Новости партнеров
Общество

Николай Рассадин об имиджевых потерях Ивана Цецерского, перспективах «Моглино» и о хоккее

27.05.2019 19:15|ПсковКомментариев: 3

Гостем очередного выпуска программы «Гайд-парк» в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM) стал активный участник общественно-политической жизни региона, «поэт и правдоруб», директор гипермаркета «Империал» Николай Рассадин. Ведущий Константин Калиниченко обсудил с ним последние актуальные события в жизни города и области. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Константин Калиниченко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. На волнах «Эхо Москвы» в Пскове программа «Гайд-парк». Это территория, где мы открыто говорим на самые разные темы. В студии Константин Калиниченко. Сегодня у нас в гостях директор гипермаркета «Империал», но прежде всего активный участник общественно-политической жизни региона, автор искрометных «не в бровь а в глаз» стихов (эпиграмм), поэт, исполнитель бардовской песни Николай Рассадин. Добрый день, Николай Юрьевич.

Николай Рассадин: Добрый день, Константин. Добрый день, уважаемые радиослушатели.

Константин Калиниченко: Обсудим сегодня актуальные темы общественно-политической жизни страны, Псковской области и города Пскова. Многое произошло в последнее время. Давайте начнем с главной новости минувшей недели – скоропостижного ухода Ивана Цецерского с поста главы города. В чем лично вы видите причину ухода?

Николай Рассадин: Я отношусь к людям, для которых этот уход не был неожиданным. Было предчувствие того, что Иван Николаевич покинет должность. Во-первых, он на ней уже давно, и ротация руководителей такого уровня должна быть. Я, в принципе, предполагал, что Иван Николаевич уйдет, причем, как раз в столицу.

Константин Калиниченко: Это, наверное, логично но многие ожидали, что уход состоится после Ганзы.

Николай Рассадин: Я тоже думал, что он уйдет после Ганзы, но, видимо, время имеет настолько другое измерение ...

Константин Калиниченко: Текучесть. Время имеет...

Николай Рассадин: …сжатие, растяжение. В данном случае оно сжалось.

Константин Калиниченко: Возможно. Тут много догадок, и нет смысла какой-то определенной отдавать предпочтение.

Николай Рассадин: Думаю, гадать не стоит.

Константин Калиниченко: Ушел и ушел - так можно сказать?

Николай Рассадин: … Ушел, и давайте пожелаем ему приложить максимум усилий для того, чтобы местное самоуправление в России по-настоящему развивалось. По-настоящему - я повторяю.

Константин Калиниченко: Хотелось бы. Но пока сложно понять, что это за организация, в которую ушел Иван Николаевич. Сегодня утром у меня состоялся диалог с одним политическим наблюдателем, и он рассуждал, как выглядит его новое рабочее место, есть ли там хотя бы стол и стул...

Николай Рассадин: Я думаю, там есть кабинет, и стол, и стул. Могу высказать свою версию, почему так произошло. В России действовало много сообществ и ассоциаций по местному самоуправлению, и каждая пыталась достучаться до небес, чтоб порешать, может, какие-то личные или общественные проблемы местного самоуправления. В определенный момент, когда одних и тех же организаций, решающих одни и те же проблемы, становится слишком много, у «старой площади» возникла усталость, и было принято решение их объединить. Потому что лучше иметь дело с одной организацией и решать эти вопросы консолидированно. А спорные вопросы пусть они решают сами у себя, внутри организации.

Константин Калиниченко: Иван Цецерский – это 10 лет истории города. Эпоха, можно сказать, лицо нашего города на протяжении десяти лет. Как вы видите это 10-летие? Это период развития, упадка или застоя?

Николай Рассадин: Я не стал бы напрямую ассоциировать личность Ивана Николаевича с развитием или упадком города. Потому что развитие или упадок того или иного муниципального образования зависит от общего состояния государства, в котором оно находится. Когда в государстве бочка нефти стоила 120 - 140 долларов, и не было никаких санкций и препятствий для инвестиций и для работы на территории РФ предпринимателей и общественных организаций, все было нормально и все развивалось потихонечку. Мы все помним город в 90-е годы и в начале 2000-х, 2010-х. Деньги были - мы развивались. Как только наступил 2014 год, и бочка нефти упала до 40, премьер-министр сказал, что «денег нет, но вы держитесь», никакого развития не могло быть. И не важно, кто в тот момент был лицом города - Иван Николаевич или Петр Сергеевич. Поэтому я не стал бы говорить о том, что развитие города было как-то с ним связано. Глава города — это чисто представительская должность. Это депутат, наделенный чуть большей властью, чем рядовой. От него практически ничего не зависит.

Константин Калиниченко: Есть такая точка зрения, тем более, она вытекает из нынешних условий местного самоуправления. Требовать от главы города выполнения вещей, ему неподвластных, было бы, наверное, наивно... Хорошо. Некоторые наблюдатели сделали выводы, что уход Ивана Цецерского неким чуть ли не запланированным бегством от грядущего провала на Ганзе. То есть, чтобы не нести имиджевые потери из-за Ганзы Иван Николаевич, что называется, подстраховался, подсуетился. Согласны вы с такой точкой зрения?

Николай Рассадин: Не знаю мотивов Ивана Николаевича, были ли у него мысли, но репутационные потери от Ганзы все равно будут его преследовать. Никто другой не наговорил столько чепухи, как Иван Николаевич - по поводу числа гостей, по поводу того, что город превратят в конфетку. Столько ереси, извините за выражение, не высказал ни один политик в псковском регионе. Поэтому имиджевые потери все равно останутся с Иваном Николаевичем. Потому что Ганза, прежде всего, ассоциируется с именно с ним, и частично с бывшим губернатором Турчаком. Так что туда все имиджевые потери. Но по Турчаку все бурьяном поросло, а с Иваном Николаевичем — нет, не поросло, и здесь надо было гораздо раньше уйти. Так что еще раз повторюсь, что имиджевые потери останутся на Иване Николаевиче.

Константин Калиниченко: Кстати, вы как-то ощущаете, что у нас Ганза (псковская олимпиада) через месяц?

Николай Рассадин: Лично я - нет. А что я должен ощутить?

Константин Калиниченко: Что город преображается.

Николай Рассадин: Город преображается, потому что весна пришла, а Ганза тут не при чем. Иду по городу - все расцвело, цветочки, листочки. Несмотря на все усилия власти.

Константин Калиниченко: Говорят, все парковки псковских супермаркетов будут использоваться как перехватывающие. Гипермаркет «Империал» будет как-то задействован в этом процессе?

Николай Рассадин: Нет. Мы, наверное, не слишком удачно расположены для перехватывающих парковок. Никто к нам по этому поводу не обращался. Но в то же время не можем просто так запретить человеку не ставить у нас машину. Если человек приехал на нашу парковку что-то купить или хочет просто оставить машину и пойти в кремль, мы никак это отследить не сможем. Поставил машину — и ушел.

Константин Калиниченко: Какие последствия ухода Ивана Цецерского вы видите? Что-либо изменится в городе?

Николай Рассадин: Никаких последствий не вижу. Ничего не изменится. Место Ивана Николаевича займет другой депутат. Временно исполнять обязанности будет Елена Полонская, может, и постоянно будет. Но это будут решать депутаты. Не секрет, что когда еще избирался глава города, я двумя руками ратовал за то, чтоб Елена Полонская стала главой города. Но ничего не изменится. Я вообще за то, чтоб статья «глава города» вообще была вычеркнута из устава города. Должен быть просто спикер гордумы. Не должно быть должности «глава города». Она никчемная, беспонтовая, как говорит молодежь.

Константин Калиниченко: То есть схема муниципальной власти должна быть выстроена по принципу областной.

Николай Рассадин: Должен быть спикер гордумы.

Константин Калиниченко: Я так понимаю, двуглавую модель управления городом вы считаете неправильной и выступаете за то, чтобы отправить ее на свалку истории. Опыт, очевидно, следует признать неудачным.

Николай Рассадин: Не понимаю, что такое «двуглавая модель системы управления городом». Есть законодательный орган, у которого есть руководитель. Есть администрация города, у которой есть глава. То есть одни люди создают законы, а другие их исполняют. А эти все мэры, главы - это все от лукавого. Так же как на региональном уровне есть областное Собрание и есть администрация.

Константин Калиниченко: Было бы странно, если б у нас был глава Псковской области.

Николай Рассадин: Да, кстати. Глава области. Почему у нас еще нет главы области?

Константин Калиниченко: Кого бы вы хотели видеть на посту главы города, если не Елену Полонскую?

Николай Рассадин: В какой-то стране, когда выбирается парламент, роль спикера исполняет самый старый и опытный депутат. Может, так и должно быть. Но это и не важно. Кого депутаты захотят, того пусть и выбирают. Это не имеет никакого отношения к развитию города.

Константин Калиниченко: Наверное, это опять камень в огород в целом системы местного самоуправления, объема полномочий и денег. Потому что назначить-то можно, кого угодно - хоть табуретку назначьте.

Николай Рассадин: Хоть табуретку назначьте, да.

Константин Калиниченко: Это на самом деле проблема, что уход Ивана Цецерского оказался заметным событием в масс медиа, скорее, благодаря его личности, а не...

Николай Рассадин: Но вот что-то это не невосполнимая потеря. Говорят: «мы понесли невосполнимую утрату». Нет. Мы не понесли невосполнимую утрату.

Константин Калиниченко: Это из анекдота: «вы, конечно, будете смеяться, но мы снова понесли невосполнимую утрату». Хорошо. Николай Юрьевич, от Ивана Цецерского предлагаю перейти к более конкретным темам нашей жизни. Одной из наиболее острых тем по-прежнему остается ситуация вокруг строительства завода «Титан-Полимер» в Моглино. На минувшей неделе бизнесмен Игорь Савицкий опубликовал две статьи на ПЛН. В первой разбирается по полочкам неэффективность ОЭЗ Моглино, во второй достается уже конкретно «Титан-Полимеру». Давайте с Титана начнем. Вас пугает строительство данного предприятия?

Николай Рассадин: Нет. Не пугает.

Константин Калиниченко: Почему?

Николай Рассадин: Потому что я не знаю, чего бояться.

Константин Калиниченко: А если оттолкнуться от митингов? На мой взгляд, противники строительства завода не готовы аргументировать, чем он опасен. Эти митинги – что это: действительно опасение за экологию, полное непонимание, что такое химия полимеров, или же чистой воды политиканство и попытка нажить политический капитал?

Николай Рассадин: Изначально это неправильный подход к размещению в области того или иного промышленного объекта. У нас власть не считает согласовывать свои действия с людьми. Это уже давно, еще со времен царя Гороха.

Константин Калиниченко: Да, это как у нас Петербург строили. Петр Iне задавался вопросом, что думают люди.

Николай Рассадин: Да. Поэтому все вытекает отсюда. Если б была проведена хорошая подготовительная работа, если бы до людей довели, что «Титан-Полимер» - это современное, обладающее всеми степенями защиты промышленное предприятие, если б была проведена подготовительная работа, думаю, накал общественных страстей был бы гораздо меньше. Понятно, что «Моглино» - не самый лучший вариант для размещения особой экономической зоны, учитывая ее близость к городу. И роза ветров не учитывалась. Администрация Турчака бездумно подошла к этому вопросу, и это была мина замеленного действия, которая срабатывает сегодня.

Константин Калиниченко: Есть точка зрения, что администрация Андрея Турчака эти вопросы учитывала, о надавило Минэкономразвития.

Николай Рассадин: Вот это и страшно, когда какое-то министерство экономического развития с какими-то непонятными людьми, которые не знают, где Псков находится, ткнули наугад в карту пальцем — «все будет здесь», и попробуй возрази. У Андрея Турчака просто не хватило сил этому противостоять, и получилась та самая мина замедленного действия... Что такое протест? Понятно, что, когда звучит слово «химия», у людей всегда будет вопрос. Химия - это опасно. Опять же, вопросы к организаторам всего этого действа. Есть разные классы опасности химпроизводства. Почему нельзя было объяснить людям, что это абсолютно безопасное производство самого низкого класса, и что даже бензоколонка у дома несет бОльшую опасность, чем это предприятие в семи километрах от города? Об этом можно долго говорить. Есть неверный подход к решению организационного вопроса, который неизбежно приведет к протесту.

Константин Калиниченко: Правильно ли я понимаю, что, по вашему мнению, практически всю вину за создавшуюся ситуацию можно возлагать на органы власти, которые не смогли грамотно организовать информирование граждан и заход крупного предприятия в наш регион?

Николай Рассадин: Совершенно верно. Что касается статьи Игоря Николаевича, я во многом с ним согласен, что эффективность данного предприятия не такая, какой ее хотят представить. Все-таки особая экономическая зона — это зона, где предприниматель освобождается от налогов на достаточно длинный период времени. Сказать точно, какое количество людей будет там работать, псковские это будут специалисты или приглашенные, тоже никто внятно сказать не может. И говорить об эффективности на основе отрывочных выступлений людей, имеющих отношение к «Титану», я бы не брался.

Константин Калиниченко: Завтра у нас будет эфир с гендиректором псковского завода «Титан-Полимер» Германом Петрушко. Вот мы ему все эти вопросы и адресуем.

Николай Рассадин: И если мы получим внятные ответы на эти вопросы, тогда мы сможем делать внятные экономические прогнозы. А пока мы не можем дать внятные экологические прогнозы. Хотя, как я понимаю, вроде как даже согласны на независимую экспертизу.

Константин Калиниченко: Будем задавать все эти вопросы. Потому что месяц назад уже и эстонская сторона выразила озабоченность строительством завода и задает вопросы. Будем обсуждать, готовы ли они приглашать зарубежных экспертов.

Николай Рассадин: Вот тогда мы с вами сможем обсуждать что-то обсуждать. А пока обсуждать нечего.

Константин Калиниченко: Если более широко говорить об ОЭЗ «Моглино», как вы оцениваете ее перспективы с точки зрения розы ветров, неудачности места? Мы ведь понимаем, что концепция создавалась в 2010, 2011 году, закон по «Моглино» был принят в 2012-го. Это была другая страна — до санкций. Мы понимаем, что сюда планировали привлечь иностранных инвесторов — эстонцев, австрийцев. Слава богу, хоть финнов затащили... а потом случились санкции и вот это вот все. И сложно обвинять руководство «Моглино» в том, что оно оказалось заложником ситуации, когда смысл весь был с ног на голову перевернут. Есть перспективы у «Моглино» или мы будем и дальше существовать в надежде, авось какой-нибудь инвестор сюда зайдет?

Николай Рассадин: Согласен в том, что желание создать особую экономическую было в том, чтобы привлечь сюда инвесторов. Во многих регионах так и получилось - кто успел. Та же Калуга с автомобильным кластером, та же Казань. Там люди успели, но, к сожалению, сегодня Калуга теряет инвесторов, и все из-за санкций. Мы находимся в таком состоянии, что к нам иностранный инвестор не идет. Но даже не это главное. Ведь создание ОЭЗ - такая поника экономическая: «а давайте сделаем хоть что-то, чтобы к нам пошел хоть кто-то». А вот сделать в целом страну привлекательной для иностранного инвестора у нас руководители почему-то не хотят.

Константин Калиниченко: Или не могут.

Николай Рассадин: Или не могут. Потому что в страну, где экономика заадминистрирована, и на получение разрешения открыть предприятие требуется 3-5 лет, где налоговое законодательство меняется, как детский калейдоскоп, в такую страну никто не пойдет и не будет никогда вкладывать инвестиции. Если только не договориться наверху, не подойдет Путин и не решит вопрос на самом верху, зная, что его после этого здесь не будут плющить. Только тогда и только так заходят сюда люди.

Константин Калиниченко: Есть такой известный инвестор Майкл Калви, у которого, говорят, было «зарешено» все, причем, с 90-х годов.

Николай Рассадин: Нашелся человек в близких кругах, который посчитал, что можно.

Константин Калиниченко: И сейчас Майкл Калви, как я понимаю, в сизо.

Николай Рассадин: Поэтому ничего не решают эти особые экономические зоны. Менять надо экономический климат в стране. Как только это произойдет, в нашей стране будут инвесторы.

Константин Калиниченко: Еще одна злободневная тема – реформа ТКО. В Пскове особых проблем вроде бы нет – компания «АСПО» по-прежнему выполняет обязательства. Но случился конфликт между регоператором и главными подрядчиками – «АСПО» и заводом по переработке «Спецтранском». В четверг, на очередной сессии областного Собрания, снова этой теме будет посвящен парламентский час. Руководство «АСПО» уже не первый месяц предупреждает, что если неплатежи со стороны регоператора продолжатся, компания просто физически не сможет работать… Как вы, бизнесмен с огромным опытом работы в Пскове, видите выход из создавшейся ситуации?

Николай Рассадин: Первым шагом должны быть переговоры. Это всегда. Это основа основ. Нужно сесть за стол переговоров и найти что-то, что приведет к снятию напряженности. Если переговоры не приведут к решению проблемы — да, суд.

Константин Калиниченко: Арбитражный суд, как мы прекрасно знаем, - это очень долгая процедура. Мусор-то столько не будет лежать на наших улицах.

Николай Рассадин: Тогда руководству региона придется принимать волевое политическое решение.

Константин Калиниченко: Вы как директор гипермаркета, который генерирует большой объем отходов, ощущаете, что в Пскове есть проблемы? Или назревают.

Николай Рассадин: У нас нет. «АСПО» выполняет перед нами обязательства. Они исполняют условия договора. Если б от меня зависело, я б на какой-то определенный момент, пока ситуация не разрешится, просто дал бы право «АСПО» выставлять счета напрямую. Например, у меня «АСПО» вывозит мусор, я ему и плачу. Это нормальное решение проблемы: кто вывозит, тот и получает деньги. И посредник тут не нужен. Думаю, история с созданием регоператора решалась в интересах какого-то круга лиц. А так... кто оказывает услугу по вывозу мусора, тому я должен отдавать эти деньги.

Константин Калиниченко: Хотел про хоккей спросить. Накануне завершился ЧМ-2019. Каковы ваши впечатления как одного из адептом и апологетов псковского хоккейного движения? Наши откровенно разочаровали? Такой состав собрали - и только третье место…

Николай Рассадин: Ну нет. Меня наши как раз совсем не разочаровали. Разочаровали некоторые звезды, которые на этом чемпионате практически ничего не показали.

Константин Калиниченко: Мы все понимаем, о ком идет речь.

Николай Рассадин: Очень порадовали отдельные игроки - Василевский как вратарь потрясающие отстоял чемпионат, Кучеров и Дадонов прекрасно отыграли. Многие ребята, к которым претензий нет. Малкин, хоть и немного забил, но шикарно играл. Мне на самом деле понравилась наша сборная, зря в Воробьева кидаются камнями. И даже в игре с финнами понравилась наша сборная. Но это игра. Это хоккей. Здесь любая оплошность и любой отскок шайбы может иметь решающее значение. Как, в принципе, и получилось. Кто забил-то? Анттила забил.

Константин Калиниченко: Да, человек, который больше 10 шайб никогда за сезон не забивал.

Николай Рассадин: И обратите внимание, что и в финале именно он решил исход турнира. Поэтому прекрасный чемпионат и прекрасная сборная. Мне очень понравилась наша сборная. В той конкуренции, которая была, завоевать «бронзу» - это здорово. И надеюсь, в Швейцарии мы все-таки выиграем «золото».

Константин Калиниченко: Я тоже думаю, что те трагические нотки, которые начали раздаваться еще в субботу, когда завершился полуфинал... Нельзя выиграть все. Много третьих мест за последние годы. С другой стороны можно радоваться и тому, что половина сборной Финляндии играет в российском чемпионате. Это лучшие игроки.

Николай Рассадин: Да, это здорово, и я буду очень рад видеть в КХЛ того же Анттилу. Очень хороший чемпионат.

Константин Калиниченко: Что ж. Последний вопрос, что называется, на «да - нет». Семь лет исполнилось «делу Гавунаса». Есть ли какие-то подвижки, или опять все зависло?

Николай Рассадин: Да, есть.

Константин Калиниченко: Но раскрывать вы пока не...

Николай Рассадин: Нет, я готов раскрыть. Есть надежда, что скоро сторона обвиняемого будет знакомиться с делом.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Из-за коронавируса выходные в России продлятся с 28 марта по 5 апреля. Как вы проведете нерабочую неделю?
В опросе приняло участие 2913 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.