Новости партнеров
Общество

То, чего не может быть...

30.01.2014 19:31|ПсковКомментариев: 80

Меньше, чем за неделю в Пскове так «отформатировали» работу сразу двух важнейших общественных органов, что сам смысл их существования теперь находится под большим вопросом.

Напомню, в прошлую пятницу общественная комиссия по упорядочению названий улиц и обоснований при установке памятников, памятных знаков и мемориальных досок в городе Пскове вдруг оказалась не вправе обсуждать эти самые обоснования. Это случилось после того, как новый председатель комиссии, заместитель главы городской администрации Мария Михайлова «свежим глазом» изучила Положение о комиссии и сделала потрясающие выводы о её полномочиях.

29 января еще более свежим глазом на работу Градостроительного совета взглянул глава администрации Пскова Игорь Калашников, который теперь этот совет возглавляет. Результат в обоих случаях получился одинаковым. ФОТОРЕПОРТАЖ.

«Памятник, конечно, не грандиозный»

В повестке дня Градостроительного совета Пскова значился один вопрос: обсуждение архитектурного решения памятника героям Первой мировой войны. Игорь Калашников сразу же представил участникам заседания «автора данного памятника» -  Салавата Александровича Щербакова. Человека при самых серьезных регалиях: народный художник России, действительный член Российской академии художеств, заведующий кафедрой скульптуры Академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, руководитель авторского коллектива, который работал над памятником Первой мировой войне.

По словам главы администрации Пскова, в 2013-м году был объявлен конкурс на лучший проект памятника героям Первой мировой войны. И Салават Щербаков, а точнее его авторская группа «выиграла конкурс по этой теме».

Сразу заметим, что это не совсем так. В открытом всероссийском конкурсе победил проект художника Андрея Ковальчука, а работа Щербакова вышла в финал этого конкурса, который тоже не обошелся без скандалов. Например, возникали подозрения в накрутке голосов при интернет-голосовании (которое выиграл не проект Ковальчука), а многие специалисты высказывали открытое разочарование уровнем представленных работ — всюду были стяги, пафосные образы, золоченые орлы... Хотя не только в советской историографии Первая мировая война называлась бессмысленной бойней, трагедией, войной без победителей, что, безусловно, не отменяет подвига солдат и офицеров, до конца исполнивших свой долг.

Но вернемся к Градостроительному совету. Как только публике представили Салавата Щербакова, многие журналисты вспомнили, что этого господина самой благонадежной наружности они видели во время визита в Псков министра культуры РФ Владимира Мединского. Держался он очень скромно: на улице Георгиевской, где высоким гостям показывали место предполагаемой установки памятника министру даже пришлось вовлекать его в круг общения. Зато теперь Салават Александрович оказался в центре внимания.

И в своем слове к Градостроительному совету говорил правильные, но всем известные вещи о роли и значении Первой мировой. А памятник свой  отрекомендовал так, что показалось будто бы он этой работой не так, чтобы гордится: «Памятник, конечно, не грандиозный, не большой. То  есть достаточно, может быть, даже камерный. Эта фигура меньше 2,5 метров, такой классический размер памятников дореволюционных: в городах типа Кронштадт такие памятники стоят. С другой стороны он не должен быть совсем такой парковой скульптурой, поэтому он поднят на постамент. А сам памятник - изображена фигура солдата с винтовкой Мосина... Он изображен в некой готовности к атаке, мы пытались отразить жертвенность и благородство той эпохи. За спиной у него флаг псковского полка, где, и это можно сейчас уточнить, изображено Рождество Богородицы. Может, сейчас кто-то знает и полней, и лучше, это сейчас можно обсуждать вполне. Российский флаг и перед ним флаг полка. Завершает обелиск герб России, там же написана дата. Причем сейчас несколько версий — как писать годы. Есть предложение писать только 1914 или 1914-1918. Эти годы были всегда в тени, поэтому мыслится, чтобы они возобновились в нашей памяти. Что касается надписи: погибшим или героям Первой мировой войны — это как раз требует уточнения и предложений. На постаменте изображена в стилистике того времени лавровая ветвь, посвящена героям». 

«Более профессиональный разговор»

Члены совета ждали, когда речь пойдет об архитектурном решении. Но не дождались. Председатель областного отделения общества охраны памятников, искусствовед Ирина Голубева вынужденно поинтересовалась: «Простите, пожалуйста, а архитектурная часть как таковая — как трактуется?». Но Салават Александрович вопроса не понял (или сделал вид): «Архитектурная часть состоит из постамента и обелиска. И это такая форма достаточно знакомая, традиционная, я думаю, что тут не должно быть какого-то новаторства... Это традиционный спокойный рассказ: постамент и обелиск... Смысл архитектуры вот такой лаконичный». И ни слова о привязке к той местности, где этот смысл должен быть водружен.

На помощь Салавату Щербакову попыталась прийти архитектор Лариса Нуколова: «А ситуационная схема, планировочная структура, развертки, поперечное сечение, продольное сечение, привязка к окружающей территории каким образом рассматривалась? У вас есть какие-то материалы?»

Автор заверил, что материалы есть, есть и ситуационный план. «Но это материал более узко специальный.  Это уже когда будет более профессиональный разговор, можно будет сегодня-завтра все обсудить», - выразил готовность Салават Александрович. В воздухе повис немой вопрос: а что же тогда должен обсуждать Градостроительный совет? Это же не худсовет и даже не общественные слушания. В словосочетании «градостроительный совет» ключевое слово как раз градостроительный. Лариса Нуколова еще раз попыталась пояснить, что такое «архитектурное решение», обсуждать которое должны были члены совета: «Огромную дискуссию вызывает местоположение памятника. Почему здесь, почему так, чем обоснованно — вот это и должен обсудить Градостроительный совет. Вы понимаете, о чем я говорю, вы архитектор и работаете с архитекторами».

«Ну наверное, на словах, и без чертежей я мало, что покажу, - признался московский гость. - Но памятник вписывается в структуру развития этого места. Он не диктует, не навязывает, не формирует новую среду, он просто и скромно вписывается между деревьями. Я так понимаю, что не со всех точек его и видно-то будет, если проезжать по дороге. Он не является каким-то событием, которое ломает среду. И там очень далеко видны стены Кремля».

«Теперь вы помолчите»

После далеких стен Кремля слово попросила коренная псковичка Ольга Савицкая —  это она вместе с другими горожанами остановила вырубку лип «под памятник» в сквере у Золотой набережной и улицы Поземского. «Я сюда пришла обсуждать не целесообразность установки памятника и даже не художественное решение... Хотелось бы серьезно обсудить место его установки. Он тематически туда не вписывается. Там главная архитектурная доминанта — это псковский Кром, рядом храм Козьмы и Демьяна. Псковский Кром не может быть фоном! Мы не против памятника, но давайте обсуждать место!  Не хочется, чтобы это было заранее принятое решение, как это  есть  в данный момент».

Тут господин Калашников серьезно напрягся: «Я еще раз хочу всем повторить тему сегодняшнего обсуждения. Место установки решается на Думе...» По залу прошел возмущенный гул. «Вы говорили, я молчал. Теперь вы помолчите, я скажу. Всем членам комиссии было разослано это дело...», - приструнил участников заседания председатель Градостроительного совета.

Но они продолжали недоумевать. Профессор ПсковГУ, кандидат исторических наук Инга Лабутина заметила: «Нам не предложено никакого ни визуального материала, ни текстового материала. Если инициатор - Военно-историческое общество - позиционирует себя как авторитетную организацию, то это общество обязательно вместе с авторами должно было представить идеологию и обоснование этого памятника. Всем членам Градостроительного Совета, если городская администрация еще считает, что этот орган ему еще нужен! Но если есть административное решение, почему городская администрация обращается к Градостроительному совету?  Мы не можем принять решение и одобрить памятник. Авторский коллектив не готов к обсуждению».

Да, так подспудно выяснилось, что ни один член Градостроительного совета не был ознакомлен с теми материалами, в наличии которых заверял всех автор памятника. Приглашенный к участию в обсуждении депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг заявил о нарушении положения о Градостроительном совете города Пскова, утвержденного гордумой: «Материалы для заседания предоставляются секретарю совета заинтересованными лицами не позднее, чем за 10 дней до дня заседания. В состав  материала входит: пояснительная записка с изложением существа вопроса, обоснование вносимых предложений, позиционные и картографические материалы. В случае непредставления материалов в сроки вопрос снимается с повестки дня. Поэтому строго формально сегодня Градостроительному совету рассматривать нечего, поскольку положение об этом совете не было соблюдено. Я не знаю, кто писал повестку дня, но могу вас уверить, Игорь Викторович, что обсуждение архитектурного решения памятника безусловно включает в себя привязку этого памятника к местности. И не обсуждать сегодня  месторасположение памятника абсолютно невозможно... Не хотелось бы, чтобы в Пскове стоял просто типовой памятник. Не хотелось бы, чтобы этот памятник стоял на месте, которое походя выбрал человек, заехавший в Псков на несколько часов, пробежавшийся по городу в ритме танго и ткнувший пальцем в это место. Это неуважение к городу Пскову!»

Вот тут Градостроительный совет и узнал свое место, тут и оценил свое значение для администрации города. Потому что как только Лев Шлосберг закончил, заместитель председателя совета и замглавы администрации Пскова Татьяна Иванова не без удовольствия сообщила ему: «Все материалы, которые инициатор представляет, он должен предоставить секретарю совета. Секретарю они представлены. Членам совета рассылается только повестка с обозначенным в ней вопросам. Вопрос в повестку вносится главой администрации. Материалы вам представлены сейчас»...

Для многих это стало настоящим открытием! Это все равно, как если бы депутаты Псковской городской Думы приходили на сессию, получали повестку, слушали докладчика и принимали решения. Хотя они, кажется, часто так и делают...

«Пипл схавает»

Архитектор Владимир Шуляковский после всех пояснений совсем помрачнел. Он и так находился в двусмысленной ситуации: еще до того, как специалистам показали хотя бы фото проекта памятника, Шуляковский вынужден был поучаствовать в привязке его к местности — в том самом сквере. Сначала отказывался, но испугался непоправимых градостроительных последствий. Сказано же было рабочим: какой памятник не знаем, но площадку под него готовьте. И Владимир Шуляковский подготовил при помощи колышков и «той самой матери» - прямо на месте.

Он имел право быть здесь самым мрачным: «Я с удивлением услышал, что мы даже не рассматриваем градостроительный момент установки этого памятника, а рассматриваем чисто художественный. Мне не понятно, что это за Градостроительный совет, который не занимается градостроительными проблемами, а исключительно художественными задачами монументально-декоративной пропаганды. Тогда совет надо либо переименовать, либо распустить за ненадобностью. А с памятником что произошло? Приехал чиновник побольше, ткнул пальцем, показал место. Местные чиновники были не в силах возразить и принялись судорожно выполнять это указание. Результат налицо. У жителей Пскова спросить забыли. Отсюда и проблемы. Про сам памятник что можно сказать? Выполнен профессионалом, скульптура очень качественная, вопросов нет. Но образное решение памятника для меня  абсолютно не понятно. Он производит впечатление победно-пафосное. Глядя на него, можно представить, что этот солдат всех победил и благодаря его победам российская империя вознеслась своим орлом на небывалую высоту. Но всё произошло с точностью до наоборот!  И на мой взгляд, памятник должен был бы отражать трагическую сторону этого события. С точки зрения градостроительной, понятно, что никаких проработок не было, всё делалось на месте. Возьму на себя смелость сказать, что по величине этот памятник месту соответствует и если его здесь установить, то никакой трагедии не случится, никакие исторические панорамы нарушены не будут. Мне не нравится этот памятник, но, я так понимаю, отказаться от него мы не можем, да? Странная история, надо в ней поставить точку. Душу не сильно греет, но многим понравится. Как говорится, «пипл хавает», схавает и этот памятник».

«Лично я приветствую»

Показалось, что сейчас кто-то «схавал» Градостроительный совет. Тем более, что его председатель и так напирал: совет может дать только рекомендацию, а где ставить памятник —  могут решить только депутаты гордумы! После очередного такого заявления можно было бы и расходиться. Вот, например, мнение депутата гордумы, члена совета Сергея Калинина, который пробыл на заседании недолго, торопился на заседание комитетов: «Что касается самого памятника: можно ли было сделать иначе? Наверное, можно. Был бы он лучше? Я не знаю, это должен решать творческий коллектив, который и стал победителем конкурса. Лично мне он нравится. Я не являюсь архитектором, скульптором, но считаю, что памятник хороший, город не испортит, только украсит. По месту: я депутат по Запсковью, оно в принципе обделено памятниками, у нас все памятники ставят в центре города, там памятник на памятнике и памятником погоняет. Поэтому то, что памятник будет стоять на Запсковье, лично я приветствую. На мой взгляд, место достаточно хорошее, я буду голосовать за».

А вот мнение еще одного депутата, Валерия Лесникова, который с заседания не ушел и на специалистов сильно сердился: «Мы должны привязываться к сегодняшнему дню, к сегодняшней потребности города. Что мы хотим получить?.. Если мы хотим иметь место для посещения туристами или псковичами, то я не специалист-архитектор, не могу обсуждать высоту и буквы, но это будет место, где можно прогуляться. Если мы все знаем памятник писающему мальчику, то все бельгийцы писаются, что ли, в этом месте? Нет. Но все знают этот памятник. Да, порядок действий должен быть другой. Но в разрезе финансирования и вообще этапов пути, я думаю, что это может иметь место быть». Никто не понял, причем здесь писающие бельгийцы, разрезы финансирования и этапы, но позицию господина Лесникова уловили: обсуждать он ничего не будет, на сессии проголосует «правильно».

«Так его же нет!»

Обсуждение шло около двух часов. Искусствовед Тамара Шулакова пыталась привлечь внимание к месту, где совершенно необходимо увековечить память жертв той войны, где надо восстановить часовню — на Мироносицком кладбище. Ей отвечали, что «в планах есть». Пскович Павел Ляховский пытался напомнить, что в месте, куда так напористо  устанавливают солдата, предполагалась установка совсем другого знака работы кузнеца Евгения Вагина — всё в рамках туристического кластера. А представитель комитета по культуре Псковской области (в его ведении сейчас туризм) Владислава Вишневская заявляла, что туризм к памятнику Щербакова претензий не имеет. И что такие опытные экскурсоводы как Тамара Шулакова обязательно найдут выход, придумают какой-нибудь уникальный маршрут, увяжут всё это для туриста.  «Да уж, совершенствуйтесь, Тамара Васильевна!», - засмеялись в зале.

Но Игорю Калашникову было не до смеха. Он предложил голосовать за решение Градостроительного совета. «Так его же нет!» - опешили члены совета, которым два часа объясняли, что собственно «архитектурное решение», заявленное в повестке, они обсуждать не вправе, это прерогатива гордумы. А Градостроительный совет должен был одобрить этого солдата «в вакууме», его постамент и обелиск с орлом — другое решение. «Если считаете, что решения нет, голосуйте против», - вконец утратил самообладание господин Калашников. Против оказались восемь, двое воздержались, семнадцать за.

31 января на сессии Псковской городской Думы вопрос о памятнике рассматривать не будут. Обождут еще. Да и не готов еще этот памятник: детали-то обсуждаются...

Елена Ширяева

P.S. А в Калининграде-Кенигсберге памятник работы Салавата Щербакова установят в мае. Салават Александрович сам о нем вспомнил. Сказал, что в Калининграде как-то всё позитивнее прошло: обсуждение памятника, поиск места. Там памятник 10 метров и на постаменте целых три солдата (крестьянин в зимней форме, солдат в фуражке и офицер), и внизу еще скульптура медсестры с  раненым. В местной «Комсомолке» процитирован Владимир Мединский (он в Калиниграде был за месяц до Пскова). И рассказал калилинградскому губернатору, что в финал открытого конкурса на лучший памятник воинам Первой мировой войны, попали несколько «равно замечательных» проектов, однако лишь один из них выбран для установки на Поклонной горе в Москве. «Честно говоря, мне жалко остальные проекты. Поэтому я предложил Николаю Цуканову выбрать один из них для установки на территории Калининградской области. Каждый из проектов замечательный, и каждый станет настоящей жемчужиной и достопримечательностью», - сказал тогда Владимир Мединский.

Жаль, что автор 10-метровой композиции в Калининграде не знает, что пишут о памятнике на своих форумах калининградцы. У них в регионе захоронено 67 тысяч жертв той войны (немцев больше, чем русских). И захоронения эти находятся в крайне плачевном состоянии... Как у нас на Мироносицах. Но на приведение этих захоронений в достойный вид, денег у Калиниградской области мало.  Хотя планы, конечно, есть...

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Необходимо ли из-за скачка заболеваемости коронавирусом вернуть жесткие ограничительные меры?
В опросе приняло участие 166 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.