относиться к своей работе, к перевозке сыпучих грузов. А то получается какой-то бессмысленный круговорот пыли в природе. Может быть, действительно этих перевозчиков нужно отслеживать, их же тоже можно по пальцам перечесть. В нашем городе все друг друга знают.

Скажите, пожалуйста, какое влияние коронавирусная инфекция оказала на вашу работу? Все мы видели информацию о том, что и ваши сотрудники принимали участие в обработке улиц города, остановочных комплексов.

Павел Талебин: У нас произошло усиление в медицинской части организации. Мы стали более тщательно следить за своими сотрудниками, чтобы они соблюдали гигиену, стали ежедневно проверять температуру при выходе на линию, обеспечили сотрудников масками, запретили им собираться в компании. Утром, перед планеркой, приходят люди и начинают общаться, а их около 50 человек. Нужно было рассредоточить людей, каждому рассказать, довести, чтобы они обеспокоились. Многие говорили, что коронавирус — ерунда. Тогда я говорил: «Ты что, хочешь, чтобы твои близкие заболели? Я не хочу, чтобы мои заболели. Если тебе все равно на себя, то мне нет. Я не хочу, чтобы организация закрылась». Это был бы целый коллапс. Пришлось принимать меры вплоть до беседы с каждым сотрудником и объяснять, что мы победим, только предприняв какие-то усилия. Разве сложно надеть маску?

Любовь Кузнецова: Воспитание коллектива, конечно, должно быть, и это правильно. Ваши сотрудники участвовали в обработке улиц города и остановок, когда это было рекомендовано. Даже та форма, в которой они это делали, в ней непросто работать, тем более выполнять физический труд.

Павел Талебин: Это было тяжело для сотрудников. Мы их поощрили. На обработке остановочных комплексов, скамеек и дворов они работали в респираторах, на жаре в течение 6-8 часов. Если уборка дорог занимала примерно 4 часа с максимальными усилиями. А тут: на каждую остановку нужно приехать, выгрузить оборудование, обработать. Мы обрабатывали все «керхерами», они очень хорошо распыляют, и можно было большую площадь обработать, чем просто из шланга. Люди целый день прыгали с машины на остановку, это потребовало много усилий. Каждого сотрудника мы поощрили за этот правильный труд.

Любовь Кузнецова: Многие довольно скептически отнеслись к такой форме борьбы с коронавирусом. Кто-то говорил, что сейчас голубей потравят, живность, якобы не доказано, что это эффективно против коронавируса. Наверное, и вам были даны какие-то рекомендации? Вы же не по своей воле пошли?

Павел Талебин: Это рекомендация управления городского хозяйства. Был заключен отдельный договор, мы закупили в Санкт-Петербурге реагент, наняли специализированную службу по обработке, которая нас курировала. Они занимались разбавлениями - у нас была специальная емкость, они разбавляли, а мы только перевозили и распределяли. Как дорожники могут обрабатывать? Конечно, мы сразу обратились в специальную службу, они отвечали, чтобы никого не отравить. Действует или нет? Ну, я все время обрабатываю руки, в голове есть какая-то надежда, что это работает.

Любовь Кузнецова: Во всяком случае, хуже-то не будет.

Павел Талебин: Конечно. Это же обработка мест скопления людей. Люди садятся на скамейку, держатся за каике-то поручни. Это все обрабатывается, да, может, это не на долгое время помогает, но вдруг именно в этот момент где-то сидела эта зараза. Когда пандемия только началась, пытались победить ее разными способами, делали все что угодно, чтобы как-то это остановить.

Любовь Кузнецова: Даже если это просто морально кого-то успокоило, это было большое дело, чтобы не создавать панику. Перейдем ближе к вашей основной деятельности. Дорожные работы включают в себя и ямочный ремонт. Как он производится, какова технология? Многие водители и пешеходы жалуются на эти струйные работы и обратную пропитку, это не вызывает никаких восторгов. Мол, это временная мера. Это я вам передаю в самых мягких выражениях все то, что думают горожане. Я думаю, что вы и сами в курсе. Есть ли этому какая-то альтернатива? Разве что капитальный ремонт?

Павел Талебин: Больше никакой альтернативы нет. Есть много улиц, которые в эксплуатации больше 7-10 лет, мы пытаемся поддержать их срок службы, чтобы они дожили до ремонта. А зимой проводится обратная пропитка, которая выпотевает летом. С перепадом температуры с плюса на минус у нас весь город трещит по швам. Мы пытаемся в кратчайшее время тремя бригадами по максимуму залатать ямы. По факту, единственное решение проблемы — новый асфальт.

Любовь Кузнецова: Струйно-инъекционный ремонт делается по технологии или абы как?

Павел Талебин: По технологии. Щебень пропитывается эмульсией, получается такая вяжущая масса, которая заполняет ямы.

Любовь Кузнецова: Понятно, что во влажную или морозную погоду это не делается. Есть же какой-то определенный температурно-влажностный режим?

Павел Талебин: В дождь, конечно, это не делается, это будет бесполезно. Нужна сухая поверхность, которая выдувается, прогревается огнем, и потом на этой сухой поверхности производится ямочный ремонт. Эффективность есть. Во время и после ремонта мы выставляем специальные знаки. Да, есть и присыпка на дороге, но он убирается ночью, чтобы не прилипала к колесам.

Любовь Кузнецова: Должна сказать, что я не водитель, но есть водители, которым наплевать на все знаки, а потом они жалуются, что присыпка летит в стекла, разлетается по сторонам, царапает машину.

Павел Талебин: Никакой альтернативы я не вижу, только замена полотна.

Любовь Кузнецова: Например, есть центральный Рижский проспект, где сейчас идет ремонт - это ваш участок уборки. За результат и вашу работу, которая будет после окончания можно только порадоваться. А какие коррективы сейчас вы вынуждены вносить в свой график уборки? Вам же наверняка приходится какую-то корректировку делать.

Павел Талебин: Перед началом ремонта мы встречаемся с подрядчиком, который будет производить работы на данной улице, и она снимается у нас с обслуживания. Мы ее не убираем.

Любовь Кузнецова: А какой смысл выметать отфрезерованную улицу, когда там постоянно пыль...

Павел Талебин: Даже если подрядчик сделал какую-то часть улицы, то мы еще обслуживать не будем, пока он полностью ее не сдаст. Обслуживание - скос и посадка травы, уборка - ложится на его плечи. Когда ремонт заканчивают, я нахожусь в комиссии по приемке: смотрю, высказываюсь, говорю, какие недостатки есть, чтобы устранили, ведь иначе потом нам это устранять придется, затем обратно себе беру эту улицу. Чаще всего подрядчику приходится убирать асфальт и щебень с зеленой зоны.

Любовь Кузнецова: В те моменты, когда над Псковом бушует стихия с обильным количеством осадков, все мы ощущаем, что в нашем городе наблюдается проблема с ливневой канализацией. За них, безусловно, ваша организация не несет ответственности. Но организация, которая несет за них ответственность очень часто жалуется, что из-за того, что уборка ведется некачественная, ливневка просто забивается и некоторые районы начинают плавать. Что вы можете им ответить?

Павел Талебин: Вот позавчера был дождь, не видел никакой листвы, а у нас как были лужи на Коммунальной, так и есть. Проблема явно не в этом. Мы еженедельно убираем каждый ливневый колодец. Я не вижу, что они забиты. У нас есть бригада, которая после прохождения «Бродвея» вручную дорабатывает, и после скоса травы тоже.

Любовь Кузнецова: Естественно, не только работа подрядчика ставится во главу угла, как проблема с ливневой канализацией. Скажите, пожалуйста, контракт, который заключала ваша организация на два микрорайона в областной столице — насколько он удобен по срокам? Нет ли сомнений насчет того, что может случится какое-то недопонимание и придется его расторгнуть? Каких-то тревожных моментов нет? Время этого контракта вас устраивает?

Павел Талебин: Для нас нет рисков. Если бы это была новая компания, которая бы только вошла, то для них, возможно. Ведь нужно закупить технику на сотни миллионов и за два года ты их не отобьешь. А мы, как компания, которая уже давно работает в этой сфере — у нас было очень много техники и мы обновляем парк постоянно, что-то докупаем. Сейчас уже начали готовить сани летом: у нас сейчас происходит переоборудование, закупили пару КДМ (комплексная дорожная машина) со скоросбрасывателями.

Любовь Кузнецова: Это здорово, давно не было такой техники.

Павел Талебин: Сейчас готовим машины к зиме. Они не новые, новые стоят колоссальных средств с нашим курсом. Мы сейчас доведем их до идеального состояния и значительно усилимся, плюс мы распродали старую технику и покупаем более новую. Хотим, чтобы не получилось так, что наступила зима, а у нас половина техники встала на «яму» и делается. Хотим хорошо усилиться и подготовиться. Думаю, что второго подарка с зимой никому не будет, когда-то же должна настоящая зима прийти.

Замена урн на одной из остановок Пскова. Начало марта

Любовь Кузнецова: Такая русская зима: со снегом по колено, с морозцем, с наледью и с другими коммунальными прелестями. Известный факт, что у подрядчика, который убирает центр города есть проблемы. Об этом заявляли и глава администрации, и его заместитель. При этом не единожды вашу компанию ставили в пример. Нет желания получить еще и третий большой участок для уборки?

Павел Талебин: Мы не лезем в чужой огород.

Любовь Кузнецова: Я не прошу критиковать их работу, но может случится так, что властям придется расторгнуть контракт с этой компанией. Чего греха таить, там масса претензий. По своим возможностям «СитиИнвестГрупп» может взять на себя еще и третий микрорайон?

Павел Талебин: По возможностям? Да.

Любовь Кузнецова: Вот на этой ноте я предлагаю завершить нашу беседу. Я очень надеюсь, что она первая, но не последняя. Мы всегда открыты для диалога, приходите в гости. До встречи.

Павел Талебин: До свидания.

ПЛН в телеграм
опрос
Как бороться с проявлениями вандализма в Псковской области?
В опросе приняло участие 252 человека
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.