Новости партнеров
Общество

Николай Рассадин о либертарианстве, конкуренции и предвыборных прогнозах

05.07.2018 15:46|ПсковКомментариев: 2

3 июля гостем нового выпуска программы «Особое мнение» в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) стал директор ООО «Империал», экс-координатор регионального отделения «Либертарианской партии России» Николай Рассадин. Ведущие Константин Калиниченко и Надежда Назаренко обсудили с ним актуальные треды общественно-политической жизни, последние события в политической и экономической жизни региона. Также Николай Рассадин ответил на вопросы радиослушателей. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Константин Калиниченко: Добрый день, дорогие друзья. На волнах радио «Эхо Москвы в Пскове» программа «Особое мнение». В студии ведущие Надеждан Назаренко и я, Константин Калиниченко.

Надежда Назаренко: Наш сегодняшний гость - директор гипермаркета «Империал», но прежде всего активный участник общественно-политической жизни региона Николай Рассадин. Здравствуйте, Николай Юрьевич.

Николай Рассадин: Здравствуйте, уважаемые ведущие и радиослушатели.

Константин Калиниченко: Ну а поговорим мы сегодня об актуальных темах общественно-политической жизни города и региона. А поскольку все у нас в эти дни воспринимается через призму чемпионата мира по футболу, то мы, конечно же, немного затронем федеральную повестку. Начать-то придется с новости о вашем уходе с поста координатора регионального отделения Либертарианской партии. Так это или нет? Если да, то в чем причина?

Николай Рассадин: На самом деле да, это так. Я написал заявление на имя председателя феерального комитета о снятии с себя полномочий регионального координатора. Более того, я выхожу вообще из партии.

Константин Калиниченко: Хм. Вот так даже...

Николай Рассадин: Причин на самом деле много. Они и личные, и связанные с партийным строительством Либертарианской партии, и с взаимоотношениями и моим восприятием того, как Либертарианская парти должна работать в регионе.

Надежда Назаренко: На ПЛН написано, что вы пока не собираетесь связывать свою жизнь с другими политическими силами. Действительно ли это так?

Николай Рассадин: Да, это так. Я ни с какими политическими силами не буду напрямую связывать свою деятельность.

Надежда Назаренко: Потому что вы не разделяете с ними взглядов? Опять же, вы сказали: как настоящий либертарианец, понимаю,что должен быть свободен от всего. То есть взгляды партии вашей вы все-таки разделяете?

Николай Рассадин: Я немножко расширил это определение. Не взгляды либер партии .а просто либертарианские взгляды. Я разделяю и остаюсь приверженцем либертарианских взглядов, и это не позволяет мне связать себя напрямую с какой-то другой политической силой.

Константин Калиниченко: Так, Николай Юрьевич, проясните нам. Мы все же люди более менее продвинутые в данных вопросах, но не настолько. Кто такой настоящий либертарианец?

Николай Рассадин: Это человек, приверженный настоящей свободе. Именно личной свободе.

Константин Калиниченко: Чем-то напоминает дзен-буддизм.

Николай Рассадин: О! Да. Это очень близко.

Константин Калиниченко: Хорошо, ну что ж. Жаль, конечно.

Надежда Назаренко: А вы пропагандируете свои взгляды на жизнь в своем окружении?

Николай Рассадин: Конечно, да. Я объясняю людям, что такое либертарианство, что такое экономика, австрийская экономическая школа. Я очень надеюсь, что в области все-таки останется ЛП. Думаю, что найдется кто-то более молодой - человек, который хочет активно принимать участие в политической жизни именно в либертарианских позиций. Думаю, такой человек найдется, и я буду ему с удовольствием помогать, если придется, выстраивать какие-то отношения, какую-то просветительскую работу.

Константин Калиниченко: А не кажется вам, что эта философия не очень востребована русским менталитетом? Свобода, свобода.... Есть же мнение на Западе, что русские люди крепостные по природе своей, не так давно избавились от векового ярма, и не нужно им свободы - им бы хозяина.

Надежда Назаренко: Никита Михалков недавно заявил, что крепостное право - это очень хорошо.

Константин Калиниченко: Да, на старости лет.

Николай Рассадин: Никита Михалков захотел поиметь у себя в деревне крепостных крестьян и пытается их убедить, что это хорошо.

Константин Калиниченко: Это человек, который давно играет в великорусского барина, даже местами боярина. Странно, что он это еще не организовал у себя. Может, мы просто не знаем. Но мысль на самом деле именно о том, что тяжело русским людям в условиях свободы. Не понимают они вектора, ориентира... Или это не так?

Николай Рассадин: На самом деле я не согласшусь с этим посылом, потому что если отталкиваться от этого, то и Америка не должна стремиться к свободе, потому что у них рабство отменили недавно.

Константин Калиниченко: Если не ошибаюсь, «Либертарианская партия» в США - практически партия номер 3.

Николай Рассадин: Да, но, кстати, власть США очень недолюбливает эту партию и всячески старается ограничить ее в работе на территории страны.

Константин Калиниченко: Понятно, там совершенно другая политическая система, в принципе, за устоявшуюся двухпартийность выбиться, может, даже и невозможно... Но давайте, Николай Юрьевич, все-таки вернемся к нашем палестинам, поближе к нашему региону, поговорим о нашей политике. У нас, как известно, предвыборная гонка в самом разгаре. Ну вот такой «разгар», к сожалению. Какой есть. Вы в этот раз над схваткой, активно в ней не участвуете и никого не поддерживаете.

Николай Рассадин: Если сравнивать с прошедшими выборами 2017 года, у меня нет возможности идти в губернаторы Псковской области просто потому, что у нас так выстроена система.

Константин Калиниченко: Вас Владимир Владимирович врио губернатора не назначил.

Николай Рассадин: Не назначил, и у меня нет той политической силы, которая могла бы меня выдвинуть.

Надежда Назаренко: То есть вы не такой самоуверенный. Как сегодня выяснилось, документы на участие в выборах в избирком подал еще один человек - вице - президент партии «Добрых дел, защиты детей, женщин, свободы, природы и пенсионеров, против насилия над животными» Дмитрий Румянцев.

Константин Калиниченко: Пока ты читала название партии, я подумал, не сходить ли чаю, кофе налить...

Надежда Назаренко: И вот этот человек уверен, что он пройдет муниципальный фильтр. Его не смущает кандидат от партии власти.

Николай Рассадин: Думаю, он принял такое решение, когда партия власти сказала, что будет помогать всем пройти фильтр.

Константин Калиниченко: На самом деле 3 июля - последний день, когда можно совершить эти действия, то есть подать заявку на участие. А формально до 18.00 8 числа у человека еще есть возможность собрать 111 подписей, чтобы они еще пропорционально по всей области были распределены. Мне кажется, это довольно-таки смешная история.

Николай Рассадин: Не, на самом деле она не смешная, а печальная. Когда власть выстраивает политическую систему таким образом, когда представители партий, которые уже зарекомендовали себя как политические силы, например «Яблоко», не проходят муниципальный фильтр, а вот такие партии как «Защита всего-всего-всего от всего-всего-всего» имеют возможность пройти его, причем, я так понимаю, что он даже не житель Псковской области.

Надежда Назаренко: Да, он из Костромы.

Николай Рассадин: Вот видите!? Прекрасный показатель того, какая политическая система выстроена в России.

Константин Калиниченко: Нам остро не хватает в Пскове костромичей. У них, наверное, какое-то экономическое чудо есть, которому они нас научат.

Николай Рассадин: Я только песню знаю «Кострома, Кострома, государыня моя». Как-то так.

Константин Калиниченко: Николай Юрьевич, хотел задать вам следующий вопрос, а вы уже фактически анонсировали, что «Яблоко» не проходит фильтр.

Николай Рассадин: Не хотел бы пока делать прогнозов, потому что не нахожусь внутри процесса, и мне тяжело судить. Но мне бы очень хотелось, чтобы «Яблоко» прошло фильтр, и чтобы выборы были... Я как-то говорил однажды в дискуссионном клубе: «чем выше конкуренция на выборах, тем выше легитимность избранного главы региона», и я не говорю о том, что хочу, чтобы представитель «Яблока» стал губернатором или представитель коммунистов. Я хочу, чтобы избранный губернатор был легитимен. И, чем меньше запретов, препонов другим политическим партиям, тем выше легитимность главы субъекта РФ. Я приводил пример с Сергеем Собяниным. Относиться к нему можно по-разному, но его поступок, когда он допустил до выборов Навального, заслуживает уважения.

Константин Калиниченко: А не кажется вам, что этот действительно смелый и великодушный поступок Собянина...

Николай Рассадин: мужской поступок...

Константин Калиниченко: … и последующий результат, когда он еле-еле победил в первом туре с 51%, этот прецедент испугал остальных? И многие подумали «да ну его на фиг, зачем оно мне?».

Николай Рассадин: Может и так - страх проиграть выборы, может быть, наверху.

Константин Калиниченко: Мы же понимаем: недопуск «Яблока», так или иначе, порождает вопросы, которые мы знаем заранее. Их будут задавать. Этого можно было бы избежать. Мы прекрасно понимаем, что кто бы там ни участвовал от «Яблока» - Шлосберг, Аршинов или кто-то еще, кандидат от «Яблока» не побеждает на губернаторских выборах. При любых обстоятельствах.

Николай Рассадин: Согласен. Главное, что так у представителя партии власти гораздо больше шансов стать победителем этой гонки.

Надежда Назаренко: Да, но никто не хочет рисковать. Потому что всегда есть протестное голосование. Мало ли что!? Ведь есть вероятность того, что кандидат от партии власти выборы все-таки может проиграть. Никто не хочет, чтобы даже маленький процент вис над головой.

Константин Калиниченко: Тем более. Победа над Испанией, конечно, круче, но победа над Фарерскими островами как-то надежнее.

Николай Рассадин: Да, но в истории все-таки останется победа над Испанией.

Константин Калиниченко: В спорте уже да,а в политике пока нет.

Николай Рассадин: В политике то же самое. Политика - тот же спорт. Это все ветви одного куста. И чем почетнее победа, тем больше у тебя шансов добиться каки-это результатов.

Надежда Назаренко: Если говорить про муниципальный фильтр, противники этого закона говорят, что он позволяет отсеять многих сильных конкурентов, действующих глав, а сторонники говорят, что это способ очистки списка от неадекватных и политически несостоятельных кандидатов. А вы какого мнения придерживаетесь?

Николай Рассадин: Сегодня мы видим, что с большой вероятностью фильтр преодолеет представитель той самой партии с непонятным названием.

Константин Калиниченко: Я сомневаюсь. Иначе это будет уже совсем какой-то фарс.

Николай Рассадин: И слава богу, если этого не случится. Но там и без «партии защиты котиков» хватает. Поэтому муниципальный фильтр — инструмент манипулирования процессом — ни больше, ни меньше. Я категорический противник этого.

Константин Калиниченко: Я, наверное, не соглашусь только насчет «Партии пенсионеров» и их нового фронтмена Сергея Кулакова. О нем мы в последнее время слышим много.

Николай Рассадин: Да? А я, если честно, как-то упустил это из вида. А кто такой Сергей Кулаков?

Константин Калиниченко: Вы сейчас немножко унизили радиостанцию «Эхо Москвы в Пскове» и Псковскую Ленту Новостей. Мы говорим о нем достаточно много.

Николай Рассадин: Да? Ну прошу прощения. Это ж «Партия пенсионеров»?

Надежда Назаренко: Да.

Николай Рассадин: Но я знаю другую «Партию пенсионеров», которые за справедливость.

Константин Калиниченко: А у нас несколько партий пенсионеров. Пенсионеров много. Пока еще.

Николай Рассадин: Понятно. На всех партии не хватило.

Константин Калиниченко: Пенсионеров много, но государство, как вы знаете, «над этим работает».

Николай Рассадин: Не знаю, успешно ли работает, но активно.

Константин Калиниченко: К пенсионной реформе мы вернемся чуть позже - нельзя будет эту тему не затронуть. Если вернуться к губернаторской кампании, каким вы видите примерный расклад: с первым местом все ясно, и по сути борьба идет за второе - третье места?

Николай Рассадин: Думаю, с первым все ясно. Идет борьба за второе - третье места. Появились новые лица. Опять же, позиция КПРФ идет в парадигме президентских выборов. Они не стали выставлять первого секретаря обкома, а выставил молодое новое лицо - Аркадия Мурылева. Я так понимаю, это работа на будущее.

Надежда Назаренко: А как вы относитесь к раскладу «Яблока»?

Николай Рассадин: Тоже неординарный ход, которого я от Льва Марковича не ожидал. Но тоже интересный ход.

Константин Калиниченко: Если Аршинов преодолевает муниципальный фильтр, на что он может рассчитывать?

Николай Рассадин: Все будет зависеть от того, как «Яблоко» проведет предвыборную кампанию, потому что Аршинову придется много работать «в полях», хотя человек он в области известный, но все равно ему надо будет много ездить по районам.

Константин Калиниченко: Особенно по югу области.

Николай Рассадин: Да. Ну и по северу тоже. Ведь выборы проходят не в одном районе. Выиграть в одном районе можно, но когда речь идет об области, тут надо очень много работать, и естественно, что от федерального комитета партии «Яблоко» нужна будет какая-то материальная поддержка, моральная.

Константин Калиниченко: Тоже вопрос.

Николай Рассадин: А учитывая что в московском отделении «Яблока» назревает скандал...

Константин Калиниченко: Уже назрел.

Надежда Назаренко: Вы знаете где их (материальную поддержку — ред.) можно взять?

Николай Рассадин: Да, я знаю.

Надежда Назаренко: У армии отобрать?

Николай Рассадин: Нет, у армии ничего отбирать не надо. Армия — это тот институт, который позволяет государству существовать на этой планете.

Константин Калиниченко: Если наша армия не будет присутствовать в Сирии, наше государство перестанет существовать?

Николай Рассадин: Константин, это вопрос провокационный.

Константин Калиниченко: Конечно, я тут этим постоянно занимаюсь.

Николай Рассадин: Если мы не будем этим заниматься на мировой арене, то это будет неверно с точки зрения геополитики. Есть все-таки понятие интереса государства. Там, в Сирии, есть нефть, порт средиземноморский... Ближний Восток ведь всегда являлся центром притяжения всех крупных держав. И российские государственные интересы там есть. Поэтому от армии отнимать ничего не надо. Армию нужно реформировать - делать ее менее громоздкой и более мобильной, как в свое время делал генерал Маргелов - ввел понятие Воздушно-десантных войск. Это люди, которые способны в краткий промежуток времени решать боевые задачи в любой точке планеты. И еще армия должна быть хорошо вооруженной. Не у армии надо отбирать деньги. Надо сокращать количество людей, не принимающих участие в формировании ВВП. Люди, которые ничего не делают, но получают хорошие зарплаты, отличные пенсии...

Константин Калиниченко: Мне кажется, это вы сейчас про город Псков говорите. У нас же если развернуться и плюнуть на полметра, то обязательно попадешь в такого человека.

Николай Рассадин: Это не только проблема Псковской области. Это проблема всей страны. Так выстроено наше государство, что у нас чиновников на душу населения больше,чем в других странах.

Константин Калиниченко: «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»...

Николай Рассадин: Совершенно верно, и есть еще подходящая пословица: «один с сошкой, а семеро - с ложкой». И так будет, пока эта система не будет пересмотрена и пока мы будем делать ставку на бюджетников, госслужащих, которые ничего не производят, но получают хорошие зарплаты и пенсии.

Надежда Назаренко: То есть все должны что-то производить.

Николай Рассадин: По-хорошему да. Грубо говоря, учителя тоже производят продукт, и врачи тоже. Я не про эту категорию людей говорю, а про категорию тех, кто сидит в кабинетах, ничего не делает, пишет всякие указивки и делает вид, что работает...

Надежда Назаренко: Мне кажется, это из области фантастики.

Николай Рассадин: В России да, но в мире есть прецеденты.

Константин Калиниченко: Так, секунду, коллеги. Хотелось бы немного на землю приземлиться. У нас в Пскове достаточно много сетевых гипермаркетов. Видимо, в обозримом будущем появятся еще. Как в этих условиях выживает, на мой взгляд, совершенно нестандартный для современной провинциальной России, сугубо псковский проект «Империал»? Чувствуете ли вы жесткую конкуренцию, что вас кто-то давит — федералы, административный ресурс?

Надежда Назаренко: Сетевые торговые точки находятся в шаговой доступности...

Константин Калиниченко: … и маневров для изменения ценовой политики и демпинга у них больше, чем у вас.

Надежда Назаренко: При этом мы не говорим о качестве товаров. Только о шаговой доступности и ценовой политике.

Николай Рассадин: Ну, могу сказать, что есть проблемы с сетевыми магазинами. Нам достаточно сложно конкурировать с федеральными сетями в силу того, что у них очень большие объемы закупа товара, они могут выбивать у поставщиков серьезные скидки. У некоторых сетей есть свои производственные базы, они сами занимаются выращиванием, производством товаров, которыми потом торгуют.

Константин Калиниченко: Без наценок.

Николай Рассадин: Я бы сказал, с минимальными наценками. Без наценок торговать бессмысленно. И в этих условиях региональным сетям приходится выкручиваться и придумывать новые методы привлечения покупателей.

Надежда Назаренко: Как жизнь вашего предприятия изменилась с появлениям небольших магазинчиков во дворах, у дома? Не будем называть, как они называются. В одном дворе бывает и два магазина...

Николай Рассадин: Появление на рынке новых игроков всегда уменьшает объем дохода, который имеют уже работающие магазины. Это касается не только нас, но и федералов. Конкурируя между собой, они оттягивают доходы друг от друга. Это отражается на всех, поэтому конкуренция снижает доход, но заставляет людей искать новые методы работы. Конкуренция это хорошо. Мы жили во времена отсутствия конкуренции и знаем, к чему это приводит. Не скажу, что у нас ситуация простая. Да, сложно, возможно, через какое-то время федералы просто всех схлопнут, и ничего не будет. Будут четыре федеральных сети, которые будут делить между собой покупателя. Не исключен такой вариант.

Надежда Назаренко: Но федералы, может быть, к счастью для вас, не гонятся за качеством. Зачастую к ним много нареканий.

Константин Калиниченко: Для них это нормально и проистекает, прежде всего, от гигантских объемов продукции и от того, что они пытаются выкручивать руки поставщикам в плане уменьшения закупочных цен. При таких условиях вряд ли вообще идет речь о качестве.

Николай Рассадин: Я тут с вами не соглашусь. Думаю, любой игрок, работающий на рынке, старается думать о своем имидже. Каждый нормальный человек о нем заботится. Он хочет, чтобы о его предприятии и его продукции говорили только положительно. Существует человеческий фактор - чем крупнее предприятие, тем сложнее им управлять.

Константин Калиниченко: Почему умерли динозавры? Потому что были слишком большими.

Николай Рассадин: Опять же, наше государство — огромный моносубъект, в котором такое возможно. Например, если бы у нас было менее централизованное государство, не унитарное, а более федеральное, то, возможно, проблемы федеральных сетей можно было бы как-то решать. А так у нас вот есть закон для всех, и ты обязан его исполнять.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте. Алексей. Частная собственность неприкосновенна - это государственная идиома, тем более если это касается торговли. Если начнутся военные действия, понятно, что ваш магазин, скорее всего, будет закрыт. Или что происходит в этом случае? Насколько продуктовая безопасность возложена на такие «частные лавочки», как ваша?

Константин Калиниченко: Надеюсь, Алексей не представляет сторону потенциального противника и не выясняет, так сказать, алгоритм действий по обеспечению продовольственной безопасности Пскова.

Николай Рассадин: На самом деле интересный вопрос. Я буду отвечать с точки зрения дилетанта, а не специалиста. Думаю, что если начнется война, в государстве есть мобилизационные резервы. Это касается основных продуктов питания — зерно, мясо, тушенка, консервы, соль - то, что является продуктами первой необходимости. Так было и в советские времена. Я даже с этим сталкиваться. Работая на мясном предприятии, я видел мобрезервы, которые периодически обновлялись. Думаю, система не изменилась и до сегодняшнего дня.

Константин Калиниченко: А что с магазином, если... Все-таки у вас не частная лавочка, а гипермаркет.

Николай Рассадин: На самом деле в магазине запасов еды не очень много. Скорее всего, тут надо говорить не о магазинах, а о продовольственных базах. Как они действуют в таких случаях, мне неизвестно.

Надежда Назаренко: Давайте поговорим о ваших планах по развитию торговой сети. Может, планируете открытие нового магазина?

Николай Рассадин: Нет, наоборот. Из-за экономического кризиса и неблагоприятными условиями для развития бизнеса мы закрыли свой магазин в Острове. Там очень агрессивная была политика у федералов, и нам было очень сложно с ними конкурировать. И мы были вынуждены закрыть магазин.

Надежда Назаренко: А что насчет Пскова?

Николай Рассадин: Во-первых, есть проблема, что в Пскове фактически нет участков для строительства нормального супермаркета, а это не менее 800 - 900 тыс кв м. Либо надо выходить уже на Псковский район. А второе - сегодня вкладывать деньги в строительство у нас нет возможности. Поэтому пока будем работать в формате, в котором работаем сейчас.

Надежда Назаренко: А не хотите инвестировать в сферу, близкую к потребительскому рынку? У вас есть гастрономический рыбный проект.

Николай Рассадин: «Рыбный день».

Надежда Назаренко: Кафе-дебаркадер «Чайка», которое вызывало однозначные восторги...

Константин Калиниченко: Насколько я знаю, его отремонтировали.

Николай Рассадин: Его отремонтировали, но время было упущено, и, если б я был хозяином, то выводить бы его не стал.

Звонок радиослушателя: Добрый день. Анна Владимировна. Хочу сказать, что я вас, Николай Юрьевич, очень уважаю, очень люблю ваш магазин. Может, люди не знают. Ведь такие проекты у вас! «Купи — отдай» - это значит купить и добровольно отдать нуждающимся людям. Мне нравится, что музыканты бродячие у вас играют...

Николай Рассадин: Ну не такие уж бродячие.

Радиослушатель: То, что вы их «терпите», просто замечательно. Могу сказать, что это немного дорогой магазин, хотя есть скидки, но зато вежливый персонал. Я даже с жалобами обращалась, и они моментально на них откликались и исправляли то, что мне не нравилось. Поэтому удачи вам. Вы очень благородный в моем понятии, замечательный человек. Спасибо.

Константин Калиниченко: Спасибо вам. Похвала от Анны Владимировны дорогого стоит. Тут, наверное, добавить нечего.

Надежда Назаренко: То есть в сторону открытия кафе-ресторанов, значит, уходить не планируете.

Николай Рассадин: Был опыт у нас. Если помните, на втором этаже «Империала» был ресторан, но как-то не сложилось. Делом надо заниматься или серьезно, или не заниматься им вообще.

Звонок радиослушателя: Николай Юрьевич, живу на Запсковье, а наш единственный супермаркет находится в плачевном состоянии. Самое главное, что там в скором времени будет ничего не купить - «Тележка» закрывается. Скажите, нет ли у вас желания и возможности открыть в нашем микрорайоне магазин, подобный «Империалу»? Ваш гипермаркет на хорошем счету.

Константин Калиниченко: Я живу на улице Труда, поэтому присоединяюсь к вопросу.

Николай Рассадин: Я думаю, в ближайшее время там откроется магазин, который будет в полном объеме удовлетворять ваши потребности.

Надежда Назаренко: Насколько я понимаю, там просто меняется сеть, и магазин будет работать.

Константин Калиниченко: Хотелось бы в завершение эфира обсудить с вами еще одну актуальную тему региональной жизни. На прошлой неделе был выбран новый региональный оператор по обращению с ТКО, и снова это иногородняя структура. Сложно понять, или она нижегородская, или петербургская. Офис у нее в Москве и так далее. В любом случае, она не псковская. По сути нам подставили еще одного иногороднего участника важного бизнеса. Параллельно нам анонсировали, что тариф на вывоз мусора увеличится на 12 - 15 %, но мы ж понимаем, что где 12 -15, там еще больше. Будем оплачивать услуги еще одного посредника - так выходит?

Николай Рассадин: Я бы не торопился делать умозаключения о том, что будет тариф повышен или не будет повышен.

Надежда Назаренко: Да будет, куда мы денемся.

Николай Рассадин: Официально объявили, что будут ЖКУ повышены. Раз уж государство об этом объявляет, то чего уж говорить о частниках? Но дело даже не в том, повысится или нет, хотя это тоже важно. В условиях, когда у людей снижаются доходы, конечно, это печально. Вопрос по ТКО надо ставить не в разрезе того, иногородний региональный оператор или нет, а в разрезе того, чтобы эти отходы утилизировать. Ведь мы скоро зарастем в отходах. Будет очень сложно нам, если мы не будем иметь возможность утилизировать ТБО. А для этого нужно строительство мусороперерабатывающего завода.

Вопрос радиослушателя. Здравствуйте. Как вы считаете, это разве порядок, когда нужно что-то сказать государству, то люди хватаются за все, пишут петиции на непонятых забугорных сайтах (change.org – ред.), и им не отвечают. Может, все-таки иметь свои региональные, федеральные ресурсы, чтобы высказать свое мнение?

Николай Рассадин: Мы живем в глобальном мире, который пересекается в разных точках планеты. А все эти слова «забугорный сайт»... Неважно, какой сайт. Важно, что у людей есть возможность высказать свое мнение. Да, это неофициальный сайт, и государство не прислушивается, но государство не будет прислушиваться даже если будет некий государственный официальный сайт, на котором будут собирать подписи. Нашему государству глубоко наплевать, что говорят люди, и неважно, на какой платформе выложено мнение людей. Пенсионная реформа на change.org собрала миллион подписей. Это говорит о том, что это актуально, что людей это волнует, а как это будет донесено до высшего руководства, неважно. Второе. Общественные организации Псковской области тут же подключились к сбору подписей за непринятие пенсионной реформы в данном виде. Это и партии, и профсоюзы, и разные движения. Все это, я думаю, будет скомпилировано и передано в некий законодательный орган, чтобы они уже выработали позицию.

Константин Калиниченко: Было бы логично, чтоб наши парламентарии как-то свою точку зрения высказали.

Николай Рассадин: А я думаю, что отсидеться-то не удастся. Не удастся занять позицию страуса. Попытка провести эту реформу — лакмусовая бумажка, которая четко определит, ты здесь или ты здесь. Отсидеться никому не удастся. Даже если очень захочется.

Константин Калиниченко: Мне в таких случаях вспоминается прецедент с законом Димы Яковлева, когда можно было отсидеться, но почему-то решили на региональном уровне этот закон обсудить и что-то там даже проголосовать, хотя это была абсолютно федеральная тема.

Николай Рассадин: Кому-то надо было показать лояльность к федеральным структурам.

Константин Калиниченко: Буквально последняя минута у нас остается, хотя тема большая. Есть ли какой-то шанс у Псковской области разобраться с гигантской закредитованностью? Долгов у нас больше, чем мы зарабатываем. Есть ли шанс самостоятельно выбраться из этой ямы?

Николай Рассадин: Шанс всегда есть, но самостоятельно, думаю, нет. Все-таки здесь необходимо вести диалог с федеральным правительством, настаивать, доказывать.

Константин Калиниченко: Особенно наше географическое положение.

Николай Рассадин: Особенно наше географическое положение. Меня очень смущает такой момент. Мы живем на границе, а это «наше все». Но, почему-то, субъекты РФ, где есть золото, алмазы и нефть,с этого дивиденды получают, а мы — нет, хотя кроме границы у нас нет ничего.

Надежда Назаренко: Казалось бы.

Николай Рассадин: Мы этим наоборот должны пользоваться. Но сборы с нашей границы, мне кажется, превышают размер нашей закредитованности в год.

Константин Калиниченко: Они примерно близки нашему региональному бюджету. К сожалению, все идет в Москву.

Николай Рассадин: А если бы нам хотя бы 50% оставалось, мы бы решили проблему закредитованности за два года. Вот и все.

Константин Калиниченко: На этом наше время заканчивается. Это было «Особое мнение» Николая Рассадина, директора ООО «Империал» и теперь уже бывшего координатора регионального отделения «Либертарианской партии»...

Надежда Назаренко: ... но активного участника общественно-политической жизни региона.

Константин Калиниченко: Мы с вами не прощаемся, Николай Юрьевич, думаю, что увидимся совсем скоро.

Николай Рассадин: До свидания. Спасибо за приглашение.

 

 
опрос
Вокруг спектакля «Ревизор» псковского театра разгорелся скандал - артистов обвинили в порнографии на сцене свердловского ТЮЗа. Допустимо ли вольное обращение с классикой?
В опросе приняло участие 246 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.