Блоги / Светлана Прокопьева

Пришли за мной. Кто следующий?

13.02.2019 14:21|ПсковКомментариев: 72

«Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) представляет очередной выпуск программы «Минутка просветления». Журналист Светлана Прокопьева высказывает свое мнение и проливает свет на то, что осталось в тени, но заслуживает внимания. Псковская Лента Новостей публикует текстовую версию выпуска передачи.

Здравствуйте, мои дорогие радиослушатели. Скучали ли вы по мне? Надеюсь, что да – потому что ситуация может повернуться так, что я окажусь в тюрьме, и было бы здорово знать, что снаружи по мне кто-то скучает.

Вы наверняка уже знаете, что против меня возбуждено уголовное дело по статье – страшно сказать – оправдание терроризма. Это, считает Роскомнадзор и следствие за ним вслед, имело место в одной из моих предыдущих колонок. Вы хоть раз замечали такое в моих словах? Вот и я нет. Но кое-кто заметил, то ли в силу особенной мнительности, то ли по обиде.

Для таких, на всякий случай, еще раз, четко и ясно: я не оправдывала и не оправдываю терроризм. Вся эта история закрутилась вообще, строго говоря, не вокруг проблемы терроризма. Это все про то, как государство зажимает наши с вами права. И конкретно – свободу слова.

В воскресенье по этому поводу мы провели митинг в гайд-парке, и там я немного рассказала о себе и своих мотивах. Поскольку прийти смогли не все, повторю свою речь еще раз, для всей аудитории «Эха Москвы».

Я родилась в Пскове, закончила обычную городскую школу и затем исторический факультет псковского тогда еще пединститута. В журналистику я пришла случайно, вот буквально по объявлению – «Псковская губерния» набирала новый штат сотрудников, и листовки об этом висели на факультете. Я решила попробовать, и сразу поняла, что это мое. Что именно этим я и хочу заниматься.

Я сама, через практику и критику, освоила эту профессию. Я не просто выучила, а внутренне осознала и приняла принципы, по которым работает журналистика во всем мире. Оказалось, что тут все просто: видеть общественно-важные темы, давать возможность высказаться всем сторонам, отделять мнения и факты. Я научилась не замалчивать проблемы и анализировать происходящее, чтобы помогать аудитории понимать, что происходит.

Это – обычная работа журналиста. И когда я зачитывала на «Эхо Москвы в Пскове» свою колонку после теракта в Архангельске, я выполняла обычную журналистскую работу: пыталась разобраться в произошедшем. Пыталась понять, что толкнуло 17-летнего анархиста на преступление, жертвой которого, в первую очередь, стал он сам. Понять это необходимо, чтобы подобное не повторялось, никогда и нигде.

Мотивы наших поступков определяет не только эмоциональное состояние, но и жизненный опыт. Жизненный опыт архангельского террориста целиком и полностью сложился в 21 веке, при путинском режиме. Его взросление пришлось как раз на период закручивания гаек, когда начиналось Болотное дело, и десятки молодых людей получили реальные тюремные сроки по липовым полицейским рапортам.

Тогда общество это пропустило. Так же как раньше пропустило разгром НТВ, дело ЮКОСа, отмену губернаторских выборов и так далее. Пространство свободы в нашей стране сжималось постепенно, медленно, но неуклонно. Я и другие мои коллеги, независимые журналисты, писали об этом постоянно, все эти годы. С сожалением отмечая, что большинство нас не слышит.

И вот мы пришли к тому, к чему пришли: уголовные дела по картинкам «Вконтакте» и реальные тюремные сроки за слова. Мне грозит до семи лет тюрьмы за то, что я просто делала свою работу.

Но как бы это ни было ужасно для меня лично, я продолжаю настаивать: это не только про меня история, это история про свободу слова в России. Я убеждена, что нынешняя печальная ситуация с гражданскими правами – это результат, в том числе, недостаточной свободы слова. Отсутствие честных открытых дискуссий по актуальным проблемам, давление только одного мнения, запрет на высказывание для неугодных – все это кирпичики в стенах нашей общей тюрьмы.

В том, что Россия за 30 лет после распада СССР так и не стала развитой демократией, виноваты, в том числе, журналисты – которые изменили своей профессии. Лживые ведущие федеральных телеканалов. Трусливые корреспонденты, не способные задавать острые вопросы чиновникам. Беспринципные медиаменеджеры, готовые снять любой проблемный материал и опубликовать любую заказуху по требованию учредителя. Самоцензура журналистов государственных и муниципальных СМИ прекрасно дополняла усилия властей по зажиманию свободы слова.

Я никого не обвиняю, я просто хочу сказать, что всегда старалась быть честной по отношению к принципам своей профессии. В награду мне досталось уголовное дело – и невероятная, поразительная волна поддержки со стороны коллег, других настоящих журналистов. Буквально все настоящие СМИ опубликовали новости о моем деле, масса изданий выпустили репортажи и интервью, мои коллеги с Радио Свобода сделали специальное заявление, а ведущие федерального «Эха Москвы» несколько дней задавали об этом вопросы гостям в студии. Профсоюз журналистов собирает подписи в мою поддержку – их уже более двух с половиной сотен. Я очень благодарна за это коллегам по цеху.

Но мы не сможем спасти себя сами, нам нужна ваша помощь – наших читателей, зрителей и слушателей, помощь всего общества в целом. Не только журналисты, но и все граждане России, самые обычные, простые люди должны наконец увидеть, к чему ведет уничтожение свободы слова.

Я – обычный человек. Живу в обычной хрущевке. Хожу в те же магазины что и вы, ругаюсь на эти же самые лужи и ямы на дорогах. Копаюсь в грядках на даче и мариную огурцы. Еще совсем недавно я и представить не могла себя уголовником.

Если пришли за мной – точно также могут прийти и за вами. Простите за этот пафос, но так и есть. И надежда – только на солидарность.
 

 
опрос
Глава ФАС заявил, что россияне переплачивают за жилищно-коммунальные услуги более 100% их себестоимости. Переплачивают ли жители Псковской области за ЖКУ?
В опросе приняло участие 1312 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.