Новости партнеров
Общество

Олег Брячак о коронавирусе, дистанционном мучении и «ведрах с гвоздями»

26.05.2020 13:06|ПсковКомментариев: 1

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию программы «Гайд-парк», которая в эти минуты начинается в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM). Гость студии - депутат Псковской городской Думы, лидер Псковского регионального отделения партии «Справедливая Россия» Олег Брячак. Ведущая Любовь Кузнецова обсудила с ним широкий спектр вопросов, связанных с действием ограничительных мер по коронавирусу.


Любовь Кузнецова: Сегодня у нас весьма обширная повестка для обсуждения. А начать хочется вот с чего. Число заболевших коронавирусом в регионе на сегодняшний день 627. Накануне в Instagram губернатор Михаил Ведерников заявил, что, вероятно, придется закрыть парки и общественные пространства. Как вы относитесь к такому решению? Вас не смущают такие «качели»? Парки в начале эпидемии были закрыты, потом власти разрешили людям там гулять, а теперь вновь предполагают закрыть.

Олег Брячак: На сегодняшний все мы оказались перед фактом эпидемии. К этому никто не был готов. Ни в одном городе мире такого никогда не было. Такое мы видели только в фантастических фильмах. Поэтому те меры, которые вводятся, наверное, необходимы. Мы видим, что наш губернатор старается по максимуму дать какие-то свободы. На сегодняшний день уже открыты многие предприятия, они работают. В положение обычных людей и бизнесменов региональная власть входит и руку держит на пульсе. Видно, что они действуют по ситуации. Но раз пошла волна увеличения заболевших коронавирусом, то, наверное, эти меры обоснованы. Конечно, мало кому понравится, что нельзя в парки ходить. Такие ограничения никогда не встречаются с восторгом. Поэтому лично я как гражданин, депутат, как человек, который живет в этом городе, конечно же, с пониманием отношусь к тем мерам, которые вводит губернатор.

Любовь Кузнецова: А те, кто без понимания относятся к этим мерам? Как их заставить, как убедить? Штрафы - это вообще тот метод?

Олег Брячак: В той же Европе действуют штрафы и уголовное наказание за нарушение самоизоляции, поэтому, наверное, это все-таки какой-то инструмент, рычаг. Опять же, как депутат я не приветствую такие карательные меры, но если ничего другого не помогает, наверное, это необходимо. Еще раз хочу подчеркнуть, что региональные власти делают это не потому, что им хочется, а для того, чтобы уберечь всех нас от этой заразы.

Любовь Кузнецова: Олег Михайлович, управляющим компаниям Пскова и региона в целом 1,5 месяца назад власти дали команду на ежедневную обязательную уборку подъездов дезсредствами. Вы горячо поддержали это решение, хотя многие коммунальщики терпели убытки, не могли найти персонал, в основном технический. Это люди старшего возраста, попадающие в группу риска, посаженные на самоизоляцию, и сразу начался провал. Накануне стало известно, что одна из псковских УК подала в суд на опротестовывание решения губернатора о частой уборке подъездов - дескать, это незаконно. Как вы к этому относитесь? И как выходит из положения «Городская управляющая компания»?

Олег Брячак: Я вообще не понимаю действий большинства управляющих компаний. Даже в «мирное» время, когда не было эпидемий и каких-то еще проблем, многие управляющие компании просто-напросто не выполняли большинства обязанностей, которые прописаны в договорах на управление многоквартирными домами. Губернатор собрал все УК, лично попросил их по-человечески: «Ребята, начните нормально работать, вы получаете за это деньги, а люди, которые их платят, хотят получать услуги, которые вы обязаны им предоставлять. Их не так много: содержать дома в порядке, убирать придомовые территории». Если управляйка не надлежащим образом ухаживает за домом, вы ж понимаете, что он гораздо быстрее выйдет из строя. Когда я наблюдаю картину, как из фундамента или на крыше растут деревья, это никуда не годится. Это просто неуважение к людям. И меня удивило, что многие управляющие компании просто проигнорировали добрую просьбу губернатора, и как ничего не делали, так и продолжают ничего не делать.

И вот теперь, когда наступила эта проблема, когда от действий УК зависит не только качество жизни, но и здоровье людей, их жизнь, тут уже не о деньгах говорить надо. Тут уже речь идет о порядочности, о человеческом отношении. Как «Городская управляющая компания» вышла из ситуации? Она добавила немного денег рабочим, сантехникам, и они стали помогать дезинфицировать подъезды. Таким образом и указ губернатора был выполнен, и жильцы домов спокойны за свое здоровье, заходя в подъезд. Подъезды дезинфицируются каждый день хорошим составом, лучше, чем хлорка. Поверьте, это не такие большие деньги, а управляйки, которые годами наживались на наших гражданах, не потратили эти три копейки, чтоб защитить жизнь граждан. И когда УК «Пароменское» подала в суд на указ губернатора, который полезно всем гражданам... Ведь даже те, кто проживает в коттеджах, все равно контактируют с тем, кто проживает в многоквартирном доме и может подхватить инфекцию из-за таких омерзительных и бесчеловечных действий управляющих компаний. И надо набраться наглости еще подать в суд на указ губернатора!

Я просто этого не понимаю. И на сегодняшний день работа вот таких бессовестных управляющих компаний - одна из основных проблем нашего города. «Городская управляющая компания» в этом смысле - эталон нормальной работы, ведь всегда можно найти способ, как работать правильно и не себе в убыток, и к людям с уважением относиться. И это не таких уж больших денег стоит. Экономика управляющих компаний для меня понятна. Там остаются деньги для того, чтобы содержать дома нормально.

Любовь Кузнецова: Но надо отдать должное городским властям, что, как только началась эта ситуация с коронавирусом и был принят указ об учащенной уборке подъездов, из городского резервного фонда было выделено около 700 тыс рублей. В том числе управляйкам была оказана помощь в приобретении дезсредств.

Олег Брячак: Так и было. И дезсредства выдавали, и маски, и перчатки, и поддерживали, как могли. Мы же понимаем, что не купаемся в деньгах. Ни в городе, ни в области денег не хватает, да и в стране кризис. Я просто еще раз хочу отметить, что нужно относиться к таким вещам с пониманием. Мне порой задают вопрос, «из каких средств оплачивать дезинфекцию, кто нам потом это компенсирует». Но мы все сейчас теряем. Вы посмотрите, сколько бизнес теряет, который «стоит». Я разговаривал недавно с руководителем одной из гостиниц, и у меня просто волосы встали дыбом - тяжелейшая ситуация у них.

Каждый из нас в такой сложной ситуации должен чем-то пожертвовать, по максимуму оказывать помощь, если есть такая возможность. Если мы сплотимся, будем нормально относиться друг к другу, выполнять свои обязанности и даже сверх того, то эпидемия будет нам нестрашна, мы ее быстрее поборем. А если будем такими подленькими вещами заниматься, подавать в суд на правильный указ губернатора принятый в целях заботы о населении... Так не должно быть. Еще раз призываю радиослушателей: сложнейшая ситуация, давайте проявим ответственность, понимание и просто будем помогать друг другу. Только так.

Любовь Кузнецова: Олег Михайлович, учебный год в школах завершен: родители рады завершению дистанционки, родители выпускников 11 классов пережили жуткий стресс в связи с бесконечным откладыванием ЕГЭ, у всех планы сорвались. Вашим детям нравится новый формат обучения? И, на ваш взгляд, есть ли в условиях коронавируса альтернатива иногда критикуемой дистанционке?

Олег Брячак: Я бы не сказал, что иногда. Проще скажу: это не дистанционное обучение, это дистанционное мучение, эффекта от которого я, например, не наблюдаю. Мне жаль учителей, прекрасно понимаю, какая на них ложится нагрузка, потому что они все равно должны давать задания, проверять их выполнение. Но я также вижу, какой эффект достигается для образования детей. У меня их трое, и все школьники. Такого нормального обучения процентов 20 есть. В нашей семье мы делаем уроки все вместе. Старший помогает среднему, средний - младшей. Я помогаю в «Окружающем мире» - в том, что хорошо знаю, супруга, допустим, делает алгебру и геометрию. (Сейчас все семейные секреты выдам, и учителя будут ругаться). Но это так на самом деле. Надо было заканчивать это где-нибудь в начале мая - просто ставить точку после майских праздников, подождать, когда пройдет пик эпидемии (а я думаю, через пару месяцев мы про нее забудем) и пораньше начать новый учебный год. Или наверстать пропущенный месяц, добавив в учебную программу следующего года по одному уроку в день. Не раз говорил: то, что мы занимались не образованием, а все мучились — это было неправильно, поэтому я рад, что все это дело завершилось, и думаю, что уже 1 сентября дети нормально будут учиться в школе. Потому что знаний они реально недополучали, мягко говоря.

Любовь Кузнецова: С другой стороны, была опасность, что, если бы объявили об окончании учебного года в конце апреля, то в оставшееся время до лета дети были бы или предоставлены сами себе, или родители должны были бы их как-то развлекать. Мы помним, что самостоятельно ребенку на улицу до сих пор из дома не выйти.

Олег Брячак: На то мы и родители, чтобы думать, как развлечь своих детей. На примере своих скажу: начал наблюдать, что они стали просыпаться то в 12, то в час дня. И вот я их собрал и говорю: «Ребятки, если дальше так пойдет, вы просто морально разложитесь». Надо брать себя в руки и заставлять что-то делать.

Любовь Кузнецова: Дисциплина!

Олег Брячак: Если человек ничего не делает, он превращается в некое подобие животного. Теперь мои дети встают в 9 - 10 часов, сильно рано стараюсь их не будить, смысла в этом нет. Обязательно читают книги, помогают бабушке, маме по дому и огороду, а также занимаются непосредственно образованием. Кроме того, если мы видим, что кто-то из детей скатывается по какому-то предмету, он ходит к репетитору и занимается, пока не выправит ситуацию. Еще я прикупил тренажеров домой, чтоб дети могли заниматься спортом. Потому что я сам занимаетесь спортом и показал им различные упражнения. Думаю, у себя в соцсетях для своих земляков тоже такой ролик сделаю, чтоб люди могли следить за своим физическим здоровьем. Это важно, потому что он этого идет все остальное. Если вылезают всякие болячки, то нет настроения, поэтому двигаться и заниматься надо. Отвечая на ваш вопрос: все в руках родителей. Всем сложно. У меня тоже нет свободного времени, но я пытаюсь держать детей в руках, ограничивать их гуляния.

Любовь Кузнецова: А вы сторонник или противник детского загородного отдыха в лагерях в этом году?

Олег Брячак: Я сторонник. Если мы тех, кто едет в лагерь, проверим на наличие коронавируса и если этот лагерь будет изолирован от доступа тех, кто может занести эту заразу, однозначно лагеря надо разрешать. Это сильно разгрузит родителей, не даст морально разложиться нашим детям. Наоборот, это сильно поможет. Они подышат воздухом, побегают, попрыгают в лесу, на озере. Мое мнение - лагеря нужно разрешать.

Любовь Кузнецова: А не кажется ли вам нонсенсом, что люди активно посещают продуктовые магазины, в выходные там можно встретить толпы псковичей. А такие не самые популярные магазины, как охотничьи, спортивные, радиодетали, рукоделие (недавно открылись)… закрыты, нельзя проводить экскурсии на открытом воздухе в составе микрогрупп даже с условием санитарной дистанции, это ли не нонсенс в решениях властей?

Олег Брячак: Не думаю, что это нонсенс. Где-то я, может, и не соглашусь. На тех же самых микроэкскурсиях, когда все в масках, на свежем воздухе, вероятность заражения составляет всего полтора процента. Если все в масках, заразиться практически нереально, особенно если потом еще и руки помыть. Поэтому микроэкскурсии я бы разрешил. А вот такие массовые места сбора людей без крайней жизненной необходимости, наверное, нет. Продуктовые магазины — жизненная необходимость. Как их закроешь? Людям надо кушать.

Любовь Кузнецова: Но при этом магазины узкой направленности, где народа бывает заведомо меньше, почему-то остаются закрытыми. Хотя там тоже можно было бы спокойно надеть маску, перчатки и купить то, что нужно.

Олег Брячак: Согласен. Просто пытаются по максимуму изолировать граждан и в то же время по максимуму сделать так, чтоб бизнес не загнулся, и здесь тоже надо с пониманием относиться. Власти стараются, открывают все больше предприятий. Думаю, если не будет серьезного всплеска, и маленькие магазинчики тоже откроются.

Любовь Кузнецова: Олег Михайлович, в целом, как оцениваете меры поддержки малого и среднего предпринимательства на государственном и региональном уровне? Определенные послабления (надо сказать небольшие, в условиях полномочий и бюджетных возможностей), льготы принимали вы и ваши коллеги по гордуме.

Олег Брячак: Откровенно говоря, действующих сегодня мер поддержки недостаточно. Говорю это, исходя из прямого общения с предприятиями, на которые они направлены.

Зачастую получается, что президент говорит-то правильно и указания дает правильные. А если б они еще и правильно выполнялись, было бы всем легче. Но пока это спускается сверху до нас, живущих на Земле, все немного искажается.

Это видно и по премиям, которые полагаются медикам. Не все их получают и не все этим довольны. Недостаточно этих мер поддержки практически на всех уровнях. Например, в случае если предприниматель сохранил рабочие места, ему компенсируется МРОТ. Если гостиница, с руководителем которой я общался, платила «белую» зарплату - в среднем около 30 тыс рублей, у нее получилось около 1 млн рублей налогов, потому что в штате несколько десятков человек. Потому что они платят «белую» зарплату и всю ее показывают. Соответственно у них, как у любого предприятия, есть переходящая задолженность: месяц-два — закрыли, месяц-два - закрыли. Налогов у них намного больше, чем у тех, кто платит «серую» зарплату. Поэтому те, кто платит минималку, а остальное в конвертах, легко может обходит, эту поддержку не получает. И нюансов здесь очень много. Я обратился по этому поводу к лидеру «Справедливой России» Сергею Миронову, и на этой неделе по скайпу с руководителем этой гостиницы Сергей Михайлович будет общаться. Она лично расскажет ему, как все на самом деле выглядит, и, возможно, уже на федеральном уровне, благодаря вмешательству Сергея Михайловича, мы подкорректируем ситуацию. Еще раз хочу сказать, что очень важно не сидеть на месте, разводя руками и охая, что от меня ничего не зависит, а стараться делать. Надеюсь, мы сможем усилить воздействие мер поддержки предпринимателей.

Любовь Кузнецова: Социальная поддержка россиян в условиях коронавируса: 5 и 10 тысяч на ребенка, рухнувший сайт госуслуг…Есть дети, которые по дате рождения не попали на помощь в 5 тысяч рублей, а ребята от 16 до 18 лет вроде и несовершеннолетние, но уже не дети, - выплат им не полагается… Как вы оцените эти вещи?

Олег Брячак: Опять же, это вопрос работы чиновников. Президент дает возможность получить деньги населению, а чиновники к этому не готовы. Сервер у них, видите ли рухнул. У них там постоянно что-то рушится. Поэтому с чиновниками надо поступать пожестче, просто менять их. У нас мало чиновников наказывают, а если и наказывают, то как правило, неугодных. Поймали на взятке — посадили. А вот какие-то критерии ввести, например, исполнение указов президента? Не выполнил — все, уходи. Мне кажется, тогда они по-другому работали бы. Помимо поддержки населения и предоставления социальных выплат надо добавить жесткости, контроля и карательных мер для исполнителей президентских указов.

Любовь Кузнецова: Недостатка в контрольных органах у нас все-таки нет.

Олег Брячак: Просто они кого-то не того контролируют. Вот бизнесменов, которые еле дышат, они контролируют. Все приезжают по очереди. У нас несколько десятков контролирующих органов, ни в одной стране такого нет. Бизнес их кормит, а они бизнесу не дают работать. Я имею ввиду. Что контролировать надо чиновников. Контролировать и наказывать. Или премировать.

Любовь Кузнецова: В предыдущий раз в ходе эфира вы заявляли, что лично посетите госпредприятие и главного городского и регионального автоперевозчика – «Псковпассажиравтотранс». Вы побывали на предприятии, пообщались с представителями руководства. Вам стало понятнее, почему ГППО в таком крахе?

Олег Брячак: Конечно, мне стало понятно. На сегодняшний день подвижной состав предприятия — это те «ведра», которые называются автобусами и на которых наши граждане вынуждены перемещаться. Это уже, конечно, даже не автобусы. Это именно «ведра с гвоздями», которые постоянно ломаются. И предприятие к этому катилось не один год. Я просто неплохо разбираюсь в этом бизнесе, у меня даже было транспортное предприятие. Если ты не обновляешь подвижной состав, то, когда автомобиль проходит отрезок в несколько сотен тысяч километров, ты уже начинаешь работать на этот автомобиль, а когда он становится совсем никакой, ты уходишь в «минус».

Любовь Кузнецова: По словам сотрудников автопарка, они уже собирают автобусы из двух или трех.

Олег Брячак: Так и есть. Я лично сам это видел.у них своя ремонтная база, и действительно, когда какой-то автобус совсем развалился, они ставят его в угол, и он является донором для других автобусов. Представьте себе, запчасти, которые надо уже сдавать на металлолом, они ставят в другой автобус, и вместо того чтобы ездить и что-то зарабатывать, этот автобус стоит и ремонтируется. Так быть не должно. Поэтому здесь я вижу только одно решение — обновление автопарка. Лизинги, кредиты, меры господдержки... Допустим, взять под госгарантии. Это ж государственное предприятие - область может дать гарантии. С какой-то лизинговой компанией можно договориться и на 4%, если брать большое количество техники. А 4% - это, на мой взгляд, просто рассрочка. И лизинг можно взять «долгий». Только так «Псковпассажиравтотранс» может сохраниться, иначе это самозакапывание. Других вариантов нет. Я увидел, что руководитель предприятия действительно очень нацелен, очень заряжен вывести предприятие из кризиса, хотя, сказать откровенно, всех предыдущих руководителей я знал лично, начиная с Александра Гизбрехта, и все они пытались что-то сделать. Но когда предприятие находится в таком катастрофическом состоянии, без радикальных мер, таких как обновление автопарка, это сделать невозможно. И это надо делать. Не должны люди ездить на этих «ведрах». Они должны сесть в нормальный комфортный автобус, чтоб там было чистенько и так далее.

Любовь Кузнецова: Тем более, сейчас такой масштабный ремонт дорог в Пскове проводится, и ездить по новым дорогам на старых автобусах совсем не престижно, не говоря уже о личном комфорте... Теперь к темам политическим. Президент России Владимир Путин подписал закон, предусматривающий возможность дистанционного голосования на выборах всех уровней. Помимо электронной формы, документ предусматривает также голосование по почте. В документе впервые вводится на федеральном уровне понятие «дистанционного электронного голосования». Помимо всего прочего, там еще несколько деталей. Как говорил один из ваших коллег, если в избирательное законодательство вносятся какие-то изменения, значит через пару месяцев выборы. Как вы относитесь к нововведениям?

Олег Брячак: Я уверен в следующем: если такие нововведения вносятся, и Госдума в спешке приняла этот закон, это говорит о минимальном рейтинге «Единой России». Мы же видим, как сегодня люди относятся к этой партии и к законам, которые она выдумывает, совершенно оторвавшись от реальной жизни. Что ни придумают, все у них не в кассу получается. Я провел у себя «ВКонтакте» опрос граждан, чтобы выяснить, для чего, на их взгляд, был принят закон, позволяющий голосовать дистанционно. 5% ответили «для борьбы с коронавирусом», 3% - «для облегчения процедуры голосования», 2% - для повышения доверия граждан к избирательной системе, 4% выбрали свой вариант ответа, и 87% участников опроса считают, что принятие закона о дистанционном голосовании нужно для того, чтобы было проще сфальсифицировать результаты. Это отношение наших граждан к данной идее единороссов. А теперь я скажу без эмоций, как это выглядит. В основе голосования лежит тайное голосование, чтоб человека невозможно было идентифицировать. Потому что это может быть чиновник или врач, которого поругает начальник. Поэтому голосование в нашей стране всегда было тайным. А как вы сделаете голосование по посте или госуслуги тайным? Надо же там зарегистрироваться. Вот я Олег Брячак и, допустим, хочу проголосовать за Сергея Миронова, а поскольку я боюсь проголосовать за Сергея Миронова, то я, допустим, проголосую за какого-нибудь Медведева. И это ужас какой-то. Мы боролись против него, пока он был в правительстве, и очень хорошо что он лидер «Единой России», потому что, пока есть такие руководители у любой из структур, эта структура не будет жить. По-любому. Это неплохо. Поэтому я крайне негативно отношусь к этому голосованию по почте.

Любовь Кузнецова: А если относиться к этому как к альтернативной форме голосования для тех, кто не может пойти на участок?

Олег Брячак: Подача у любого законопроекта, даже антинародного, всегда красивая. Можно найти и положительные вещи, но что такое вообще выборы? Это не только буклетики, выступления всякие, билборды. Основное в выборах — это подсчет результатов. Если ты сумел проконтролировать, как подсчитываются результаты, это половина успеха. Мы с вами наслышаны об историях с фальсификацией. Я не говорю про Псковскую область. Вот последние губернаторские выборы вообще идеальные были - ни нарушений, ничего. И выборы даже в гордуму, когда я целую войну развязал с «Единой Россией» и предыдущей администрацией области, когда нас блокировали, арестовывали, мы все равно сумели организовать наблюдение на всех участках. А сам подсчет результатов был честным. А как проконтролировать результаты в случае дистанционного голосования, я вообще не понимаю. Это получается, я буду считать, что за меня проголосовали, допустим, 10%, а на самом деле, может, и 20%, а узнать я это не смогу. Поэтому я против этой инициативы.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Замечаете ли вы рост поддержки семей с несовершеннолетними детьми?
В опросе приняло участие 678 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.