Новости партнеров
Общество

Данилов-гейт

22.09.2020 17:24|ПсковКомментариев: 5

В череде громких уголовных дел в Псковской области дело Александра Данилова, вне всякого сомнения, стоит особняком. В конце прошлого года, после шумного задержания, с предъявлением общественности неопровержимых, как тогда казалось, свидетельств криминальной деятельности, многие прогнозировали громкий судебный процесс с далекоидущими последствиями. Прошли месяцы, вроде бы (но это не точно) ведутся какие-то следственные действия. Однако те, кто внимательно наблюдают за развитием событий, сегодня могут только развести руками – непоследовательность и, прямо скажем, отсутствие логики в действиях стороны обвинения вызывают недоумение.


Напомним краткую фабулу сюжета. 17 декабря известный псковский бизнесмен Александр Данилов был задержан по обвинению в ведении незаконной банковской деятельности (ст.172 УК РФ) и организации преступного сообщества или участии в нем (ст.210 УК РФ). 30 декабря 2019 года Данилов, находясь в СИЗО Пскова, перенес инфаркт миокарда, после чего ему была проведена экстренная операция на сердце. 15 апреля 2020 года суд согласился с доводами стороны защиты и счел, что в условиях карантинных мер, введенных в СИЗО, дальнейшее содержание Данилова под стражей с учетом ухудшающегося состояния здоровья невозможно и освободил под домашний арест. А чуть более недели назад суд освободил Александра Данилова из-под домашнего ареста. Таковы общие итоги 9 месяцев расследования уголовного дела.

Здравомыслящий наблюдатель тут, скорее всего, улыбнется и скажет, что дело разваливается на глазах. Давайте будем объективны: когда у следствия все козыри на руках или хотя бы есть четкое понимание того, как выстраивать обвинительную линию и доказательную базу, оно работает быстро и результативно. Экспертизы, протоколы очных ставок, выписки и копии банковских документов – все это методично сшивается в тома уголовного дела. Чтобы было понятно: актер Михаил Ефремов совершил ДТП со смертельным исходом 8 июня 2020 года. Ровно через 3 месяца – 8 сентября – суд вынес ему приговор, несмотря на все адвокатские шоу и театральные ефремовские «инсульты».

Впрочем, не станем пока торопиться с выводами. В деле Александра Данилова на данный момент – непонятное и внешне ничем не объяснимое затишье, которое длится уже 9 месяцев. Конечно, уголовные дела по «тяжелым» статьям – тонкая материя, где крайне важно учитывать мельчайшие детали и нюансы. Вот на одном таком нюансе, который кое-что проясняет в этом деле, мы и остановимся в первой части нашего журналистского расследования. Вполне возможно, тут кроется ответ на основной вопрос: как следствие планировало получить «доказательную базу».

Итак, 20 декабря 2020 года Александр Данилов был определен в СИЗО-1 г.Пскова. Некоторое время с ним пытались «работать» традиционными способами, что, как мы знаем, не дало нужных обвинению результатов.

Вкратце поясним, что режим, особенности и условия содержания в следственном изоляторе регламентированы Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15.07.1995 № 103-ФЗ. В соответствии с требованиями ст,32 указанного закона, подследственный Данилов был определен на одиночное содержание в камеру № 66, о чем в материалах дела есть соответствующее постановление начальника учреждения. Дальше начинается, на первый взгляд, странное.

По возвращении [после лечения инфаркта Миокарда] в «родную» камеру из медицинского блока, выяснилось что содержание Данилова более не одиночное – в «помещении № 66» у Александра появился сокамерник. Некий Роман Петров (имя изменено). И, как говорится, чем дальше в лес, тем толще партизаны. Новый «сосед» оказался, скажем так, «со стажем» – совсем недавно отбыл очередную «ходку» по 158-й статье в ОИК-2 г.Соликамск. Многие знают, что у этой невзрачной официальной аббревиатуры есть и другое название –  «Белый лебедь», самая страшная колония страны, куда, в том числе, отправляют отбывать пожизненное заключение. Тем не менее, недавно «откинувшийся» Петров был помещен именно в ту же камеру, где содержался Данилов. Это при том, что федеральный закон категорически запрещает совместное содержание т.н. «первоходов» и «бывалых».

Это и на поверхностный взгляд выглядит крайне подозрительным – предположить глупость и недосмотр в данном вопросе почти невозможно, как и то, что руководство учреждения будет рисковать погонами, намеренно нарушая правила содержания подследственных. Но самое удивительное, что это незаконное соседство продолжалось около трех месяцев, по сути до освобождения Александра Данилова под домашний арест в апреле 2020 года.

Нам удалось разыскать этого таинственного сокамерника. Роман Петров оказался на удивление разговорчивым и не стал скрывать основные обстоятельства, предельно ясно раскрывающие подоплеку сюжета. Чтобы избежать кривотолков и подозрений – в редакции имеется полная запись нашего разговора с Романом Петровым. Вот небольшая выдержка из беседы:

Журналист: Роман, как вы оказались в камере вместе с Александром Даниловым?

Роман Петров: Перед тем, как направили в камеру, со мной поговорил оперативник. Четко все пояснил. К кому подсаживают. И зачем.

Ж: От вас что-то конкретное хотели?

РП: Предложили мне работу. Чтобы сидел с ним в камере и узнавал что-то. По делу. Все. Я отказался.

Ж: Вы понимали, что, по сути, тут есть прямое нарушение закона?

РП: Ну конечно понимал. Он (Александр Данилов) же первоход. А я сидел… отбывал уже. На особом режиме на «Белом лебеде». Нас не могли содержать вместе.

Ж: Были в дальнейшем контакты с оперативниками?

РП: Вызывали меня еще несколько раз. Пытались склонить к сотрудничеству. Разными способами… не стану, наверно тут. Понятно же, что по-разному.

Ж: Как все происходило на практике?

РП: Прибыл в камеру. На следующий день привели Александра. С этого все и началось. Ну, я же в отказ пошел, не сотрудничал. Они стали там другие вещи придумывать. С передачами, с «ларьком». Врача было не дозваться…

Ж: Как долго вас содержали вместе?

РП: Три месяца где-то. С конца января и до середины апреля, как его выпустили.

Ж: Как это содержание получалось скрывать?

РП: Ну, адвокаты Александра писали жалобы, это я точно знаю. Видимо, не доходили. Приезжал прокурор, но как-то без энтузиазма отнесся. Меня увели из камеры, от греха. Держали в другой камере, пока прокурор не уехал. А со слов Александра, его там интересовали жалобы на условия – ну, типа, не дают одеяла, подушку.

Ж: Роман, раз уж вы, скажем так, не оправдали надежд оперативников, почему вас продолжали содержать в одной камере?

РП: Думаю, что рассчитывали меня все же склонить к сотрудничеству. Ведь были разговоры, вызывали, убеждали…

Вот такая история. Разумеется, адвокаты Александра Данилова обратились в прокуратуру по факту незаконного содержания их подзащитного с ранее отбывавшим уголовное наказание Петровым. По данному факту была проведена проверка. Полученное заключение вызывает удивление. В двух словах – «ничего такого не было». Петров был определен в камеру №66 21 апреля, т.е. уже после освобождения Данилова. А если что-то и было, то «в камерах проводятся ежедневные технические осмотры»…

В данном вопросе у нас нет оснований в чем-то подозревать работников прокуратуры. Полагаем, они проверку провели, запросили необходимые сведения, получили какие-то ответы сотрудников СИЗО-1. На основании этого дали свой ответ адвокатам Александра Данилова.

Тут вопрос, собственно говоря, один. С какой целью сотрудники следственного изолятора замутили всю эту историю? А затем всячески попытались скрыть это?

Добавим, что относиться к тому, что говорит Роман Петров, наверно, можно по-разному, но он весьма подробно описывает множество фактов, деталей, подробностей совместного пребывания в камере с Александром Даниловым, которые трудно выдумать. Очевидно, что и у самого Данилова нет какой-то заинтересованности в раскрутке этой истории. В его уголовном деле это ничего не меняет, следствию ничем не угрожает. Скорее тут могут возникнуть вопросы к работникам СИЗО-1, но, как мы видим, у надзорного органа они не возникли.

Тут что принципиально важно. Судя по всему, данная история – цепочка мелких и, для стороннего обывателя, мало что значащих нарушений. Там одиночную камеру превратили в двухместную. Тут, как бы невзначай, «бывалого» подсадили к «первоходу». Прокурору, который назначил проверку, рассказали, что ничего этого не было. Ну и так далее.

И что же по факту получается? На одной чаше весов – отсутствие экспертиз в рамках уголовного дела. В отношении Александра Данилова замена содержания в СИЗО сначала на домашний арест, а затем и вовсе на запрет определенных действий. Плюс отсутствие четко сформулированного обвинения – ведь это просто парадокс, что именно защита сегодня требует предъявить обвинительное заключение, дабы просто иметь возможность выстраивать линию защиты.

А на другой чаше весов – вот такие «непонятные» истории, с «подсадными утками».

Давайте расставим точки над i. Мы – не судьи. Мы – за торжество закона и правосудия. Мы все хотим прежде всего жить в правовом государстве, где человеку, независимо от его статуса, гарантированы права и свободы. А правоохранительные органы охраняют права, а не кошмарят бизнес, в угоду чьи-то интересов. Но вот такие истории в очередной раз вынуждают усомниться в том, что у нас еще есть права. Как и в том, что остались иллюзии на счет построения правового государства, где бизнес является основой развития страны, а не бесправной дойной коровой…

Андрей Степанов

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Как вы относитесь к введению транспортных карт в Пскове?
В опросе приняло участие 31 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.