Новости партнеров
Общество

Николай Рассадин о выборах, главе города Пскова и политизировании творчества

15.10.2019 20:15|ПсковКомментариев: 2

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию программы «Гайд-парк», которая вышла в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM) 9 октября. Гостем студии стал активный участник общественно-политической жизни региона, «поэт и правдоруб», директор гипермаркета «Империал» Николай Рассадин. Ведущая эфира Надежда Назаренко обсудила с гостем актуальные события общественно-политической жизни региона и ситуацию в Псковской области, сложившуюся по итогам выборов 8 сентября.

Надежда Назаренко: Добрый день, в эфире программа «Гайд-парк», в студии Надежда Назаренко. Сегодня с нашим постоянным гостем Николаем Рассадиным мы обсудим актуальную общественно-политическую региональную повестку. Здравствуйте Николай Юрьевич.

Николай Рассадин: Здравствуйте, Надежда. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

Надежда Назаренко: Рады видеть вас у нас в студии, большое спасибо, что пришли. В начале программы предлагаю обсудить итоги прошедших сентябрьских выборов. Мы с вами их еще не обсуждали, давайте оценим их результаты в целом.

Николай Рассадин: Давайте попробуем.

Надежда Назаренко: Как, на ваш взгляд, себя проявила «Единая Россия», «Яблоко», другие партии?

Николай Рассадин: На самом деле, другие партии я бы даже не рассматривал. Рассмотрел бы «Единую Россию» и «Яблоко». Не смотря на громкие заявления Андрея Анатольевича Турчака о том, что «Единая Россия» всех «жахнула», это не относится к Псковской области. С моей точки зрения, в Псковской области «Единая Россия» понесла достаточно серьезные потери, и все благодаря партии «Яблоко», и лично Льву Марковичу.

Надежда Назаренко: Как вы думаете, благодаря или вопреки такая достаточно весомая победа у «яблочниов» в нашем регионе?

Николай Рассадин: На самом деле, если мы последим за развитием событий с 2010-2011 года, то мы увидим, что партия «Яблоко» поступательно занимает все новые и новые рубежи в Псковской области. Я думаю, что это результат планомерной, умной работы. В Псковской области в региональном отделении партии «Яблоко» построена планомерная работа, и партия постепенно «подъедает» территорию.

Надежда Назаренко: Завоевывает позиции все больше и больше.

Николай Рассадин: Да. По поводу «Единой России» - это ожидалось. Те непопулярные реформы, за которые единогласно голосовали, за редким исключением, члены партии «Единая Россия», они, конечно, очень сильно ударили по имиджу партии. Из числа тех партий, которые всегда декларировали борьбу за интересы народа, она стала превращаться в антинародную партию.

Надежда Назаренко: Здесь не только работа «Яблока», но и проигрыш в каких-то определенных действиях самой «Единой России». Каковы на ваш взгляд перспективы развития районов, где победу одержали представители партии «Яблоко»? Смогут ли, на ваш взгляд, эти главы выстроить конструктивный диалог с региональной властью?

Николай Рассадин: Я надеюсь, что смогут. У нас есть живые примеры. До этих выборов, у нас было два района, где главами стали кандидаты от партии «Яблоко». Они как-то сосуществуют с администрацией, выстраивают какой-то диалог. Я думаю, что и победившие на этих выборах, тоже сумеют выстроить диалог. В одном из интервью я как-то уже отмечал, что к счастью, наверное, губернатор области Михаил Юрьевич Ведерников в большей степени хозяйственник, чем политик. Для него важна административная работа, а политическая принадлежность главы ему не так интересна. Поэтому, я надеюсь, что главы районов смогут выстроить конструктивную работу с администрацией Псковской области.

Надежда Назаренко: А как вы считаете, не будут ли эти районы финансироваться по остаточному принципу?

Николай Рассадин: У нас вся область финансируется по остаточному принципу. Возможно, будут какие-то преференции в пользу тех глав, которые избрались от «Единой России». Это субъективно и от этого никуда не уйдешь. Но, надеюсь, что руководству региона хватит мудрости, чтобы этого не случилось.

Надежда Назаренко: Давайте еще поговорим о «яблочниках» в Псковском областном Собрании: теперь их двое. Победу на выборах одержал Артур Гайдук — бывший депутат Псковской городской Думы. Артур Маркович будет еще одним врачом в региональном парламенте. Кстати, по мнению оппозиции, медик, не занимающий должность руководителя в медицинском учреждении, человек, на которого нет прямых рычагов влияния, сможет высказывать независимую точку зрения. Как вы относитесь к этой позиции оппозиционеров?

Николай Рассадин: Я думаю, что давление на хорошего врача оказать достаточно сложно. Врач развернется и уйдет. Сегодня достаточно коммерческих медицинских центров, где хороший доктор найдет себе применение. Я согласен, что Артур Маркович не подвержен тому давлению, которое, возможно, будет на него оказываться. Хотя, на самом деле, не будет никто на него оказывать давление. Что такое два человека из 44-ех? Это ничто, и никто не будет специально подходить и говорить: «Уважаемый, ты тут так проголосуй, а тут так». В нашем парламенте уже все предрешено.

Надежда Назаренко: Смысла нет, да?

Николай Рассадин: Смысла нет. А то, что много врачей в нашем парламенте... Я не знаю хорошо это или плохо. Конечно, было бы лучше, если бы много врачей было бы в больницах. Наверное, врач — это такая профессия, которая дает человеку понимание жизни.

Надежда Назаренко: Кому, как не им понимать проблемы бюджетников?

Николай Рассадин: И бюджетников, и людей вообще. В своей повседневной деятельности они общаются с разным контингентом. Когда ты приходишь к доктору, ты говоришь не только о болячках, но еще поговоришь и о жизни. Поэтому хороший врач может стать и хорошим депутатом.

Надежда Назаренко: Вы надеетесь, что Артур Маркович будет хорошим депутатом Псковского областного Собрания?

Николай Рассадин: Артур Маркович пришел из городской Думы, с этим багажом и опытом он пришел в областное Собрание. У него не движение с нуля, как взяли девочку двадцатилетнюю из какого-нибудь проекта и назначили депутатом областного Собрания. Ну и? Все-таки у Артура Марковича и жизненный опыт, и врачебный.

Надежда Назаренко: Но свои позиции фракция «Яблоко» не усилит?

Николай Рассадин: Мы только сегодня можем говорить о фракции «Яблоко». Потому, что два человека — это уже фракция, а один нет.

Надежда Назаренко: Лев Маркович у нас человек-фракция и человек-партия.

Николай Рассадин: А теперь будет настоящая рабочая фракция их двух депутатов. На самом деле, это очень здорово. Я всегда говорю, парламент — место для дискуссий. Чем больше разных точек зрения, тем лучше для региона.

Надежда Назаренко: Кампания по довыборам депутата Псковской городской Думы тоже будет иметь серьезные последствия. В том числе, в связи с тем, что предстоит выбрать главу города. Я напомню, что по итогам голосования 8 сентября депутатом гордумы избрана кандидат от «Единой России» и главврач Псковской городской поликлиники Галина Неваленная. По одной из версий, региональное руководство делает на нее ставку, как на будущего главу Пскова. При этом, в настоящее время обязанности исполняет Елена Полонская, сменившая на этом посту Ивана Цецерского. Она тоже хочет занять это место и избавиться от приставки «и.о». При этом, есть еще ряд претендентов на эту должность. Как вы считаете, из состава Псковской городской Думы, кто должен быть сегодня выбран главой города?

Николай Рассадин: Я это мнение повторяю каждый раз: должность главы города нужно упразднить. Из устава города нужно вычеркнуть эту главу.

Надежда Назаренко: То есть, просто председатель Псковской городской Думы?

Николай Рассадин: Да. К тому же, что такое глава города? По сути, это человек, который представляет депутатский корпус на различных мероприятиях. Это такая представительская должность, которая, по сути своей, ничего не решает. Все равно все решают депутаты, 25 человек. Глава города — это точно такой же депутат, который наделен чуть более широкими представительскими полномочиями: выступать с речью, дарить цветы, резать ленточки... Ну мы помним все это. Когда мне задавали этот вопрос в одной из передач, я сказал, что в некоторых странах и парламентах есть такая традиция: председателем парламента, в нашем случае главой города, становится старейший депутат. Есть у нас заслуженные люди, которые могли бы спокойно занять эту должность.

Надежда Назаренко: Человек с опытом...

Николай Рассадин: С жизненным опытом, с опытом депутатским.

Надежда Назаренко: Явно имеющий авторитет у избирателей, если он уже несколько созывов находится в Думе.

Николай Рассадин: И у депутатов тоже. Это мое мнение. А как там будет раскладывать «Единая Россия», я не знаю. Они любят пасьянсы раскладывать. Посмотрим. Кто будет им удобнее, того и назначат.

Надежда Назаренко: Я считаю, что ваше мнение по поводу старейшего депутата очень даже интересное. Оно имеет место в нашей жизни. То есть, вы отрицательно относитесь к двуглавой системе управления в городе?

Николай Рассадин: Я положительно отношусь к, так называемой, двуглавой системе. Есть законодательный орган — парламент, в нашем случае — городская Дума, а есть исполнительный орган — администрация города, которая должна заниматься хозяйственной деятельностью. Это нормальная парламентская форма управления. Как и на государственном уровне должна быть, я сторонник парламентской республики, так должно быть и на уровне региона и муниципальных образований. Есть люди, которые устанавливают законы, а есть люди, которые работают по этим законам.

Надежда Назаренко: А кто должен иметь больше полномочий глава администрации города или глава города?

Николай Рассадин: Никто. Каждый должен в рамках своих полномочий заниматься своими делами. Глава администрации должен заниматься хозяйственной деятельностью, а депутаты должны заниматься законотворчеством.

Надежда Назаренко: В принципе, вас устраивает сегодняшняя система?

Николай Рассадин: Да, меня не устраивает только то, что у нас есть глава города. У нас должен быть председатель городской Думы.

Надежда Назаренко: Давайте еще немножко поговорим о прошедших выборах. Например, недавно появилась информация в телеграмм-каналах о том, что есть какое-то движение по делу главы Пушкиногорского района Александра Баранова. Он является фигурантом уголовного дела, возбужденного по факту преднамеренного банкротства муниципального предприятия ЖКХ Пушкиногорского района. Дело заведено по части 1 статьи 286 УК РФ «Превышении должностных полномочий». В частности, речь идет о 70 млн рублей. Также с администрации Пушкиногорского района требуют взыскать убытки в размере 11 млн рублей. Вот эта ситуация с банкротством муниципального предприятия, и то, что глава района, член партии власти находится под следствием, это промах «Единой России»? Зачем нужно было ставить на выборы человека, который находится под следствием? Зачем партии очередной репутационный удар?

Николай Рассадин: Иногда я не очень понимаю те шаги, которые делают чиновники. Мне трудно комментировать эту ситуацию.

Надежда Назаренко: Неужели нельзя было выбрать кандидата с «чистой» репутацией?

Николай Рассадин: Я вот задался вопросом по Санкт-Петербургу. Ведь абсолютно непопулярный Беглов был выдвинут партией, вызвал массу протестных выступлений, выброса компромата. Неужели в Санкт-Петербурге среди членов «Единой России» не нашлось человека с хорошей репутацией, которого уважали бы Петербуржцы, приняли бы его? С моей точки зрения, партийная принадлежность не важна, прежде всего важны человеческие качества. Ведь в партии «Единая Россия» есть прекрасные люди, которые могли бы занимать высокие посты, не дискредитируя ни партию, ни власть. В данном случае с Барановым... Мне трудно это комментировать, я не очень понимаю о чем идет речь.

Надежда Назаренко: Эта ситуация аналогична с главой Новоржевского района Михаилом Пашковым. Там была примерно такая же ситуация, якобы были нарушены права и интересы муниципального предприятия, тоже нанесен имущественный вред и так далее.

Николай Рассадин: Наверное, ответственность должен нести руководитель муниципального предприятия. При чем тут глава района?

Надежда Назаренко: Якобы глава района намеренно обанкротил предприятие.

Николай Рассадин: Руководитель несет ответственность за деятельность муниципального предприятия, но не глава района. Это тоже самое, если сегодня, грубо говоря, обанкротится какое-то предприятие в области, а ответственность за это возложат на руководителя Псковской области. Это бред.

Надежда Назаренко: А как вы считаете, такое положение муниципальных предприятий в регионе — это последствия чего? Какой-то неправильной региональной политики? Или это такая общая ситуация в стране у небольших муниципалитетов?

Николай Рассадин: Общая ситуация... Нехватка денег.

Надежда Назаренко: Это все из-за недофинансирования?

Николай Рассадин: Конечно. Все идет оттуда.

Надежда Назаренко: И какой бы глава не стоял, так бесполезно, наверное...

Николай Рассадин: Если нет денег, то как провести отопительный сезон? Вы вспомните, была ситуация, когда дров не закупили.

Надежда Назаренко: Да.

Николай Рассадин: Ну это же... Дров не закупили, Карл! В стране, где самые большие запасы газа, для муниципалитета не закупили дров. Ну уже анекдот. Денег на дрова нет. Все.

Надежда Назаренко: Ну в этом году, кстати, отопительный сезон тоже был на грани срыва. Многим главам районов пришлось буквально договариваться...

Николай Рассадин: В долг просить дрова?

Надежда Назаренко: Да, в очередной раз простить долги перед ресурсоснабжающими организациями...

Николай Рассадин: О чем мы тогда вообще говорим? Вот в такой стране мы живем.

Надежда Назаренко: Область может помочь в этой ситуации?

Николай Рассадин: Я не знаю. В области что денег много? Тоже, наверное, какое-то недофинансирование идет по программам. У нас область — должник. Сколько там? 15 млрд? Это наш годовой бюджет.

Надежда Назаренко: Ну а какой тогда у нас сегодня выход?

Николай Рассадин: Я еще раз говорю, никакого выхода в отрыве от федерального вектора развития государства у нас нет. Регионы не самостоятельны в принятии решений. Вот придет сегодня в область талантливый экономист и скажет: «Ребята, я знаю как выйти из ситуации. Давайте здесь сделаем то, здесь налоговую политику поменяем так, а дотационную так, а это выстоим вот так».

Надежда Назаренко: В области?

Николай Рассадин: В области. Что ему скажут? «Дядя, ты с ума сошел? У нас там в Москве все решено за нас, как мы будем развиваться».

Надежда Назаренко: Да, на уровне региона изменения в налоговой политике ничего не дадут.

Николай Рассадин: Я же говорю, мы не самостоятельны в своих решениях. И какие бы мы не предлагали выходы из данной ситуации, ну кто нас послушает?

Надежда Назаренко: Раз уж мы заговорили про экономику, хотелось бы вас спросить, как представителя бизнес-сообщества, про программу Социально-экономического развития Псковской области. Слышали про то, что презентации идут на разных уровнях?

Николай Рассадин: До какого она года? Напомните? До 2027?

Надежда Назаренко: Примерно. Презентация уже была перед псковскими промышленниками, Денис Мантуров ее одобрил, но с поправками. Отмечается, что сегодня она будет представлена председателю правительства Дмитрию Медведеву. Там написано в программе, что выделено 18 потенциальных точек роста экономики в регионе. Вы согласны, что есть эти точки роста? Некоторые представители бизнес-сообщества высказали большой скепсис по этому поводу.

Николай Рассадин: Знаете, когда тот или иной регион находится в районе нуля, то, конечно, всегда есть потенциал роста в любой точке. Наверное, он есть. Смотрите, принято решение о развитии туризма: для привлечения иностранных туристов в страну иностранцам облегчен въезд. Им не нужно получать визу в посольстве, можно получить электронную визу. Два региона попали в эту программу - Ленинградская область, Санкт-Петербург и Калининград. Псковская область в эту программу не вошла. Мне не понятно, почему? Ведь мы говорим, что туризм является приоритетной точкой роста. Но почему-то нашему региону не дали права принимать туристов по электронным визам.

Надежда Назаренко: Это не дала федерация или просто мы себя плохо представляли?

Николай Рассадин: Я не знаю. Наверное, этот вопрос решает МИД на федеральном уровне. Почему-то нашей области вот такой преференции не дано, почему-то нас поставили ниже, чем Калининградскую область и Ленинградскую.

Надежда Назаренко: Нас все время как-то притесняют.

Николай Рассадин: У нас и так все плохо, по сравнению с Ленинградской областью. Мне кажется, нужно давать преференции менее развитым регионам. А вот четырехдневную рабочую неделю будут тестировать на нас... Почему-то.

Надежда Назаренко: Потому, что часто тестируют на больных и убогих, наверное...

Николай Рассадин: Был какой-то фильм про космонавтов, где делали самые сложные эксперименты на наименее ценных членах экипажа. Точки роста конечно есть, надо что-то развивать. Но, думаю, сегодня мы декламируем одно, а на деле получаем другое. Вот сейчас будет принято решение на уровне Минэкономразвития о повышении налогового бремени на малый и средний бизнес на 4,9%, то есть, на уровень годовой инфляции. Ну о чем мы говорим...

Надежда Назаренко: По подсчетам псковских специалистов для реализации этой программы региону необходимо 280 млрд рублей. Эти деньги наши региональные власти хотят получить в Москве. Как вы считаете, есть ли шансы? При этом наш губернатор отмечает, что хорошо, чтобы регион получил хотя бы 50 млрд из того, что мы просим, чтобы сделать хоть какой-то экономический рывок. Это правильная политика региональных властей: просить максимально, чтоб получить хотя бы крохи?

Николай Рассадин: В России всегда так: проси больше, все равно дадут меньше. Я просо не знаю, куда будут направлены эти деньги.

Надежда Назаренко: Там достаточно обширные направления: и сельское хозяйство, и промышленность, и туризм, и рост средне душевых доходов населения, рост уровня газификации, снижение уровня безработицы... Тут глобальные цели поставлены.

Николай Рассадин: Снизить уровень безработицы можно только созданием новых рабочих мест. Создание новых рабочих мест — это строительство каких-то предприятий.

Надежда Назаренко: У нас есть Моглино для этого.

Николай Рассадин: Согласен. И если будет реализовано то, что планируется, то будут созданы новые рабочие места. Только, при чем здесь федеральные деньги. Китайцы посуду будут там делать на свои деньги, «Титан-Полимер» будет строиться на свои деньги. А 280 млрд куда?

Надежда Назаренко: Очевидно, размазать по каким-то направлениям.

Николай Рассадин: Пока я не знаю куда будут потрачены эти 280 млрд, я не могу сказать будет это эффективно, или нет. В России чиновники никогда не составляют программ с четкими позициями и точками. Почему?

Надежда Назаренко: Чтобы уйти от ответственности?

Николай Рассадин: Да, потому, что потом с тебя за это спросят.

Надежда Назаренко: Давайте немножко поговорим о творчестве. 25 октября ваш творческий вечер. Хотелось бы от вас подробностей: чему он будет посвящен, где пройдет, кого ждете?

Николай Рассадин: Меня пригласила Центральная городская библиотека на Конной провести творческий вечер. Наверное, это было связано с тем, что недавно региональное отделение Союза писателей приняло решение о включении меня в свой «кооператив».

Надежда Назаренко: Поздравляем.

Николай Рассадин: Это будет обычный вечер, на котором я буду читать свои стихи.

Надежда Назаренко: 25 октября в библиотеке на Конной. А во сколько?

Николай Рассадин: В 17:00.

Надежда Назаренко: Приглашаете всех?

Николай Рассадин: Приглашаю всех, вход свободный.

Надежда Назаренко: Будете читать стихи или еще и исполнять песни?

Николай Рассадин: Нет, буду только читать стихи, это поэтический вечер. Это займет примерно час времени. У кого будут вопросы, с удовольствием возникнут ответы.

Надежда Назаренко: То есть еще можно будет с вами пообщаться на различные темы?

Николай Рассадин: Конечно. Как правило, в таком формате встречи и проходят.

Надежда Назаренко: Хотела вас спросить, как автора и исполнителя бардовой песни: как вы относитесь к тому, что творческие люди в своих произведениях стали использовать темы политики? Вот, например, о песне Бориса Гребенщикова «Вечерний М». Премьера песни состоялась совсем недавно — 28 сентября, и уже взбудоражила общественность. Высказываются совершенно разные мнения. Как вы считаете, должен ли творческий человек вмешиваться в политику и если да, то каким образом? Является ли вообще эта песня каким-то политическим призывом? Как вы к этому относитесь?

Николай Рассадин: Я считаю, что человек вообще никому ничего не должен, а творческий человек тем более. Творческий человек сам принимает решение, участвовать ему в политическом процессе или нет. Но творческие люди всегда остро реагировали на какие-то социально-политические движения в стране. Так было и во времена СССР.

Надежда Назаренко: Тот же Гребенщиков, Цой, Кинчев.

Николай Рассадин: Кинчев, Макаревич, рок музыканты. Ведь рок — это всегда музыка протеста. Этот процесс постоянный, это не сегодня кто-то взял и высказал свое мнение. Что касается песни «Вечерний мудозвон», это слово разрешенное Роскомнадзором, я считаю, что Борис Борисович абсолютно талантливый человек. Замечательная песня. При чем, все как мне нравится, она не персонифицирует героя и дает пищу для ума. Когда такая песня будоражит умы вечерних, извините, мудозвонов, и дневных, и утренних, это очень хорошо. Если бы песня была персонифицирована, то она не вызвала бы столько шума, поэтому замечательная песня, хорошо написана, доходчивая и, мне кажется, люди ее поют.

Надежда Назаренко: По поводу различных мнений на эту песню. Некоторые пишут, что слава богу, что настоящие артисты стали приобщаться к движению в стране: «Нужна популяризация нашего недовольства и раздражения и тогда изменения будут». Но есть и совершенно противоположная точка зрения, пишут, что «дольше всех держался дядька Гребенщиков в стороне от конъюнктурщины, но, к сожалению, не удержался и окунулся в это политическое... Потому, что у современного политдискурса нет положительных источников». К какой точке зрения вы больше относитесь?

Николай Рассадин: На самом деле, дискуссия это всегда хорошо. Я знаю, что, например, многие актеры и творческие люди занимают проправительственную позицию, другая половина находится в оппозиции к действующей власти. Мало кто из творческих людей остается в стороне от процессов. Обратите внимание, возьмите любой выборный процесс высокого уровня, сколько вокруг штаба кандидатов творческих людей. Имя им легион. Что с одной стороны, что с другой. Творческие люди вовлечены в процесс, поверьте мне. Кто-то искренне, кто-то за деньги, кто-то сегодня говорил одно, а завтра другое. Вот мне понравилась последняя информация про Чулпан Хаматову. Мне вообще очень нравится эта актриса, душевный человек, добрый, занимается благотворительностью, но сразу вспомнилось, когда на последних выборах президента она очень активно выступала на стороне Владимира Путина, говорила, что она ярая патриотка своей страны, а тут оказывается, что она получает вид на жительство в Латвии, чтобы немножко отдохнуть от России.

Надежда Назаренко: Устала от хорошей жизни.

Николай Рассадин: Да. Ничуть ее не осуждаю, считаю, что человек в праве выбирать место жительства, образ жизни, друзей и жен. Это нормальный процесс. Почему-то мы делаем вот этот акцент: творческий человек, не творческий, но почему-то не делаем акцента на том, что, например, академики заняли какую-то позицию или врачи.

Надежда Назаренко: Говорят, что факт того, что тема протестов уходит в творчество — это драйвер серьезных и глобальны изменений в стране.

Николай Рассадин: Ни чуть.

Надежда Назаренко: Не согласны?

Николай Рассадин: Эти процессы всегда были в творчестве. Возьмите «Левиафана», сколько было шума? «Ах предатель Родины, ах, негодяй, очерняет».

Надежда Назаренко: Сам режиссер, кстати, сказал, что он не вкладывал сколько смысла, сколько в него вложили зрители.

Николай Рассадин: Это человеческая черта: чтобы не было сделано, мы всегда вложим тот смысл, который нам хочется туда вложить.

Надежда Назаренко: И у каждого он может быть своим.

Николай Рассадин: А на другой чаше весов вот это фильм-пропаганда «Крым», например. Тоже абсолютно политизированная картинка. Книги почитайте, песни послушайте, да они все о политике, они все о том, что происходит в стране.

Надежда Назаренко: Оказывается, что даже культовые американские фантастические боевики были сняты для того, чтобы люди шли в американскую армию.

Николай Рассадин: А сколько денег сегодня вкладывается в патриотическое кино? А для чего? Для того, чтобы создать положительный образ российской армии, российского чиновника, российского полицейского. Когда тебя бьют на улицах, а ты приходишь домой и по телевизору там душка полицейский, который готов тебя и из огня вытащить, и на коня посадить. Это нормально, это пропаганда. Она всегда существует в стране.

Надежда Назаренко: То есть творчество — это отражение тех или иных точек зрения?

Николай Рассадин: Конечно.

Надежда Назаренко: Спасибо. На этой интересной ноте мы сегодня закончим. Большое спасибо, что пришли к нам в гости.

Николай Рассадин: Спасибо, что пригласили.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Каким вы видите будущее российско-белорусских отношений?
В опросе приняло участие 368 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.